Главная Обратная связь

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






Общественность как социальное явление



 

Общественное мнение имеет долгую историю исследования, однако строгая экспликация категориального содержания данного понятия до сих пор не произведена. Для осуществления этой работы (в качестве исходного пункта) необходимо рассмотреть понятие «общественное мнение» в контексте того категориального поля, которое задается понятийным содержанием родственных ему понятий.

Общественное мнение и общественность. Вот одно из признанных определений общественного мнения, помещенное в популярном энциклопедическом словаре: «состояние массового сознания, заключающее в себе отношение (скрытое или явное) различных групп людей к событиям и фактам социальной действительности. Общественное мнение выступает в экспрессивной, контрольной и директивной функциях – занимает определенную позицию, дает совет или выносит решение по тем или иным общественным проблемам».[30] При всей правильности акцентирования здесь внимания на социальных функциях общественного мнения в данном определении есть один существенный изъян: общественное мнение выступает как самостоятельный субъект социального действия, т.е. не живой индивид или реальная социальная группа, а некое фантомное общественное мнение «занимает определенную позицию, дает совет или выносит решение по тем или иным общественным проблемам». И хотя естественным образом признается и подразумевается, что за общественным мнением стоят «различные группы людей», тем не менее подобное переакцентирование волей-неволей заставляет вынести за скобки как раз те вопросы, которые касаются сущностных аспектов исследуемого явления.

Надо отметить, что подобный – сугубо инструментальный – подход к общественному мнению весьма распространен. Он, может быть, и удобен при проведении прикладных исследований, но весьма неадекватен в теоретико-методологических исследованиях. С одной стороны, уравнивая «общественность» и «общественное мнение» в своих значениях, данный подход позволяет вообще обходиться без понятия «общественность», и тем самым уходить от сложных философских вопросов (о субъектной базе общественного мнения, его гносеологической природе и т.п.). С другой стороны, подобное видение общественного мнения заслоняет иные его ракурсы и не позволяет выйти на комплексный подход к анализу общественного мнения, который бы использовал философский, социологический, психологический и иной методологический инструментарий, а в итоге позволил бы увидеть общественное мнение с разных сторон в их диалектическом единстве.



Один из эффективных и давно апробированных (в других областях социального познания) способов преодоления недостатков любого одностороннего подхода состоит в воспроизведении полной истории общественности как реального носителя общественного мнения. Это воспроизведение может быть выполнено, например, как изучение истории форм и способов выражения общественного мнения. Такому воспроизведению несомненно могло бы поспособствовать сравнительное изучение истории возникновения общественного мнения в различных странах. Так, с точки зрения Ю. Хабермаса, «об «общественном мнении» в строгом смысле речь может идти только в отношении Англии с конца 17-го в. и в отношении Франции 18-го в.».[31] Это также может быть политологический, социально-экономический, культурологический и иные способы анализа исторической эволюции общественного мнения. В любом случае – «привязка» общественного мнения к общественности наполняет его конкретно-историческим содержанием и позволяет проследить экономические, политические, культурные и иные компоненты исторической эволюции общественного мнения.

Самым же простым и коротким путем выявления и контурного описания категориального содержания самого понятия «общественность» является последовательное сопоставление понятийного ядра этого понятия со смысловыми содержаниями его однокоренных собратьев. Выявление сходства и различия между «общ»-производными («общественность», «общество», «общность», «общение» и т.п.) позволяет достаточно точно и полно выявить значение термина «общественность», а значит, и термина «общественное мнение». Вот несколько соображений по этому поводу.

Общественность и общество. Изначально общественность выступает как часть общества. Даже в первобытном общежитии, где различие между публичной и частной сферами жизни еще совсем не так заметно, как в государственном образовании, – общественность (в лице всей совокупности взрослых людей или отдельно взятого совета старейшин) вполне различима и уже наделена специфическими социальными функциями.



