Главная Обратная связь

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






Деятельность ЦКР под пpедседательством С.А. Оруджева



При организации ЦКР первым ее председателем был Сабит Атаевич Оруджев, зани­мавший должность первого заместителя министра (когда МНП было вновь сформиро­вано). Выше уже упоминалось о том, что во второй половине 40-х годов, бывая в команди­ровках в Баку, я мог убедиться в том, что С.А Оруджев проявлял большой интерес и особое внимание к разработке нефтяных месторождений и намечавшимся к внедрению (или промышленному испытанию) методам интенсификации нефтедобычи и нефтеизвле­чения. Также заинтересованно и внимательно проводил С.А. Оруджев заседания ЦКР как ее председатель. Это его отношение к делу, а также присущее ему чувство юмора делали заседания ЦКР интересными и оживленными.

Проекты разработки, составлявшиеся представителями школы, монополизировавшей научные направления в области разработки и нефтедобычи, и их предложения были весьма конъюнктурными. И в проектах, и в высказываниях привлекала видимая дешевизна предлагавшейся системы разработки. Видимая дешевизна объяснялась, в основном, запроектированным заниженным числом скважин и заниженным количеством добываемой с нефтью воды. ... Однако, когда на заседаниях ЦКР анализировались состояния месторождений, разрабатываемых по проектам, ранее составленным монополистами или их последователями, то, как правило, всегда производственники доказывали, что запроектированное число скважин не обеспечивает вовлечения в разработку запроектированного извлекаемого запаса нефти. Для вовлечения в разработку запроектированного (отнюдь не завышенного) запаса нефти приходилось принимать решение о выделении значительного числа дополнительных скважин. Такие решения систематически принимались на заседаниях ЦКР и в 60-е, и в 70-е, и в более поздние годы. ... По Ромашкинскому и Самотлорскому месторождениям приходилось выделять дополнительные количества скважин, превосходящие в 4-5 раз число запроектированных. ... ... После 1967 г. ... в выстyплениях председателя ЦКР С.А. Оруджева стали появляться сначала робкие, а потом более смелые критические высказывания, а затем начали решительно пресекаться необоснованные предложения представителей монопольной школы.

Ради объективности, считаю своим долгом сделать ряд за­мечаний по поводу деятельности С.А Оруджева как председа­теля ЦКР. Во-первых, С.А. Оруджев был эмоциональным чело­веком и иногда проявлял вспыльчивость. Однако через неко­торое время он сам осознавал проявленную им невыдержан­ность и сглаживал ее. Во-вторых, С.А. Оруджев был в сложном положении: ему приходилось совмещать должность председателя ЦКР с обязан­ностими первого заместителя министра, от­вечающего за выполнение плана по добыче нефти. Несомненно, что в первое время своего председательства С.А. Оруджев оказывал определенное давление, добиваясь принятия какого-либо решения по разработке, которое наиболее соответствовало планам добычи нефти, принятым в министерстве. С течением времени такое поведение С.А. Оруджева на заседаниях ЦКР изменилось и решения по разработке месторождения принима­лись объективные. В-третьих, в самые первые годы своего пред­седателъства С.А. Оруджев не успел еще разобраться в дискуссиях по вопро­сам разработки и доверялся высказываниям пред­ставителей школы, монополизировавшей научные направления в области разработки и нефтедобычи. И в этом вопросе слож­ность положения С.А. Оруджева состояла в том, что проекты разработки, составлявшиеся монополистами, и их предложения были весьма конъюнктурными. И в проектах, и в вы­сказываниях привлекала видимая дешевизна предлагавшейся системы разработки. Види­мая дешевизна объяснялась, в основном, запроектированным заниженным числом сква­жин и заниженным количеством добываемой с нефтью воды. Конъюнктурная система разработки, предлагавшаяся монопольной школой, была заразительной и надолго закрепи­лась в некоторых других исследо­вательских и проектных организациях.



