Главная Обратная связь

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






Принципы существования и внутренняя структура албанской мафии



 

«Мафия не может процветать, если она не контролирует крупную по масштабу и исполняющую свои "обязанности" диаспору и, особенно, если не имеет неприступного убежища»[670]. Эти слова французского журналиста Ксавье Рофера как нельзя лучше отражают принципы организации албанской мафии, ее стойкость и жизнеспособность. AM имеет не только разветвленную и довольно крупную диаспору, но и два мощных неприступных убежища – «независимое» Косово и Албанию. На сегодняшний день албанская диаспора насчитывает 5 млн человек (sic!) – как две с половиной РК или полторы Албании. Причем в зависимости от страны именно косовские албанцы составляют от 2/3 до 1/4 албанской диаспоры[671]. По данным ЦРУ, только платежи косовской диаспоры составляют 14% ВВП РК, или около 740 млн долл. в год[672], не говоря уже о доходах от криминальных видов деятельности.

Относительно «неприступности убежищ», которая находится под охраной западных разведслужб и наднациональных структур, следует сказать отдельно. Некогда сербский автономный край Косово и Метохия превращен американцами в центральный пункт управления пространством Юго-Восточной Европы, и не только. Именно здесь, возле г. Урошевац расположен «крупнейший американский город Европы» – военная база Camp Boundsteel («Бондстил»). Свое название база получила в честь стафф-сержанта Джеймса Бондстила, удостоенного высшей военной награды США – медали Почета – за участие во Вьетнамской войне.

Эту одну из крупнейших американских военных баз в Европе построила компания «Halliburton» (ее связывают с именем Дика Чейни). Меньше чем за три года Бондстил из палаточного лагеря, размещенного на 400 га, недалеко от македонской границы, превратился в автономную, оснащенную по последнему слову техники базу, где уже сосредоточено более 7 тыс. военнослужащих (общая численность размещенных в крае военных достигает 16 тыс.). Здесь базируются 55 вертолетов UH60 «Черный ястреб» и АН-64 «Апачи».

«Бондстил» имеет развитую дорожную сеть протяженностью 25 км, более 300 зданий и несколько бетонированных бомбоубежищ, окруженных 84 км колючей проволоки с 11 вышками. База располагает своим жилищным сектором, собственными водопроводом и телевидением, имеет торговые центры, круглосуточно работающие спортивные залы, площадки для футбола, баскетбола, волейбола и гольфа, церковь, библиотеку и самый современный в Юго-Восточной Европе госпиталь. В столовой – самый широкий выбор разнообразных продуктов. Американский солдат за неделю может выбрать 20 видов обеда, а общая энергетическая ценность дневного рациона рассчитана из 3 тыс. калорий. Что же касается содержания, то в среднем солдат Бондстила получает 2 тыс. евро в месяц плюс 40% доплаты за «военную опасность в Косове», т.е. в общем около 2800 евро.



Руководитель группы международных инструкторов ОБСЕ, гражданин Киргизии, полковник милиции Александр Зеличенко, побывав в Бондстиле, писал: «Расположенный на холмах, кэмп господствует над местностью. Наряду с наземными постройками глаз угадывает и множество подземных коммуникаций. Многочисленные вертолетные площадки, спортивные городки, комфортабельные казармы с кондиционерами, кафе и рестораны... По лагерю, размером с половину двухсоттысячного Призрена, ходят рейсовые автобусы... Мама дорогая! Да они никогда не уйдут отсюда!»[673]. Словно подтверждая эту мысль, один из американских военных откровенно признался: «Мы так капитально здесь обосновались, что наверняка отсюда никогда не уйдем!»[674].

Очевидно, что помимо прямых геополитических и стратегических факторов американцев держит там еще что-то очень важное. Как отмечают российские журналисты, самая большая тайна базы касается некоего мифического производства, якобы налаженного на ее территории. «Известно точно, что все работоспособные албанцы стремятся всеми правдами и неправдами получить работу на базе. Говорят, что существует даже некий конкурс на трудоустройство, и конкурс этот, как говорится, бешеный. Это не только и не столько заработная плата, сколько перспектива получить вид на жительство в США всего лишь через два года непрерывного стажа работы на базе.

