Главная Обратная связь

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






Структура общественного мнения



 

Начиная с Б.А. Грушина, многие отечественные исследователи выделяют три основных компонента в структуре общественного мнения – когнитивный, эмоционально-чувственный и поведенческий уровни.

Когнитивный уровень общественного мнения.

Общественное мнение является одним из многочисленных феноменов общественного сознания, а любая форма общественного сознания подразделяется на два уровня – теоретический и эмпирический. Таким образом, когда мы заводим речь о когнитивном компоненте общественного мнения, то соотносим его именно с теоретическим уровнем общественного сознания. Отсюда следует, что общественное мнение должно (в определенной степени) представлять собой теоретически оформленный дискурс и (в достаточной степени) зависеть от науки, идеологии и иных теоретических и теоретикоподобных конструкций.

При характеристике общественного мнения со стороны его когнитивного компонента акцент делается на «знаниях» (античная традиция анализа данного явления). Так, М.К. Горшков и Ф.Э. Шереги отмечают: «… любое мнение должно рассматриваться и как своеобразный результат взаимного сравнения познанных и значимых для субъекта объектов. В самом деле, оценочно-ценностные суждения могут возникать только путем сопоставления качеств и свойств (ценностных сторон) объектов, т.е. их сравнения. Для того чтобы сделать такое сравнение и остановиться на том, что более ценно, необходимо опираться на определенные критерии, мерила, нормы и т.д. В этом качестве выступают знания, представления и ощущения субъекта о предмете. Сравнения и оценки, которые и помогают ему прийти к оценочному суждению – мнению».[70] Таким образом, когнитивный уровень общественного мнения ответствен за информационную (познавательную) сторону данного явления.

При этом, конечно, надо помнить, что в силу своей специфики общественное мнение имеет в своем когнитивном багаже не только знания (вернее, не столько научные знания), но и другие формы мыследействия, в той или иной степени претендующие на теоретическую форму представления: идеологемы, мифологемы, иллюзии.

Общественное мнение есть процесс,[71]то исследовательский интерес фокусируется на процессах осознания, представления, хранения, обработки, интерпретации и производства новых знаний в рамках функционирования общественного мнения. Общественное мнение постоянно находится в движении. Применительно к когнитивному компоненту это движение проявляется в том, что в структуре общественного мнения постоянно совершаются сложные процессы взаимосвязи знания и незнания, веры и безверия, нейтральности и заинтересованности и т.д. Так, индивидуальное сознание, приобщаясь к коллективному «изму» и тем самым неизбежно массовизируясь, теряет личностную окраску собственной позиции и всякое подобие своей логической формы. С другой стороны, массовое сознание, те или иные коллективные «мы»-ориентации, испытывая воздействие теоретических форм общественного сознания (науки, политической или религиозной идеологии и т.д.), тем самым, наоборот, в определенной степени демассивизируются и приобретают большую степень информированности и компетентности.



Благодаря присутствию когнитивного компонента в самом общественном мнении (как совокупном оценочном суждении) нужно искать и даже можно находить логику. Отсюда, кстати, такие характеристики общественного мнения, как полнота, адекватность, правдоподобность, информированность, осведомленность и т.д. В силу этого синонимами когнитивного компонента общественного мнения часто выступают такие термины, как дискурс, установка, фрейм, «изм», «доминирующее суждение». Исходя из этого, можно утверждать, что именно когнитивный элемент общественного мнения представляет степень осознания обсуждаемого вопроса, т.е. несет функциональную ответственность за проявляемый данным мнением уровень знания по обсуждаемой проблеме.

