Главная Обратная связь

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






Торговля органами – «креативный» бизнес албанских ОПГ



 

Во всех международных документах «торговля человеческими органами» трактуется как незаконный оборот человеческих органов и тканей и является новой формой организованной преступности, так как активное развитие этот вид «бизнеса» приобрел в последнее 20-летие, благодаря достижениям в области медицины, биологии и других научно-технологических сфер. Научно-технический прогресс достиг невероятных вершин, в результате чего к началу 1990-х трансплантология стала обычной практикой во многих странах мира.

Кстати, самую первую операцию в мире по пересадке трупной почки осуществил в 1933 г. советский хирург из Херсонеса Юрий Вороной, но она оказалась неудачной[623]. Началом эпохи трансплантологии считаются 1954 г., когда будущий лауреат Нобелевской премии американец Джозеф Мюррей выполнил успешную пересадку почки, и 1967 г., когда американский хирург Томас Старзл выполнил первую успешную трансплантацию печени, а Кристиан Барнард из ЮАР выполнил удачную попытку пересадки сердца человеку в Кейптауне. К середине 1970-х годов хирургами в разных странах мира было произведено в общей сложности 228 трансплантаций печени, но лишь не более чем в 20 случаях они привели к реабилитации реципиентов[624]. Лишь «к 1990-м годам около 80% операций оказывались успешны, а значит, можно было уверенно говорить о грандиозном успехе новой отрасли. Только в США к тому времени количество "очередников" на получение органов для пересадки приближалось к 40 тыс., и ежегодно 10% сердечников умирали, так и не дождавшись исцеления. Острейший дефицит органов охватывал все страны и все континенты, и одной из главных задач здравоохранения стала задача обеспечения трансплантологии исходным материалом – свежими жизненно важными органами человека»[625].

Легально удовлетворить потребности всех, нуждающихся в пересадке органов, в настоящий момент не представляется возможным. Но в мире капитала, как известно, спрос рождает предложение. Нелегальный рынок органов возник именно как реакция на спрос, причем спрос тех, у кого есть деньги, большие деньги, и кто не утруждает себя вопросами: «Откуда органы и каким способом они были изьяты?». Трафик нелегальных органов буквально повторил маршруты эпохи колониализма, по которым несколько столетий назад возили рабов, а сегодня и рабов, и органы, – с Юга на Север, из Третьего мира в мир «золотого миллиарда», от темнокожих к белым, от женщин к мужчинам, от бедных белых к белым богатым.



«Бэрри Якобс, американский "врач", основал еще в 1983 г. "международную биржу почки", и до 1990 г. организовал порядка 2 тыс. продаж в год, покупая органы в Индии. Представители Кувейта, Саудовской Аравии, ОАЭ, Бахрейна, Омана отправлялись за почками в Индию так же, как столичные граждане отправляются на Тишинский рынок в Москве. После разоблачительных телевизионных репортажей Би-би-си Индию так и называли во всем мире – "органный базар". К тому же зачем платить от 40 до 70 тыс. долл. в европейских странах, если можно было за 15-20 тыс. получать, на первый взгляд, то же самое, но в Индии?»[626]. Индия до сих пор остается единственным местом в мире, где можно легально приобрести почку от живого донора, а не от трупа практически в любое время суток, как в супермаркете.

В Южной Африке, на родине первой в мире пересадки «темнокожего» сердца (1968) в «белую» грудную клетку, шокирующие слухи и факты о злоупотреблениях в полицейских моргах и торговле людьми, особенно женщинами для нужд трансплантологии, заставили специальную правительственную комиссию в конце 1980-х годов начать расследование и принимать отчаянные меры. К 1990-м годам на рынке органного донорства появился еще один центр незаконной трансплантологии – Турция, где встречаются и доноры, и те, кто нуждается в куске чужого тела.

