Главная Обратная связь

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






Выводы из экспертиз автора, связанных с разработкой Самотлорскогo месторождения



14 июля 1982 г. состоялось заседание ЦКР под председательством зам. министра В.М. Юдина. Заседание проходило очень объективно и бьшо посвящено рассмотрению исклю­чительно важного Проекта разработки Самотлорского месторождения. Проект был со­ставлен в 1981 г. совместно ВНИИ и СиБНИИНП. Руководителями тем, связанных с составлением Проекта, были замдиректора ВНИИ М.Л. Сургyчев и директор СиБНИИ Е.П. Еф­ремов. Проект был многотомный, капитальный, содержащий 2204 с. текста. 10 марта 1982 г. В.М. Юдин поручил мне подгото­вить экспертизу Проекта. Над экспертизой я работал с марта по июль 1982 г. Мою работу над составлением экспертизы облегчало то, что за состоянием Самотлора я следил насколько мог с самого начала его эксплуатации и ввода в разработку в 1969 г. Я считал ошибочными многие положения Технологической схе­мы разработки, составленной в 1968 г., Генеральной схемы 1969 г., Принципиальной схемы, составленной и утвержденной в 1972 г., Комплексной схемы, составленной и утвержденной в 1976 г., отчета ВНИИ, посвященного анализу хода внедрения Комплекс­ной схемы, составленному в 1979 г. Учитывая это, я первоначально отказывался от состав­ления экспертизы и лишь по настоянию согласился с этим, но принялся за работу с опасе­нием. Однако, ознакомившись с Проектом, я убедился, что смогу решительно рекомен­довать его к внедрению, указав как недостатки, так и несомненные достоинства Проекта. Дело в том, что в представленном на экспертизу Проекте 1981 г. были внесены кардиналь­ные изменения не только по отношению к Комп­лексной схеме, утвержденной в 1976 г., но и по отношению ряда выводов отчета ВНИИ 1979 г.

В представленном на экспертизу Проекте 1981 г. были внесены кардинальные изменения ... Например, по Комплексной схеме было утверждено иметь всего 7786 скважин, в том числе 4955 добывающих, 2038 нагнетательных и 793 резервных; следовательно, основной фонд со­ставлял 6993 скважины. По III варианту, рекомендованному проектантами к внедре­нию, предусматривалось иметь на Самотлоре 18 911 скважин на основных объектах и 191 на других объектах, т.е. всего 19 102 сква­жины. Число 18 911 скважин основных объектов · в 2,5 раза (!!!) превышает число 7786 всех скважин Комплексной схемы · превосходит на 11 918 число 6633 скважин основного фонда Комплексной схемы. · Это число 11 918 допол­нительно необходимых (по проекту) скважин превосходит число 793 резервных скважин Комплексной схемы в 15 раз (!!!) · потребовало дополнительные, не предусмотренные Комплексной схемой, многомиллиардные ... затраты – около 7 млрд. руб. Такие ... дополнительные затраты ... вызывали отрицательное отношение к Проекту. ... [Но] я нашел предусмотренные Проектом изменения (по отношению к Комплексной схеме) вполне обоснованными (хотя и сильно запоздавшими!). ... [В 1983 г.] Госплан СССР принял III вариант Проекта разработки Самотлора, но с оговорками, сводящимися, в основном, к тому, что реализация предложенных в Проекте мероприятий будет растянута на многие годы из-за недостатка средств.

Например, по Комплексной схеме было утверждено иметь всего 7786 скважин, в том чис­ле 4955 добывающих, 2038 нагнетательных и 793 резервных; следовательно, основной фонд со­ставлял 6993 скважины.



По III варианту, рекомендованному проектантами к внедре­нию, предусматривалось иметь на Самотлоре 18 911 скважин на основных объектах и 191 на других объектах, т.е. всего 19 102 сква­жины. Число 18 911 скважин основных объектов в 2,5 раза (!!!) превышает число 7786 всех скважин Комплексной схемы. Это число 18 911 скважин превосходит на 11 918 число 6633 скважин основного фонда Комплексной схемы. Это число 11 918 допол­нительно необходимых (по проекту) скважин превосходит число 793 резервных скважин Комплексной схемы в 15 раз (!!!)

