Главная Обратная связь

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






История общественности России



 

Процесс становления российской общественности имеет общие черты (с процессом формирования западноевропейской общественности) и свои особенности. Так, индустриализация и урбанизация, как и повсюду, разделили общественные отношения на публичную и частную сферы. В экономике это проявилось, например, в разграничении «труда» и «дома» (появляется и широко распространяется наемный ненадомный труд). В политике – разделение частного и публичного, личного и политического («сыны Отечества» уже во времена Петра I по определению должны были действовать не для себя, как в условиях прошлой «вотчины», а для Отечества).

Для выявления специфики становления российской общественности можно применить указанный ранее познавательный инструментарий: разбирая цепочку «общ»-производных (общественность « община « общественное мнение « …), мы неизбежно вынуждены затронуть специфику русской истории и раскрыть особенности российской общественности.

Так, для всей истории России характерно долгое существование общинной жизни. Причем в отличие от Западной Европы, где так же была и в свое время процветала община, общинная жизнь концентрировалась, в основном, в сельской местности. Поэтому такие социальные и производственные объединения, как городские коммуны, землячества, религиозные и прочие сообщества, основанные на принципах самоуправления, получили в России минимальное развитие.

Община – это единственное социальное учреждение, состоявшееся и уцелевшее в русской истории, где интеллект и нравственность отдельного человека оказались нераздельно связанными с менталитетом народа и общественной нравственностью. Недаром и социальный идеал славянофилов, и практика колхозного строительства при советской власти, хотя и не связаны между собой идеологической преемственностью и отделены друг от друга целым столетием, тем не менее произросли в одном социальном организме. Тот же Хомяков, выделяя в общине две основные функции (производственную и административную), рассматривал Россию будущего как «великую общину», которая станет действительным собственником всей земли. Согласно воззрениям многих славянофилов, русский человек лишь возвышает себя, если отказывается от части своих прав и своеволия.

Общинное видение социального строения продемонстрировали и большинство представителей общественного освободительного движения в России. Например, Герцен создал концепцию общественного социализма. Бакунин и Кропоткин (в рамках анархизма) увидели в общине главную ячейку нового общества и т.д. Поэтому в отношении общественного мнения, существовавшего в России вплоть до середины XIX в., можно говорить лишь с известными оговорками (это скорее «общинное» мнение). В России высший носитель государственной власти именовался «царь-батюшка», т.е. всенародно считался выразителем общей воли. Самостоятельным общественное мнение могло быть в этих условиях только в границах отдельных социальных групп.



В России, как и везде, общественность появлялась, вернее, «выковывалась» в ходе развертывания общественной критики, в результате чего общественное мнение повсеместно приобретало роль важного посредника между общественностью и властью. Если сравнить деятельность лидеров Просвещения во Франции и появление «вольнодумства» в России, можно обнаружить множество типических черт в становлении общественности. Вот что писал Д. Дидро в конце XVIII в.: «Мнение…ведет свое происхождение только от небольшого количества людей, которые говорят после того, как они думали, и которые беспрестанно образовывают в различных пунктах общества просветительские центры, откуда продуманные заблуждения и истины постепенно расходятся до самых последних пределов города, где они утверждаются в качестве догматов веры».[43] Таким образом, в процессе коллективного обмена мнениями происходило как рождение самой общественности, так и приобщение различных слоев к лагерю общественности (в России – со стороны разночинной молодежи). Появляется специализированное информационно-коммуникационное пространство (кафе, редакции газет и журналов, клубы, салоны, общества, театры и т.д.),[44] где происходит обмен мнений и где появляется коллективная – пока узкая, не претендующая на роль всенародной, но уже «публичная» – общественная точка зрения. Государство (в лице властвующей элиты) отныне вынуждено прислушиваться и учитывать мнение тех людей, которые начинают определять содержание и тональность обсуждений и оценок.