Однако, когда на заседаниях ЦКР анализировались состояния месторождений, разраба­тываемых по проектам, ранее со­ставленным монополистами или их последователями, то, как правило, всегда производственники доказывали, что запроектированное число сква­жин не обеспечивает вовлечения в разра­ботку запроектированного извлекаемого запаса нефти. Для вовлечения в разработку запроектированного (отнюдь не завышен­ного) запаса нефти приходилось принимать решение о выделе­нии значительного числа дополни­тельных скважин. Такие решения систематически принимались на заседаниях ЦКР и в 60-е, и в 70-е, и в более поздние годы. Не буду касаться таких случаев, получивших широкую известностъ, когда по Ромашкинскому и Самотлорскому месторождениям приходилось выделять дополнительные количества скважин, превосходящие в 4-5 раз число запроекти­рованных. Ограничусь только упоминанием нескoльких (их число можно, конечно, увели­чить) рядовых заседаний ЦКР в разные годы, на которых выделялись дополнителъно сква­жины, необходимые для вовлечения в разработку запроектированных запасов нефти:



27 августа 1975 г. – по Абдрахмановской площади;

тогда же – по Мортымья-Тетеревскому месторождению;

9 сентября 1981 г. – по Ватинскому месторождению;

тогда же – по Аганскому месторождению;

2 июня 1982 г. – по Южно-Сосновскому месторождению;

15 марта 1982 г. – по Советскому месторождению.

Такие же решения принимались по Мегионскому, Мамонтовскому, Правдинскому, Теп­ловскому, Толумскому место­рождениям, по Солкинской площади и т.п. С.А. Оруджев учел такую ситуацию в начальной стадии своей деятельности в должности председателя ЦКР и после 1967 г. у него наступил отмеченный выше в данной работе перелом, – с этого времени в его выстyплениях стали появляться сначала робкие, а потом более смелые критические высказывания, а затем начали ре­шительно пресекаться необоснованные предложения пред­ставителей монопольной школы. Приведу примеры и по этому поводу.

«Наиболее важным решением является переход к применению редких сеток скважин... Применение редких сеток обеспечило резкое сокращение сроков освоения месторождений и большую экономию капиталъныx затрат на бурение ... Широкое же исполь­зование методов заводнения при применении редких сеток сква­жин позвoлило обеспечить высокие уровни добычи нефти и зна­чительно превзойти уровни нефтеотдачи, достигнутые ранее при бурении по плотным сеткам скважин в условиях природного упрyговодонапорногo режима ... Вместе с тем в условиях заводнения нефтеотдача существенно зависит от плотности сетки скважин и размещения скважин на объекте. Ранее принятая единая методика ВНИИ по выбору сеток скважин oснoвательнo устарела . ... Фактические показатели разработки не имеют ничего общего с показателями первоначального проекта». С.А. Оруджев, председатель ЦКР. Доклад на объединенном заседании НТС, ЦКР и НТО нефтяной и газовой промышленности по вопросу «Влияние плотности сетки скважин и их размещения на нефтеотдачу пластов», июль 1967 г., Минск.

 

В июле 1967 г. в Минске состоялось объединенное заседание НТС, ЦКР и НТО нефтяной и газовой промышленности по вопросу «Влияние плотности сетки скважин и их размещения на нефтеотдачу пластов». Основной коллективный доклад на сове­щании был сделан С.А Оруджевым, Н.С. Ерофеевым, Г.П. Ова­несовым, М.М. Ивановой, Н.Ф. Черно­вым. Материалы заседания были в 1968 г. опубликованы [97]. Следующие цитаты дока­зывают, что в докладе и в заключительном слове С.А. Оруджев усиленно отмечал достоинства именно «редких сеток скважин». «Наиболее важным решением является переход к применению редких сеток скважин... Применение редких сеток обеспечило резкое сокращение сроков освоения месторождений и большую экономию капиталъныx затрат на бурение ... Широкое же исполь­зование методов заводнения при применении редких сеток сква­жин позвoлило обеспечить высокие уровни добычи нефти и зна­чительно превзойти уровни нефтеотдачи, достигнутые ранее при бурении по плотным сеткам скважин в условиях природного упрyговодонапорногo режима». Однако далее идyт робкие оговорки:

«Вместе с тем в условиях заводнения нефтеотдача существенно зависит от плотности сетки скважин и размещения скважин на объекте. Ранее принятая единая методика ВНИИ по выбору сеток скважин oснoвательнo устарела. Появились различия и в методическом подходе, и в рекомендациях по выбору сеток скважин. В связи с этим назрела необходи­мость уделить этому вопросу особое внимание, отделив его насколько возможно от дрy­гих вопросов ... Нельзя согласиться с существующим положением, кoгда по некоторым месторождениям в технологической схеме устанавливается некоторое число резервных скважин, в проекте это число увеличивается, в уточненном проекте возрастает еще более и т.д. В результате фактические показатели разработки не имеют ничего общего с пока­зателями первоначального проекта. Серьезной доработки требует и вопрос выбора оптимальной плотности основной сетки эксплуатационных скважин».

