Главная Обратная связь

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






Ж.-Ж. Руссо. Опыт о происхождении языков, а также о мелодии и музыкальном подражании



Ле. Точно так же, если бы мы захотели изобразить бегущего коня или какое-нибудь другое животное, ты ведь знаешь, мы бы всем своим телом и его по­ложением постарались походить на них.

Гермоген. Безусловно, это должно быть так.

Сократ. Таким образом, подражание чего-либо с помощью тела - это подражание тому, что вы­ражает тело, которому подражаешь.

Гермоген. Да".

Один из христианских просветителей Авре­лий Августин (354-430) в 388 г. написал книгу "Об учителе", которая представляет собой диалог меж­ду Августиным и его 16-летним незаконнорожден­ным сыном Адеодатом, готовящимся принять кре­щение. В ряду очень тонких рассуждений по пово­ду понятий "знак", "слово", "имя", "смысл слова" и т.п. встречается следующее:

"Августин. Разве ты никогда не видел, как с глухими ведут особого рода разговор посредством жестов, а сами глухие при помощи жестов же ц спрашивают, и отвечают, и показывают, и учат, и высказывают все что хотят или по крайней ме­ре очень многое? Когда так делают, то без слов показывают не только видимое, но и звуки и вку­сы и прочее в том же роде. Да и комедианты час­то показывают и развертывают в театрах целые фабулы большей частью без слов, пляской.

Адеодат. Не имею ничего возразить, кроме того, что значения слова "из" не только я, но и плясун мим не сумел бы показать тебе без слов.

Августин. Пожалуй, правда твоя; но предста­вим себе, что сумел: полагаю, ты не усомнишься, что каким бы ни было движение тела, каким он постарается показать мне обозначаемую этим словом вещь, то будет не сама вещь, а знак. Так что и тут будет указывать пусть не слово сло­вом, но все же знак знаком, и односложное "из" и его телодвижение будут нечто обозначать, то самое, что я хотел бы видеть показанным мне без обозначения".

Далее собеседники называют слова знаками, относящимися к слуху, а жесты - знаками, относя­щимися к зрению.

Августин был первым, который, классифицируя знаки, встречающиеся в природе и человеческой де­ятельности, одной из их разновидностей признал не только словесную, но и жестовую речь!

В 1637 г. выдающийся французский мыслитель Рене Декарт (1596-1650) в "Рассуждениях о мето­де" писал: "Между тем, люди, рожденные глухоне­мыми, лишенные подобно животным или еще бо­лее, органов, служащих другим людям для речи, обыкновенно сами изобретают знаки, которыми они объясняются с людьми, находящимися возле них и имеющими досуг изучить их язык". Первая часть фразы просто неверна: глухие не лишены органов речи, но зато вторая - очень точна.



Перейдем к "движениям пальцев и рук" глухих.

 

Дактилология

"Дактилологией" (от греч. dactilos - палец, logos - слово) называют систему пальцевых зна­ков, используемую для общения. Обычно это - ал­фавит, в котором каждая буква воспроизводится пальцами руки (рук) в виде дактилем (дактильных

букв) (рис. 4). В состав некоторых алфавитов (польского, например) включаются дактилемы, обозначающие не буквы, а фонемы.

Дактильная речь представляет собой общение посредством дактилологии: дактилемы складыва­ются в слова, фразы, причем говорящий следует грамматике словесного языка. Таким образом, да­ктильная речь - своеобразная кинетическая фор­ма словесной речи. Это, правда, сравнительно мед­ленный способ общения. По данным И.Ф. Гейль-мана, средняя скорость дактилирования равна 240-270 знакам в минуту, по другим - более 300 знаков в минуту.

Дактилология используется в общении слы­шащих (учителей, родителей и др.) и глухих, а также в межличностной коммуникации глухих. Общение при помощи дактильной речи осущест­вляется неподвижной (в локтевом суставе) ру­кой, кисть которой находится на уровне плеча говорящего. Дактилирующая рука не должна за­крывать лицо говорящего, его губы, т.к. глухой собеседник воспринимает зрительно не только дактилирование, но и зрительно же устную речь партнера, которая обычно сопровождает дак-тильную речь. Дактильная речь глухих россиян строится по правилам орфографии русского языка. В сурдопедагогике дактилология оцени­вается как вспомогательное речевое средство учебно-воспитательного процесса.



Некоторыми ручными знаками, в том числе и буквами, пользовались уже в древности.