С чего бы вдруг американцы так легко раздают право на получение гражданства? Ведь известно же, что процедура получения грин-карты может тянуться долгие годы при условии проживания на территории США. Видимо, это такая плата за молчание, а молчать, судя по всему, есть о чем. Слухи вокруг некоего секретного производства ходят разные: одни говорят, что там штампуют боеприпасы, другие намекают на якобы существующее химическое производство. Ясно одно: нет дыма без огня, и пока этот «огонь» горит, американцы отсюда не уйдут»[675].



Месторасположение и оснащение этой военной базы, а также задачи, которые она призвана решать, рождают в экспертном сообществе уверенность, что «Бондстил» может стать столицей нового военно-криминального квазигосударсгва. которое объединит территории Македонии, Южной Сербии, Черногории, населенные албанцами, РК и собственно Албанию. Кроме того, в Косове построена еще одна база, «Camp Film City» в Приштине, также на 7000 солдат.

Однако вернемся к организационным принципам албанской мафии, которую так надежно защищает военная мощь США и НАТО. С одной стороны, AM строится, как и итальянская мафия, по принципу семьи. Как правило, это кровные родственники либо выходцы из одной деревни (местности). Основа албанской мафии – это узкий круг лиц, являющихся частью семьи, клана, рода, связанных исключительно кровнородственными связями. Однако не только родственные отношения определяют устойчивость и закрытость албанских криминальных групп. Албанская мафия – это люди, связанные жесткими, подчас неоправданно жестокими, законами кровного братства, веры, ни с чем несравнимого албанского жизненного уклада и, наконец, не похожим ни на какой другой языком. Это семьи, которые общаются только между собой, женят своих детей на основе заблаговременно достигнутой договоренности, пристально следят за каждым, без преувеличения, шагом своих многочисленных братьев и сестер и готовы в любой момент на практике применить суровые законы кровной мести, чтобы отомстить или смыть позор со своей семьи.

С другой стороны, в силу большой патриархальности и традиционности эта организация имеет жесткую клановую иерархию. Известно, что ее члены приносят присягу и клянутся соблюдать верность главе группировки. Как и у членов итальянских «семей», у албанских гангстеров существует свой обет молчания – так называемая «беса»[676]. Это клятва верности, которую приносит соратникам каждый полноправный член клана. Наказание за ее нарушение одно – смерть. Руководит кланом уважаемый всеми и требующий безусловного подчинения «крюе». Важные вопросы могут выноситься на совет группы – «байрак», но окончательное решение все равно остается за «крюе»[677]. Законы «чести», которыми руководствуются все члены албанских банд, во многом основаны на хорошо знакомом каждому албанцу «Кануне» – формальном своде правил жизни и поведения, составленном еще в XV в. самым почитаемым албанским князем – Леке III Дукаджини (1410-1481). Жесткая патриархальность и клановая иерархия дополняются особой «культурой оружия и стереотипами насилия, которые глубоко укоренены в албанской культуре и представляют собой естественную базу для проявления жестокости, которая в среде организованной преступности сравнима разве что с методами японских якудза»[678].

Еще одной специфической чертой AM является строгое следование не религиозным верованиям, а идеологии «албанизма». «Религия албанцев – это албанизм» – именно так в своей книге «Правда об Албании и албанцах» (1879) охарактеризовал верования своего народа албанский писатель и идеолог албанского национализма Пашко Васа Шкодрани (1825-1892). Кстати, сам он исповедовал католицизм и долгое время занимал в Османской империи пост губернатора Ливана[679].

Позднее фраза «Религия албанцев – албанизм» стала не просто слоганом, но и буквально практикой Энвера Ходжи. Воинствующий атеизм в албанском варианте оказался наиболее кровавым и беспощадным в Европе. В 1967 г. Ходжи официально запретил все религии в республике: исторически часть албанцев придерживаются ислама, но немалая доля исповедуют католицизм (особенно на севере) и православие (особенно на юге, где существует даже автокефальная Албанская православная церковь). С этого момента и вплоть до начала 1990-х годов духовенство оказалось вне закона: в Албании вообще не было священников. Возможно, отсюда и религиозная природа албанцев, легко меняющих свои убеждения – в последнее время среди них стал распространяться католицизм – и в то же время относящихся к другим верованиям даже не индифферентно, а свысока, порой с вопиющим цинизмом[680]. Иная ситуация была в Косове и Метохии, где подавляющее большинство албанцев с момента турецкого владычества приняли ислам. Видимо, частично этим можно объяснить чудовищную жестокость боевиков ОАК по отношению к сербам и их святыням в крае, их «войну храмам» и садистское отношение к православным памятникам сербской истории и культуры.

