Главная Обратная связь

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






Албанская мафия в мировой системе наркоторговли



 

В 1997 г. в докладе Генерального секретариата Интерпола перед всеми странами – участниками этой международной организации была поставлена задача – уделять особое внимание быстро развивающимся мафиозным кланам косовских албанцев. В документе подчеркивалось, что «преступные группировки этнических албанцев уже сумели взять под свой контроль от 60 до 80% поставок героина в Швейцарию, Австрию, Германию, Венгрию, Чехию, а также в Швецию и Норвегию. Таких "впечатляющих успехов" албанские гангстеры достигли, установив контроль над так называемым "балканским маршрутом", проходящим через Балканский полуостров в Западную Европу из Пакистана, Афганистана, Ирана, Турции, откуда переправлялся сначала опий, а потом и героин»[575]. Кроме того, косовскими албанцами выращиваются значительные объемы конопли. Есть также сведения о наличии в Косове разветвленной сети лабораторий по производству героина, а в последние годы здесь активно ведутся работы «по генной модификации южноамериканской коки, используемой для производства кокаина, с целью массового выращивания этого растения в Европе и превращения территории края Косово в "европейскую Колумбию"»[576].

Но это все же слишком отдаленные перспективы. Поэтому, в буквальном смысле не жалея живота своего, албанская мафия трудится на ниве транспортировки традиционных наркотиков. Необходимо отметить, что после установления международного присутствия в Космете в июне 1999 г. после натовских бомбардировок Югославии пропускная способность «балканского маршрута» резко возросла. «Балканский маршрут» считается главным каналом транспортировки опиатов и пропускает до 80% наркотиков, предназначенных для продажи в Европе. Опиум, выращенный в Афганистане и Пакистане (центр так называемого «Золотого Полумесяца»), перерабатывают в Турции. Затем через Грецию, Болгарию, Албанию, «новые демократии», возникшие на Балканах после развала Югославии, а также Австрию, Румынию, Чехию и Венгрию наркотики переправляют в другие регионы Европы. Далее «балканский маршрут» ведет в Великобританию через французский порт Кале, где албанская мафия имеет прочные позиции. Интересная деталь: в портах канала Ла-Манш албанцы нанимают посредников, которые перебивают запах наркотика, загружая на свой транспорт мясо, корм для животных и свежие цветы, чтобы ввести в заблуждение служебных собак, определяющих наркотики по запаху.

Учитывая рост производства наркотиков в Афганистане, на долю которого после установления там американского присутствия приходится до 90% всего героина в мире (кстати, по данным ООН, доходы от продажи опиума в Афганистане только в 2011 г. выросли на 133 %[577]), а также тесные связи косовских албанцев с талибами и «аль-Каидой», торговля наркотиками является основной статьей дохода «независимого» Косова и албанской мафии в целом. Показательно и то, что премьер-министр РК Хашим Тачи уже давно плотно вписан в наркобизнес, как уже отмечалось в предыдущей главе. Причем за последние годы Тачи организовал физическое устранение бывших своих соратников по ОАК – крупных наркодельцов.



Изучая роль албанской мафии в мировом наркобизнесе, следует знать общий объем этого рынка. В докладе ООН 2011 г. даются следующие данные. «Мировой рынок (только! – Е.П.) опиатов в 2009 г. оценивался в 68 млрд долл., из которых 61 млрд долл. приходится на потребителей героина. Цены на героин существенно различаются. Хотя в Афганистане цены в 2010 г. возросли, стоимость одного грамма составляет там менее четырех долларов. В Западной и Центральной Европе потребители платят от 40 до 100 долл. за грамм, в Соединенных Штатах и в Северной Европе 1170-200 долл. за грамм, а в Австралии цена достигает 230-370 долл. США. Афганские фермеры заработали в 2010 г. около 440 млн долл. США, тогда как самую большую прибыль получили организованные преступные группировки в основных странах потребления»[578].

Как говорится, есть за что бороться. И албанская мафия не просто борется – сражается насмерть, уничтожая любого, кто становится на ее пути к наркоденьгам.