В первом пункте решения совещания указано: «Считать правильным применение при раз­работке нефтяных месторождений максимально возможных (подчеркнуто мной – В.Щ.) разрежен­ных сеток скважин».

С 1957 по 1967 г. подготовка к Всесоюзным совещаниям по разработке нефтяных месторождений и составление проектов их прогpамм были поручены ВНИИ. Мне неоднократно прихо­дилось ... критиковать многие выводы и проекты разработки ВНИИ по поводу основных принципов разработки нефтяных месторождений. Расхождение во взглядах служило, очевидно, достаточным основанием для тoгo, чтобы составители прогpамм совещаний не включали в эти прогpаммы мои доклады. ... ... Представители монопольной школы всегда пытались изобразить меня как консерватора и упорного противника редких сеток скважин. ... Это совершенно неверно – я выступал не против редких сеток скважин, а против применения необоснованно редких сеток скважин, указывая на необходимость установления оптимальных сеток скважин, которые могут быть относительно и очень редкими, и очень плотными.

Теперь я вынужден перейти к описанию моего личного учас­тия в Минском совещании. В конце июня 1967 г. С.А. Оруджев пригласил меня к себе для беседы и попросил сделать доклад на Минском совещании, которое должно было открыться 8 июля 1967 г. Я сказал С.А. Оруджеву, что мне известна программа совещания, заранее разосланная в производ­ственные организации, НИИ и вузы, в этой программе мой доклад не был предусмот­рен, причем не предусмотрен сознательно*, и в такой, хорошо известной мне (и я полагаю самому С.А. Оруджеву) ситуации я отказываюсь выступать с докладом и не намерен участ­вовать в совещании. С.А. Оруджев продолжал настаивать – что, конеч­но, не сам он составлял программу, своевременно ее не проконтролировал, и что на первом же заседа­нии будет объявлено о постановке моего доклада сверх программы. Но и на это предло­жение я не согласился. Однако С.А. Оруджев был человек, который не привык отступать и не выполнять своих намерений, в чем я мог убедиться.

Действительно, на следующий день меня вызвал ректор МИНХиГП проф. В.Н. Вино­градов и сообщил, что ему звонил С.А. Оруджев, настаивая чтобы я выступил на совеща­нии с докладом как представитель МИНХиГП. В.Н. Виноградов и присутствовавшие при нашей беседе представители общественных организаций просили меня исполнить поже­лание С.А. Оруд­жева, считая неудобным отсутствие представители МИНХиГП в работе важногo Всесоюзного совещания. Я объяснил ректору создавшyюся ситуацию, категори­чески отказался выступать на совещании с докладом, согласился поехать на совещание как участник и обещал попросить мою ученицу и сотрудницу – Г.Л. Говорову (тогда доцента, а потом профессора МИНХиГП) – выступить с докладом. Г.Л. Говорова, с кото­рой мы были одних взглядов на основные принципы разработки, согласилась вы­ступить на совещании с докладом сверх ранее намеченной программы. Тема предложенного Г.Л. Говоровой доклада была такова: «Влияние плотности размещения скважин на нефтеот­дачу пласта (по данным зарубежного и отечественного опыта разработки нефтяных месторождений)»**.

Доклад Г.Л. Говоровой на тему «Влияние плотности размещения скважин на нефтеотдачу пласта (по данным зарубежного и отечественного опыта разработки нефтяных месторождений)», основанный на фактах и обобщениях отечествен­ного и зарубежного опыта, ... фактами доказывал большие ошибки, допускавшиеся во внедренных проектах разработки отечественных нефтяных месторождений при установлении плотности сетки скважин.

Обо всем этом я сообщил С.А.Оруджеву, и он с этим согла­сился. С С.А.Оруджевым у меня установились хорошие отношения во время моих командировок в Баку, когда в середине 40-х годов приходилось совместно подбирать среди азербайджанских месторож­дений те, по которым намечалось промышленное вне­дрение методов интенсификации неф­теизвлечения. Конечно, С.А. Оруджеву позднее стало известно о дискуссиях и спорах, связанных с проектами разработки нефтяных месторождений; было известно и о моих расхождениях во взглядах с представите­лями монопольной школы. Однако раньше от меня он не слы­шал аргументации моих взглядов, а представители монополь­ной школы всегда пытались изобразить меня как консерватора и упорного противника редких сеток скважин. Выше я уже указы­вал, что это совершенно неверно – я выступал не против ред­ких сеток скважин, а против применения необоснованно редких сеток скважин, указывая на необходимость установления оптимальных сеток скважин, которые могут быть относительно и очень редкими, и очень плотными.