Беда Достопочтенный (672-735) в книге "De Compute vel Loquela Digitorum" привел рисунки

римских монет, на которых номинал указан на пальцах (рис. 5). Там же Беда пишет, что пальце­вые знаки могут представлять буквы и использо­ваться как секретный язык. Ранние ватиканские манускрипты были проиллюстрированы ручными обозначениями цифр от единицы до миллиона. Развитие дактильных систем в средние века мно­гие увязывают с монашескими орденами, практи­ковавшими обет молчания.

Джованни Баттиста делла Порта(1535-1610?) в своей книге, изданной в 1563 г. в Неаполе, пред­ложил примитивный ручной алфавит: начальные буквы слов обозначались указанием на соответст­вующие части тела (ухо - для "У" и т.д.). В 1579 г. в Венеции была издана книга францисканского монаха Косьмы Росцелиуса"Искусство запоми­нания". В книге были представлены три образ­ца одноручных алфавитов и 52 конфигурации пальцев.

В комбинированнойручной азбукеодни буквы обозначались указаниями на части тела, другие -движениями пальцев, в одноручной отдельные конфигурации пальцев близки современным дак-тилемам (D, F, Z, О, Р) (рис. 6).

В 1593 г. была посмертно опубликована не­большая книжка испанского монаха Мельхио­ра де Йебра"Refugium Informorum", в которой 6 страниц иллюстрируют позиции рук, причем в дактильном алфавите многие дактилемы схожи с современными (рис. 7). Примерно тогда же его соотечественник монах Педро Понсе де Леонначал применять дактильную речь в обучении глухих.

 

В 1629 г. Хуан Пабло Бонетиздал книгу "О природе звуков и искусстве научить глухого го­ворить", в которой представлено описание испан­ской дактильной азбуки (Abecedario Demonstrative).

В XVIII в. Якоб Родригес Перейраприспособил испанскую пальцевую азбуку к французской орфо­графии. Эта же азбука была положена в основу американского дактильного алфавита (рис. 8), разрабо­танного в начале ХГХ в. Т.Х.Галлодетом и францу­зом Л.Клерком. Как и американский, русский дак-тильный алфавит также имеет французское проис­хождение. Сильное влияние этой азбуки обнаружи-

 

 

вается и в русском дактильном алфавите - благо­даря французам, которые работали в России.

Создатели первых дактильных алфавитов и их преемники стремились изобрести такие конфигу­рации пальцев и руки, чтобы дактилемы напоми­нали письменные буквы.

К 1794 г. выдающийся живописец и гравер Франциско Гойя практически полностью лишился слуха. В письме своему другу Сапатеру он сооб­щал, что "начинает учиться общению с окружающими с помощью рук". В одном из частных собра­ний хранится гравюра Ф. Гойи "Руки" (1812), напи­санная красными чернилами. На ней представлено 20 кистей рук, каждая из которых изображает ту или иную фигуру в зависимости от положения

 

 

пальцев. Тщательное изучение произведения позволяет
предположить, что речь идет об азбуке глухонемых. Каталонские искусствоведы обра­тили также внимание, что в представленной Ф. Гойя азбу­ке некоторые знаки сильно отличаются от канонических.

Британский дактильный алфавит построен на другой основе: он двуручный (рис. 9).

В книге "Дидаскалоко-фус, или Руководство для глу­хих и немых людей" (1680) Джордж Дальгарно, учитель из Абердина, напеча­тал оригинальный вариант одноручной азбуки: да­ктилемы изображались касанием указательного пальца одной руки определенной точки ладонной стороны другой руки (рис. 10). Этой системой пользовался, к примеру, А.Г. Белл в XIX в.

Первую версию двуручной дактилологии анг­лийского языка Джон Уоллис предложил в 1652 г. (рис. 11). Британский дактильный алфавит исполь­зуется, помимо Великобритании, также в Австра­лии, Южной Африке и др.

Гласные буквы были "привязаны" к кончикам пальцев, согласные "размещались" на фалангах ладони в алфавитном порядке.

В 1821 г. в российском "Журнале Император­ского человеколюбивого общества" (ч. 17) была опубликована "Ручная азбука глухонемых" (рис. 11) (автор литографического изображения -глухой художник Николай Ивашенцов).