Чтобы реализовать такие и другие изменения, предусмотрен­ные Проектом по сравнению с Комплексной схемой, потребо­вались конечно дополнительные многомиллиардные (по тем вре­менам!) затраты – именно около 7 млрд. руб. Такие большие дополнительные затраты, подсчитанные в Проекте и не предусмотренные Комплексной схемой, вызывали отрица­тельное отношение к Проекту.

Как эксперт я нашел предусмотренные Проектом изменения (по отношению к Комплекс­ной схеме) вполне обоснованными (хотя и сильно запоздавшими!). Поэтому я поддержи­вал Проект как только мог активно. Тем самым я естественно поддерживал и руково­дителей Проекта, среди которых был М.Л. Сургучев.



Мое расхождение с М.Л. Сургучевым состояло в следую­щем: я настаивал на том, чтобы принять Проект к внедрению, но считал нужным оценить состояние Самотлорского место­рождения как тревожное. Такая оценка была не только устной, но была записана в моей экспертизе. Однако М.Л. Сургучев настаивал на том, чтобы оценить состояние разработки Самотлорского месторождения как удовлетвори­тельное, что было принято не только на заседании ЦКР 14 июля 1982 г., но и на последующем заседании Технического совета МНП 11 августа 1982 г., на котором Проекг был утвержден. На заседании Тех­совета председательствовал министр МНП Н.А. Мальцев. Надо добавить, что руководи­телями МНП были поставлены перед проектантами определенные задания еще до состав­ления Проекта. Одно из зада­ний было таково: проектными мероприятиями (дополни­тельными по отношению к Комплексной схеме) должно быть предусмотрено повышение величины КНИ (0,44), на­меченной в Комплексной схеме. Одним из достоинств реко­мендованного и принятого III варианта Проекта было как раз то, что по III варианту обеспечивалась величина КНИ, равная 0,537 вместо 0,44.

Следовательно, учитывая величину начального геологического запаса нефти, прини­маемого равным 4,770 млрд.т по Комплексной схеме и ГКЗ и равным 4,623 млрд.т по Проекту, получалось, что увеличение КНИ по Проекту с 0,44 до 0,537, т.е. на 9,7 пункта, обеспечивает прирост извлекаемого запаса (по Проекту) почти на 450 млн.т. Также в Проекте указывалось, что если к основным мероприятиям, предусмотренным в III вариан­те Проекта, добавить еще внедрение МУН, то возможно будет достичь величины КНИ 0,563 предусмотрен­ной ГКЗ.

Интересно отметить, что на заседании ЦКР 14 июля 1982 г. при обсуждении Проекта Самотлора выступили, включая докладчика Е.П.Ефремова и экспертов, 20 специалистов. Из них 17 безоговорочно поддержали III Вариант разработ­ки, а 3 специалиста либо совсем не поддержали III вариант; либо считали нужным внедрить сначала II вариант Проекта, а только потом, в зависимости от результатов, постепенно переходить к более интенсив­ному III варианту. Эти 3 специалиста были связаны с работой в Госплане СССР. Когда утвер­жденный на Техсовете III вариант Проекта поступил в Госплан, его позднее утвердили и приняли решение: провес­ти по нему новую, собственную экспертизу.

В экспертную подкомиссию экспертной комиссии Госплана включили и меня. Группе членов экспертной подкомиссии под председательством Э.Д. Мухарского поручили под­гoтовить проект решения. На заседании этой экспертной группы проект ре­шения был подготовлен, и этим документом не pекомендoва­лось принимать III вариант Проекта раз­работки. С таким проек­том решения группы я (как член экспертной группы) категориче­ски не согласился, особое свое мнение представил в пись­менном виде.

Председателем всей экспертной подкомиссии экспертной комиссии Госплана (по рассмот­рению Проекта разработки Самотлора) был акад. Н.Д. Черский. Ознакомившись с напи­санным мной особым мнением, Н.Д. Черский согласился с ним и не принял проекта решения, составленного экспертной группой.

19 мая 1983 г.* председатель экспертной подкомиссии акад. Н.Д.Черский выступил на заседании экспертной комиссии Госплана и предложил принять III вариант Проекта раз­работки Са­мотлора.