Особое место на рынке органного донорства занимают страны, где тела всех без исключения граждан признаются государственной собственностью, а уж заключенных – тем более. До осуждения практики торговли органами Всемирной медицинской ассоциацией в 1983 г.[627] пациенты из многих азиатских стран отправлялись на остров Тайвань за криминальными органами в прямом и переносном смысле. После того как в Тайване было пересмотрено законодательство, активно нелегальный рынок трансплантологии стал развиваться в Китае[628].



Торговля человеческими органами сегодня категорически запрещена в большинстве стран мира, включая все развитые страны. Извлечение органов и тканей человека является одним из видов эксплуатации в определении термина «торговля людьми»[629]. Однако доказать незаконное извлечение органов и тканей человека чрезвычайно сложно, так как во многих государствах допускается законное использование органов живых доноров. Существует развитая социальная система обеспечения медицины «свежими органами», где можно выделить два официальных канала получения органов и тканей для пересадки: безвозмездное получение органов от родственников больного и безвозмездное изъятие органов от умерших людей. Правда, для этого, как правило, требуется предварительное специальное разрешение суда. В большинстве стран запрещается использовать донорские органы людей с психическими расстройствами, а также донорство органов заключенных – даже при наличии их согласия[630].

Нелегальный рынок торговли людьми и органами стал активно развиваться в 1980-1990 гг. и в настоящий момент является третьей статьей доходности международной организованной преступности. Журналисты любят цитировать по этому поводу Саверио Морабито, члена мафиозного клана Ндрангеты, который как-то сказал: «Бизнес будущего – незаконная торговля органами. Достаточно одной клиники и пары докторов, и из одного человека можно извлечь кучу органов»[631].

«Первое упоминание об импорте человеческих органов в Западную Европу относится к 1987 г., когда правоохранительные органы Гватемалы обнаружили 30 детей, предназначенных для использования в этом бизнесе. Затем пошли сообщения из Бразилии, Аргентины, Мексики, Эквадора, Гондураса, Парагвая. Первым, кого арестовали за такую торговлю, стал в 1996 г. египтянин: бедняки продавали ему почки по 12 тыс. долл. за штуку»[632].

Глобализация принесла с собой самые страшные в истории человечества явления: международный терроризм, торговлю людьми и «трансплантационный туризм», когда реципиент вместе с донором едет для трансплантации в такие страны, как Эстония, Румыния или Турция[633]. Если в 1970-1980-е годы продажей собственных органов занимались выходцы из Юго-Восточной Азии, Латинской Америки, то после крушения биполярной системы, когда капитализм укрепился во всем мире, таким образом пытаются заработать и жители стран Восточной Европы, а также бывших республик Советского Союза, оставшиеся без работы и средств существования.

Самый высокий спрос существует на почки и печень. Во всем мире из 70 тыс. случаев пересадки органов в год в 50 тыс. случаев происходит замена почки. При этом, отмечают эксперты, 5-10 % таких операций являются результатом незаконной торговли органами[634]. Что касается пересадки тканей, то наибольшим является число операций по пересадке роговицы глаза[635]. Всего же каждый год в мире выполняется 100 тыс. трансплантаций органов и более 200 тыс. – тканей и клеток человека, а лидером по количеству проводимых трансплантаций являются США[636].

Особо изуверские и масштабные формы торговля человеческими органами приобретает в период различного рода вооруженных конфликтов. К великому сожалению, подобные действия происходят в различных частях мира, однако именно на территории Косова и Метохии зафиксированы самые страшные и многочисленные факты подобного «бизнеса». Лидеры косовской мафии по жестокости и цинизму превзошли всех торговцев органами. Они не стали утруждать себя «трансплантологическим туризмом» и не ограничились изъятием органов у военнопленных, а захватывали сотнями мирных жителей, преимущественно сербов, которых содержали в концентрационных лагерях, где они дожидались очередного заказа на орган. Причем совершались все эти страшные преступления на территориях, подконтрольных миротворческим силам ООН и НАТО с июня 1999 г. Документальные свидетельства этих изощренных зверств косовских албанцев были в распоряжении МТБЮ уже в 2000 г. Однако серьезное расследование началось лишь в 2008 г., а в мае 2011 г. в Приштине и в октябре 2011 г. в Албании прошли первые судебные слушания.