И надо сказать, что в этом многомиллионном серийном убийстве – торговлю наркотиками нельзя воспринимать иначе, как массовое серийное убийство – AM занимает «достойное» место. «Ежемесячно через руки албанских наркодилеров проходят от четырех до шести тонн героина, произведенного из афганского сырья, а годовой доход преступных группировок от торговли смертельным зельем составляет два млрд долларов. Согласно данным ООН, лишь в Европу, которая является одним из главных реципиентов афганских опиатов, поставляется около 150 т героина ежегодно, из них 35-40 т предназначены для России. Албанская мафия контролирует в этом потоке 75% поставок героина в Западную Европу и около 50% поставок в США»[579].



Среди албанских организованных преступных групп (ОПГ), контролирующих наркотрафик, самым мощным считается албанский героиновый наркокартель Камилла. Он входит в пятерку крупнейших сообществ такого рода в мире и имеет более 500 млн евро годового дохода. За поставки героина в Европу отвечают около 30 албанских наркокланов, каждый из которых контролирует «свой» участок наркотрафика[580]. В рамках «балканского маршрута» действуют пять основных каналов доставки наркотиков:

1. Албанский идет через Албанию, Македонию, Косово и Метохию, Центральную Боснию и далее в Европу. Название этого канала транспортировки связано с тем, что он проходит преимущественно по территориям компактного проживания албанцев.

2. Зеленый («Зетра») начинается в Турции, проходит через населенную мусульманами Южную Болгарию, захватывает Македонию, использует как перевалочную базу Прешево в Южной Сербии и заканчивается в Боснии. Направление «Зетра» (Турция – Босния), будучи одним из главных направлений криминального транзита, исторически является также магистральным путем проникновения ислама в Европу.

3. Маршрут «Д», или путь через Дубровник. Проходит через пограничный переход «Дебели брег».

4. Маршрут «Р», или путь через Риеку используется только при наличии надежных логистических центров в Хорватии и для прямых поставок наркотиков и оружия. Надо сказать, что албанские каналы криминальных связей, проходящие через Хорватию, а также Словению, существуют уже несколько десятилетий[581].

5. Северный маршрут обеспечивает поставку наркотиков с территории Балкан через Чехию в Скандинавские страны[582].

Использование того или иного направления во многом зависит от времени года: зимой некоторые маршруты практически непригодны. Проблема раскрытия каналов транспортировки осложняется как высокими покровителями этого «бизнеса», так и широтой земляческих, коммерческих, родственных связей, сплачивающих албанскую диаспору в Европе. Об этом более детально – чуть ниже.

Однако, несмотря на сплоченность и особую закрытость албанской мафии, а также роль высоких интересантов, в результате скоординированной деятельности Интерпола и серии спецопераций в целом ряде европейских стран в конце 1990-х годов были раскрыты крупные преступные организации из числа этнических албанцев, в том числе и из Космета. К наиболее успешным акциям относится арест одного из самых влиятельных криминальных авторитетов албанской мафии, уроженца КиМ – «Принца» Доброши (1965 г.р.), задержанного 23 февраля 1999 г. в Праге. Еще в 1994 г. норвежский суд приговорил Доброши к 14 годам тюрьмы за совершение тяжких преступлений. Однако в январе 1997 г., подкупив охранника, ему удалось сбежать из тюрьмы. После побега «Принц» некоторое время скрывался на Балканах, где в одной из хорватских клиник ему была сделана пластическая операция.

Всего по делу Доброши тогда удалось задержать и взять под стражу более 40 преступников: аресты проводились одновременно в различных странах Западной Европы. Согласно имеющейся информации, клан Доброши отвечал за поставки героина на северном участке «балканского маршрута». «Принц» контролировал 90% трафика героина в Швецию и Норвегию[583]. По данным чешской полиции, часть средств, вырученных от продажи наркотиков, шла на закупку оружия, в том числе и переносных зенитных ракетных комплексов, которые предназначались для «борьбы за независимость» Косова. После задержания Доброши отправили в Норвегию, где он должен был отсидеть прежний срок – 14 лет и получить новый. Однако кто-то был очень заинтересован в иной судьбе «Принца».