В целом роль когнитивного компонента в структуре общественного мнения состоит в упорядочении чувственно-эмоционального материала и направлении поведенческих реакций. Если бы в общественном мнении вообще отсутствовал когнитивный компонент, тогда бы общественное мнение представало исключительно как социальное настроение. Вместе с тем, в силу того, что знание в общественном мнении представлено не в виде научного (любого другого специализированного) знания, процесс упорядочивания чувственно-эмоционального пласта общественного мнения происходит в достаточно специфической форме, в частности, с помощью той или иной символики и в виде символизации. «Символы в некотором приближении можно сравнить с видимой вершиной айсберга (или с буйком, обозначающим какой-то подводный предмет)».[72]



Таким образом, не понятия, а символы выступают главным системообразующим фактором в общественном мнении. Символы (стереотипы, комплексы, «измы» и т.п.) позволяют перевести массовое сознание в какую-либо разновидность группового самосознания. Они соединяют времена и пространства, в том числе включают индивида в историческую память, массовое политическое действие и т.д. С их помощью происходит «массовизация» индивидуального сознания и «массификация» группового поведения. С помощью символов происходит классификация (в виде упрощения, стандартизации, чаще всего – дихотомизации) самого различного материала, попадающего в «поле зрения» общественного мнения. «Как известно из исследовательской практики, общественное мнение, по крайней мере, в конкретных вопросах, в элементарно символическом представлении, в основном работает по принципу простейшей контактной схемы «да-нет» («одобрение-осуждение» и т.п.), средние варианты ответов чаще всего означают уклонение от выбора. Только при сопоставлении ряда ответов, особенно в некоторой динамике, становится заметна более основательная неуверенность общественного мнения (принцип «да, но…» – «нет, но…»)».[73]

Итак, в когнитивном элементе выражаются как представления отдельного человека о мире, так и коллективные установки и мировоззренческие ориентиры отдельных социальных групп. Тем самым когнитивный компонент общественного мнения выполняет роль определенной системы координат, в рамках которой происходит оценка, т.е. отношение человека к миру, событиям и процессам в нем. От этого компонента во многом зависит не только понимание смысла и адекватность восприятия событий, но и предпочтения и даже поведенческие реакции отдельного человека и целых социальных групп.

В целом же надо отметить, что существование знания (форма, характер, способ связи с другими уровнями и т.д.) в структуре общественного мнения на сегодняшний день представляет одну из главных проблем для социологии общественного мнения. Например, знание по проблеме у того или иного респондента может присутствовать, а эмоции – отсутствовать (подобное суждение по природе приближается к научному, эстетическому и иному виду знаний). Или, наоборот, знания может не быть, но оценка при этом (причем четкая и сформированная) присутствует. Здесь мы имеем типичное «клишеобразное» мышление, когда оценка информации идет впереди ее предъявления. И в том, и в другом случае возникает вопрос о принадлежности подобных суждений об окружающей действительности к феноменальному миру общественного мнения, об их роли в формировании и функционировании общественного мнения.

Чувственно-эмоциональный уровень общественного мнения.

Общественное сознание активно функционирует не только на теоретическом, но и на эмпирическом уровне. В отличие от когнитивного уровня, общественное мнение (суждение) на эмоционально-чувственном уровне выражается как одобрение (поддержка), отрицание (осуждение) или нейтральное отношение по обсуждаемому вопросу. Общественное мнение на данном уровне выступает как разновидность обыденного сознания, которое характеризуется близостью к непосредственной жизни.

Чувственно-эмоциональный компонент – неотъемлемая составная часть общественного мнения, представляющая непосредственные мотивы и установки носителя общественного мнения и формирующая оценку и отношение людей к социальным фактам. Данный компонент общественного мнения проявляется в виде коллективных интересов, настроений, предрассудков и т.д. Если данный уровень начинает занимать преобладающее место в структуре общественного мнения, то оно начинает эволюционировать в сторону от когнитивного компонента и рано или поздно превращается в социальное настроение, а динамические характеристики общественного мнения начинают преобладать над статическими.

Место и роль чувственно-эмоционального элемента в структуре общественного мнения рельефно, хотя и несколько необычно, показаны в статье с весьма говорящим названием «Может ли общество одновременно думать и чувствовать?»: «Документальным подтверждением полного изъятия из политических процессов мышления является докторская диссертация Г.С. Мельник «Массовая коммуникация как фактор политического влияния». Работа Мельник является скрупулезным добросовестным исследованием того, какие богатства психологической науки реально применяются в средствах массовой информации для оказания политического влияния на население. Надо признать, что представители политической журналистики очень неплохо знают психологию и весьма осмысленно применяют ее при подготовке агитационных и пропагандистских материалов. Психологические закономерности восприятия, внимания, памяти, представлений, эмоций – самый ходовой инструментарий политического влияния. Но в тексте диссертации ни разу (!) не встречается слово «мышление», потому что ни продуктов мышления, ни попыток его применить в процессе политического взаимодействия с обществом нет. Вся информация, создаваемая в средствах массовой информации и в политических публикациях, предназначена лишь для эмоциональной сферы человека…».[74]