В Минске во время, свободное от заседаний, я имел возможность беседовать с С.А. Оруд­жевым и, во-первых, указать на не­которые ошибки в докладе, представленном совещанию с его участием (ниже я укажу некоторые из этих ошибок). Во-вторых, я отметил конъюнк­турно- популистское употребление термина «редкая сетка скважин». Я знал, что от слова «редкая» руководи­тели МНП и многие участники совещания, длительно нахо­дившиеся под влиянием монопольной школы, в то время не отка­жутся. Правильней конечно было бы говорить о необходимости исполъзования не редких, а оптимальных сеток скважин. Учитывая ситуацию, я предложил дрyгие, компромиссные термины: «воз­можно более редкая сетка скважин» или «максимально воз­можно разреженная сетка скважин». Такой термин я включил в свое краткое выступление на заключительном заседании совещания (оно также опубликовано в материалах совещания). Я предупредил С.А. Оруджева, что мне не хотелось бы выступать на совещании при принятии решения с особым мнением, и я не буду с ним выступать, если в принимаемом решении не будет рекомендоваться при­менение прежнего термина «редкие сетки скважин», а будет реко­мендоваться термин «максимально возможно разреженные сетки скважин». С.А. Оруджев обещал меня в этом поддержать и, как это очевидно из приведенной выше цитаты, пер­вого пункта решения совещания, предложенный мной компромиссный термин был принят.

Преимущества заводнения и максимально возможно разреженных сеток скважин следовало выражать осторожнее и точнее ... Применение необоснованно редких сеток скважин ... создавало только видимость сокращения сроков освоения месторождений и видимoсть экономии капитальных затрат. ... Вторая ошибка ... состояла в безоговорочном утверждении ... о том, что при заводнении и редких сетках скважин были превзойдены уровни нефтеотдачи, достигнутые «при плотных сетках скважин в условиях природного упруговодонапорного режима».

Отмечу некоторые положения, которые я посчитал ошибочными в основном докладе.

Применение необоснованно редких сеток скважин, о чем го­ворилось во второй приведен­ной цитате, создавало только ви­димость сокращения сроков освоения месторождений и види­мoсть экономии капитальных затрат. Выше я указывал, что толь­ко непониманием влияния нагнетательных скважин на взаимодействие с эксплуатационными можно объяс­нить допускавшие­ся ошибки с выбором необоснованно редких сеток скважин. При выборе обоснованно оптимальных сеток скважин получались бы и сроки разработки, и затраты на разработку значительно мень­шими, а нефтеизвлечение большим.

Вторая ошибка доклада состояла в безоговорочном утвержде­нии, сформулированном в третьей цитате, о том, что при за­воднении и редких сетках скважин были превзойдены уровни нефтеотдачи, достигнутые «при плотных сетках скважин в условиях природного упруго­водонапорного режима».

Достаточно вспомнить, что, например, по многим пластам грозненских нефтяных место­рождений, приуроченных к караган-чокракским отложениям, достигнуты коэффициенты нефтеотдачи очень высокие – в пределах 0,70 – 0,80, хотя эти мес­торождения разрабаты­вались при относительно плотных сетках скважин (с плотностью 1 – 2 га/скв.) и при при­родном упруговодонапорном режиме.

Преимущества заводнения и максимально возможно разреженных сеток скважин следо­вало выражать осторожнее и точ­нее, чем это было сделано в критикуемой цитате доклада. Приведенные факты моих взаимоотношений с С.А.Оруджевым также, в какой-то степени, характеризуют его как председателя ЦКР, заботившегoся об объективности ее деятель­ности (чего не могу сказать о некоторых последующих председателях ЦКР и их замести­телях). Приведу примеры замечаний, которые С.А. Оруджев делал в ответ на выступления и необоснованные, по его мне­нию, предложения представителей монопольной школы.