Серьезный импульс разоблачению косовских убийц был дан докладом Дика Марти «Бесчеловечное обращение с людьми и незаконная торговля человеческими органами в Косово», озвученным им в ПАСЕ 12 декабря 2010 г. Напомню: в документе указывается, что руководители ОАК, в том числе действующий премьер-министр РК Хашим Тачи, самым тесным образом связаны с организованной преступностью и непосредственно участвовали в торговле человеческими органами. В докладе говорится о центрах, расположенных на территории Албании, в которых содержались и в которых убивали захваченных гражданских лиц, в основном сербов, с целью изъятия органов и последующей их продажи на черном рынке.

И Тачи, и руководство Албании отрицают эти обвинения, называя доклад Марти «фальшивкой», а самого Марти – «деревянным адвокатом Сербии»[637]. Буквально сразу после обнародования этих материалов, 30 декабря 2010 г. Тачи в интервью швейцарским газетам заявил: «Доклад Марти содержит много сказок и основан на слухах. Способ, которым Марти написал свой отчет, напоминает пропаганду Геббельса. Эта брошюра имеет расистский подтекст. Марти оскорбляет весь албанский народ и пытается нашу борьбу за свободу против сербской политики угнетения представить как уголовное деяние»[638]. Сали Бериша, развивая тезисы Тачи, вообще договорился до того, что увидел в докладе «тайную руку Москвы»: «Текст Дика Марти был подготовлен в Сербии, но с благословения России»[639]. Тем не менее Албания заявила об открытости для любого расследования на своей территории и готовности помочь следствию[640].

В результате шума, поднятого этим докладом, в июне 2011 г. Советом Европы была создана специальная группа следователей и прокуроров по изучению заявлений о торговле органами в Косове и Метохии во главе с американцем (!) Джоном Клинтом Уильямсоном. Именно в его распоряжении оказались все собранные материалы, в том числе и рабочие журналы руководства ОАК времен войны 1998-1999 гг. В них имеются такие примечательные записи: «Захвачена пожилая сербка. Интереса не представляет». Или: «Поймали блондина. Отправить на субпродукты, плевать, кто он – серб или американец»[641]. Многое зависит от того, как комиссия распорядится этими материалами.

Уильямсон начал официальное расследование по фактам продажи органов захваченных гражданских лиц во время войны 1998-1999 гг. в Космете с Албании. В частности, по этому вопросу он встречался с премьер-министром Албании Сали Беришей и прокурором Ина Рамой, но детали этих встреч не известны[642]. Кстати, в 2008 г. Прокуратура Сербии обвинила Албанию в уничтожении доказательств по делу о массовых похищениях сербов в КиМ в 1998-2001 гг. и насильственном удалении их внутренних органов для дальнейшей продажи в западные клиники[643]. Есть мнение, что ныне действующий премьер Албании Сали Бериша лично отдал распоряжение спецслужбам страны уничтожить все документы о массовых похищениях сербов в Космете и о торговле удаленными у них донорскими органами, так как сам был связан с организатором торговли человеческими органами лидером ОАК, нынешним руководителем РК Хашимом Тачи[644]. Посмотрим, чем закончится расследование Комиссии ЕС: за отсутствием многих документальных свидетельств она привлекает свидетелей из США, Канады и европейских стран. Тем не менее до сих пор неочевидно, что весь это процесс завершится наказанием действительных организаторов массовых убийств и издевательств. Например, когда министер иностранных дел Сербии (2007-2012) Вук Еремич поднял этот вопрос на заседании СБ ООН, французкий посол Жерар Аро, которого, конечно, поддержали представители Великобритании, Германии и США, заявил, что заниматься этим должна EULEX[645].