Все феномены чувственно-эмоционального уровня общественного мнения выражают не столько уровень знания (осознания) проблемы, сколько отношение к социальной проблеме, лицу, событию (уровень «озабоченности» той или иной проблемой, степень вовлеченности в ее обсуждение, характер отношения к политическому лидеру и т.д.) Здесь общественное мнение предстает как эмоции, чувства и настроения по отношению (по поводу) конкретного объекта общественного мнения.

Надо специально подчеркнуть, что именно этот уровень, в основном, отвечает за оценку, выражаемую коллективным оценочным суждением. Он влияет на прямые оценки (хорошо-плохо), за которые ответственен когнитивный уровень, одновременно является основой неявного отношения к событиям и лицам. На этом уровне обнажаются ориентации, симпатии-антипатии, принятие-непринятие и т.д. При этом преобладание эмоциональной составляющей делает общественное мнение весьма открытым для внешнего давления, способствует превращению общественного мнения в объект манипулирования.

Однако, отмечая возможные «минусы» данного компонента общественного мнения, следует заметить, что без этого элемента никакое мнение не смогло бы получить широкого распространения и послужить толчком для масштабного социального действия. Так, известный социологический индикатор «доверие-недоверие» имеет свои основания не столько в когнитивном элементе (уровень информированности в обсуждаемом вопросе), сколько в чувственно-эмоциональном компоненте. Но именно распределение мнений по данной шкале и «распределяет» в итоге кандидатов: кого – в президенты (депутаты и т.д.), кого – в отставку.

Взаимосвязь когнитивного и чувственно-эмоционального уровней общественного сознания состоит в следующем. Если когнитивный компонент ответствен за мировоззренческие ориентиры общественного мнения, то чувственно-эмоциональный – за миросозерцание и мироощущение. Когнитивный и чувственно-эмоциональный элементы общественного мнения влияют друг на друга. Например, влияние первого на второй элемент сказывается в том, что с помощью когнитивного компонента задаются рамки и определяется направленность чувственно-эмоциональных проявлений (вербализация чувственных ожиданий, рационализация подсознательных мотивов). Вот философская интерпретация природы общественного мнения (с упором на гносеологический аспект рассматриваемого явления). «Соотнося общественное мнение со ступенями признания истинности суждения, видим следующее: содержание общественного мнения как информационной основы действий людей не может оцениваться ими ни бессмысленным, ни ложным. В противном случае его пришлось бы отбросить. Поскольку же оно не отбрасывается, то признается осмысленным и истинным, хотя… между фактом такого признания и объективной истинностью того, на что это признание распространяется, возможны как совпадение, так и расхождение.

Признание истинности содержания элементов общественного мнения в каждом случае осуществляется на соответствующей ступени – такой, которая включает убеждение в ценности суждения, а значит, одним из своих оснований – субъективным – имеет ценность суждения. К таким ступеням относятся, как известно, вера и очевидность. Мнение находится за их пределами, ибо в качестве соответствующего элемента имеет убеждение в недостаточной ценности суждения, а в качестве субъективного основания – недостаточную ценность суждения. Исходя из содержания таких суждений, субъект может поставить себе цель, но он не в состоянии полностью реализовать ее».[75]

Обратное влияние второго элемента на первый сказывается в следующем. С одной стороны, чувства и эмоции преломляются через идеи и представления, и в результате получают форму оценки. Но, с другой стороны, под воздействием чувственно-эмоционального поля (под давлением узкогрупповых интересов) когнитивный уровень «идеологизируется», то есть логика рас-суждения упрощается, вплоть – до о-суждения, или дихотомии высказываемых суждений оценочного типа. В результате оценка осуществляется по типу «свой-чужой», «левый-правый», «справедливый-несправедливый».