В итоге Госплан СССР принял III вариант Проекта разработки Самотлора, но с оговор­ками, сводящимися, в основном, к тому, что реализация предложенных в Проекте меро­приятий будет растянута на многие годы из-за недостатка средств.

Такое решение Госплана мне казалось явно неправильным.

Вместо того, чтобы направлять большие средства на освоение новых месторождений, значительно менее продуктивных и мень­ших по запасам, чем Самотлор, правильнее было бы, по моему мнению, большую часть этих средств направить на исправление весьма тревожного состояния Самотлорского месторождения.

Замечу, что в 1991 г. мне довелось опять быть экспертом, но уже по новому проекту разработки Самотлора, составленному в 1991 г. в СибНИИНП. Новый проект превосходил предыдущий (составленный в 1981 г.) по объему вдвое: он содержал 5201 с. текста.

В своей ... экспертизе 1991 г. я оценил состояние разработки в Самотлоре как критическое, указав, что по нему уже к 1991 г. было безвозвратно потеряно около 700 млн. т извлекаемого запаса нефти. На 1 января 1997 г. я считаю, что потеря запаса еще большая. ... На 1 января 1997 г. при обводненности добываемой жидкости 92% на Самотлоре добыто только 34% нефти по отношению к ее начальному геологическому запасу. Такова величина текущего КНИ. А величина конечного КНИ по III варианту Проекта 1981 г. была принята равной 0,537. Итак, на 1 января 1997 г. разница между проектной 0,537 и текущей 0,340 величинами КИИ составляет 23,7 пункта. ... Конечно, следует признать невозможным повысить нефтеизвлечение на 23,7 пункта при условии, что добываемая жидкость уже обводнена на 92 %, ... Коренные переделки и доработки первоначальных проектов разработки характерны для очень многих месторождений Западной Сибири. Одной из причин было то, что на проекты разработки месторождений Западной Сибири переносились принципы, заложенные в Генеральную схему разработки Ромашкинского месторождения. В свое время эти принципы превозносились, критика их пресекалась. Для меня была очевидна ошибочность многих из зтих принципов, закладывавшихся, например, с 1968 г. по 1976 г. в Технологическую, Генеральную и Комплексную схемы разработки Самотлорского месторождения. Даже все содержание первых двух (из более чем 20) томов составленного в 1981 г. проекта разработки Самотлорского месторождения ... было посвящено весьма полному обзору всех предшествующих схем, причем только с положительной их оценкой.

Проводя экспертизу новогo проекта, я убедился, что был прав, когда оценивал состояние разработки Самотлора уже в 1981 г. как тревожное. В своей новой экспертизе 1991 г. я оценил состояние разработки в Самотлоре как критическое, указав, что по нему уже к 1991 г. было безвозвратно потеряно около 700 млн. т извле­каемого запаса нефти. На 1 января 1997 г. я считаю, что потеря запаса еще большая. Действительно, при обводнен­ности добываемой жидкости 92% на 1 января 1997 г. добыто только 34% нефти по отношению к ее начальному геологическому запасу. Такова величина текущего КНИ. А величина конечного КНИ по III варианту Проекта 1981 г. была принята равной 0,537. Итак, разница между проектной 0,537 и текущей 0,340 величинами КИИ составляет 23,7 пункта на 1 января 1997 г. Конечно, следует признать невозможным повысить нефте­извлечение на 23,7 пункта при ус­ловии, что добываемая жидкость уже обводнена на 92 %, причем обводненность растет. Следует сделать оговорку: по новому про­екту разработки, составленному в 1991 г., принято, что конечная величина КНИ равна 0,508 (вместо прежнего значения 0,537). Если даже учесть эту величину, то получается, что между ней и текущим значением КИИ 0,340 разность составляет 16,8 пункта. И эта разность значи­тельна: поднять нефтеизвлечение на 16,8 пункта при обводненности продукции на 92% также невозможно.

Эти простые подсчеты достаточны для того, чтобы признать состояние разработки ката­строфичным.