Цинизм так называемого цивилизованного международного сообщества заключается в том, что до доклада Д. Марти оно не интересовалось судьбой сотен жертв, о которых сербская сторона неоднократно сообщала во все инстанции. Так, в течение 1999 г. производились изъятия почек у захваченных гражданских лиц («неизвестных доноров», как это чаще всего пишется в официальных документах МТБЮ) в больничном центре в Тиране, который по мрачной иронии называется «Мать Тереза», и в университетской больнице Скопье. Во время войны эти учреждения использовались также для лечения раненых боевиков ОАК[646].

Для изъятий органов использовались также часть больницы в Байрам-Цури и оздоровительный центр на заводе «Кока-Кола» в Тиране, психоневрологическая больница тюрьмы № 320 в г. Бурел и частный дом, оснащенный под больницу, в окрестностях г. Тропоя, так называемый «Желтый дом». Кроме того, по данным сербской прокуратуры, людей содержали в шахте Дева, расположенной на границе Косова и Албании: один конец туннеля находится на территории края, другой – в Албании. В шахте была оборудована тюрьма[647]. Все эти факты родственниками похищенных сербов были задокументированы и предоставлены в международные инстанции в период с 2000 по 2003 г.!

Более десяти лет назад, еще в 2000 г. прокурорская служба МТБЮ «получала сообщения о том, что в 1998 и 1999 гг. солдаты ОАК похитили сотни сербов, цыган, албанцев и людей иной этнической принадлежности. Некоторых из похищенных держали в специальных лагерях, других запирали в подвалах, где стояла вода, или в стойлах для скота. Людей избивали, насиловали, пытали, казнили. Кто-то просто бесследно исчезал»[648]. По свидетельству Карлы дель Понте, которая с 1999 по 2007 г. была Главным прокурором МТБЮ, в трибунал сообщали, что «солдаты ОАК с помощью насилия и запугиваний принуждали сербов и цыган покидать родные деревни, а тех, кто оставался, убивали. Солдаты ОАК использовали пленных в качестве живых мишеней. Сообщалось о месте казней близ озера. Нам сообщали также, что тела жертв и живых пленников отправляли в Албанию.

Наташа Кандич (сербская журналиста. – Е.П.) прислала в прокурорскую службу опубликованный доклад, в котором говорилось, что 593 человека – сербы, черногорцы, цыгане и мусульмане славянского происхождения – либо исчезли, либо были похищены в период с 12 июня 1999 г. (день, когда в Косово вошли международные миротворческие войска НАТО – КФОР) по 31 декабря 2000 г. Обстоятельства исчезновения людей были столь странными, что напрашивалось предположение, что это не просто проявления постконфликтной мести. Большинство людей пропало в тех районах, где во время натовских бомбежек не отмечалось крупномасштабных проявлений насилия со стороны сербских войск. Десятки солдат югославской армии исчезли во время бомбежек и сражений с солдатами ОАК. Более 1,5 тысяч албанцев, удерживаемых ОАК в специальных лагерях во время бомбежек, бесследно пропали. Более 300 албанцев исчезли по второй половине 1999 и в 2000 годах»[649]. В трансплантологические лагеря жертв доставляли на грузовиках, что свидетельствует о массовости экзекуций, и очевидно, что подобные перемещения не могли быть незаметны как для миротворческих контингентов, размещенных в КиМ, так и для албанских пограничников при перемещении через границу Албании. Многие из перемещенных лиц до сих пор не найдены[650].

25 января 2001 г. во время визита в Белград Карла дель Понте встречалась с родственниками тех, кто пропал в КиМ. Тогда председатель ассоциации по розыску пропавших, Ранко Джинович, сообщил о тех, кто исчез в Космете с 1998 по 2001 г. «Ассоциация располагала доказательствами преступной деятельности членов ОАК. В числе этих доказательств, по словам Джиновича, были свидетельские показания о похищениях мужчин, женщин и детей. Три четверти похищенных пропали уже после введения в Косово миротворцев НАТО и организации Миссии ООН. Джинович обвинил руководителей ОАК, политического лидера Хашима Тачи и военного командира Агима Чеку в похищениях и убийствах на территории Косова и Метохии. Джинович сказал, что его ассоциация располагает именами 200 похитителей, и все они являются членами ОАК»[651]. В частности, у семьей похищенных Драгана Ристича, Йовицы Пауновича и Драгана Арсича были неопровержимые доказательства жутких преступлений ОАК. Родственникам узников удалось установить контакт с Ахметом Исуфи, членом Главного штаба ОАК и с комендантом зоны ОАК, «Карадак», его двоюродным братом Ахметом Кадрию, а также с Али Райфом, старостой лагеря «Бурел». За деньги они обещали освобождение своих жертв и даже разрешили свидание. После этой встречи стало известно, что в том лагере содержалось 280 человек[652].