Если мы к тому же вспомним, что человеческое существование предопределяется несколькими нормативными системами (право, мораль и т.п.), то оказывается, что нормативное поле человеческого существования является очень многомерным. В нем «одновременно сосуществуют различные критерии, точки отсчета, системы координат нормативных оценок – допустимого, правильного и т.д. Кроме того, сами критерии, как правило, оказываются условными и размытыми».[76] Таким образом, то же доверие-недоверие, как типичный показатель состояния общественного мнения, включает в себя разнокачественные характеристики и может быть наполнено как когнитивным, так и чувственно-эмоциональным содержанием. Поэтому доверие как характеристика состояния общественного мнения включает в себя много переходных форм (вера-уверенность-безверие-легковерие и т.п.).

В результате (как проявление этой разнокачественности) и появляется нечто третье – симбиоз когнитивного и чувственно-эмоционального уровней. Известно, что общественное мнение характеризуется неопределенностью, незавершенностью, дискуссионностью в оценках социальных фактов. Таким образом, общественное мнение представляет не познание как таковое, а чувственно-отягощенное (упрощенное и т.п.) познание. В общественном мнении научное знание представлено в ненаучном виде. Если истина есть такое содержание наших знаний, которое не зависит от субъекта, то продукты когнитивного компонента в общественном мнении напрямую зависят от субъекта общественного мнения. Конечно, общественное мнение не есть социальное настроение, так как здесь присутствует активное влияние мышления. Однако здесь господствуют так называемые когнитивные стереотипы, красноречивым проявлением которых является феномен оценки информации ранее ее поступления.

В целом же взаимодействие когнитивного и чувственно-эмоционального уровней формирует некое структурное «ядро» общественного мнения. Ядро общественного мнения – это относительно устойчивое структурное образование, в котором представлено множество напластований, каждое из которых имеет свои особенности: ментальность как устойчиво-уникальные черты духовной жизни, стереотипные реакции поведения, особенности мышления той или иной большой социальной группы и т.д. Известно, например, что менталитет того или иного народа формируется на протяжении многих поколений, поэтому не может преобразоваться в одночасье и поэтому служит одним из оснований стабильности общественного мнения.

Надо заметить, что структура и характер влияющего воздействия на общественное мнение всех этих «напластований» представляет для теории общественного мнения самую трудную, но зато и самую многообещающую (с точки зрения объяснительной силы) исследовательскую задачу. Вот несколько замечаний.

Общественное мнение представляет собой оценку событий и лиц, что подразумевает включение в механизм этой оценки мотивирующего начала в виде реальных потребностей и интересов. Потребности и интересы выступают главным организующим фактором индивидуального и группового восприятия, а значит, и итоговой оценки событий, фактов и лиц. Причем весь мотивирующий блок из потребностей, интересов, установок и т.д. можно выстроить в определенную иерархию в соответствии с иерархией общего, особенного и единичного, ибо свои особые потребности и интересы имеет любой индивид, ими обладают также многочисленные большие и малые социальные группы, а человечество в целом претендует на «общечеловеческие» потребности и интересы. При этом обнаруживается одна парадоксальная деталь – всеобщее и единичное, выступающие в своей мотивирующей форме, оказываются не различимыми в структуре общественного мнения, а специализирующим моментом выступают исключительно группоцентризмы, основанные на преобладании коллективных потребностей и интересов над индивидуальными и над групповыми.

Итак, структурообразующим ядром общественного мнения становятся те феномены, которые не изменяются или мало изменяются под сиюминутным воздействием окружающей действительности. К ним относятся не только базовые потребности и устойчивые коллективные интересы, но и системы ценностей, которые составляют основу предрасположенностей человека и даже целых социальных групп. Например, Дж. Цаллер выделяет политические предрасположенности: «под ними подразумеваются стабильные черты, которые регулируют приятие или неприятие получаемых индивидом политических сообщений… предрасположенности являются выражением жизненного опыта граждан… Предрасположенности отчасти зависят также от социального и экономического положения и, возможно, не менее сильно (если не сильнее) от наследуемых и приобретенных личных факторов и вкусов».[77] Все эти разнообразные предрасположенности (системы ценностей) распределяются в социальном пространстве и активно участвуют в формировании и функционировании общественного мнения.