28 сентября 2006 г. спецслужбы Норвегии раскрыли крупномасштабный террористический заговор: группа террористов-смертников в составе четырех человек готовила взрывы посольств США и Израиля в Осло. «Главным фигурантом этого резонансного дела стал лидер пакистанского крыла "аль-Каиды" Афран Кадер Бхатти, занимавшийся распространением радикального ислама и созданием террористических ячеек на территории скандинавских государств. В ходе расследования выяснилось, что прибытие шахидов в Норвегию, их легализацию и изготовление взрывных устройств организовал... косовский наркобарон "Принц". Причем Доброши занимался этим во время отбывания очередного срока за торговлю наркотиками в норвежской тюрьме, откуда его отправили отбывать наказание в... Приштину (! – Е.П.). Там-то в августе 2006 г. и состоялась его встреча с Бхатти, на которой обсуждались последние технические детали предстоящих терактов»[584].

Вряд ли норвежские стражи порядка отпустили Доброши на родину за «хорошее поведение». Тем более не верится в то, что они могли это сделать по собственному усмотрению, прекрасно понимая, что Косово – это «зона неправа» (Э. Валадюр). По всей видимости, высоким покровителям албанских мафиози Доброши нужен был именно в Приштине, которая к тому моменту вот уже шесть лет находилась под непосредственным надзором британских военных, которые отвечали за эту часть края согласно Резолюции СБ ООН.

Однако вернемся в 1999 год. Тогда сотрудники специализированного отдела итальянской полиции арестовали в Милане еще одного косовского албанца – Агима Гаши – по обвинению в организации преступного сообщества. Гаши и его земляки, осевшие в Италии, в течение ряда лет переправляли на свою новую родину героин из Турции. Наркопоставки оценивались в сотни миллионов долларов. Кроме самого Гаши, карабинеры арестовали еще 124 человека. Большинство из них – этнические албанцы. Правда, среди арестованных были турки, итальянцы, немцы, испанцы и тунисцы – настоящая интернациональная банда. В сферу влияния группы Гаши входили не только рынки сбыта в Италии и некоторых других европейских странах, но и крупные порты в Албании, а также обширные маковые поля в Турции.

Гаши – член известной на Балканах албанской «семьи», специализировавшейся на поставках героина по «балканскому маршруту», рэкете и насильственном вовлечении в проституцию. Агим Гаши приехал в Италию в 1992 г., женился на итальянке и на вполне законных основаниях поселился в пригороде Милана. Традиционно Милан и его окрестности считаются вотчиной Ндрангеты – калабрийской мафии[585], но это не помешало деятельному Гаши создать мощную бригаду албанцев, ядро которой составляли выходцы из КиМ. «Миланские полицейские называют три основные черты, характерные для албанских преступных группировок: сплоченность, решимость в достижении поставленных целей и безоглядная жестокость. В отличие от других иммигрантов албанцы вовсе не старались следовать местным правилам. Вначале они потеснили курдских и турецких наркодилеров, которые до недавнего времени играли главную роль в организации поставок героина в Италию через Балканы, а лишь затем схлестнулись и с местными мафиози. Члены клана Гаши, отлаживая свой бизнес, совершили немыслимый по итальянским меркам поступок – открыли стрельбу во время переговоров с сыном известного "крестного отца" Ндрангеты»[586].

Однако постепенно между мафиозными кланами была достигнута договоренность – они стали партнерами. «Деловые» интересы клана Гаши не ограничивались только Италией. Ему удалось открыть салон красоты в Лондоне, который послужил «крышей» для основного бизнеса, – как известно, в Великобритании самые высокие в Европе цены на героин. Надо сказать, что часть доходов от наркоторговли Гаши всегда вкладывал в легальный бизнес: первые салоны красоты и агентства по продаже недвижимости были открыты еще в Милане. Позже они использовались в схемах по «отмыванию» наркоденег. Кроме того, подобные заведения функционировали в Венгрии, Германии и Норвегии.