Русский дактильный алфавит, наряду с француз­ским, был приведен также в книге В.И. Флери"Глу­хонемые, рассматриваемые в отношении к их созна­нию и к способам образования, самым свойствен­ным их природе" (1835). Большинство дактилем, представленных в-книге директора Санкт-Петер­бургского училища глухонемых Г.А. Гурцова"Эн­циклопедический курс" (1838), входят в современ­ный русский дактильный алфавит. В русской дак-тильной азбуке отчетливо прослеживается тради­ция, идущая от испанцев: пальцевое воспроизведе­ние графического изображения буквы. В современ­ном русском дактильном алфавите 33 дактилемы -столько же, сколько букв в азбуке русского языка. Около половины дактилем современной русской аз­буки напоминают соответствующие изображения тех же букв в общепринятом написании. Это Г, Л, М, О, П, С, Т, Ш и др. А дактилемы Б, Ж, Ч, Ь, Я и дру­гие совсем не похожи на соответствующие буквы и являются условными знаками.

В книге Саймона Кармела(1982) описаны 43 да-ктильных алфавита, используемых в 59 государст­вах мира. Большинство дактилем различных систем являются общераспространенными, что было ис­пользовано при разработке международного дак-тильного алфавита. За основу был принят латин­ский алфавит и соответственно дактильные знаки, употребляемые в странах Европы и Америки.

 

 

В книге «Дефектология» (1981) И.Ф.Гельман предложил классификацию дактилем, которая основывается на использовании трех критериев: ссотава (одноручная, двуручная, комбинированная), способа образования (указательная, копирующая, вариантная), принципа обозначения (буквенная, слоговая, совмещенная).

Русская, испанская и другие дактильные азбуки являются одноручными, копирующими (дактилемы воспроизводят очертания букв) и буквенными, английская- двуручной (кроме буквы С), ко­пирующей и буквенной. Итальянскаяпальцевая азбука - буквенная, комбинированная и вариатив­ная (копирующих знаков 14, указательных, мнемо­нических, 8 знаков).

Японская и корейскаясистемы - одноруч­ные, копирующие и слоговые. Современный ки­тайский дактильный алфавит в классификации И.Ф. Гейльмана определяется как комбиниро­ванный, вариантный и совмещенный: дактиль-ная система основана на одновременном движе­нии обеих рук для обозначения слогов. Как ви­дим, эти "восточные" дактильные системы по­строены не на основе сходства дактилем с буква­ми, а на принципах, отражающих специфику на­циональной письменности.

Существуют также дактильные азбуки для слепоглухих, различные по типологии: американ­ская - одноручная, копирующая, английская - дву­ручная, вариантная (согласные - копирующие, гласные - указательные) (рис. 12).

Алфавит Лорма,применяемый в Германии, Нидерландах, Австралии, США - одноручный,

 

 

указательный, буквенный. Азбука Лорма была изобретена более ста лет назад в Германии утра­тившим слух слепым философом Генрихом Лан-десманом, опубликовавшим сообщение о своем изобретении под псевдонимом Иероним Лорм.

Эта тактильная азбука полезна не только для слепоглухих. Особенно удобна азбука Лорма для пожилых людей, теряющих зрение и слух, по­скольку пальцы у них уже не такие гибкие, что­бы складываться в дактилемы. Приводим описа­ние некоторых букв в русском варианте азбуки Лорма: А - точка на кончике большого пальца, О - точка на кончике безымянного пальца, В - точка на ладони у основания большого пальца, Н - точка на ладони у основания указательного пальца, К - одновременное прикосновение к центру ладони слушателя собранных в узелок кончиков всех пальцев говорящей руки, кроме большого пальца, Р - побарабанивание кончика­ми пальцев по ладони слушающего, Ж - два пе­ресекающихся косых штриха поперек ладони, Л - длинный прямой штрих от кончика среднего пальца вдоль всей ладони, Ф - легкое встречное сжатие двумя пальцами одновременно среднего и указательного пальцев с боков, Ё - щипок за кончик безымянного пальца.

Известно, что при передаче сообщения слепог-лухому его рука накладывается на руку говоряще­го, и он с опорой на тактильные ощущения "счи­тывает" информацию.

 

Жестовый язык

Рука глухого

Рука немого. Говорящая рука...

Пять лепестков неимоверного цветка,

Чей разум трепетный

Мерцает в каждой жилке.

Цветок, взращенный

Безъязыкою душой.

Беззвучный свет

Звезды, далекой и большой,

Свет пониманья...

Наши речи слишком пылки!

