Главная Обратная связь

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






Интервенция НАТО и последствия «демилитаризации» ОАК



 

Операцию «Союзническая сила» (24 марта – 20 июня 1999 г.) официально поддержали все страны – члены НАТО. На тот момент их было 19. Непосредственное участие в военных действиях принимали 13 государств. Кампания продолжалась 78 суток (из них 57 дней – непосредственно воздушных ударов). Из 1055 самолетов, принимавших участие в боевых действиях, 700 принадлежали ВВС США. Было совершено 38 004 вылета (запланировано – 45 935). Из них 10 484 – на бомбардировку объектов (запланировано – 14 112). ОВВС НАТО было применено 23 614 авиационных боеприпасов общим весом 6303 т. 24 марта 1999 г. состоялся дебют стратегического бомбардировщика В-2. Все вместе бомбардировщики совершили около 300 боевых вылетов[482]. Авиация НАТО нанесла 2300 воздушных ударов по 995 объектам. По территории Югославии было выпущено более 3 тыс. крылатых ракет, сброшено около 25 тыс. т (по некоторым данным – 79 тыс. т) взрывчатых веществ[483].

В агрессии против Югославии НАТО использовала запрещенные военные средства и виды оружия, такие как кассетные бомбы и необогащенный уран. Речь идет об особенно вредных и опасных для жизни и здоровья людей видах оружия, последствия которых гораздо хуже, бесчеловечнее и опаснее, чем у классических видов оружия. На территорию СРЮ было сброшено 152 контейнера с 35 450 кассетными бомбами[484].

Еще страшнее цифры жертв и разрушений. В результате бомбардировок были убиты более 2 тыс. мирных жителей; ранены более 7 тыс. человек (в большинстве случаев последствием ранения стала полная инвалидность); более 750 тыс. жителей СРЮ были вынуждены покинуть места своего жительства и искать возможности для нормальной жизни за пределами страны; уничтожено и повреждено 82 моста; разрушено и повреждено 422 здания образовательных учреждений (школы, вузы, общежития), 48 медицинских объектов (больницы, поликлиники и др.), 74 телепередатчика, реле и ретранслятора. Были уничтожены или серьезно повреждены важнейшие объекты жизнеобеспечения и инфраструктуры (электростанции, трансформаторные подстанции, линии электропередачи, нефтяные сооружения, многие фабрики, магистрали и др.). Нанесен невосполнимый ущерб историческим и архитектурным ценностям (повреждены 16 православных и католических монастырей, построенных в XII–XVIII вв., и др.)[485].

Бомбовые удары вызвали лавину беженцев из КиМ. Если в 1998 г. во время военных столкновений между боевиками ОАК и армией Югославии территорию края покинули 170 тыс. человек, главным образом женщины и дети, то после 24 марта 1999 г., по данным Управления верховного комиссара ООН по делам беженцев, 790 тыс. этнических албанцев, 100 тыс. сербов, а также цыгане, адыги (черкесы)[486], турки стали беженцами. Большая часть албанцев уходили в Македонию и Албанию, но часть из них нашли убежище в других частях Сербии и в Черногории[487].



Агрессия США и НАТО против СР Югославии вызвала перемещение внутри страны более 1 млн людей, оставивших свои дома либо потому, что их разрушили в результате бомбардировок, либо из-за опасений за жизнь – свою и своих семей. Из Косова и Метохии только в другие районы Сербии и в Черногорию бежали около 250 тыс. человек. Среди них были и беженцы из Хорватии и Боснии, которым только-только удалось наладить жизнь в этом крае. Всего в СРЮ находились на тот момент более 600 тыс. беженцев из Боснии – Герцеговины и Хорватии, которые нуждались в гуманитарной помощи. Более 2 млн людей были лишены основных источников доходов. Более того, в агрессии против Югославии НАТО использовала снаряды с графитоэлектромагнитной зарядкой. Они были сброшены на ТЭЦ «06-реновац», Костолац, Нови-Сад, Ниш, Байна-Башта, а также на сооружения электрохозяйства в Лайковаце, Реснике, Лештане и Бежанийска-Косе. В результате более 5 млн жителей остались без электричества и воды[488].

Любой здравомыслящий человек, знающий эти ужасающие последствия бомбардировок, никогда не сможет согласиться с утверждением, что НАТО – миротворческая организация, что все эти действия были предприняты исключительно с целью защитить албанское население Косова от режима Милошевича! Натовцы-1999 ничем не лучше гитлеровцев-1941 – тот же цинизм, та же жестокость, то же попрание международного права!



Еще в ходе операции НАТО 9 июня 1999 г. между представителями НАТО и СРЮ было подписано военно-техническое соглашение о процедурах и режиме вывода из Косова и Метохии сил безопасности СРЮ. Правительства Югославии и Сербии согласились с тем, что Международное присутствие по безопасности в Косове (КФОР) будет расположено на территории КиМ и будет содействовать безопасности всего населения края. Договор установил «воздушную зону безопасности» шириной 25 км вне границ/территории Космета. Определена была и «наземная зона безопасности» шириной 5 км вне границ/территории КиМ, заходящая внутрь «остатка территории СРЮ». Военные силы СРЮ должны были в короткий срок – 11 дней – выйти с территории края[489]. Лишь 19 июня НАТО приостановила «воздушные операции», а 20 июня приняла решение об их прекращении.

10 июня СБ ООН принял Резолюцию № 1244 о политическом урегулировании косовского кризиса. Этот процесс должен был основываться на договоренностях министров иностранных дел «Группы 8» от 6 мая 1999 г. и на документе, предложенном Марти Ахтисаари[490] и Виктором Черномырдиным. При этом СБ ООН подтвердил свою приверженность суверенитету и территориальной целостности СРЮ, необходимости создания реального самоуправления для КиМ. Резолюция потребовала, чтобы СРЮ немедленно прекратила насилие и репрессии в Космете и начала вывод войск по ускоренному графику, а ОАК и другие вооруженные группы косовских албанцев должны были немедленно прекратить все наступательные действия и выполнить «требования в отношении демилитаризации, устанавливаемые руководителем международного присутствия по безопасности»[491].

Резолюция подтверждала, что позже согласованному числу югославского и сербского военного и полицейского персонала будет разрешено вернуться в Косово и Метохию для выполнения определенных функций. Однако ни один из документов не гарантировал возобновления деятельности союзных органов на территории края. Предполагалось, что в КиМ будет создана временная администрация как часть «международного гражданского присутствия, под управлением которой население Косова сможет иметь существенную автономию в рамках Союзной Республики Югославия». Временная администрация «будет обеспечивать руководство в течение переходного периода, одновременно обеспечивая и контролируя создание временных демократических органов самоуправления в целях создания условий для налаживания мирной и нормальной жизни для всех жителей Косова»[492]. Рамки переходного периода никто не определил.

После принятия Резолюции № 1244 17 июня возобновились переговоры НАТО с ОАК. Было достигнуто соглашение о том, что ОАК разоружится в течение 30 дней. Однако уже на следующий день боевики начали занимать населенные пункты по всей территории КиМ, нападали на колонны людей, брали под свой контроль дороги и мосты, арестовывали людей. Когда 20 июня последний солдат АЮ покинул Косово и Метохию, албанские боевики остались единственной вооруженной силой в крае. Согласно военной статистике, в период с 1 января 1998 г. по 19 августа 1999 г. от рук террористов погибли 522 мирных жителя и 272 полицейских, взяты в заложники 588 человек, из которых 48 – полицейские, а 540 – мирные жители. В период после 10 июня 1999 г. террористы совершили 1724 вооруженные вылазки, убили 196, ранили 209 и взяли в заложники 199 человек[493].

Реализация резолюции практически перечеркнула и без того ее весьма незначительные позитивные моменты. В ней говорилось о «международном присутствии» под эгидой ООН, а на деле НАТО осуществила свой заранее разработанный план наземной операции. Резолюция предполагала лишь «участие Организации Североатлантического договора» под «объединенным командованием», а генералы разбили весь край на сектора для своих войск и не оставили места для других стран – нечленов НАТО. «Ничто не напоминало миротворчество. Вместо "голубых беретов" – стальные каски, вместо легкого оружия – танки, самолеты, вертолеты, ракеты. Вместо разоружения ОАК – ее поощрение к мести, к контролю над всей территорией. Россия в резолюции не упоминалась. Места российским военным в планах НАТО не отводилось»[494].