Во время встречи с дель Понте в 2001 г. родственники пропавших обратились с просьбой расследовать преступления, совершенные после введения в Космет миротворческих сил в июне 1999 г. На что главный прокурор МТБЮ ответила: «Я попытаюсь». Как известно, ей удалось только опубликовать книгу, и то спустя восемь лет после той встречи. Однако и на том спасибо; по словам экс-прокурора, самое серьезное противодействие расследованию преступлений албанцев осуществляли правительство США, руководство НАТО, чиновники Международной миссии ООН и лично Бернар Кушнер[653].

В начале 2003 г. эксперты ООН предоставили доклад, в котором содержались свидетельские показания о тайном содержании людей под стражей в лагерях в Северной Албании. Два года спустя итальянские журналисты Джузеппе Витторио и Джулиа Романо опубликовали документы, которые свидетельствуют о том, что в 2005 г. при финансовой поддержке ООН было «проведено расследование правонарушений по переливанию крови в Косово в центрах, связанных с незаконными поставками крови и ее производных, в некоторых частных клиниках, работающих в районе Приштины»[654]. Однако ни в 2000, ни в 2003, ни в 2005 гг. не было предпринято никаких мер для дальнейшего изучения этого вопроса. Мировая пресса впервые стала писать о незаконной торговле органами и тканями лишь после выхода книги Карлы дель Понте – в 2008 г.

В течение всех лет с момента введения «миротворцев» в КиМ и провозглашения «независимости» края непрекращающимися усилиями сербской общественности, политиков, ученых и дипломатов из разных стран удалось все-таки пробить стену лжи и коварства, возведенную албанским мафиозным государством и их западными, прежде всего натовскими, покровителями. Трогательная забота представителей определенных политических кругов Запада об албанских изуверах, препятствующая полноценному расследованию случаев «черной трансплантологии» и откровенного геноцида сербов, напоминает аналогичное отношение западной верхушки к ряду нацистских преступников, ставивших медицинские эксперименты на узниках концлагерей. Нынешняя ситуация отличается тем, что сегодня западные покровители выступают и как бизнес-партнеры албанской мафии, а точнее – как подельники.

Лишь в конце мая 2011 г. апелляционный суд Приштины принял к рассмотрению материалы, представленные европейской миссией EULEX, в отношении группы врачей и высокопоставленных правительственных чиновников, обвиняемых в торговле человеческими органами, злоупотреблении властью и создании преступной организации. Как уже отмечалось, расследование этих преступлений было начато еще в 2008 г. УНМИК по фактам незаконного изъятия внутренних органов у больных в клинике «Медикус» (Medicus) в Приштине, рекламируемой как «Немецкая клиника сердечнососудистых заболеваний».

Причем ни многочисленные свидетельства сербов, ни обращения в различные инстанции не заставили начать расследование. Дело закрутилось только после того, когда в ноябре 2008 г. в аэропорту Приштины был снят с рейса 24-летний гражданин Турции Йилман Алтун, который не смог улететь в Стамбул по причине тяжелого состояния[655]. Оказалось, что за четыре дня до несостоявшегося полета в клинике «Медикус» у него была ампутирована почка, за что ему было обещано 20 тыс. долл. Эта почка была трансплантирована 74-летнему гражданину Израиля. С этого момента избежать официального расследования было невозможно. Позже прокуратура задокументировала еще 20 подобных фактов. Среди покупателей органов были канадец Рауль Файн, купивший почку, ампутированную у женщины, и немец из Северной Рейн – Вестфалии[656].