Естественно, в России, как и в Западной Европе, современное общественное мнение, хотя и родилось в условиях салона и частных светских разговоров, однако широко распространилось только с развертыванием массовых средств коммуникации. Когда на смену слухам, как главному каналу распространения информации и механизму коммуникационного взаимодействия, пришли средства массовой информации, тогда общественное мнение начало обретать самостоятельное значение и общественно значимую силу.

В России – в силу известной специфики общественного развития[45] – первенствующую роль в становлении общественности сыграли литература и пресса, которые повсеместно стали открывать значимые для всего общества темы обсуждения, вырабатывать варианты оценок и способов решения злободневных проблем, интерпретировать прошлое, формулировать ценностные установки и идеалы будущего.

П.Н. Милюков в третьей книге своих «Очерков по истории русской культуры» весьма подробно разбирает соответствующие процессы, происходившие в России XVII-XVIII вв. и приводит любопытную статистику.[46] Так, рассматривая книгоиздательство как барометр общественного настроения и культурных веяний, П.Н. Милюков приводит следующие цифры, свидетельствующие о ежегодном прирастании наименований и объема продаж книг в России. За период 1698-1710 гг. вышло всего 149 книг (наименований), т.е. в среднем по 12 штук в год. В последующем ход книгоиздательства нарастает: 1711-1720 гг. – 248 наименований книг (25 в год), 1721-1725 гг. – 397 наименований (36 в год), 1761-1770 гг. – 1050 наименований (105 в год). Последняя цифра свидетельствует о некоем рубеже, когда количественные изменения привели к качественным превращениям: формируется «публика» как прообраз гражданского общества в России.

Итак, с самого начала (середина XVIII в.) формирование российского общественного мнения носило заказной характер, так как Россия демонстрировала «зависимый», догоняющий тип развития. Все новации в России стимулировались «сверху». Так, Екатерина II ориентировалась в своей либеральной деятельности («Наказ», «Уложение» и т.д.) на Европу (Дидро, Вольтер и другие представители французского Просвещения оказали огромное влияние на мысли и дела российской императрицы) и европейское общественное мнение. У Екатерины II (журнал «Всякая всячина») и у оппозиции (журналы «Трутень» и др.) была одна цель («исправление нравов»), однако именно с этого времени появляются самостоятельные очаги (субъекты, механизмы и т.д.) формирования и функционирования российского общественного мнения (публичное поле журнальных выступлений, масонские ложи, кружки «любомудров» и другие ассоциации, в рамках которых происходило складывание общественности и общественного мнения).

До Екатерины II закон всех российских подданных рассматривал как «царских холопов». Инновации стимулировали появление самостоятельного общественного мнения. Александр I (внук Екатерины II) разрешил выезд за границу, ввоз книг, открытие частных типографий, отменены пытки, упразднена частная канцелярия для расследования политических дел, перестал раздавать вотчины и др. Все это постепенно привело к тому, что к 70-80-м гг. XVIII столетия было положено начало «непрерывной истории интеллигентского общественного мнения в России».[47]

Итак, для всех этапов становления российской общественности характерны практически те же тенденции и закономерности, которые обнаруживает в своем развитии и западноевропейская общественность. Естественно, особенности социального устройства и характер общественной эволюции России предопределили некоторые специфические черты общественности и общественного мнения в тогдашней России. Ведь каждая социальная система формирует свой специфический социальный тип личности, чьи родовые черты и характеристики предопределяют статику и динамику соответствующего общественного мнения. Так, анализируя современное состояние общественного мнения в России, Ю.А. Левада отмечает: «Что же касается собственно массовых («широких») слоев населения, то их положение в сложившейся сейчас системе общественных отношений может быть определено тремя видами социальных ресурсов: «терпения», «мобилизации» и «двоемыслия».[48] Подобные характеристики типичного жителя России можно разглядеть на любом этапе становления российской общественности.

 

 


Эта страница нарушает авторские права

allrefrs.ru - 2019 год. Все права принадлежат их авторам!