Вывод югославской армии из КиМ, который осуществлялся под контролем НАТО, не принес мира на территорию Космета. С молчаливого согласия альянса в край вернулась ОАК, что вызвало очередной поток сербских беженцев, численность которых уже в середине июня достигла 80 тыс. ОАК была формально распущена лишь 20 сентября 1999 г. Ее демилитаризация означала трансформацию в Косовский защитный корпус и полицию Косова. В марте 1999 г. руководством ОАК была создана и политическая структура – Партия демократического прогресса Косова, преобразованная в октябре того же года в Демократическую партию Косова (ДПК). Бывшие полевые командиры стали теперь политиками, получили государственные должности.

28 ноября 1999 г. косметовские албанцы праздновали День албанского флага. Выступая на празднике, Хашим Тачи сказал: «После войны и победы ОАК с помощью международного содружества, а прежде всего США и НАТО, мы сегодня, через 87 лет отмечаем День флага в свободном и мирном Косово». Праздник отметили с размахом: в присутствии сотен людей в Приштине был сожжен один автомобиль, в котором ехала сербская семья, профессор Драгослав Башич был убит, а его жена и еще одна пожилая женщина сильно избиты[495].

В течение первого года присутствия сил НАТО в крае ситуацию в Косове и Метохии характеризовали повседневный террор, преступления, массовые нарушения прав человека и этническая чистка сербов, мусульман, цыган, горанцев, турок, египтян. Фактически под прикрытием и с молчаливого согласия натовцев албанский криминал осуществлял геноцид и воплощал свою мечту – «этнически чистое Косово». Кроме того, край был превращен в центр вербовки террористов, базу организованной международной преступности, контрабанды наркотиков, оружия, работорговли и отмывания денег. Только за первый год присутствия миротворцев в Косове было совершено 5 тыс. терактов, более чем 1 тыс. человек были убиты и более 960 похищены албанцами, разрушены более 85 средневековых религиозных объектов и памятников истории и культуры, 350 тыс. неалбанского населения покинуло край; государственную границу СРЮ пересекли и прибыли в край более 250 тыс. иностранцев, преимущественно граждан Албании и Македонии[496]. В крае продолжали действовать под контролем боевиков из ОАК так называемые «трудовые лагеря» для сербов, совершались нападения на гуманитарные конвои, а также на автобусы с детьми и больными. Причем международным силам были хорошо известны и факты наличия тюрем для похищенных сербов, как в Косове, так и на территории Албании, и иные «успехи» лучших друзей НАТО – албанских боевиков[497]. Миссия ООН по временной администрации в крае не смогла обеспечить личную и имущественную безопасность и равноправие всех граждан, игнорировались законы Республики Сербии и СРЮ, не контролировались международные границы СРЮ с Албанией и Македонией, представителям АЮ и МВД Сербии отказывали в возвращении в КиМ. Сербов в крае оставалось все меньше. Страшная картина вырисовывается, когда анализируешь сухую статистику.

 

Таблица. Численность сербов в городах Косово[498]

 

  До введения войск КФОР 12.07.1999 Данные на 31.12.1999 Данные на 24.03.2004
Обилиx
Косово Поле
Свиньяре
Призрен
Печ 20 000
Приштина 20 850

 

Фактически после прихода миротворческих сил и «демилитаризации» ОАК отток сербского населения увеличился в разы, что можно характеризовать как геноцид – «предумышленное создание для какой-либо группы таких жизненных условий, которые рассчитаны на полное или частичное физическое уничтожение ее»[499]. Этот геноцид был бы невозможен без и вне планов Запада по «переформатированию» югославского пространства, без и вне военной, дипломатической, организационной и спецслужбистской поддержки Запада. Спрашивается: кого же должны судить в Гааге?

Белград постоянно информировал Совет Безопасности и Генерального секретаря ООН, руководство КФОР, МООНВАК[500] и другие международные организации о продолжающемся после вывода сербских сил безопасности из КиМ терроре над неалбанским населением края. Однако никаких конкретных шагов международное сообщество по реальной защите прав сербов, черногорцев, цыган и других народов, проживающих в крае, не предпринимало. Почему? Вывод может быть один – прямая заинтересованность внешних сил, закулисы, закрепивших свое присутствие в Космете, в создании этнически чистого албанского пространства.

Всего за десять месяцев международного присутствия в КиМ правительство Югославии в обращении в СБ ООН 17 апреля 2000 г. констатировало завершение этнической чистки сербов и черногорцев в большей части Косова (!). «Сосредоточенные удары албанских террористов, а также и неразумные шаги СДК[501] и МООНВАК к оставшимся немногочисленным сербским анклавам, прежде всего в отношении города Косовска Митровица, как крупнейшему из них, подтверждают прямую связь албанских террористов с международными силами в Косове и Метохии в процессе этнической чистки края неалбанского населения, в первую очередь сербов»[502].

Весь текст меморандума – это крик боли и мольба о помощи, которые, увы, никто не захотел услышать. «Вполне очевидным и циничным представляется настаивание СДК и МООНВАК на установлении многоэтнических общин, и в частности зон безопасности, именно в оставшихся сербских анклавах, в то время как никто не упоминает, например, о Приштине, где до прихода СДК и МООНВАК проживали 40 тыс. сербов и черногорцев, а в настоящее время их осталось едва лишь 100 человек, о Призрене, Печи, Ораховаце, Джаковице, Глоговаце, Косовском Поморавле (область по реке Морава) и многих других городах и районах Косова и Метохии, таких как Косовское Поморавле (область по реке Морава), которые полностью очищены от сербов и черногорцев. Особенно примечательным является тот факт, что из прежних 25 тыс. сербских детей и студентов, учившихся в Приштине, в настоящее время осталось всего 35, и они ходят в школу вне Приштины (Лапле-Село)»[503].

Далее в Меморандуме отмечалось, что «новейшие «игры» КФОР и МООНВАК вокруг Косовской Митровицы – это лишнее подтверждение проверенной на практике политики демонизации сербов для оправдания настоящих целей – завершения этнической чистки края от сербов и прикрытия того факта, что члены террористической так называемой ОАК не демилитаризованы и не разоружены. Статьи, появляющиеся во французской печати последние недели, полностью раскрывают коварную тактику Бернара Кушнера[504] и тех, кто за ним стоит, рассчитанную на разжигание и любой ценой сохранение искусственно созданной картины о сербах как дежурных виновниках. Этим Б. Кушнер пытается прикрыть то, что он напрямую действует в интересах сепаратистского движения X. Тачи и А. Чеку, в ущерб жизненно важным интересам сербов и другого неалбанского населения Сербии и Югославии»[505].

Под «новейшими играми» в меморандуме понималась, в частности, перегруппировка сил КФОР в районе Косовской Митровицы. Албанцы настаивали «на замене французских военнослужащих в этом районе немецкими и британскими подразделениями». Дело в том, что Косовска Митровица осталась единственным крупным населенным пунктом в крае, где сербы были решительно настроены защищаться. И тогда – в 2000 г. – «свои надежды сломить последний оплот сербов албанцы связывали с британскими и немецкими миротворцами, которые, как правило, сквозь пальцы смотрели на расправы албанцев над сербами и черногорцами в своих зонах ответственности»[506].

Помимо активизации своей деятельности в крае в рамках Корпуса защиты Косова многие члены ОАК продолжили свою деятельность в составе террористических организаций. Самыми известными продолжателями дела ОАК были Освободительная армия Прешева, Медвеже и Буяновца (ОАПМБ) и Освободительная национальная армия (Македония)[507].