Юнна Мориц

Долгое время жестовая система общения счита­лась крайне примитивной. Правда, в XIX в. выска­зывались замечательные идеи (Р.-А. Бебиан во Франции, В.И. Флери в России) о жестовом обще­нии глухих. Несмотря на тонкие наблюдения и не­которые ценные находки ряда специалистов соз­дать лингвистическое описание жестового языка не удавалось. Это объясняется, в частности, тем, что жестовый язык не поддавался анализу при по­мощи методов традиционной описательной линг­вистики, оперирующей такими понятиями и кате­гориями, как "часть речи", "существительное", "глагол", "член предложения" и т.п. Если в жесто­вом языке нет "частей речи", нет "членов предло­жения", то казался логичным вывод, что жестовая речь лишена грамматических закономерностей. Многие лингвисты считали жестовый язык грубой имитацией словесного. Лингвистика еще не умела анализировать жестовый язык. Только с развитием нового направления - структурной лингвисти­ки - стало возможным подлинно научное изуче­ние жестового языка глухих.

Современная трактовка проблемы впервые была предложена в 1960-х гг. американским уче­ным Уильямом Стоку,который вспоминал: "Ко­гда я впервые высказал мысль, что жестовый язык - это язык сам по себе, а не просто средст­во представления разговорного английского, эта мысль не была хорошо принята, но с тех пор произошли колоссальные изменения". В 1957 г. У. Стоку начал работать с глухими Карлом Кронненбергом и Дороти Кастерлайн. Они запи­сали на киноленту жесты глухих. Анализируя жесты, Стоку пытался выделить в жестах "пат­терны", определить правила, которым язык под­чиняется. Результаты исследований были опуб­ликованы в 1960 г., а в 1965 г. Стоку с двумя ас­систентами опубликовали "Словарь Американ­ского жестового языка на лингвистических принципах". Исследования показали, что жесто­вый язык глухих - многоуровневая лингвистиче­ская система и что жест - основная семантиче­ская единица - имеет сложную структуру; жес­товый язык обладает широким набором регу­лярных средств для выражения смыслов и отно­шений между смыслами.

Проиллюстрируем изложенное выдержками из учебника Г.Л.Зайцевой, известного российско­го сурдопедагога:

«До работ У. Стоку жест рассматривался как неделимая единица, "иероглиф". Стоку пока­зал, что это не так. Чтобы яснее представить

 

себе ход его рассуждения, давайте проанализиру­ем два жеста: МАТЬ и ОТЕЦ.

Эти жесты исполняются правой рукой, все пальцы которой сложены, как при показе дакти-лемы В (будем говорить для краткости - В-кон-фигурация), около лица; кисть руки при исполне­нии жеста МАТЬ касается сначала правой щеки, затем левой. Рука, таким образом, движется справа налево (рис. 13).

При показе жеста ОТЕЦ место исполнения жеста не изменяется, конфигурация — тоже, однако рука подносится сначала ко лбу, затем

 

 

к подбородку, т.е. движется сверху вниз (рис. 14).

Вы заметили, что при исполнении этих жес­тов два их компонента одинаковы - конфигура­ция и место исполнения. Однако характер движе­ния различен - справа налево (МАТЬ) или сверху вниз (ОТЕЦ). Как будто бы просто. Но понадо­бились долгие годы, чтобы этот, казалось бы, очевидный факт стал общепризнанным в науке. И первым его обнаружил Стоку, выделивший три главных компонента, из которых состоит (как слово из фонем!) каждый жест: конфигурацию, пространственное положение и движение. Он описал характеристики каждого компонента (т.е. все возможные в американском жестовом языке конфигурации, местоположения и движе­ния жестикулирующей руки или рук)»2.

Жестовый язык представляет собой сложную лингвистическую систему, имеющую свои грам­матическую структуру, стиль, определенные пра­вила.

"Система жестового общения глухих имеет сложную структуру, включает две разновидно­сти жестовой речи: русскую и калькирующую. Русская жестовая речь (РЖР) - это общение при помощи средств русского жестового языка (РЖЯ) - самобытной лингвистической системы, обладающей своеобразной лексикой, граммати­кой и т.д. Калькирующая жестовая речь (КЖР) -калькирует лингвистическую структуру словес­ного языка. Калькирующая жестовая речь - вто­ричная знаковая система, которая усваивается на базе и в процессе изучения глухим ребенком словесной речи. Жесты здесь являются эквива­лентами слов, а порядок их следования такой же, как в обычном предложении"*.