Обычно об общественности говорят в социально-политическом значении, имея в виду ту часть населения, которая говорит об общественно значимых проблемах, занимает критическую позицию и к которой прислушивается остальная часть населения. При обсуждении проблематики гражданского общества акцент смещается: об общественности начинают говорить в социально-классовом смысле, т.е. как о промежуточной сфере между отдельной семьей и целокупным государственным организмом. При желании или необходимости об общественности можно говорить также экономическим и любым другим языком. Например, только в рыночной экономике покупатели (своим выбором) определяют политику конкретной фирмы, выступая в качестве ее специфической («целевой») общественности.

Общественность и общность. Общественность, как часть общества, всегда выступает в виде определенной социальной общности. Причем в любом из перечисленных выше случаев в роли общественности выступает та часть общества, которая способна будировать общественно значимые проблемы в определенной сфере общественной жизни, и тем самым влиять на тенденции развития и характер функционирования общества.

Согласно Гегелю, общественное мнение «содержит в себе вечные субстанциональные принципы справедливости, подлинное содержание и результат всего государственного строя, законодательства и всеобщего состояния вообще в форме здравого смысла людей как той нравственной основы, которая проходит через все, что принимает форму предрассудка, а также истинных потребностей и правильных тенденций действительности. Вместе с тем, когда эти внутренние моменты вступают в сознание и становятся в общих положениях представлением, отчасти для себя, отчасти для конкретного рассуждения о событиях, постановлениях и обстоятельствах государства и об ощущаемых потребностях, выступает вся случайность мнения, его невежество и извращенность, ложность знания и суждения».[32] Здесь общественное мнение, как институт гражданского общества, противопоставляется государству, в котором единственно может совершаться органическое осуществление всеобщего. Таким образом, общественное мнение располагается мыслителем между всеобщим и индивидуальным, в зоне особенного, т.е. в лоне той или иной социальной общности (группы, аудитории и т.п.).

На каждом этапе исторического развития общества тип общности всегда специфичен, а общественность предстает как производное определенной иерархии социальных общностей и особенно – господствующего вида социальной общности на данный период времени. Например, в свое время Ф. Теннис строго различил Gemeinschaft (община) и Gesellschaft (общество), противопоставив их друг другу как два исторических типа социального устройства. Однако если мы попытаемся проследить всю эволюционную линию в развитии общественности, то нам придется ввести гораздо большее количество понятий, с помощью которых только и возможно описать все богатство исторических взаимосвязей (и идентификаций) общественности с большими и малыми социальными группами, а также с социальными типами личности.

Таким образом, история общественности, помимо всего прочего, предстает как постоянное изменение количества социальных общностей, изменение иерархии в конкретно-исторической совокупности социальных общностей, изменение характера доминирующих социальных групп в данном сообществе и т.д. Так, в первобытном обществе существует всего одна системообразующая социальная общность: род выступает как универсальная социальная единица – как хозяйственная единица, как семейная ячейка, как потестарный организм. В рабовладельческом и феодальном обществах существует уже множество больших и малых социальных групп, которые, однако, имеют практически не преодолимые границы. В буржуазном обществе общественность начинает конституироваться совершенно новыми видами социальных общностей (например, «мировое сообщество» становится реальным субъектом исторического действия).

Общественность и общение. Категориальное сопоставление данной пары понятий позволяет высветить еще одну важную черту общественности как социального явления: в обществе в качестве общественности могут выступать не иначе как субъекты общения. Специалисты рекламного дела или ПР-деятельности прекрасно знают, что их общественность – это те слои населения, которые прямо или косвенно связаны с деятельностью данной организации (мэрия, фонд, банк, фабрика и т.д.) и которые могут реально оказывать влияние на жизнедеятельность этой организации (избиратели, инвесторы, покупатели и т.п.), поэтому именно с ними приходится постоянно поддерживать связи, т.е. находиться в живом общении.