ОАПМБ – точная копия ОАК – была создана летом 1999 г. После бомбардировок НАТО значительная часть боевиков ОАК в нейтральной зоне, созданной между КиМ и Центральной Сербией и не контролируемой в тот момент ни сербской полицией, ни армией, создали несколько баз. С этой «нейтральной» территории боевики и совершали свои вылазки. На счету ОАПМБ многочисленные убийства, направленные, в том числе, на запугивание албанского населения[508]. Именно таким показательным актом стало убийство заместителя председателя Социалистической партии Сербии в Буяновце албанца Земаила Мустафи.

По сербским данным, эта «дочка» ОАК насчитывала до 1500 боевиков. Программой-минимум ОАПМБ было отделение территории сербской общины Прешево (албанцы упорно называют ее Прешевской долиной, хотя такого географического понятия не существует), население которой в основном состоит из албанцев, от Сербии и присоединение этих территорий к «независимому» Косову. Программа-максимум предполагала создание Великой Албании, которая включала бы и албанское население Центральной Сербии. Кровавая деятельность ОАПМБ была остановлена лишь после того, как НАТО, видимо, осознав всю критичность развивающейся в течение трех лет ситуации, разрешила 24 мая 2001 г. сербской армии вернуться в эту зону и навести порядок. 459 террористов были разоружены и 26 мая 2001 г. ... выпущены на свободу.

«Настаивающие на анонимности источники утверждают, что косовские бригады обороны, непосредственно связанные с финансируемым ООН Корпусом защиты Косова, уже в марте 2000 г. были полностью сформированы в Тетово, Гостиваре и Скопье. Их тренировочные базы расположены также в Дебаре и Струге, на границе с Албанией, а штабы их бригад получили право вести шифр-переписку»[509]. По данным Би-би-си, «западные специальные силы по-прежнему обучают партизан». В частности, западные спецслужбы оказали помощь КЗК при формировании «6-го оперативного района» в Южной Сербии и Македонии[510]. В свою очередь, выходящая в Скопье газета «Дневник» также писала, что Корпус сформировал «6-й оперативный район» в Южной Сербии и Македонии.

В феврале 2001 г. произошел вооруженный конфликт в Македонии, инспирированный еще одной «дочкой» ОАК. Албанские боевики создали в Македонии, по всей видимости, еще в 1999 г., структуру под названием Ushtria Çlirimtare Kombetare – Освободительная национальная армия (ОНА). «Замирение» этого вооруженного конфликта проходило уже по отработанной в Боснии схеме, известной как Дейтонские соглашения. Македония вынуждена была подписать Рамочное соглашение, по которому фактически превратилась в очередной протекторат под управлением НАТО и США[511]. Боевики ОНА были формально разоружены и вернулись к «мирной» жизни.

Здесь еще раз необходимо отметить новую схему установления контроля Запада над определенными территориями: десуверенизация крупных государств и создание протекторатов под видом обретения независимости определенными этническими группами. Мало того, что эта новая, созданная государственность фиктивна, так она еще в значительной степени имеет криминальный привкус.

Среди иностранных наемников, воевавших в Бывшей югославской республике Македонии (БЮРМ) в 2001 г. в рядах ОНА, были моджахеды, выходцы из Ближнего Востока и центральноазиатских республик бывшего СССР. В Корпусе освобождения в Македонии находились американские военные советники высокого ранга под прикрытием контрактов, заключенных Пентагоном с частными фирмами, а также «солдаты удачи» – наемники из Великобритании, Голландии и Германии. Некоторые из них ранее воевали в рядах ОАК и Боснийской мусульманской армии[512].

Американское правительство и «боевая исламская сеть» работали рука об руку, вооружая и финансируя ОНА, участвовавшую в террористических атаках на территории БЮРМ. Этот факт широко зафиксирован македонской прессой и заявлениями македонских властей. В свою очередь, ОАК и спонсируемый ООН Корпус защиты Косова являются идентичными учреждениями с одними и теми же командирами и личным составом. Командующие КЗК получают денежное довольствие из кассы ООН и воюют в ОНА и других экстремистских группировках бок о бок с моджахедами. Фактически до сих пор «боевая исламская сеть» является неотъемлемой частью тайных операций военной разведки Вашингтона в БЮРМ и Южной Сербии. Так при соучастии американского правительства финансируется международный терроризм, с которым США якобы борются.

Кровавая бойня, произошедшая с 17 по 20 марта 2004 г. в Космете, свидетельствует не только о сохранении боевого и организационного единства ОАК, но и о том, что косовские албанцы никогда не оставят идею создания этнически чистого Косова.

Тогда поводом к новому всплеску агрессии албанцев против остатков сербского населения края стала гибель двух албанских мальчиков – Эгзона Делуя и Авния Веселия[513], утонувших в реке Ибр. Албанские СМИ сразу же обвинили в их смерти сербов. Информацию об инциденте доставил некий Халид Берани, представившийся «председателем Комиссии по защите прав человека на территории Косова», побеседовавший с третьим, выжившим мальчиком. Именно со слов последнего и появилась версия о причастности сербов к гибели албанских подростков. А вот что сообщил по этому поводу шеф полиции УНМИК на севере Косова Бери Полин: «Нет никаких данных о причастности сербов к гибели детей. Расследование, проведенное нами, опровергает рассказ Берани и выжившего мальчика. В районе, где произошла трагедия, нет не только сербов, но и собак, похожих на тех, которыми якобы сербы якобы загнали детей в реку»[514]. Однако эти слова были произнесены только через три дня после того, как в крае было восстановлено относительное спокойствие. Халид Берани был немедленно арестован, а при обыске его офиса выяснилось, что в прошлом он – активный деятель ОАК, занимавшийся там антисербской пропагандой.

Пока представители УНМИК и КФОР «вели расследование» причин гибели детей, за три дня погромов было разгромлено и сожжено более 800 сербских домов, 36 православных церквей и монастырей, часть которых были признаны памятниками культуры XII-XIX вв., находящимися под охраной ЮНЕСКО. 31 человек был убит, 800 ранены и несколько пропали без вести, а 4 тыс. человек были вынуждены под прикрытием военных КФОР покинуть свои дома.

Весьма показательны и другие факты. Например, в недостроенном Храме Христа Спасителя, находящемся в центре Приштины, албанская администрация в 2003 г. устроила общественный туалет. В городе Гнилане албанцы разрушили церковь Святой Троицы, чтобы сделать на том месте паркинг. Никакой реакции со стороны Миссии УНМИК на эти и сотни подобных инцидентов так и не последовало. Таким образом, только за период с 1999 по 2004 г. количество разрушенных церквей и монастырей в крае достигло 149. Байрам Реджепи – первый премьер-министр Косова под международным контролем (2002–2004) – весьма четко выразил албанскую позицию. После того как под давлением иностранных дипломатов ему пришлось дать обещание восстановить все разрушенные постройки, он немедленно оговорился: «На церкви и монастыри это распространяться не будет». Фактически под международным контролем с 1999 г. начался процесс целенаправленного уничтожения всех следов не только физического сербского присутствия в крае, но и культурно-религиозного, православного. Запад без эмоций взирает на разрушение православных храмов. Интересно, такой же спокойной была бы их реакция, если бы албанцы начали громить, например, синагоги и католические соборы?

Высшие чины НАТО, всегда выступавшие на стороне косметских албанцев, после погромов, речь о которых шла выше, вынуждены были признать «этнические чистки, устроенные албанцами». По словам главы Миссии ООН Дэвида Митчела, «антисербское насилие в крае было попыткой этнической чистки», а нападения албанцев носили «жестокий и скоординированный» характер. О том, что беспорядки были хорошо спланированной акцией, заявил в интервью австрийскому радио и координатор ЕС по реализации Пакта стабильности для Юго-Восточной Европы Эрхард Бузек. По его словам, антисербские волнения в крае были спровоцированы албанскими политиками: массовые погромы, одновременно начавшиеся по всему краю, «спланированы из одного центра»[515].