Из показаний нуждавшегося в срочной пересадке почки канадца следует, что он провел первоначальные переговоры с израильскими посредниками, которые свели его с руководством клиники «Медикус». Стоимость пересадки почки была определена в 87 тыс. евро. Файн произвел оплату на счет израильского посредника Моше Хареля и затем вылетел в Приштину с остановкой в Стамбуле, где его осмотрел еще один из главных обвиняемых – Юсуф Сонмез. После этого канадец вместе с другим «реципиентом» – гражданином Германии – был помещен в клинику, где и прошла операция по пересадке. При этом, по данным обвинения, донорами для канадца и немца выступили две женщины из стран СНГ. Согласно данным СМИ, одной из них являлась уроженка российского Дальнего Востока Анна Русаленко. По материалам следствия, именно ее почка была пересажена канадцу, однако обещанного вознаграждения в 20 тыс. евро Анна не получила и была переправлена обратно в Стамбул[657].

Похожая информация содержится и в показаниях другого международного свидетеля – менеджера из Нью-Йорка Джозефа Коралашвили, который в октябре 2008 г. сопровождал в РК своего отца, нуждавшегося в пересадке почки. Безопасность этого свидетеля обеспечивало непосредственно ФБР. По словам Коралашвили, во время его 6-дневного пребывания в Приштине ни один из местных докторов «не назвал своего имени», и он не имел понятия о происхождении донорской почки, пересаженной его отцу[658]. Свидетельства Файна и Коралашвили, безусловно, позволяют судить о высокой международной координации деятельности «черных трансплантологов». По версии следствия, получателями нелегальных органов были граждане Германии, Израиля, Канады и Польши и платили в среднем по 90 тыс. евро за почку. Доноры были, в основном, из бедных стран Восточной Европы и Центральной Азии, и в лучшем случае получали до 10 тыс. евро[659].

Что же это за клиника, фигурирующая в материалах следствия? В соответствии с записью в косовском торговом реестре за номером 70293202 клиника «Медикус» принадлежит немецкому профессору, доктору медицины Манфреду Эрнсту Бееру, который одновременно является ординатором отделения урологии одной из клиник в Берлине – Тиргартен. Его представителем в реестре обозначен косовский врач Люфти Дервиши, который еще в 1998 г. был обвинен свидетелями в участии в похищениях ОАК сербских гражданских лиц с целью насильственной ампутации их внутренних органов. Думаю, что тогда его не привлекли к ответственности, потому что он был товарищем Тачи, в котором тогда очень нуждался Запад: на кону стоял вопрос отделения края.

Дружба Люфти Дервиши, профессора Приштинского университета в 1982 г., с X. Тачи началась в самый разгар войны. Как говорит Франческо Мандои, бывший специальный прокурор EULEX, «семья Дервиши приютила Тачи после взрыва бомбы в его доме». По словам свидетелей, Дервиши часто видели рядом с «Желтым домом», который был одним из тайных мест содержания заложников под стражей боевиков ОАК. Здесь перед трансплантацией органов проводились тесты на совместимость на сербах и албанских заключенных. «Желтый дом» – место операций по изъятию органов у жертв косовской мафии – находится недалеко от г. Бурел на севере Албании и недалеко от г. Призрен. Во время войны и сразу после нее это пространство между Косовом и Албанией находилось под контролем группы Тачи[660].

Лишь спустя десять лет, в ноябре 2008 г. косовская полиция арестовала в Приштине уролога Люфти Дервиши по подозрению в нелегальной трансплантации почек. Причем – и в этом ярко проявляются весь цинизм и коварство мировой системы правосудия, контролируемой Западом, – арест этот произошел не на основании данных о зверствах над сербами, а по вопросам проведения нелегальных, но добровольных трансплантаций, хотя, как сообщало 5 ноября 2008 г. белградское издание «Блиц», имя этого «врача» назвал один из свидетелей по делу о торговле органами пленных сербов из Косова и Метохии в 1998-1999 годы.