2 Зайцева Г.Л. Жестовая речь. Дактилология. Учеб. для студ. высш. учеб. заведений. М. ВЛАДОС. 2000. С . 37-38. 3 Там же.

Цитата взята из книги профессора Г.Л. Зайце­вой, которая более 30 лет занимается исследовани­ем лингвистических, психолингвистических и пе­дагогических аспектов жестового языка глухих. В дальнейшем изложении особенностей жестово-

 

го языка глухих авторы будут следовать книге Г.Л. Зайцевой.

Двигательная природа жеста и его визуальное восприятие позволяют определенным образом расположить жест в пространстве (ближе, дальше, правее, левее и т.д.), исполнить одновременно два жеста двумя руками и т.д. Глухому рассказчику ни­чего не стоит быстро и наглядно описать размеще­ние мебели в комнате. Например, он левой рукой выполняет жест КРЕСЛО, а правой - ТОРШЕР -таким образом, что собеседник, воспринимающий информацию визуально, понимает, что торшер на­ходится над креслом. Глухие рассказчики четко описывают, по какой траектории и в какой угол ворот (изображаемых жестом левой руки) влетает футбольный мяч (движение указательного пальца правой руки). В словесном языке такой способ -одновременное произнесение двух слов - совер­шенно невозможен.

В лексике КЖР выделяются два основных класса жестов: жесты, заимствованные из РЖЯ, и жесты, которых нет в РЖЯ. В состав лексиче­ских единиц второго класса входят три подклас­са: 1) собственно жесты (ДИСКРИМИНАЦИЯ, ИНТЕГРАЛ); 2) слова русского языка, воспро­изводимые при помощи дактильной азбуки (к-и-б-е-р-н-е-т-и-к-а, Д-е-р-ж-а-в-и-н); 3) лексемы, содержащие жест и несколько дакти­лем (к-а-б + КОМНАТА - "кабинет").

Лексический состав КЖР разнообразен. Но до­статочен ли он для передачи всех значений русских слов? Ведь в 4-томном словаре И.Ф. Гейльмана "Специфические средства общения глухих" дано

описание всего около 3 тыс. жестов ("Словарь рус­ского языка" СИ. Ожегова содержит 57 тыс. слов).

Для выражения значения русских слов глухие очень часто прибегают к жестам, позволяющим выразить смыслы ряда русских слов-синонимов, например, значения слов "помогать", "способство­вать", "содействовать" передаются одним жестом ПОМОГАТЬ и т.д. Это позволяет расширить воз­можности КЖР.

Многие жесты передают значения целого ряда русских родственных слов синкретично. Так, один и тот же жест используется для перевода слов: "ор­ганизатор", "организация", "организационный", "организовать" и т.д. Собеседники понимают, ка­кое слово имеется в виду, во-первых, из контекста предложения, например: ПОВТОРЕНИЕ (?) ПОВТОРИТЬ (?) - МАТЬ УЧИТЬСЯ (?) УЧЕ­НИЕ (?). А во-вторых, глухие могут по губам счи­тать окончания слов, ведь устная речь и КЖР про­текают одновременно.

При анализе строения жеста в русском жесто-вом языке следует рассматривать характеристики двух основных компонентов: конфигурации и дви­жения, а пространственное положение, по мнению Г.Л. Зайцевой, целесообразно считать одной из ха­рактеристик компонента движение.

"Компонент конфигурация характеризуется в одноручных жестах положением пальцев и кис­ти руки (обычно правой), в двуручных - положе­нием пальцев и кисти каждой руки и взаимным расположением обеих рук. При исполнении неко­торых двуручных жестов конфигурация правой и левой рук одинакова (как в жестах ПОРЯДОК, УВАЖАТЬ), в других - различна (ОБЯЗА­ТЕЛЬНО, ПОРУЧАТЬ и т.д.). Характеристи­ки конфигураций удобно давать на основе их со­поставления с конфигурацией руки при показе соответствующей буквы дактильного алфави­та или дактильного обозначения цифры. В РЖЯ выделено 20 основных конфигураций: А, Б, В, 1,5 и т.д.

Компонент движение характеризуется мес­том исполнения жеста (локализацией), направле­нием и качеством движения. Каждую из этих трех характеристик движения можно описать при помощи фиксированного набора признаков: 10 признаков позволяют описать все основные локализации жестов РЖЯ; 8 признаков - направ­ления движения; 8 признаков - качество движе­ний" (там же, с. 38).