Очевидность хорошей подготовки и организованности этой акции подтверждается данными международных наблюдателей. В течение предшествующего событиям марта 2004 г. они отмечали необычную активность боснийских мусульман, скупавших в Боснии все доступное оружие – как легальное, так и нелегальное. По подсчетам экспертов, за три зимних месяца 2003-2004 гг. боснийские мусульмане приобрели почти 5 тыс. стволов легкого стрелкового оружия, больше половина которого – различные модификации автомата Калашникова. Достаточно вспомнить идею «Зеленого Коридора», который, по мнению исламских экстремистов, должен связать «албанское» Косово и мусульманские районы Сербии (Нови Пазар) и Боснии с Турцией, и сразу становится ясно, кому предназначалось закупленное бошняками оружие[516]. Так что ни о какой фактической демилитаризации боевиков ОАК не может быть и речи. Произошел ребрендинг структуры – ОАК превратилась в КЗК и полицейские силы края, а ее командиры, сменив камуфляж на костюмы от Gucci и Armani, тают в объятиях своих кураторов – А. Меркель, Н. Саркози и X. Клинтон. Ну а теперь повнимательнее присмотримся к этим «командирам».

 

История в лицах: лидеры ОАК

Адем Яшари

 

Адем Яшари (28 ноября 1955 г. – 7 марта 1998 г.) – настоящая легенда войны албанцев против сербов. Считается одним из создателей, идеологов и видных полевых командиров ОАК. В Республике Косово А. Яшари – национальный герой. Он посмертно награжден орденом «Герой Косова». Его именем назван международный аэропорт Приштины, ранее именовавшийся «Слатина».

В Сербии Яшари признан террористом. 11 июля 1997 г. вместе с 14 другими бойцами ОАК он был заочно осужден югославским судом и приговорен к 20 годам лишения свободы за терроризм.

Яшари вместе со своей многочисленной семьей был ликвидирован в ходе операции югославских спецслужб 7 марта 1998 г. в районе селения Дреница. Этому предшествовали несколько неудачных операций. Так, 22 января 1998 г. группа полицейских окружила на рассвете дом Яшари, но он вместе с будущим командующим зоной Шаля Рахманом Рамой был в это время в Ачарево. В другой раз, 28 февраля полицейский патруль был обстрелян в расположенном неподалеку селении Ликошан, причем два полицейских были убиты. Ответом стала карательная операция, известная как «Битва у шести дубов», в которой участвовали около 40 бронетранспортеров и боевые вертолеты полиции. Бойцы ОАК, возглавляемые одним из командиров Оперативной зоны Дреница, погибшим позднее Расимом Кичиной, отчаянно сопротивлялись. Хотя основная часть населения деревень Ликошан и Чираз спряталась в горах, часть из них оставалась в своих домах и погибла, в основном от пулеметного огня. Всего были убиты 24 человека в возрасте от 20 до 50 лет, в том числе два старика: 70-летний Мухамед Джели и Реджеп Реджепи, которому было 63 года[517].

5 марта 1998 г. силы полицейского спецназа вновь окружили дом Яшари. Буквально за день до этого здесь собрались высшие руководители ОАК: Реджеп Селими – командующий оперативной зоной Дреница, впоследствии – командующий полицией ОАК и министр внутренних дел; Рахман Рама – командующий оперативной зоной Шаля; Рустем Мустафа – командующий оперативной зоной Лаб и др. Правда, к моменту, когда прибыла полиция, все они были уже далеко от дома Яшари.

Адем Яшари и его соратники приняли неравный бой, причем в доме оставалась вся семья Яшари, включая малолетних детей. В этот день погибли 59 человек, в том числе 18 женщин и 10 детей в возрасте от 5 до 16 лет, а также 9 60-70-летних стариков. 46 из погибших носили фамилию Яшари. Сербы утверждают, что полиция предлагала старикам, женщинам и детям покинуть осажденный дом, но сами террористы не дали им возможность выйти.

После этих событий мировые СМИ подняли волну истерии о жестокости сербских военных. И никто не писал о том, что именно в Преказе сербская полиция арестовала во время этой операции 30 (!) вполне живых бойцов ОАК с оружием[518]. Тем более, никому не было интересно, сколько Яшари организовал карательных экспедиций против полицейских и сколько лично убил мирных сербов. Еще менее важно для Запада было то, что именно в Преказе и окрестных селах Дреницы дивизия СС «Скандербег» устроила в 1942 г. этническую чистку, изгнав коренное сербское население численностью до 40 тыс. человек, после чего население этих мест стало преобладающе албанским.

Захоронен Адем Яшари вместе со своей многочисленной семьей в Дреницкой долине.

 

Хашим Тачи

 

Хашим Тачи родился 24 апреля 1968 г. в селе Брочны на северо-западе Дреницы – центральной части сербского автономного края Косово и Метохия. «Сведения о его молодых годах весьма противоречивы. Так, местные жители рассказывают, что полное среднее образование Тачи так и не получил. Зато отличился в пьяных драках в кабаках. А на базаре в Косовской Митровице он грабил и продавцов, и покупателей»[519].

Однако если верить официальной биографии, Тачи закончил не только школу, но и университет в столице края Приштине по специальностям «история» и «философия». Здесь он и начал свою политическую карьеру – во время учебы на философском факультете Приштинского университета Тачи был одним из ярких оппозиционеров-«марксистов». Вместе с другими студентами он основал новый, «чисто албанский» университет, который отверг любые программы, утверждаемые в Белграде. Ему не было еще и 20 лет, когда он вступил в ряды местных албанских националистов, а с 1992 г. Тачи полностью отказался от политической борьбы и прошел обучение в лагерях, расположенных на Севере Албании. С этого года, по данным сербских изданий, группировка Тачи, известная как «Дреницкая группа» (ДГ), занималась не только террористическими нападениями, но также контрабандой оружия и табачных изделий, кражей автомобилей и нефтепродуктов, продажей наркотиков и женщин, организацией притонов. По многочисленным данным, «Дреницкая группа» была связана с криминальными группировками в Албании, Чехии и в Бывшей югославской республике Македония. Первое серьезное нападение на сербский полицейский участок было совершено боевиками Тачи в мае 1993 г. в селении Глоговац. Тогда от взрыва погибли трое сербских полицейских.

По некоторым сведениям, после этой «боевой проверки» Тачи вводят в близкое окружение мафиозной семьи Яшари, которая занимала высокое положение в незаконной торговле оружием, наркотиками и организации проституции. По итогам этой встречи мафиозные кланы направляют Тачи на учебу в Швейцарию[520]. По официальной версии, в 1993 г. он проходил обучение в университете Цюриха; по неофициальной – «учеба» служила прикрытием для нелегального оружейного бизнеса и сбора финансовых средств для сепаратистов. Здесь же он вступил в радикальный марксистский кружок «Народное движение Косово», из которого впоследствии выросла ОАК.

Уже тогда за свои особые качества, проявленную жесткость и изворотливость Тачи получил прозвище «Змея» (обращаю внимание, что прозвище именно не мужского, а женского рода), а в середине 1990-х годов Тачи стал одним из самых разыскиваемых в Сербии людей. Ему как руководителю бандформирования «Дреницкая группа» вменялись организация диверсий, торговли наркотиками, оружием, контрабанды нефти и сигарет, сутенерство, угон машин. Только за лето-осень 1996 г. Тачи лично участвовал в целой серии нападений на сербских полицейских. По сведениям МВД Сербии, ДГ была причастна к самым массовым и жестоким преступлениям, совершенным в Космете. Как уже отмечалось, в 1997 г. сербский суд заочно приговорил Тачи к 10 годам тюрьмы за террористическую деятельность[521], а в 1998 г. он был объявлен СРЮ в международный розыск с выдачей санкции на его арест.

С середины 1990-х годов личные узы связывают Тачи с албанским криминалитетом: в 1996 г. его родная сестра вышла замуж за Сейдия Баруши – «крестного отца» албанской мафии. По некоторым сведениям, именно он контролирует все наркопотоки в Европе. Однако в родном Косове Хашим Тачи по-прежнему оставался на вторых ролях. Несомненное лидерство в боевом крыле албанских сепаратистов принадлежало лучшему другу Тачи – харизматичному Адему Яшари, обладавшему в ОАК абсолютным авторитетом. Это не могло не беспокоить Тачи.