В Италию оптовые партии героина клан Гаши в основном переправлял из Турции. Была даже создана транспортная компания, которой руководили два брата, тоже косметские албанцы, Адем и Авни Игришта. Официально их фирма специализировалась на импорте в Италию орехов и хлопчатобумажных маек из Турции, в контейнерах с которыми были искусно спрятаны пакеты с героином. Использовались и другие схемы. Например, оптовая партия героина доставлялась в Софию или Будапешт. Затем наркотик укладывали в небольшие пакеты так, чтобы было удобно спрятать в легковой машине, и передавали курьерам. В качестве курьеров группа Гаши старалась использовать состоятельных немцев, владельцев дорогих машин – мерседесов и БМВ. На комиссионные не скупились. Только в Италию таким способом подчиненные Гаши поставляли 10–15 кг героина ежедневно. В год только такая транспортировка достигала от 3 до 5 т наркотических веществ, не говоря уже о других способах наркотрафика.

Розничной продажей наркотика на улицах Милана и других городов занимались мигранты как из КиМ, так и из Северной Африки. Наркокурьерами, работающими с мелкими партиями-порциями, обычно служат дети младше 14 лет, которые не подлежат уголовному преследованию. Бригадиры обеспечивали бесперебойность и «крышу» процесса, а «уважаемые» люди, авторитеты возглавляли этот процесс. Как отмечал бывший начальник Отдела по борьбе с наркотиками Белградского управления полиции Марко Ницович, «проникнуть в албанские криминальные группы практически невозможно, поскольку героином занимаются только члены семейного клана. А без "внедренного" в каналы "своего человека" ничего нельзя сделать. Поэтому албанцы сегодня – самая большая проблема полиции западных стран»[587].

Несмотря на семейственность, среди албанских ОПГ случаются серьезные разборки. Например, известный в Албании гангстер Наим Зибери, контролировавший наркоторговлю в Тиране, попытался обложить данью Гаши. В результате труп Зибери был найден весь изрешеченный пулями. Следствие доказало, что стреляли сразу из нескольких автоматов.

С момента возникновения криминальных албанских структур в Европе всегда существовала устойчивая связь этих кланов с малой родиной. В период активизации сецессионной деятельности в Косове и Метохии основные потоки средств уходили на обеспечение деятельности ОАК[588]. После получения «независимости» эта связь не прервана. Огромные деньги тратятся на получение признания со стороны целого ряда государств, а также идут на подкуп еврочиновников и депутатов Европарламента, которые выделяют миллиарды евро на поддержание нищей экономики «независимого» Косова[589]. Кроме того, серьезная работа ведется по подрывной деятельности в Черногории, Македонии и сербском Санджаке. И наконец, наркоторговля, как и другие виды криминальной деятельности, является основным источником дохода руководства РК.

Что же касается войны в крае, то именно в конце 1990-х годов сотрудники Европола отмечали резко возросшую активность преступных сообществ косметских албанцев, специализирующихся на контрабанде и распространении наркотиков. Анализируя бурную деятельность албанских преступных групп, специалисты по борьбе с наркобизнесом указывали на причастность к хорошо оглаженной сети контрабандного распространения героина руководства ОАК. Например, в конце марта 1999 г. один из руководителей полиции Швеции, курирующий борьбу с наркобизнесом, в интервью лондонской «The Times» заявил, что его служба располагает информацией, дающей основания утверждать, что между наркодолларами и ОАК существует непосредственная связь. Однако ОАК – это относительно публичное звено криминального бизнеса. Как отмечает исследователь тайных пружин мировой политики Даниэль Эстулин, за созданием ОАК и – шире – за наркоторговлей стоит Бильдербергский клуб[590]. По его версии, в 1996 г. на заседании клуба в Кинг-Сити было принято решение о поддержке тогда еще разрозненных группировок косметских албанцев с целью создания структуры, способной контролировать трафик героина с Ближнего Востока в Европу и США.