Здесь же приведены примеры, иллюстрирую­щие, каким образом каждый жест может быть представлен при помощи характеристики его ком­понентов. Компоненту конфигурация приписыва­ется характеристика по одному параметру, а ком­поненту движение - по трем (локализация, напра­вление, качество):

"РАССКАЗАТЬ - Р-конфигурация; жести ис­полняется в нейтральном пространстве (перед корпусом говорящего, где естественно и свобод­но движутся руки); движение от говорящего; большой и средний пальцы совершают щелчкооб-разное, повторяющееся движение (рис. 15).

ДИРЕКТОР - П-конфигурация; жест испол­няется с правой стороны корпуса, рука касается талии; движение отсутствует"

Специфика структуры жеста заключается пре­жде всего в своеобразии связей между его компо­нентами: они воплощаются в жесте одновременно, в слове же фонемы реализуются последовательно по времени.

Если в жесте, изображающем слово РАС­СКАЗАТЬ, к примеру, изменяется одна из хара­ктеристик компонента движения - его направле­ние, в этом случае движение будет осуществ­ляться не от говорящего, а к говорящему, - это будет показатель того, что говорящий не субъ­ект, а объект действия. В первом случае переда­ется значение "я рассказываю", во втором (дви­жение направлено к говорящему) - значение "мне рассказывают".

Можно ли "записать" жест на бумаге? Да! Рас­крытие структуры жеста и выявление характери­стик его компонентов позволяет разработать осо­бую систему записи. На вид это напоминает зага­дочный ребус. При помощи этой записи, или нота-

 

 

ции, возможна достаточно точная, однозначная и экономная письменная фиксация жеста. В США существует специальный журнал для тех, кто хо­чет освоить американский жестовый язык по пись­менной фиксации жестов (рис.16).

Авторы помнят, как будучи гостем Москов­ской организации глухих шведский исследователь Томас Хедберг записывал на листочках жестовые названия российских городов. Когда же мы проси­ли его назвать Владивосток, Барнаул и др., он, на секунду заглянув в блокнот, уверенно воссоздавал новые для него жесты. Между прочим, Т. Хедберг коллекционирует именно жестовые названия го­родов мира. Оригинальное хобби!

Для описания жестового языка изобретено мно­жество систем, в которых знаки записаны специаль­ной символикой. Первая и наиболее известная из них была разработана У. Стоку и напечатана в его книге "Структура жестового языка" (1960) (рис. 17).

Один из вариантов описания структуры жеста и его нотации предложила Л.С. Димскис из Мин­ска. Она выделяет более 30 конфигураций, около 50 характеристик места исполнения жеста, более 70 характеристик локализации и т.д. (рис. 18).

Количества жестов в РЖЯ не знает никто. Но можно определенно сказать: в РЖЯ столько жес­тов, сколько нужно для того, чтобы успешно обес­печивать нужды неофициального общения глухих.

Г.Л. Зайцева считает, что: "Своеобразие дви­гательной субстанции определяет структуру целого класса жестов, которые выражают не­которые значения, передавая какие-либо внеш­ние признаки предметов, действий и т.д. На­пример, жесты обрисовывают контур обозна­чаемого предмета (рисующие жесты): ШЛЯПА, ЛУНА и т.п.; дают пластическое изображение денотата (пластические жесты): КРОВАТЬ, ЧАШКА и др.; имитируют действия: ПИ­САТЬ, БЕЖАТЬ и т.п.

Субстанция жеста позволяет дифференциро­ванно обозначать смыслы путем изменения на­правления и качества движения (при одной и той же конфигурации). Так, жесты ПОДНИМАТЬСЯ (в гору) и СПУСКАТЬСЯ (с горы) различаются направлением движения соответственно снизу вверх и сверху вниз; жесты СМОТРЕТЬ и ОСМО­ТРЕТЬСЯ отличаются качеством движения: в первом случае плавное, во втором - круговое дви­жение и т.п.

Подобные явления зафиксированы во многих национальных жестовых языках: американском, английском, шведском и др. Это универсальные

 

признаки различных жестовых языков, или уни­версалии" (там же, с. 42).