По одной из версий, именно он осенью 1998 г. указал сербской полиции местонахождение своего однополчанина, который и был убит в ходе спецоперации сербского МВД в селе Доньи Преказ. Об этом, в частности, РБК daily рассказал бывший сотрудник МВД Сербии: «О том, что в Преказе будет совещание командиров ОАК, нам стало известно от людей Тачи. Сам он туда, разумеется, не прибыл – ему было необходимо устранить конкурента в лице Яшари, и тут наши интересы совпали. Нам было без разницы, кого из них обезвредить первым, – фигура Яшари выглядела более солидно, он считался главарем террористов, что-то типа вашего Басаева. По жестокости он ему точно не уступал»[522]. Так это или нет, но в результате Тачи стал единоличным лидером боевиков. Несколько позже, уже с помощью американской администрации Тачи стал одной из ключевых фигур косовской драмы.

Одним из самых ярких и загадочных эпизодов в жизни Тачи и всей верхушки «борцов за независимость Косова» является их близкая братская связь с «аль-Каидой» и ее лидером Усамой бин Ладеном. По данным спецслужб европейских государств, бин Ладен еще в 1995 г. посетил Албанию в качестве гостя президента страны Сали Бериши. Именно тогда были сформированы базы тыловой и финансовой поддержки «аль-Каиды» и организовано создание ее ячеек в КиМ. На встрече Сали Береши с бин Ладеном помимо шефа албанской тайной полиции Башким Газидеда и других официальных лиц присутствовал и лидер ОАК Хашим Тачи.

Подробно об участии «аль-Каиды» в борьбе за независимость Косова рассказал в своей книге Джон Р. Шиндлер[523]. По его версии, Балканы для «аль-Каиды» (в частности, Косово) сыграли такую же роль, как и Афганистан в Азии. Именно в этих регионах «аль-Каида» из изолированной боевой группы при непосредственной помощи администрации Клинтона, которая снабжала моджахедов, воюющих на Балканах, деньгами, оружием и снаряжением, переросла в глобальную мировую террористическую организацию. Прямые подтверждения связи албанских сепаратистов с бин Ладеном появились в декабре 1999 г., когда в Тиране был задержан агент «аль-Каиды» Клод Шейх Абдель Кадер за убийство албанского переводчика. В ходе судебного процесса Абдель Кадер признался, что является высокопоставленным командиром в «аль-Каиде», и что он лично завербовал более 300 моджахедов для вооруженной борьбы в Косове.

По данным The Wall Street Journal, командующим операциями на Балканах бин Ладен назначил второго человека в «аль-Каиде» – Аймана Аль-Завахири. Кроме того, израильские СМИ писали об огромном финансовом вкладе Усамы бин Ладена в создание ОАК и его влиянии на албанских полевых командиров[524].

Еще одна интересная деталь из жизни Тачи. Во время досмотра багажа лидера косовских албанцев, прибывшего специальным самолетом из Приштины на переговоры в Рамбуйе, были обнаружены несколько килограммов героина (!), Даже в пылу политической борьбы Тачи ни на минуту не забывал о своей основной «работе» – торговле наркотиками, позволявшей закупать оружие для албанских банд и оплачивать услуги американских и европейских лоббистов и политиков. Именно с именем Тачи связывают рост наркотрафика из Косова в Западную Европу. Действующий премьер-министр РК (с 17 февраля 2008 г.) контролирует производство и транспортировку героина в крае, а родственники по линии жены – его продажи за пределами провинции.

Ввод войск НАТО в Косово командовавший отрядами ОАК Тачи использовал для уничтожения своих политических противников. По информации, обнародованной германской разведкой БНД в 2002 г., только в июле-августе 1999 г. было убито более сотни албанских деятелей, скептически относившихся к личности будущего краевого лидера. Однако стать руководителем края сразу же после установления международного контроля УНМИК в Косове Тачи не смог. Премьером был назначен другой военный преступник – Рамуш Харадинай, входивший в соперничающий с Тачи криминальный клан. Довольно скоро Харадинай оказался на скамье подсудимых в Международном трибунале по бывшей Югославии, обвинившем тогдашнего главу кабинета министров Косова в военных преступлениях.

И снова, как в случае с А. Яшари, бывшего «однополчанина» по ОАК подставил X. Тачи. Документы, позволившие обвинить Харадиная в убийствах, грабежах и изнасилованиях, были переданы в Гаагу именно людьми Тачи. Сразу же после этого на территории Косова был убит один из братьев Харадинай, а контроль над их частью косовского наркорынка перешел к людям «Змеи». По мнению представителей полицейской Миссии ООН в Косове, «фактически можно говорить о том, что Тачи обладает иммунитетом, который обеспечили ему американцы. Функционеры его Демократической партии не раз попадались на перевозке наркотиков, однако моментальная реакция представителей США сводила на нет все наши усилия по расследованию таких дел»[525]. Здесь, как говорится, комментарии излишни. Показательно, что американские официальные лица не только политически поддерживают своего «сукина сына», но и выступают подельниками в его криминальных гешефтах.

Недолгим оказалось и премьерство преемника Харадиная, бывшего начальника штаба ОАК Агима Чеку. После победы Тачи на прошедших осенью 2007 г. выборах и формирования нового правительства он был вынужден покинуть Косово и перебраться к семье, проживающей в Хорватии. «Сейчас люди Тачи выдавливают клан Чеку не только из политики, но и из бизнеса. Я не думаю, что Чеку сможет вернуться в косовскую политику, для него это просто опасно. Теперь тут есть только один монополист – Хашим Тачи, полностью, по крайней мере сейчас, подконтрольный Вашингтону», – уверен сербский политолог Гостимир Попович[526].

Таким образом, главой «новой нации и нового государства» стал убийца, клятвопреступник и наркоторговец, не гнушающийся убийствами даже своих соплеменников и единомышленников. В этой ситуации весьма комично звучат заявления Тачи о намерениях его правительства «строить в свободном Косове демократическое и мультиэтническое общество». Судя по всему, у нынешнего лидера косовских албанцев есть свое понимание свободы, демократии и мультиэтничности, подразумевающее сохранение кланово-племенной политической структуры, держащейся исключительно на криминале и межэтническом насилии, направленном на выдавливание из края остающихся там неалбанцев[527].

По данным бывшего Генерального прокурора МТБЮ Карлы дель Понте, Тачи организовывал похищения и перевозку изъятых органов, налаживал контакты с клиниками в Европе. В частности, в своей книге «Охота. Я и военные преступники» она пишет, что «летом 1999 г. косовские албанцы переправили от 100 до 300 похищенных через границу в Северную Албанию... Похищенных сначала содержали в складах и других помещениях в городах Кукес и Тропое... самых молодых и крепких пленников хорошо кормили, никогда не били, их осматривали врачи. Потом этих людей перевозили в другие места в районе Буреля. В числе этих мест была и хижина за желтым зданием в 20 км к югу от города.

По словам журналистов, в этом желтом здании была оборудована своеобразная хирургическая клиника. Врачи извлекали внутренние органы пленных. Через аэропорт Тираны "Ринас " эти органы доставляли в зарубежные клиники и пересаживали пациентам, которые готовы были оплатить подобные операции. Один свидетель рассказал о том, как сам доставлял такую «посылку» в аэропорт. Если нужна была только одна почка, разрез зашивали, а человека содержали в хижине до тех пор, пока не требовалась вторая почка или другой жизненно важный орган. Пленные в хижине знали, что их ждет. Они в ужасе молили убить их сразу. Среди пленных были женщины из Косова, Албании, России и других славянских государств. Двое информаторов сообщили, что они помогали хоронить мертвецов вокруг желтого здания и на соседнем кладбище. Кроме того, информаторы сообщили, что эта деятельность осуществлялась с ведома и при активном участии офицеров ОАК высшего и среднего звена (курсив везде мой. – Е.П.)»[528].