Еще в 1994 г. «The Christian Science Monitor» писала, что «нарушенный югославским конфликтом наркотрафик через Балканы восстанавливается благодаря албанским наркобаронам, которые налаживают новую сеть контрабанды в Западную Европу, не проходящую через регионы полуострова, страдающие от войны. Например, в 1990 г. венгерской полицией было задержано только 6 кг сильнодействующих наркотиков, а к августу 1994 г. ежегодная цифра достигала уже 600 кг». В свою очередь «Jane's Intelligence Review»[591] (британский журнал, занимающийся расследованиями) в статье «Балканский Медельин» от 1 февраля 1995 г. писал: «Традиционно маршруты перевозки героина в Западную Европу через Югославию, Турцию, Кавказ и более восточные регионы все сильнее смещаются в сторону Италии, пролегая через Черное море, Албанию, Болгарию и Македонию. Это изменение укрепило албанскую мафию, которая, как сейчас считается, контролирует 70% нелегального рынка героина в Германии и Швейцарии. Она действует в союзе с могущественной сицилийской мафией и опирается на многочисленную диаспору в западных странах: только в Швейцарии проживает более ста тысяч албанских резидентов (на 2011 г. албанская диаспора в Швейцарии достигает 300 тыс. человек[592]. – Е.П.). Кроме того, эта диаспора служит отличным прикрытием албанским криминальным элементам, она также является важным источником дохода для мафиози.

Если ничего не предпринимать, то могущественный албанский наркотерроризм может создать синдром Колумбии на юге Балкан либо привести к росту могущества албанской мафии, что даст ей возможность контролировать одно или несколько государств в регионе. Практически речь может идти об Албании и Македонии либо о двух странах сразу. Уже сейчас прибыль в иностранной валюте от наркотерроризма поступает правительствам и местным политическим партиям. В Албании правящая Демократическая партия под руководством президента Сали Бериши (был президентом Албании с 1992 по 1997 г. – Е.П.) подозревается в том, что закрывает глаза на наркотрафик и даже напрямую пользуется им в таких политико-экономических целях, как, например, финансирование политических партий и других сепаратистских групп Косово и Македонии»[593].

Занимаясь проблемами наркоторговли, необходимо помнить, что этот «бизнес», приносящий миллиарды долларов его организаторам, «является неотъемлемой и очень важной частью мировой банковской и финансовой систем, поскольку обеспечивает экономику ликвидными наличными деньгами, необходимыми для совершения огромных ежемесячных выплат по производным ценным бумагам и вливаний в инвестиционные "мыльные пузыри" в США и Великобритании»[594]. В 2000 г. журнал «Le Monde Diplomatique» оценил ежегодную сумму прибыли от наркоторговли приблизительно в 420 млрд евро[595].

Важнейшим фактором процветания наркоторговли является прямой интерес крупных компаний. «Корпорации могут зарабатывать огромные деньги, принимая их от торговцев и производителей наркотиков в качестве вкладов под очень низкие проценты и получая (после "отмывания") астрономические прибыли. Когда крупная компания получает наличными в качестве ссуды со ставкой пять процентов 100 млрд нелегальных долл., которые не могут быть использованы, деньги становятся легальными и ликвидными. Наркобизнес процветает потому, что вырученные деньги являются залогом инвестиций крупнейших компаний мира. Наркоторговцы являются кредиторами политиков. Они держат на крючке тех гринго с Уолл-стрит, чьи дети порой умирают от этих наркотиков. Преуспевающие дельцы не могут допустить уничтожения наркобаронов. Конгресс не может допустить уничтожения наркобаронов. Президенты и те, кто финансирует их избирательные кампании, не могут допустить уничтожения наркобаронов. Почему?

Потому, что наша (мировая. – Е.П.) иерархическая экономика, контролируемая одним процентом общества, не может допустить конкуренции (неважно, политической или экономической) в использовании денег, вырученных от торговли наркотиками. И с каждым увеличением продаж на миллион долларов или увеличением доходов после приобретения очередного контрольного пакета акций рыночная стоимость активов этого одного процента общества увеличивается в двадцать, а то и в тридцать раз»[596].

Французский журналист Кристиан де Бри утверждает, что «свободное перемещение этих денежных средств из одного конца света в другой, глобализация и отказ от территориального суверенитета стимулировали резкий рост подпольного финансового рынка. Эта сбалансированная система тесно связана с распространением современного капитализма и базируется на интересах трех групп: правительств, транснациональных корпораций и мафии. Бизнес есть бизнес, и экономические преступления – это прежде всего рынок, процветающий и четко структурированный, а потому управляемый по тем же законам спроса и предложения.