Тем не менее албанцы католики, православные, мусульмане или атеисты всегда остаются связанными идеями албанизма. Иначе говоря, «где бы ты ни жил, где бы ни работал, какую религию ни исповедовал, главное, что ты – албанец. А это значит, что должен идти к главной цели, записанной в священном для албанцев документе – "Программе Призренской лиги" (1878 г.) – объединить все земли с большинством албанского населения. Именно на эту цель албанцы во всем мире отчисляют определенный процент от любого заработка. Из этого фонда покупается оружие, проводится обучение боевиков, подкупаются политики»[681]. Албанизм – это не мечта, это конкретная цель. Именно поэтому «понимается не просто как объединение всех албанонаселенных районов Балкан в одну государственную единицу и придание ей гомогенного характера, но допускает ради этого насильственное уничтожения или вытеснение "инородцев"»[682].

Данные о количестве албанских ОПТ в КиМ разнятся. Есть две основные версии. Согласно первой, изложенной в «Белой книге» правительства Сербии, в 2003 г. в Косове и Метохии насчитывалось 23 криминальных клана, среди которых выделяются кланы Ахимети, Гаши, Геци, Люштаку, Тачи, Халити, Харадиная, Шабани, Яшари[683]. Согласно второй версии, «независимое» Косово поделено на 10-12 наркокланов или фисов, каждый из которых насчитывает от 300 до 1 тыс. членов, включая якобы разоруженных боевиков, многие из которых сегодня служат в Корпусе защиты Косова[684]. В самой Албании насчитывается до 30 фисов. Отдельные фисы платят экс-боевикам ОАК ежемесячные взносы до 100 тыс. евро, чтобы пользоваться их «защитой».

На сегодняшний день в регионе существует два самых сильных клана – это фис Тачи в Косове и фис Бериша на севере Албании. Не меньшую опасность представляют наркоклан семейства Кула, контролирующий наркооборот из Турции, поставки оружия и нелегальных мигрантов; клан Абази – наркотики и проституция в «сотрудничестве» с итальянским криминалом; клан Брокай – его костяк составляют бывшие работники спецслужб и политики; клан Османи, контролирующий «черную биржу» – торговля оружием – в Берне и Базеле и пользующийся финансовой поддержкой самого богатого албанского «бизнесмена», родившегося в КиМ, Беджета Исы Пацолли[685]. Именно с кланом Османи были связаны меры безопасности четвертой степени, предпринятые в 2009 г. спецслужбами во время визита сербского министра иностранных дел Вука Еремича в Швейцарию. Эти беспрецедентные меры были вызваны открытой угрозой физической расправы с Еремичем со стороны албанских криминальных структур. Главным подозреваемым назывался криминальный клан Османи во главе с «Феликсом» Чазимом.

Напомню, что швейцарская фирма Б. Пацолли «Mabetex Engineering» и ее дочерняя структура «Mercata Trading & Engineering SA» в 1990-е годы получила от команды Б. Ельцина заказ на реконструкцию Кремля, которая стоила более 65 млн долл. Пока Ельцин всячески чествовал Пацолли, тот вместе со своим напарником Букоши отмывал наркоденьги и вкладывал их в бандформирования ОАК. Сейчас в Приштине целый элитный квартал выстроен на деньги Пацолли, в которых есть и российская часть.