В докладе Дика Марти Парламентской ассамблее Совета Европы, обнародованном 12 декабря 2010 г., Хашим Тачи назван руководителем «криминальной группы косовских албанцев, которые занимаются контрабандой оружия, наркотиков и человеческих органов»[529]. Белградская газета «Пресс» также писала, что на торговле органами, изъятыми у живых людей, X. Тачи заработал не менее 4 млн немецких марок. Донорские органы из Албании переправлялись в Италию, а среди содержащихся в лагерях для «доноров» были не только сербы, но и гражданки России, Молдавии и Румынии. В интервью этой газете бывшая судья Окружного суда в Приштине Даница Маринкович подтвердила, что данный преступный бизнес организовал и контролировал нынешний премьер «независимого» Косова[530]. Она также утверждала, что УНМИК отказывался сотрудничать и оказывать поддержку в расследовании случаев пропажи и похищения людей. О фактическом отказе международных структур содействовать расследованию столь тяжких преступлений писал в своем докладе и Дик Марти.

По данным на 2008 г., в списках сербского Общества пропавших без вести числилось более 2000 имен. У председателя этой организации Симо Спасича имеются фотографии 2003 г., на которых запечатлен момент передачи сербам неопознанных останков, найденных в КиМ. В интервью «Первому каналу» С. Спасич заявил: «Эти монстры из ОАК штыком вспороли живот беременной женщине и вытащили оттуда плод. Вот это зародыш младенца. Тогда было много таких случаев. Я держал это в руках, чтобы показать, что эти выродки наделали. Это невероятно тяжело даже вспоминать». И со слезами на глазах добавил: «Если есть Бог и Правда, то дель Понте больше не должна видеть ни солнца, ни месяца. Для нас она соучастник. Если они это знали все эти годы, то почему скрывали от мира и от нас? Я надеюсь, что международное сообщество наконец поймет, что сербы погибали в божьей правде, а в это время любимцы света, такие как Хашим Тачи и остальные, гуляли на свободе как президенты и премьеры и, глумясь, получили еще одно албанское государство»[531].

С подачи ПАСЕ было начато расследование случаев торговли человеческими органами. Выяснилось, что подобная торговля органами в КиМ велась не только сразу после ввода сил КФОР на территорию края, о чем писала Карла дель Понте, но и в 2008 г. Под прикрытием косовских властей в Приштине работала клиника «Медикус», куда обманом заманивали доноров из разных стран. Органы у них изымали, а вот деньги платить «забывали». Пострадали от албанских трансплантологов и граждане России. Кто в этот момент руководил правительством края? Тачи. И очень сомнительно, что о существовании этого учреждения он ничего не знал[532].

 

Агим Чеку

 

Агим Чеку (род. 29 октября 1960 г.) – еще одна колоритная личность – полевой командир ОАК, бывший офицер-артиллерист Югославской народной армии и премьер-министр Косова с 2006 по 2008 г.

В 1991 г. Чеку, дослужившись до капитана, дезертировал из ЮНА и вступил в ряды сепаратистов Хорватской национальной гвардии (ХНГ), боровшихся за отделение Хорватии от СФРЮ. В составе ХНГ участвовал в организации и проведении этнических чисток в Хорватии. В 1993 г. командовал операцией «Выжженная земля» или «Медачский котел», когда бойцы ХНГ напали на Медак, Читлук и Почитель и вырезали в этих районах всех сербов. Эта операция стала одним из самых жестоких инцидентов всей ужасной гражданской войны в Хорватии.

Как свидетельствует бывший канадский миротворец Скот Тейлор, «под командованием Агима Чеку хорватские силы захватили и зачистили четыре сербских села в Сербской Крайне. В ночь зачистки сел были изнасилованы две девушки, а после их тела были сожжены». По словам С. Тейлора, тогда «было уничтожено все сербское – люди и животные». После того, как сербские войска оставили Краину, отступив в Боснию, канадские наблюдатели в Книне сообщили, что «сербский город больше не военная мишень»[533]. Тем не менее люди под командованием Чеку зверски убили сербских беженцев, пытавшихся укрыться в Книне. Только в одной этой акции были вырезаны около 500 человек. Хотя канадцы сообщили об этом в ООН с требованием привлечения Чеку к уголовной ответственности, он не понес никакого наказания. Вместо этого американские инструкторы проводили с ним и его людьми инструктаж по артподготовке, а в 1995 г. он принял непосредственное участие в операции «Буря» по уничтожению Республики Сербская Краина.

В 1998 г. Чеку присоединился к ОАК и уже через два месяца стал полковником, позже – после устранения Я. Красничи – возглавил штаб армии. По свидетельствам беженцев, под его командованием ОАК проявила невиданную жестокость в отношении косовских сербов – Чеку старался доказать на деле свою приверженность этническим чисткам в целях «суверенизации» КиМ. В общей сложности на его счету личное участие в убийстве 669 сербов, но почему-то Гаагский трибунал совершенно не интересует эта персона. Тем не менее к наиболее серьезным операциям Чеку относятся:

– «разгром гарнизона сербской армии в г. Госпич. Убиты и похищены 156 человек, в том числе гражданские лица;

– операция «Медачский котел», в ходе которой были убиты 200 мирных жителей. Из них семь человек были зарезаны лично Агимом Чеку;

– разгром трех сел в ходе операции «Медачский котел»;

– разработка и проведение операции «Буря» по ликвидации Республики Сербская Краина;

– организация в 1998 г. на средства ЦРУ спецподразделения из этнических албанцев с целью проникновения из Хорватии в Космет и проведения там террористических акций. За 1998-1999 гг. спецподразделением убиты десятки представителей власти в КиМ сербской и албанской национальности. В период активной фазы конфликта в Космете спецподразделение Чеку занималось геноцидом сербов. Задокументирован факт массового уничтожения им сербов в крематории в районе села Клечка»[534].

В 2002 г. за свои преступления он был объявлен Сербией в международный розыск[535], правда, до этого в 1999 г. по предложению НАТО Чеку возглавил созданный на базе ОАК Корпус защиты Косова.

Чеку дважды арестовывали по обвинению в геноциде сербского населения (в 2002 г. в Любляне и в 2004 г. в Будапеште), но оба раза он оказывался на свободе благодаря помощи тогдашнего руководителя гражданской Миссии ООН в Косове Харри Холкери. В марте 2006 г. Чеку был назначен администрацией ООН в Косове премьер-министром края после отставки прежнего премьера Байрама Косуми.

Оказавшись на этом посту, Чеку провозгласил своей целью отделение Космета от Сербии[536].

30 ноября 2006 г. Чеку с официальным визитом посетил Россию, где встретился с депутатами Государственной думы и замминистра иностранных дел РФ В. Титовым (!). Во время беседы он заявил, что албанцы готовы предоставить сербскому меньшинству широкую автономию[537].

23 июня 2009 г. А. Чеку был очередной раз арестован, теперь на одном из пограничных пропускных пунктов в Болгарии по международному ордеру, выданному Сербией еще в 2002 г. Показательно, что в Болгарию экс-премьер албанской администрации Косова приехал по приглашению председателя Комиссии по внешней политике Народного собрания (парламента) Болгарии Соломона Паси, с которым намеревался обсудить вопросы интеграции РК в НАТО. Накануне Сербия направила Болгарии официальный запрос об экстрадиции Чеку, но безуспешно. Как сообщает агентство Франс Пресс со ссылкой на собственного фотокорреспондента, присутствовавшего на заседании суда, болгарские власти освободили Чеку, хотя факт причастности его к убийству порядка тысячи сербов ни у кого не вызывает сомнения[538]. Надо сказать, что во всех случаях ареста та или иная страна отказывалась экстрадировать Чеку в Сербию, так как это якобы противоречило местному законодательству. В итоге убийцу лишь высылали из страны, где он был арестован[539].

Бывший министр юстиции Сербии Владан Батич совершенно справедливо охарактеризовал Чеку как человека, «руки которого по локоть в сербской крови»[540]. Однако словно издеваясь над сербами и над понятиями морали, 23 февраля 2011 г. Чеку был назначен министром Сил безопасности РК. Интересная деталь: жена Чеку наполовину сербка, наполовину хорватка. В браке у них трое детей.