Тревожные состояния разработки, коренные переделки и доработки первоначальных проектов разработки характерны для очень многих месторождений Западной Сибири. Одной из причин было то, что на проекты разработки месторождений Западной Сибири переносились принципы, заложенные в Гене­ральную схему разработки Ромаш­кинского месторождения. В свое время эти принципы превозносились, критика их пре­секалась. Для меня была очевидна ошибочность многих из зтих принципов, закладывав­шихся, напри­мер, с 1968 г. по 1976 г. в Технологическую, Генеральную и Комплексную схемы разра­ботки Са­мотлорского месторождения. И в этом мое мнение расходилось с убеждением М.Л. Сургучева, который на каждом совещании в докладах давал высокую оценку этим схемам разработки и всему начальному ходу разработки Самотлорского мес­торождения. Даже все содержание первых двух (из более чем 20) томов со­ставленного в 1981 г. про­екта разработки Самотлорского место­рождения, одним из двух руководителей которого был М.Л. Сур­гучев, было посвящено весьма полному обзору всех предшеству­ющих схем, причем только с положительной их оценкой.

Я уже упоминал, что был экспертом этого проекта, дал положительное по нему заключе­ние и активно поддерживал ут­верждение проекта потому, что во всех томах проекта, начиная с третьего, уже совсем не восхвалялись и не упоминались пред­шествующие схемы разработки, а давались новые предложения, кардинально от них отличные.

 

Большим упущением всех, кто составлял многие проекты разработки месторождений Западной Сибири и кто их внедрял, было отсyтствие самокритики, а также отсyтствие критического отношения к результатам внедрения. Напом­ню, что по Ромаш­кинскому месторождению внедрявшаяся Генеральная схема разработки имела весьма существенные дефекты. Достаточно быстро убедившись в этом, геологи Татнефти в со­дружестве с сотрудниками ТатНИПИнефти стали постепенно и решительно эту схему разработки изменять. ... К сожалению, геологи и инженеры западно-сибирских месторождений по этому пути не пошли. ... После открытия богатейших месторождений Западной Сибири, обеспечивавших возможность быстрого роста нефтедобычи, внимание не только МНП, но и директивных органов нашей страны переключилось на Западную Сибирь. Оставшиеся несколько в тени геологи и другие работники Татнефти могли благодаря этому более незаметно и более самостоятельно заниматься перестройкой систем разработки. Деятельность геологов, работников и руководителей нефтяных предприятий Западной Сибири находилась под особо пристальным вниманием. К ним предъявлялось главное требование: при любых условиях обеспечить бурный рост нефтедобычи. ... В этих условиях было не до пере­устройства систем разработки ...

По моему мнению, большим упущением всех, кто составлял многие проекты разработки месторождений Западной Сибири и кто их внедрял, было отсyтствие самокритики, а также отсyтствие критического отношения к результатам внедрения. Напом­ню, что по Ромаш­кинскому месторождению внедрявшаяся Генеральная схема разработки имела весьма существенные дефекты. Достаточно быстро убедившись в этом, геологи Татнефти в со­дружестве с сотрудниками ТатНИПИнефти стали постепенно и решительно эту схему разработки изменять. Большая заслуга в этом принадлежала Р.Х. Муслимову, действовав­шему политично, но верно, твердо и доведшему дело до полной перестройки системы разработки Ромашкинского месторождения. Именно поэтому разработка этого месторож­дения не внушает теперь никаких опасений.

К сожалению, геологи и инженеры западно-сибирских место­рождений по этому пути не пошли. Однако для этого есть объясне­ния и в какой-то степени оправдывающие доводы. А именно: пос­ле открытия богатейших месторождений Западной Сибири, обеспечивав­ших возможность быстрого роста нефтедобычи, внимание не только МНП, но и директив­ных органов нашей страны пере­ключилось на Западную Сибирь. Оставшиеся несколько в тени гео­логи и другие работники Татнефти могли благодаря этому более незаметно и более самостоятельно заниматься перестройкой систем разработки. Деятель­ность геологов, работников и руководите­лей нефтяных предприятий Западной Сибири находилась под особо пристальным вниманием. К ним предъявлялось главное требова­ние: при любых условиях обеспечить бурный рост нефтедобычи. За этим весьма внимательно следил требовательный секретарь обла­стной партийной организации Б.Е. Щербина. В этих условиях было не до переустройства систем разработки и не до забот о нефтеизвле­чении. А результаты теперь налицо...

 


Эта страница нарушает авторские права

allrefrs.ru - 2019 год. Все права принадлежат их авторам!