Данные сербской Прокуратуры по военным преступлениям также свидетельствуют о самых жутких «операциях», которые проводились там с 1998 г. по март 2001 г.; согласно другим сведениям, подпольный донорский центр функционировал с 1999 по 2003 г. В Бурел жертвы доставлялись из нескольких концентрационных лагерей и тюрем, располагавшихся у городов Тропоя, Кукес, Байрам Цури, Кольш. и из тюрьмы в шахте Дева. За это время убили более 500 человек. Русских среди них было не менее 50. У наших добровольцев, приехавших защищать православных братьев, албанцы вырезали органы с особым удовольствием – считалось, что уж их-то точно никто искать не будет.

Сведения, собранные сотрудниками Гаагского трибунала, доказывают, что человеком, организовавшим конвейер дешевых донорских органов для стареющей Европы, был нынешний премьер РК Хашим Тачи. По самым скромным подсчетам Карлы дель Понте, на торговле органами, изъятыми у живых людей, Тачи заработал более 2 млн евро. Наверное, именно за это Джордж Буш назвал его «демократом новой волны и одним из лучших европейских менеджеров»[661]. Впрочем, двойные стандарты – норма для западной верхушки. Достаточно вспомнить, что президент Р. Рейган называл гватемальского генерала Эфраина Риоса Монта, палача индейцев Гватемалы, прежде всего майя[662], «человеком большой личной целостности». Сами гватемальцы называли Монта иначе: «Великое чудовище» и «Дьявол». Но это к слову.

Представители МТБЮ побывали в г. Бурел еще в 2003 г. и даже нашли «Желтый дом» – трехэтажное строение с операционной, стены которой были забрызганы человеческой кровью. Однако тогда никакого расследования не последовало. Да и на слушаниях по пересадке органов, проведенных под эгидой ведомства Уильямсона, тоже нет никаких упоминаний о зверствах того времени. Комиссия ЕС, безусловно, делает большое дело – раскрывает каналы нелегальной трансплантологии, но это все очень далеко от того, что творили косовские албанцы с пленными и похищенными в конце 90-х – начале 2000-х годов.

Так, 4 октября 2011 г. перед судом Приштины предстали семь местных жителей, шестеро из которых являются сотрудниками косовской клиники «Медикус». По версии следствия обвиняемые обманом заманивали молдаван, казахстанцев, турок и россиян, у которых предлагали купить донорские почки для дальнейшей пересадки. За каждый донорский орган организаторы аферы обещали заплатить по 15 тыс. евро. После операции доноры обещанной суммы не получали, в то время как подсудимые продавали полученные почки за 80-100 тыс. евро. Всего, по данным «ЯеШегв», медики провели порядка 30 операций.

Всем семерым косовским албанцам, среди которых бывший высокопоставленный сотрудник Министерства здравоохранения РК Илир Рецай, предъявили обвинения в торговле людьми, создании организованного преступного сообщества проведении незаконных операций и превышении должностных полномочий. Все они свою вину не признают. Кроме граждан «независимого» Косова в деле фигурируют, как уже отмечалось, турецкий хирург Юсуф Сонмез, прозванный «Др. Франкенштейн»[663], который проводил операции, а также гражданин Израиля Моше Харель, отвечавший за подбор доноров и реципиентов органов. Оба они находятся в международном розыске по линии Интерпола. В то же время в сентябре стамбульская прокуратура предъявила подозреваемым обвинения по косовскому делу, потребовав приговорить каждого к 171 году тюрьмы[664].

Каким же должно быть наказание за те зверства, которые творили косовские албанцы в период с 1999 по 2003 г.? Ответ на этот вопрос, похоже, «мировую общественность», т.е. Запад как сообщество, не волнует, так как о жертвах среди мирного неалбанского населения края и о преступниках того периода в ходе судебного разбирательства мы опять не услышали. В своих стараниях вывести из-под удара главных фигурантов дела о «черной трансплантологии» – Хашима Тачи, его подельников и непосредственных покровителей – международные кураторы расследования в лице представителей ЕС забыли, что возмездие все равно придет, как оно пришло, например, к убийцам Че Гевары.