Динамика общественного мнения во многом зависит от базового ядра общественного мнения. Так, в периоды резких кардинальных социальных изменений в общественном мнении могут наблюдаться некоторые отклонения от базового ядра общественного мнения. Эти отклонения, как правило, носят временный характер, но именно они ответственны за выполнение ряда функций общественного мнения как социального института. Например, они являются основой легализации и легитимации производимых реформ. Так, в период с конца 1980-х гг. до середины 1990-х гг. общественное мнение в Российской Федерации испытало значительные трансформации и продемонстрировало резкие колебательные движения и даже отступления от своих привычных (укоренившихся) мировоззренческих ориентиров и ценностных рамок. В последующем консерватизм стереотипов массового сознания затормозил колебательные движения общественного мнения и почти вернул их в привычные рамки, однако переменчивые настроения россиян успели выполнить свою историческую роль – они легитимизировали смену главенствующей формы собственности и формы государственного правления.

В механизме колебательного (резкого или постепенного) движения общественного мнения вокруг своего ядра сказывается встроенность общественного мнения в структуру общественного сознания. Ведь общественное мнение (как один из многочисленных феноменов общественного сознания) испытывает на себе влияние различных форм общественного сознания. Например, общественные настроения увлекают общественное мнение к резким колебательным движениям, а политические идеологии и – еще больше – традиционные ценности, наоборот, цементируют систему координат множества оценочных суждений.

Таким образом, мы можем выделить некий базисный ряд явлений, который остается практически неизменным при всей текучести и изменчивости общественного мнения. Так, любая эффективная реклама всегда будирует архетипические ценности и установки: каждый человек из предложенных альтернативных пар («здоровье-болезнь», «богатство-бедность» и т.д.) всегда на подсознательном уровне выберет первое, а не второе. Архетипическое – это некоторые априорные, всеобщие психические поведенческие программы. По К. Юнгу, архетипы – это первообразы, некие образцы видения мира, которые скрыты в коллективном бессознательном и всплывают в сознании людей только при определенных обстоятельствах, например, при пробуждении творческой активности.

Кстати, по степени архетипичности можно выстроить значимость тех или иных блоков в мотивации общественного мнения. Например, базовые потребности, присущие любому индивиду (архетипическое – это, в первую очередь, архаическое: врожденные инстинкты, базовые потребности и т.д.), составляют постоянную, повторяющуюся, глубинную, вечно являющуюся суть общественного мнения (хотя и в постоянно меняющихся формах). Это как бы качественные характеристики общественного мнения, которые фиксируют в себе единство единичного и всеобщего и описывают статику, а не динамику его функционирования. Подобные проявления общественного мнения мало подвержены быстротечным изменениям, отличаются устойчивостью (например, общечеловеческие потребности действовали и будут действовать независимо от уровня их осознанности и степени проявленности).

Кроме этих, общечеловеческих базовых потребностей и ценностей (на уровне индивидов и человечества в целом), у каждой половозрастной группы или социально-классовой общности есть свой собственный и вполне специфический архетипический «набор» (для молодежи свойственна «сексуальная озабоченность», а для стариков – забота о собственном здоровье).

Первый (общий) и второй (специфический) архетипические ряды лежат в основе складывания и функционирования общественного мнения, однако первый из них является доминантным (абсолютным и исходным), а второй – полудоминантным (относительным и производным). В соответствии с потребностями и ценностями первого ряда происходит первичная «оценка» событий, фактов и лиц (она практически неизменна у всех народов и социальных групп). В соответствии с интересами и установками второго ряда происходит вторичная «оценка» (переоценка) социальной действительности. При этом важно помнить, что явления первого ряда вообще нельзя «оценить», ибо они сами являются мерилом любой последующей оценки. В то же время явления второго ряда можно не только оценить, но даже «переоценить». В целом же одобрение-неодобрение, согласие-несогласие с поступающей информацией, фактом, событием, заявлением, а также усиление или ослабление ожиданий, подтверждение или неподтверждение предположений и т.д. – все эти феномены общественного мнения проходят через опосредующее влияние разных архетипических рядов.

Поведенческий уровень общественного мнения.