Чрезвычайная сложность крупного бизнеса и невмешательство со стороны политиков – это единственный способ, которым может воспользоваться организованная преступность для "отмывания" денег. Транснациональным корпорациям требуются поддержка правительства и нейтралитет со стороны регулирующих органов, чтобы укреплять свои позиции, увеличивать прибыли, противостоять конкурентам, совершать "сделки века" и финансировать противозаконные операции. Политики оказываются напрямую вовлеченными в этот бизнес, так как их влиятельность зависит от поддержки извне и от финансирования, которое позволяет им оставаться у власти. Такое столкновение интересов – это важная часть современной экономики, смазка, которая позволяет вращаться колесам капитализма»[597]. Наркотики в этой сложной цепочке интересов играют одну из главных ролей наряду с торговлей оружием, людьми и человеческими органами, но этому посвящены отдельные части книги.

Торговля наркотиками в мировом масштабе невозможна без поддержки банков, спецслужб, разведывательных структур, как государственных, так и частных крупных корпораций. Фактически наркоторговля – это самое крупное предприятие в мире, которым управляют самые влиятельные особы – члены королевских семей, олигархи и чиновники[598]. Это убедительно показывает в своих книгах Джон Коулман, бывший агент британской службы МИ-6[599]. Что же касается связи албанской мафии и наркоторговли – она несомненна. Об этом писали начиная с 1994 г. все серьезные европейские и американские издания. В официальных докладах, которые зачитывались на слушаниях в Сенате США, озвучивались основные тезисы, свидетельствующие о прямой связи, существовавшей «между торговлей оружием и продажей наркотиков для албанских сил, выступающих против сербов в Косово»[600]. Причем подчеркивалось, что именно торговля наркотиками являлась «ключевым фактором, который позволил Освободительной армии Косова выступить инициатором конфликта»[601].

Необходимо отметить, что акулы капитализма не впервые сделали ставку на мафиозные и террористические организации. Например, в 1944 г. западные страны, и прежде всего США, благожелательно отнеслись к сицилийской мафии, представив ее как «антифашистскую структуру», сыграв в определенной степени на том факте, что Муссолини активно и решительно боролся с ней. Спустя несколько десятков лет активно поддерживали «контрас» в Никарагуа, хотя Госдепартаменту США было хорошо известно о вовлеченности этой группировки в крупномасштабную торговлю кокаином. Я уже не говорю о ситуации в Колумбии, где «крупнейшими наркоторговцами выступают как раз те группировки боевиков, которые одновременно являются партнерами наших (американских. – Е.П.) союзников, т.е. колумбийской армии. Вдобавок ко всему сами по себе эти группировки суть прямые наследники еще одного "шедевра" деятельности ЦРУ: террористов, выпестованных управлением по борьбе с "левыми"»[602].

Итак, активное использование методики «работы» с мафиозными структурами разведывательные и военные службы США практикуют с конца Второй мировой войны. Почти хрестоматийным примером теневой политики американского истеблишмента, основанной на поддержке мафиозных главарей, служит сотрудничество ЦРУ с Вито Дженовезе – одним из донов американской мафии для достижения собственных целей в Италии. После того, как «Дон Вито» «сделал свое дело», он оказался в тюрьме за организацию торговли наркотиками, где и скончался от инфаркта миокарда в 1969 г. По аналогичной схеме использовались и устранялись современные наркосоюзники США и НАТО – Усама бин Ладен, Ахмад Вали Карзай и др. Не исключено, что подобная участь ожидает и наркодилеров типа Хашима Тачи или Рамуша Харадиная, но пока их час не пришел.