В июне 2011 г. бывший член разведки РК Назим Блаца признался, что он был членом ее тайной группы исполнителей (экзекуторов), которая активно сотрудничала с «Дреницкой группой». По имеющимся данным, эта группа непосредственно причастна к убийству в первые шесть месяцев после войны 450 человек (!), сотрудничавших с Белградом и бывших политическими противниками Тачи[665]. Сейчас Блаца находится под круглосуточной охраной EULEX в своем доме в 20 км южнее Приштины как свидетель и преступник, но главное, как активно сотрудничающий со следствием. «Я готов свидетельствовать до конца», – говорит Блаца. В настоящее время он дает показания против другого предполагаемого члена группы, Фахредина Гаши, поэтому ряд аналитиков надеется, что его показания могут вывести на высших лиц в руководстве РК и непосредственно связанных с Тачи. Пока Блаца – первый, кто нарушил закон молчания о людях ОАК, вовлеченных в преступления, но, будем надеяться, не последний.

Доклад Дика Марти содержит большое количество информации о случаях серьезного нарушения прав человека высшими должностными лицами самопровозглашенной Республики Косово перед началом бомбардировок Югославии авиацией НАТО в 1999 г. Кроме того, Марти утверждает, что по окончании вооруженного конфликта в Космете ОАК совершила многочисленные исключительно жестокие преступления, связанные с принудительными ампутациями органов в клинике, расположенной недалеко от Фирше-Круже на территории Албании. Марти констатирует, что преступная деятельность ОАК до сих пор не остановлена.

В документах, представленных в Совет Европы, содержатся многочисленные доказательства того, что Хашим Тачи является шефом преступной организации под названием «Группа Дреница» («Дреницкая группа») – одной из центральных структур ОАК и организованной преступности в РК и Албании. Дипломатическое признание Запада сделало невозможным законное преследование Хашима Тачи и других правительственных чиновников, гарантируя им международный иммунитет[666].

В своем докладе Марти утверждает, что остальные члены «Группы Дреница» – Джавит Халити, Кадри Весели, Азем Сыла и Фатмир Лимай – вместе с Тачи замешаны в организации заказных убийств, торговле людьми, принуждении к проституции, а также торговле крадеными автомобилями. Не менее значимой оказывается фигура Шаипа Муи – главного «медицинского координатора» в штабе ОАК[667]. Кроме самых жестких обвинений в адрес Тачи, Марти утверждает, что НАТО и службы безопасности как минимум четырех государств – Германии, Италии, Британии и Греции – в течение многих лет были прекрасно информированы о преступной деятельности ОАК и самого Тачи.

Ну а раз такие высокие покровители «крышуют» Тачи и его подельников, то не вызывает никакого удивления тот факт, что, несмотря на все имеющиеся разоблачения, содержащиеся как в докладе Марти, так и в материалах, предоставленных сербскими, германскими, итальянскими, швейцарскими журналистами, политиками и общественными деятелями[668], 4 июля 2011 г. Высокий Представитель ЕС по внешней политике и безопасности и вице-председатель Еврокомиссии баронесса Кэтрин Эштон заявила, что она «по-настоящему счастлива принимать в Брюсселе премьера Тачи» (курсив мой. – Е.П.). Незадолго до визита Тачи в Брюссель депутат немецкого Бундестага Севим Дагделен обратилась с запросом о преступной деятельности косовского премьера в правительство Германии. Ответ не заставил себя ждать: «В соответствии с международным правом вопрос гарантий иммунитета главы правительства относится к компетенции Республики Косово»[669]. Очевидно, что совесть всех, покрывающих чудовищные преступления, такая же черная, как «черная трансплантология». И эти люди претендуют на то, чтобы управлять миром. Ясно, какого цвета будет этот мир, – черного. Ясно и то, какой он будет, – криминальный.

 


Эта страница нарушает авторские права

allrefrs.ru - 2019 год. Все права принадлежат их авторам!