Чеку оказался довольно успешным бизнесменом: он владеет сетью магазинов, приштинской кампанией «Слога», кроме того, по всей видимости, в свободное от работы время контролирует публичные и игорные дома, контрабанду оружия, наркотиков и акцизных товаров через коридоры в районе г. Печ.

 

Рамуш Харадинай

 

Рамуш Харадинай родился 3 июля 1968 г. косовском селе Глоджане в окрестностях города Дечани[541]. В 1989 г. эмигрировал в Швейцарию – известный опорный пункт албанской политической эмиграции, где работал вышибалой в ночных клубах. Этот период биографии Хардиная недостаточно освещен, и наряду с данными о том, что Рамуш пытался вступить в Иностранный легион, известно, что в Приштину он вернулся уже в следующем – 1990 г., чтобы принять участие в акциях протеста против новой конституции Сербии. Был арестован, но бежал из тюрьмы и снова вернулся в Швейцарию, где вступил в «Народное движение Косова».

Согласно доступной информации, в 1996 г. в Албании Харадинай прошел обучение диверсионно-террористической деятельности под руководством офицеров албанской армии и затем участвовал в создании баз в Кукеше и Тропое на севере Албании. С этих баз он организовал контрабанду оружия в КиМ, а затем, в 1997 или 1998 гг. (данные различаются), вместе со своим братом Люаном сформировал штаб ОАК по Метохии и специальный отряд «Черные орлы». С 1998 г. командовал боевиками в районе косовских городов Джаковица и Дечани. В начале 1998 г. в Глоджанах Харадинай сформировал диверсионно-террористическую группу, которая проводила акции устрашения сербов и албанцев, лояльных властям. В сотрудничестве с Екремом Луком он создал также преступную организацию, контролирующую контрабанду наркотиков, сигарет, нефти и нефтепродуктов, машин и другую противоправную деятельность.

За жестокость в борьбе против сербов Харадинай – по прозвищу «Смайиль» – быстро добился среди албанцев статуса героя и стал командующим оперативной зоны в Метохии, называемой албанцами «Дукаджини». Считается, что под его руководством за два года были убиты более 300 человек, а похищены более 400. В боях на территории края Харадинай потерял, по одним данным, отца и одного из братьев, а по другим данным – обоих братьев. Западные агентства сообщают, что Харадинай был одним из основных помощников НАТО во время бомбардировок в Космете и одним из полевых командиров, получивших спутниковые телефоны для корректировки авиаударов.

В зоне, за которую отвечал Харадинай, велись наиболее кровопролитные бои с сербскими силами безопасности, а он сам заработал репутацию жестокого и безжалостного лидера. Его отряды ответственны за мучения и убийства десятков гражданских жителей, сербов, чьи тела были найдены в Радоничком озере и в колодцах общины Дечани[542]. Сам Харадинай в автобиографической книге «Исповедь о войне и свободе» написал: «Первую партию оружия для Косова я приобрел в 1991 г. в Албании: ручные гранаты, пистолеты... Многие военные тренировки мы проводили в Албании... предвиделась переброска в Косово 50 000 бойцов, из которых большая часть должна была прийти с территории Албании». И далее: «Мы постоянно нападали на сербские силы. В любом месте. Днем и ночью. Не скрываясь. Каждый день мы убивали сербских полицейских...». Нельзя не процитировать и его восхищение бомбардировками НАТО: «Один из самых счастливых и памятных моментов в моей жизни связан с началом воздушных нападений НАТО (24 марта 1999 г. – Е.П.). Все мы с восхищением смотрели на первые самолеты и ракеты. Эти мгновения незабываемы»[543].

«Солдат косовской независимости», как себя называет Харадинай, очень откровенно пишет и по поводу поддержки деятельности ОАК: «Вследствие тяжелой ситуации, в которой мы оказались, нам нужна была передышка (осень 1998 г., когда сербские войска фактически очистили край от боевиков. – Е.П.). Соглашение Милошевич – Холбрук, на основе которого в Косово посылалось бы 2000 невооруженных уполномоченных ОБСЕ, было спасением для ОАК. Это соглашение имело огромное значение, оно помогло нам восстановить армию... Разумеется, особые симпатии мы питаем к США ввиду их роли в решении косовского вопроса (курсив мой. – Е.П.)»[544]. Это признание дорогого стоит: один преступник дает показания на других, фиксируя их роль в событиях вокруг КиМ, ведь ясно, что без американской поддержки официальные югославские власти разгромили бы албанские бандформирования, что, собственно, и было сделано к октябрю 1998 г. В значительной степени именно это вызвало необходимость внешнего вмешательства.

В 2000 г. Харадинай получил ранения во время столкновения с российскими силами КФОР. Через несколько месяцев он был ранен в перестрелке недалеко от своего села. Это был очень показательный случай не столько с точки зрения судьбы самого Харадиная, сколько с точки зрения роли международных сил. В июле 2000 г. группа из нескольких десятков вооруженных людей под командованием Рамуша Харадиная напала на дом семьи Мусай. Причина нападения крылась в бандитских разборках на почве торговли наркотиками. Прибывшая на место стрельбы полиция УНМИК очень трепетно отнеслась к раненому Харадинаю: итальянский военный вертолет перевез его на одну из американских военных баз, откуда он был эвакуирован на американскую базу в немецком городе Рамштайн. В рапорте Объединенного разведывательного центра от 7 июля имеется следующая запись: «Двое граждан США, позднее идентифицированные как Джеймс Байбер и Джильям Пенсел. случайно оказавшиеся на месте преступления, провели процедуру "медицинской эвакуации" (в терминологии НАТО – medevac). После прибытия на место бригады КФОР было установлено, что оба гражданина США являются агентами ЦРУ, причем они представили различные версии своего появления на месте преступления. Представители УНМИК пытались проследовать за раненым в Camp Bondsteel (база армии США) для его допроса, однако медицинский персонал сначала заявил, что Харадинай скончался, а потом, что ему делают очень сложную операцию. Затем следователи получили инструкции не применять в отношении Харадиная мер принуждения, поскольку последствия его задержания легко предсказуемы»[545]. В 2002 г. международные судьи осудили брата Харадиная Даута на пять лет заключения за похищения и жестокое убийство четверых боевиков ФАРК, вооруженных подразделений близких Ибрагиму Ругове.

За все эти деяния, совершенные против сербов, после агрессии НАТО Харадинай, как оправдавший возложенные на него надевды, был назначен командиром Косовского защитного корпуса, а в 2000 г. создал «Альянс за будущее Косова», который в 2004 г. привел Рамуша на должность премьер-министра. И это при том, что, по данным немецкой разведывательной службы, Харадинай – самая сомнительная личность в КиМ. «Сеть, раскинутая в регионе Дечан, базируется на семейных кланах, сконцентрированных вокруг Рамуша Харадиная, и занимается широким спектром деятельности – криминальной, политической, связанной с оружием. Она напрямую влияет на внутреннюю ситуацию в Косове. Группа в сотню человек, которой руководит Харадинай, занимается торговлей наркотиками, оружием и контрабандой всеми товарами. Вместе с тем эта группа контролирует местные органы власти»[546]. КФОР в свое время оценивала ее «как самую мощную криминальную организацию в регионе»[547]. Подобные организационные способности, как показывает практика, прежде всего учитываются при назначении на руководящие должности в «независимом» Косове.

Тем временем, белградские власти выдвинули против Рамуша Харадиная обвинение по 108 пунктам за терроризм, убийства гражданских лиц и пр. Гаагский трибунал выдвинул обвинение против него лишь 4 марта 2005 г. После чего Харадинай подал в отставку с поста премьера и 9 марта добровольно сдался Трибуналу. Тогдашний шеф УНМИК Серен Йессен-Петерсен заявил по этому поводу, что он уважает решение Харадиная, но сожалеет, что больше не сможет сотрудничать с «близким другом и партнером» (sic!). Прощаясь же с улетавшим в Гаагу Хардинаем, глава Миссии ООН в Косове публично обратился к нему со словами: «Мой друг! Я желаю тебе скорейшего возвращения!»[548].