Фигура Пацолли интересна прежде всего как связующее звено между криминалом и большой политикой. Так, в июне 2007 г. ряд европейских СМИ со ссылкой на сотрудников германской разведслужбы БНД сообщили, что на личные счета специального посланника ООН по Косово М. Ахтисаари было перечислено около 40 млн евро. Кроме того, БНД получила данные о передаче Ахтисаари чемоданов с наличными деньгами одним из лидеров албанской мафии, а также о том, что эта же мафиозная структура поставляла для Ахтисаари проституток. ООН, естественно, постаралась замять ситуацию. Самое главное: перечисление денег по заданию мафии косовских албанцев осуществлял миллиардер Б. Пацолли[686]. И – случайное стечение обстоятельств (ну совершенно случайное): в марте 2007 г. СБ ООН принял основную рекомендацию разработанного под руководством Ахтисаари «Всеобъемлющего предложения по урегулированию статуса Косова» – «статус Косово должен представлять собой независимость под надзором международного сообщества»[687]. По этим рекомендациям писалась и конституция «независимого» Косова. Что же касается Пацолли, то, видимо, за все заслуги перед Западом ему разрешили в 2011 г. стать президентом РК, чтобы он смог с присущей ему коммерческой хваткой «правильно» распорядиться богатствами украденного у сербов края. Правда, пробыл он на этом посту недолго – чуть больше месяца. Официально было объявлено, что выявились процедурные нарушения в ходе голосования, но думаю, на самом деле имели место клановые разборки.

Однако Пацолли, Бериша и даже Тачи – это политическая верхушка мафии, тесно связанная с ведущими мировыми игроками на Западе. Средний уровень AM представлен наркоборонами и криминальными боссами. Главный штаб албанской мафии среднего уровня за границей находится в итальянской провинции Калабрия, где города Африко, Плати и Бовалино являются криминальными центрами, в то время как Милан остается основным бизнес-центром. Например, наркотики поступают из турецких в албанские порты, а оттуда перебрасываются в косовские села, где их складируют и упаковывают для дальнейшей транспортировки в Европу и США. Сама же Европа охвачена подпольной сетью албанских контрабандистов-дистрибьюторов и дилеров наркотиков. Данные осведомленных источников говорят, что «в любую минуту албанский наркокартель располагает как минимум пятью тоннами героина»[688]. Большинство албанских бандитов – это молодые люди в возрасте от 20 до 30 лет. Вожаки, как правило, постарше и выбиваются в лидеры после нескольких лет рядовой бандитской деятельности.

Эксперты утверждают, что в самой Албании можно выделить несколько криминальных «очагов». Так, на юге на границе с Грецией функционирует мощнейший перевалочный центр по контрабанде в Европу контрабандных сигарет и девушек-подростков для богатых клиентов. В центральной части страны правят кланы, контролирующие контрабанду наркотиков и нелегальную перевозку беженцев в страны Западной Европы. На западе Албании властвуют производители детской порнографии и посредники, организующие криминальные связи между соотечественниками и этническими албанцами, проживающими в других странах. Таким образом, «АМ сочетает в себе два основных принципа строительства криминальной структуры: по географическому расположению и по роду деятельности»[689].

Албанская мафия устанавливает все более широкие контакты с русской и китайской мафиями, предпочитая договориться на время о распределении зон влияния. Как прогнозируют эксперты Интерпола, уже через несколько лет стремительно набирающие силу албанские ОПТ смогут всерьез конкурировать с другими этническими мафиозными кланами, что неизбежно приведет к борьбе за передел сфер влияния в международном криминальном бизнесе[690]. Известно, что албанские криминальные авторитеты активизируют сотрудничество с колумбийской наркомафией, налаживают новые схемы взаимодействия в транспортировке кокаина и героина из Южной Америки в Европу.

Что же касается банальных грабежей, то и здесь у албанских банд свой преступный почерк. Работают они по ночам, и каждая «команда» оснащена автомобилем с водителем, а обязанности остальных строго поделены. Один стоит на «радио-стреме», внимательно прослушивая волну связи полиции в диапазоне УВЧ. Второй в совершенстве владеет профессией газосварщика, но применяет ее для того, чтобы с помощью портативного кислородного аппарата при температуре 10 ООО градусов по Фаренгейту вспарывать двери сейфов, словно консервные банки. В случае, например, с банковским автоматом это занимает несколько минут.