В ноябре 1968 г. в Москве проходило Всесоюзное совещание, организованное НТС, ЦКР и Центральным правлением НТО нефтяной и газовой промышленности (это большое совещание проходило только через 1 год и 4 месяца после Минского боль­шого совещания, о котором упоминалось в предшествующем тексте данной работы). Председательствовал на совещании С.А. Оруджев. Под его же редакцией были опубликованы материалы сове­щания [98], содержащие все доклады и выступления уча­стников.

Процитирую два замечания из заключительного слова С.А. Оруджева, также включенного в материалы совещания.

Обращаясь к М.Л. Сургучеву, работавшему тoгда во ВНИИ и сделавшему совместно с Ю.П. Борисовым доклад (тема доклада «Принципы технологического проектирования разработки не­фтяных месторождений в условиях заводнения пластов приме­нительно к поздней стадии их эксплуатации», С.А. Оруджев ска­зал: «Михаил Леонтьевич, Вы, как руководитель отдела ведуще­го научно-исследовательского института, обязаны знать или ана­лизировать опыт разработки за последние двадцать лет и исходя из опыта составлять проекты разработки на высшем качественном уровне. Для этого у Вас есть силы и возможности. Необходи­мо более ответственно относиться к порученному Вам заданию».

Это замечание М.Л. Сургучеву, сделанное С.А. Оруджевым, основывалось главным обра­зом на том, что в его докладе (совместно с Ю.П. Борисовым) не было должного обобще­ния опыта разработки на поздней стадии; не было указано: какие принципы, закладывав­шиеся в проекты разработки, себя оправдали или не оправдали (и почему).

«Теперь, после 10-15-летнего опыта, ясно, что при 20-30% воды останавливать скважину нельзя. Если бы мы сейчас остановили скважины с обводненностью 40%, мы потеряли бы большое количество нефти. ... Все выступавшие считают, что обводненные скважины следует отключать при извлечении 80-95% воды. Этого требует и опыт разработки месторождений. Зачем настаивать на выполнении положений 15-летней давности?» С.А Оруджев, председатель ЦКР. Замечание по поводу доклада М.И.Максимова, где теоретически обосновывался вывод о том, что отключать скважины в первом (ближайшем к контуру) ряду сле­дует уже при 50-70% обводненности, «увеличивая затем процент обвод­ненности в последующих рядах». Всесоюзное совещание, организованное НТС, ЦКР и Центральным правлением НТО нефтяной и газовой промышленности, ноябрь 1968 г., Москвао

 

Обращаясь к М.И. Максимову, ведущему геологу ВНИИ, сделавшему совместно с З.К. Рябининой доклад (тема доклада «Результаты теоретических исследований влияния сте­пени об­водненности выключаемых из эксплуатации скважин на теку­щую добычу нефти, конечную нефтеотдачу и темп обводне­ния», С.А Оруджев сказал: «Следует остановиться на вопросе о времени отключения обводненных скважин. Теперь, после 10-15-летнего опыта, ясно, что при 20-30% воды останавли­вать скважину нельзя. Если бы мы сейчас остановили скважины с обводненностью 40%, мы потеряли бы большое количество нефти. Михаилу Ивановичу Максимову необходимо обратить на это обстоя­тельство серь­езное внимание. Все выступавшие считают, что обводненные скважины сле­дует отклю­чать при извлечении 80-95% воды. Этого требует и опыт разработки месторож­дений. Зачем настаивать на выполнении положений 15-лет­ней давности?

Это замечание М.И.Максимову, сделанное С.А. Оруджевым, основывалось на том, что в его докладе (совместно с З.К. Ряби­ниной) теоретически подсчитывались различные сте­пени эф­фективности отключения скважин при различных стадиях их обводненности. В конце доклада был сделан вывод о том, что отключать скважины в первом (ближайшем к контуру) ряду сле­дует уже при 50-70% обводненности, «увеличивая затем процент обвод­ненности в последующих рядах».

Подводя итоги, считаю своим долгом привести свою оценку мно­голетней деятельности С.А. Оруджева на посту председателя ЦКР:

С.А. Оруджев oбладал бoльшими инженерными знаниями, интуицией и опытом, очень хорошими оpганизатoрскими способностями, доброжелательностью, постепенным доста­точно глубоким и объек­тивным проникновением в вопросы разработки, большой заин­тересованностью в деятельности ЦКР, чувством юмора.

Все это в совокупности обеспечивало плодотворную работу ЦКР под председательством С.А Оруджева.


Эта страница нарушает авторские права

allrefrs.ru - 2019 год. Все права принадлежат их авторам!