Обвинения против Харадиная состояли из 37 пунктов, среди которых значатся преступления против человечности и нарушение правил ведения войны. В документах фигурируют пытки и убийства сербов, цыган, а также «нелояльных» к ОАК албанцев в рамках «освобождения территорий свободного Косова» (район Метохия). Упоминаются также изнасилования и уничтожение имущества, но это, что называется, «по мелочи». Правоохранительные органы Сербии считают, что Харадинай принимал участие в убийстве 67 человек (как полицейских, так и гражданских лиц) и лично приказал ликвидировать более 260. Например, только по одному случаю бывший начальник Военной разведки в КиМ (1993-1999 гг.) Момир Стоянович свидетельствует, что на Радоничком озере около Джаковицы, в районе, находившемся под командованием Харадиная, были обнаружены около 40 трупов сербов, албанцев и других неалбанцев, которые не хотели служить в составе террористической ОАК[549].

Кроме того, Р. Харадинай и Идриз Балай считаются главными организаторами межэтнических столкновений в Космете в 1998–1999 годах, в ходе которых сербов убивали, жгли их дома, уничтожались православные храмы. Позднее в месте, которое Балай выбрал для казней, было найдено несколько десятков тел со следами пыток[550]. Председательствующий по этому делу судья Альфонс Ори сразу же заявил, что многие свидетели, присутствовавшие на процессе, боялись выступать и, судя по всему, из-за поступавших в их адрес угроз. «У судебной палаты создалось стойкое впечатление, что процесс проходил в атмосфере, при которой свидетели не чувствовали себя в безопасности»[551].

По утверждению российского информационного агентства «Регнум», из 98 свидетелей девять были убиты или умерли при невыясненных обстоятельствах, часть отказались от показаний, остальные в суд не явились. Так, Куйтим Бериша сбит автомобилем в Черногории, Илир Сельмай убит в спровоцированной драке. Свидетели утверждают, что он якобы с голыми руками напал на шестерых громил, которые зарезали его на глазах у остальных посетителей кафе. Беким Мустафа и Ауни Элезай были расстреляны из огнестрельного оружия. Сабахета Тава и Исук Хакляй, сотрудники косовской полиции, согласившиеся свидетельствовать против Харадиная, были убиты, а автомобиль с их телами был сожжен. Из девяти убитых свидетелей трое были «специальными свидетелями» МТБЮ, которым трибунал обещал свою защиту. Все трое – Джейдин Муста, Садрик Муричи и Весел Муричи – были убиты в профессионально организованных заказных убийствах. Последний – Рамир Муричи – был ранен и после этого отказался свидетельствовать. Всего после 1999 г. в КиМ погибли около 40 албанских свидетелей преступлений, которые совершила ОАК[552].

Однако, несмотря на все имеющиеся данные и явное запугивание свидетелей. 3 апреля 2008 г. Рамуш Харадинай был оправдан. Правда, под давлением общественности и в связи с появлением новых данных 2 мая 2008 г. главный прокурор МТБЮ Серж Браммерц обжаловал оправдательный приговор, вынесенный по делу Харадиная. 21 июля 2010 г. оправдательный приговор был отменен. Председательствующий судья Патрик Робинсон мотивировал отмену приговора тем, что он мог быть несправедливым, так как, возможно, имело место запугивание свидетелей.

Как можно было оправдать человека, против которого свидетельствуют его же жертвы? Как уже отмечалось, среди жертв Харадиная были не только сербы, но и албанцы. Поражает свидетельство албанки Л. К. (в 2008 г. ей было 42 года), которое до сих пор находится в Специальном трибунале Сербии по расследованию военных преступлений, хотя эти материалы были доставлены и в Гаагу. «Свидетель в мае 1998 г. вместе с группой албанок и цыганок была похищена и насильственно вывезена в полевой лагерь сепаратистов на горе Юник на границе с Албанией. Сразу же у входа в лагерь они увидели душераздирающее зрелище: два исколотых ножами сербских полицейских были привязаны к дереву. Полицейские, как узнала позднее Л. К., были захвачены в районе села Раставица.

Привезенные женщины видели, что у полицейских были отрезаны части тела и выколоты глаза, в кровоточащие раны была насыпана соль. Полицейские все еще были живы и от нестерпимых мучений громко стонали. По словам Л.К., Рамуш Харадинай тогда подошел к полицейским с рацией, настроенным на полицейскую волну. Он вынул нож и не спеша зарезал полицейских, так чтобы сербские полицейские услышали, как умирают их коллеги. Сохранилась и звукозапись этого варварского акта, сделанная полицейскими, находившимися у радиостанции на сербском блокпосте. По словам Л.K., после того как он зарезал полицейских, Харадинай вернулся к похищенным женщинам. Он связал руки свидетельствующей Л.K. и изнасиловал ее. Шрамы на руках женщины были видны в момент записи протокола свидетельства. В момент насилия Харадинай наносил женщине порезы ножом, которым до того зарезал полицейских. Позднее Харадинай совершил акт насилия и по отношению к другим женщинам из группы, привезенной в лагерь. Когда Л.K. повели вместе с остальными женщинами на расстрел, она смогла убежать и таким образом спаслась»[553].

Есть и другие показания, касающиеся актов мести, которые Харадинай устраивал в отношении албанцев за сотрудничество с сербами. В 1999 г. Харадинай ворвался в дом свидетеля, имя которого также засекречено, с четырьмя охранниками и зарезал его пятилетнего сына, а также супругу»[554].

При наличии таких свидетельств Харадинай оставался «особым» обвиняемым, покровительствовали которому самые влиятельные силы. По словам дель Понте, в Гаагу Харадиная везли на немецком самолете. «Во время остановки в Германии его встречал почетный караул в белых касках и перчатках»[555]. Вот такие люди в фаворе у Запада!

Удивительно теплые и добрые отношения сложились у Харадиная с руководством Миссий ООН и НАТО в крае. Например, «генерал Клаус Райнхардт, который с октября 1999 г. до весны 2000 г. командовал миротворческими силами НАТО, заявлял, что Харадинай – это «человек, которому я безоговорочно доверял и советам которого активно следовал», что это «выдающийся политик, сыгравший важнейшую роль в примирении различных этнических групп в Косове». Со своей стороны, уже упоминаемый Иессен-Петерсен написал, что Харадинай – человек, обладающий «динамичными лидерскими качествами, исключительной работоспособностью и прозорливостью». Решение добровольно сдаться трибуналу, по мнению руководителя Миссии ООН, доказывало, что Харадинай продемонстрировал «достоинство и зрелость»[556].

Оправдание Харадиная связывают и с исключительной, мощной юридической защитой «национального героя Косова». Дело в том, что его интересы в суде представляла супруга одного из инициаторов бомбардировок Югославии, тогдашнего британского премьера Тони Блэра – Шери Блэр. В этой ситуации ожидать от МТБЮ какой-либо объективности было бы по меньшей мере наивно. Но дело не только в этом, а еще и в финансовой стороне вопроса: только официальный счет, выставленный Харадинаю со стороны Шери Блэр, составил 7 млн евро (!)[557]. То есть семья Блэр неплохо заработала на защите военного преступника и террориста. Впрочем, а кем является сам Блэр, на совести которого как инициатора натовской агрессии сотни человеческих жизней?

Как рассказал РБК daily сотрудник МВД Сербии, «данная защита – самая дорогая в истории трибунала по бывшей Югославии». Причем если говорить только об официальных цифрах. «Однако, по агентурным данным, албанцы потратили на освобождение Харадиная 50 млн евро – эти деньги через его адвокатов шли на лоббирование оправдательного приговора в политические круги Британии, США и Евросоюза. Обратите внимание – никто из американцев или европейцев никак не прокомментировал решение Гаагского суда, как будто его и не было»[558]. Важно в этом вопросе еще и то, каким образом были получены эти деньги.


Эта страница нарушает авторские права

allrefrs.ru - 2019 год. Все права принадлежат их авторам!