Количество жестов, которые можно рассматри­вать как аналоги слов, на несколько порядков мень­ше. Однако это не свидетельствует о бедности РЖЯ. При помощи РЖР ведутся беседы главным образом на бытовые темы. Поэтому для выраже­ния некоторых понятий, например таких, как "диф­ференциальное уравнение", "классицизм" и т.п., в РЖЯ специального обозначения не появилось. В этом случае глухие люди, если им нужно, пользу­ются калькирующей жестовой речью или словес­ной речью. Отсутствие в РЖР такого рода жестов отнюдь не является признаком ее недостаточности, примитивности, а именно и обусловлено особым функциональным назначением. В настоящее время глухие все чаще используют РЖЯ и в сфере офици­ального общения, поэтому появляются новые жес­ты, необходимые для передачи содержания соци­ально-политического, научного характера.

«Синкретизм многих лексических единиц РЖЯ проявляется и в том, что один жест ис­пользуется для обозначения разных объектов ре­ального мира (денотатов). При этом применение одного жеста для выражения различных значений подчиняется определенным закономерностям. Так, один жест может обозначать: 1) действие -орудие действия ("утюг" и "гладить", "веник" и "подметать" и др.), 2) действие - деятеля - ору­дие действия ("ходить на лыжах", "лыжник", "лыжи" и т.п.).

В то же время в лексическом составе РЖЯ много жестов, передающих значения аналитиче ого, расчленено. При помощи такого рода обо­значений передаются смыслы "мебель": СТОЛ, СТУЛ, КРОВАТЬ, РАЗНЫЙ и др. Расчленен­ность ярко выражена в условиях, когда требует­ся выразить смысл, для которого нет готового жеста. Например, для наименования ягоды черни­ки используется жестовая конструкция: ЯГОДА ЕСТЬ ЯЗЫК ЧЕРНЫЙ; для значения "бирюзо­вый" - НАПРИМЕР СИНИЙ ОТРИЦАНИЕ (ЗЕЛЕНЫЙ ОТРИЦАНИЕ) СМЕШАТЬ. Послед­ние два примера свидетельствуют, что в РЖЯ очень сильна тенденция к появлению новых лек­сических единиц, в которых возникает потреб­ность в процессе общения» (там же, с. 44).

В существующих в России жестовых словарях зафиксированы главным образом жесты, общие для КЖР и РЖЯ, а также жесты, свойственные только КЖР. Пока плохо изучен и описан класс жестов, которые используются исключительно в РЖР (включая фразеологизмы, идиоматические выражения и т.д.).

Возможен такой подход к изучению морфоло­гии жестового языка, который позволяет создать описание РЖЯ и при том обойтись без необходи­мости "втискивать" единицы РЖЯ в рамки частей речи. Сущность предлагаемого Г.Л. Зайцевой под­хода заключается в анализе морфологии РЖЯ по принципу "от значения к форме", "от смысла к тексту". Этот принцип широко применяется в структурной лингвистике.

Указанный подход позволяет адекватно опи­сать морфологию РЖЯ, выявить его специфику и принципиальное отличие от вербальных языков.

РЖЯ располагает широким набором специфиче­ских средств для выражения различных морфоло­гических значений. Важнейшая особенность мор­фологии РЖЯ - возможность изменения способа исполнения жеста и его способность к образова­нию парадигм, представляющих комплекс, где дви-гательно-пространственные характеристики жес­тов и их конситуативные значения взаимосвязаны и взаимообусловлены.

В синтаксисе наиболее отчетливо проявляются специфика субстанции РЖЯ и своеобразие струк­туры его единиц. Синтаксис РЖЯ отличается бо­гатством и своеобразием структуры простых и сложных высказываний.

"Если находится... в наших языках множест­во выражений, которые приличным образом не могут быть перенесены в мимику, то в сей пос­ледней также существует великое разнообразие оттенков и чрезвычайно тонких изменений, коих на бумаге выразить невозможно"4.

Некоторые слышащие говорят, что глухие че­ресчур гримасничают. Даже сурдопедагоги, терпи­мо относящиеся к жестам глухих, делают по этому поводу замечания: "правильная жестовая речь", по их мнению, подразумевает сдержанную мимику лица. Но крайне скупая мимика лица как раз раз­рушает жестовую речь! Она становится малопо­нятной: мимика - "игра" мышц лица, бровей, губ, прищуривание или "раскрытие" глаз выполняет

 


Эта страница нарушает авторские права

allrefrs.ru - 2019 год. Все права принадлежат их авторам!