Исключительная роль наркоторговли в мировой политике, начиная с эпохи опиумных войн XIX в., обусловлена тем, что она позволяет решить сразу несколько задач. Во-первых, дестабилизировать страны и даже целые регионы – «Золотой треугольник» (Бирма (Мьянма), Лаос, Таиланд), «Золотой полумесяц» (Афганистан, Иран, Пакистан). Во-вторых, контролировать политическую верхушку включенных в наркобизнес стран. В-третьих, легко управлять населением, сажая его на иглу. В-четвертых, оправдывать свое военное и политическое присутствие борьбой с наркотрафиком и терроризмом как его следствием. Наконец, не самое последнее – хорошо на этом зарабатывать.

Так что не должно быть никаких иллюзий относительно того, что руководители западных стран и крупных корпораций не знали о деятельности албанской мафии. Более того, они активно ее поддерживали. Ну а задержание тех или иных авторитетов – это лишь часть «Большой игры».

Поэтому все факты раскрытых преступлений стоит рассматривать лишь как вершину огромного айсберга организованной преступности, тесно связанной с мировым истеблишментом. Например, в холе расследования по делу А. Гаши полиция Италии получила данные о том, что «албанская мафия и ее эмигрантское лобби с 1991 по 1999 г. вложили около 1,5 млрд марок ФРГ в сепаратистское движение Косова. В основном это были деньги, отмытые от продажи наркотиков. Лидеры мафиозных структур проникли во все государственные и политические структуры Косова. Одновременно ОАК вместе с лидерами мафиозных кланов распределили сферы деятельности по производству и транспортировке наркотиков»[603]. Однако настоящий рай для мафии наступил после налетов НАТО на Югославию. Мафиозные банды косовских албанцев в 1999-2000 гг., по оценкам Интерпола и Европола, вырулили от разграбления Косова более 15 млрд марок ФРГ[604].

В докладе Европола 2006 г. отмечалось, что мафиозные структуры албанцев по своей маневренности, агрессивности и жестокости стали занимать ведущие позиции в различных сферах криминального бизнеса. Во многих местах албанцы выжили своих конкурентов. В Турине, по сведениям из итальянских официальных источников, албанцы вытеснили все прочие иностранные криминальные группировки: от нигерийцев до марокканцев, действовавших в этом районе. Дело дошло до того, что в конце 2007 г., по сообщению итальянской полиции и заявлению сенатора Иммидио Нови, три крупнейших мафиозных клана Италии – Коза-Ностра, Ндрангета и Коморра[605] – провели переговоры о создании единого картеля по противостоянию мафии косметских албанцев. Не менее острая ситуация сложилась и в Германии, где «беженцы» из их числа завезли невиданное до того количества автоматов Калашникова, а также стали активно изготавливать поддельные банковские купюры[606]. Еще одним видом деятельности AM, который серьезно беспокоит европейцев, является подделка документов. Причем самые лучшие «липовые» документы делают именно албанцы. В последние несколько лет это дело было так масштабно налажено, что цена за «левый» паспорт упала с 6 до 1,5 тыс. долл. (!). Так что поток нелегальных мигрантов в ближайшей перспективе Европе обеспечен.

Мафия косовских албанцев не пожалела даже своего основного спонсора – США. С начала 2001 г. в Нью-Йорке активно «работает» мафиозная сеть этнических албанцев под названием «Корпорация» или «Организация Рудай». Эта структура захватила влияние над подпольным игорным бизнесом практически в половине всего Нью-Йорка. Когда ФБР в 2004 г. провело операцию по ликвидации этой преступной структуры, то оказалось, что только с покерных игровых автоматов мафия косметских албанцев ежегодно получала в Нью-Йорке прибыль в несколько миллионов долларов. Кроме того, здесь была открыта сеть подпольных игорных заведений, где играли в кости. Каждое из таких заведений приносило в неделю доход до 100 тыс. долл. Члены этой же преступной структуры занимались вымогательством, выбиванием долгов и ростовщичеством. В ходе операции были арестованы более 20 членов «Корпорации».