Третьего члена албанской «команды» грабителей можно назвать «шкаф». Это громила, легко орудующий 10-кило­граммовой кувалдой, которой вышибают двери или оконные рамы. При «шкафе» состоит помощник с 50-метровым мотком прочного нейлонового каната – на случай, если бандитам придется уходить через крыши. Все это снаряжение, куда можно добавить пенный огнетушитель, необходимый для охлаждения разрезанного сваркой сейфа, умещается в две-три спортивные сумки, лежащие в багажнике автомобиля. Среди бандитов-албанцев есть свои разведчики, которые заранее снимают на пленку и тщательно изучают внутренние помещения объектов предстоящего грабежа. Среди них есть специалисты в области электроники, а точнее, в области электронных средств охраны, включая сложнейшие инфракрасные системы защиты.

Вообще, надо сказать, что албанская мафия оснащена по самому последнему слову техники. Объединенными усилиями правоохранительным органам удалось выяснить, что банды албанских взломщиков, как правило, состоят из кровных родственников или близких друзей. Они действуют совершенно независимо, подчиняясь своему главарю, который разрабатывает операцию и руководит ею, получая за это большую часть наживы. Всего за пять лет, причем не самых тучных, с 1991 по 1996 г., албанские банды только в США вскрыли сейфы больше чем в сотне супермаркетов, провели налеты на кассы 25 супермаркетов, ограбили больше 40 пунктов круглосуточной выдачи денег банковскими автоматами и великое множество ювелиров в центре Манхэттена[691].

 

Неутешительные выводы

 

Сегодня в Европе существуют не просто разнообразные мафиозные сети, среди которых албанские ОПГ занимают почетное место, но под покровительством влиятельных международных открытых и теневых структур создано мафиозное государство – Республика Косово, выступающее, по сути, в качестве криминальной функции этих структур, их темной стороны. Существование РК обеспечено такими доходными «отраслями экономики», как торговля наркотиками, людьми и человеческими органами. На фоне этих страшных преступлений меркнут воровство и подделка пластиковых карт, торговля оружием и крадеными автомобилями.

Как верно заметил английский журналист Миша Гленни, «организованная преступность стала на Балканах таким благодарным занятием потому, что рядовые западноевропейцы тратят все больше и больше времени и денег на то, чтобы спать с проститутками, курить сигареты, не обложенные акцизом, нюхать кокаин, брать на работу нелегальных иммигрантов, которые трудятся за гроши и с которых не платят налогов, набивать животы икрой, восторгаться слоновой костью и пользоваться мебелью из тикового дерева или покупать у отчаянно нуждающейся бедноты из стран Третьего мира печень и почки.

Когда закончились войны, на которых можно было воевать, бывшие партизаны избрали другую профессию: транзит героина, сигарет, нелегальных рабочих и женщин в Западную Европу. Послевоенный режим, введенный для Косова ООН и НАТО, с его замечательной деятельной бестолковщиной, не опирался на достаточные ресурсы для борьбы с албанскими боевиками из Освободительной армии Косова, которые утвердили в Косово новый центр распространения в Евросоюзе героина из Турции»[692].

Гленни, конечно же, прав, но это правда, так сказать, «второго уровня». Правда «первого уровня» заключается в том, что оргпреступность стала на Балканах благодарным занятием и, более того, приобрела институционализированную квазигосударственную форму не из-за страсти европейцев к дешевым проституткам и сигаретам, а, во-первых, из-за стремления к мировой власти части западной верхушки – наднациональной, государственно-политической и финансово-экономической. Балканы на пути обретения этой власти – не только геостратегически, но и психоисторически важный регион.

Во-вторых, из-за ненависти этой верхушки к сербам как славянам, некатоликам и непротестантам, как к «балканским русским». Эта ненависть, как показали события последних лет, не меньше, чем у немцев времен Третьего рейха – история, а вместе с ней и агрессия повторяется. В-третьих, из-за стремления навсегда выбить Россию с Балкан, осуществив то, что стало задачей Запада, и прежде всего англосаксов, с 1820-1830-х годов, найдя выражение в агрессии против России во время Крымской войны.

Возвращаясь к международному криминалу, еще раз подчеркну, что поддержка ОАК и тесно сплетенных с нею мафиозных кланов косовских албанцев со стороны США и НАТО способствовала тому, что преступные структуры этнических албанцев стали одной из самых грозных мафиозных структур в Европе, а значит, несущих непосредственную угрозу не только Балканам, но всему Старому Свету.

 

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ


Эта страница нарушает авторские права

allrefrs.ru - 2019 год. Все права принадлежат их авторам!