Общественное мнение являет собой определенную позицию, которая, в свою очередь, всегда предполагает некий практический компонент (намерение действовать, готовность к действию: участие-неучастие в выборах и т.д.). Тем самым общественное мнение на этом уровне представляет собой скрытое, неразвернутое действие (практические компоненты общественного мнения). Естественно, полное раскрытие данного компонента подразумевает развернутое описание функций общественного мнения.[78]

В заключение можно отметить, что, соединенные вместе (и только объединенные вместе), разобранные выше отдельные структурные компоненты общественного мнения как раз и воссоздают целостную структуру данного феномена – совокупность общественных мнений больших и малых социальных групп, административных точек зрения официальных организаций и негосударственных структур и т.д. Общественное мнение представляет собой единство трех разобранных выше элементов. Причем, удельный вес этих элементов может быть разным – как на уровне индивидуального, так и группового сознания. Вот какой расклад получился у одного из исследователей: «Какова бы ни была практика идентификации общественного мнения, вне всякого сомнения, вопросы-фильтры, если их все-таки применять, даже на уровне фильтра типа «не знаю», позволяют более реалистично оценивать и интерпретировать данные опросов. Например, наше исследование мнения населения Украины о работе Верховной Рады с применением батареи фильтров…позволило дифференцировать респондентов на четыре категории. Первая, наиболее многочисленная, составляла 60% выборки; оценочные суждения здесь представляют собой скорее эмоциональные, чем рациональные вербальные реакции на вопросы. Ответы опрашиваемых интервьюеру или же на вопросы анкеты – это эмпирические показатели не столько мнений, сколько общественных настроений. Вторая категория (почти 24%) строит свои суждения на основании эмоций в сочетании с относительно рациональной, ограниченной по своему объему и весьма фрагментарной информацией о предмете опроса. Их ответы – показатели еще только формирующегося общественного мнения, на этапе перехода от настроений к общественному мнению. Третью категорию респондентов (около 10%) составляют те, кто не преодолел ни одного из фильтров. Однако они отвечали на вопросы интервьюеров, давали оценки работы народных депутатов. Такие ответы можно считать примером «реакции бумаги на карандаш». И, наконец, четвертая категория респондентов. Их число невелико – всего 7%. Именно эти респонденты успешно преодолели все фильтры. Их мнениям свойственна высокая степень сформированности».[79]

Надо отметить, что деятельность человека носит многосторонний характер, поэтому о практическом компоненте общественного мнения следует говорить разнопланово, с дифференцирующими оттенками. Например, когда мы обращаем внимание на то, что общественное мнение всегда выражается в виде суждения, то – тем самым – поведенческий компонент общественного мнения нам неизбежно приходится выражать в виде определенных дискурсивных практик, ибо подобная характеристика общественного мнения отражает его информативную сторону. При этом фиксируется определенный объем знаний, необходимый для оценки поступающей информации. Поэтому, если привлекать понятийный аппарат М. Вебера, можно сделать вывод, что с когнитивным компонентом общественного мнения коррелирует такой тип социального действия, как целерациональное действие.

Если и далее использовать терминологию теории социального действия, то тогда чувственно-эмоциональный компонент нам нужно будет уже соотносить не с целерациональным, а с ценностно-рациональным и аффективным типами социального действия. Именно здесь проявляется определенное качество отношения к отражаемому объекту в виде чувственно-эмоционального восприятия, эстетической, нравственной и иной оценки. Чувственно-эмоциональный компонент общественного мнения представляет алогичное действие, которое занимает важное место в структуре деятельности как отдельного человека, так и различных социальных групп. Известно, что зачастую оценка событий и лиц происходит вопреки логике: голосую «за» того-то кандидата, потому что «против» другого кандидата («определение через отрицание»); «требую порядка и стабильности», а на деле «отрицаю беспорядок и неустойчивость». Таким образом, подчиняясь воздействию чувственно-эмоционального компонента, мнение человека или группы людей основывается не на самоопределении, а на отмежевании. Например, одна пятая часть электората мало или совсем ничего не знает о программе той партии, за которую голосует во время выборов.

 


Эта страница нарушает авторские права

allrefrs.ru - 2019 год. Все права принадлежат их авторам!