Не менее известны в США «Организация Красничи» – по имени братьев Бруно и Самира Красничи, – которая базировалась в Квинсе и на Статен-Айленде и занималась торговлей марихуаной в Нью-Йорке, Коннектикуте и Мичигане, и ультранационалистическая организация под названием «Призренская лига», членами которой являются албанские экстремисты из Космета, Македонии и Черногории[607]. Такая активность организованной преступности косовских албанцев вызвала некоторую панику в политических и аналитических кругах Америки. В прессе появилась серия материалов о «криминальном государстве», в котором процветают контрабанда наркотиков, оружия, отмывание денег и торговля «живым товаром». Например, объем поставок лишь одной пресеченной в Нью-Йорке албанской группировки был оценен в 125 млн долл.[608]

Арест в октябре 2004 г. 22 членов банды Алекса Рудая по обвинению в убийствах, покушениях, рэкете, ростовщичестве и организации сети подпольных игорных домов был самым громким из последних процессов против организованной албанской преступной группировки и буквально всколыхнул Нью-Йорк. Сила албанской мафии проявилась, в частности, в том, что группа Рудая называла себя «шестым кланом» и позволила себе обидеть такие известные нью-йоркские мафиозные кланы, как Гамбино, Лукезе и Коломбо. Рудай не успел перейти дорогу лишь семействам Дженовезе и Боннано – он получил 27 лет тюрьмы.

Несмотря на столь громкий процесс, спустя всего два года в докладе ФБР было отмечено, что албанская мафия в США медленно, но верно начинает отвоевывать контроль над криминальным бизнесом, вытесняя итальянскую, греческую и азиатские мафии[609]. Например, бывший советник ФБР по вопросам оргпреступности и терроризма Пол Уильямс сообщает, что «криминальные албанские группировки берут под контроль аэропорты и морские порты США»[610]. По официальной статистике, в 2011 г. в США проживает более 500 тыс. албанцев – это мигранты из Косова, Македонии, Черногории и собственно Албании[611].

В США албанские головорезы впервые громко заявили о себе 20 января 1986 г. В этот день в Нью-Йорке на Южной Парк-авеню произошла кровавая разборка наркодельцов, во время которой главарь албанской банды Джой Лика всадил в своего конкурента, некоего Дью Сальяни, 19 пуль из двух автоматических пистолетов. Подобного жестокого убийства в Нью-Йорке не случалось с эпохи знаменитых гангстерских войн 20-х годов XX в. Через несколько месяцев эта же косовская банда совершила беспрецедентное по дерзости преступление в городе Шелби (штат Мичиган). Албанцы бросили бомбу в здание местного отделения полиции. В результате взрыва пострадали трое полицейских, один из которых скончался от полученных ранений. Несмотря на широкий общественный резонанс, эту группировку удалось обезвредить только в 1991 г. Джой Лика и пятеро его подельников были взяты с поличным при попытке контрабандного ввоза в США около 45 кг героина на общую сумму 125 млн долл.[612]

Проблемой албанской мафии правоохранительные органы США занимаются более 20 лет. Однако за это время она лишь окрепла и разрослась. Поддержка ОАК и органически сплетенных с ней мафиозных кланов косовских албанцев со стороны США и НАТО способствовала тому, что преступные структуры этнических албанцев стали одной из самых грозных мафиозных структур не только в Европе, но уже и в Америке. 27 ноября 2011 г. помощник директора Управления ФБР по борьбе с организованной преступностью и наркотиками Крис Свеккер в специальном интервью телеканалу Си-эн-эн вынужден был признать: «Преступные группировки косовских албанцев, действующие преимущественно в Нью-Йорке и других мегаполисах Восточного побережья США, представляют собой самый серьезный вызов федеральным агентам из-за особой опасности и жестокости совершаемых этими бандами преступлений»[613].

Наконец, особым унижением Америки выглядит случай, произошедший с Дж. Бушем-мл. в июне 2007 г. во время его визита в Албанию. Президент США в 30 км от Тираны встречался с крестьянами деревеньки Фуше Круйя. Деревенька живет на американские деньги, и крестьяне восторженно жали окруженному телохранителями Бушу руку, на которой часы сначала были, а потом исчезли. Позже Белый дом выпустил утешительное сообщение, что часы были дешевыми – «Timex» за 50 долл. Но суть ведь не в стоимости, а в факте кражи.

 


Эта страница нарушает авторские права

allrefrs.ru - 2019 год. Все права принадлежат их авторам!