Здесь уместно отметить, что среди прочих закономерностей в истории действует закон смены (замены) главенствующего типа общения. Например, в первобытном обществе, где совсем нет больших социальных групп, наличествует лишь межличностное общение. В рабовладельческих сообществах межличностные отношения остаются господствующими, но постепенно «разбавляются» массовыми коммуникациями. В буржуазном обществе ведущей становится массовая коммуникация. Так, механическая солидарность, лежащая в основе Gemeinschaft, постепенно исчезает из общественной жизни. Публичные, договорные, рациональные связи, характерные для Gesellschaft, распространяются во всех сферах современного социума. Отныне общественность формально имеет своим субъектом все сообщество (в большинстве стран действует конституционная норма «народ – источник власти»).

В современном (особенно в будущем, информационном) обществе появляется новое соединение интраперсонального, межличностного, специализированного и массового типов информационно-коммуникационного взаимодействия. Развитие новых форм связи и видов общения (например, развертывание всемирной сети Интернет и иных новых информационных технологий) позволило многим аналитикам говорить о возвращении к «общинным» временам (например, по мнению М. Маклюэна, земной шар превращается в «глобальную деревню»), в которой общественность предстает в качественно новом облике, а общение приобретает новые и даже парадоксальные черты. Так, межличностное общение в интернет-пространстве становится безличным, а массовая коммуникация, обрастая сетью разнообразных «обратных связей», имеет тенденцию к демассификации и, вероятно, будет постепенно уступать свою главенствующую роль специализированным формам коммуникационного взаимодействия.

Надо отметить, что соотнесение понятий «общественность» и «общение» требует учета всех категориальных оттенков как того, так и другого термина. Например, при изучении коммуникативной стороны общения мы выходим на такую важную проблему, как взаимосвязь и взаимозависимость средств массовой коммуникации и общественного мнения. В современном обществе средства массовой информации замыкают на себя основные информационные потоки, поэтому являются главным каналом влияния на общественное мнение. Кстати, средства массовой информации (СМИ) превращаются в средства массовой коммуникации (СМК) именно тогда, когда своей информацией производят определенное воздействие на сознание людей, т.е. формируют определенное общественное мнение, которое требует своей реализации в виде обратной связи (коллективное обсуждение, обращения граждан, звонки в редакцию и т.п.).

При изучении интерактивной стороны общения мы выходим на проблему влияния характера социального взаимодействия на развертывание общественного мнения. Например, преобладание того или иного типа общения ведет к преобладанию того или иного механизма в формировании и функционировании общественного мнения: засилье массовой коммуникации в общении людей свидетельствует о приоритете «двухступенчатого порога информации», а засилье межличностной коммуникации означает, что главным способом формирования общественного мнения являются слухи и иные подобные феномены.

При изучении перцептивной стороны общения мы, в свою очередь, выходим на исследование таких важных феноменов, как атрибуция, аттракция, барьеры восприятия и понимания, огруппление мышления и т.д. Здесь открывается широкое поле исследований для представителей социальной психологии (эффекты массовой коммуникации на индивидуальном и общественном уровнях и т.п.).

Итак, общественность – это общение общностей, общение индивидов внутри общностей. Общение в любом обществе рассматривается как главный тип социальных связей (немец – это немой, т.е. тот, кто не может общаться с нами). Отлучение от общения (excommunication – исключение из связей) равносильно исключению из общества (детский бойкот; первобытнообщинное изгнание из общины; отлучение от управления; высылка из страны диссидентов и т. п.).

Именно через общение совокупность индивидуальных мнений трансформируется в общественное мнение. Так, общение является единственным механизмом достижения общественного консенсуса. Чтобы выявить общественное мнение, т.е. узнать мнение большинства, необходимо тем или иным образом обнаружить и соединить многочисленные разрозненные индивидуальные мнения. Таким образом, общественное мнение – это всегда об-суждение (социальных проблем, публичных политиков и т.п.), т.е. общее суждение, принятое в ходе коллективного обсуждения. Чтобы сложилось (и тем более выразилось) общественное мнение, должна произойти публичная дискуссия.

В заключение следует заметить, что сравнительный анализ понятия «общественность» и всех других «общ»-производных является эвристичным, но далеко не единственным способом экспликации категориального содержания разбираемого термина. Более того, общественность (как целостность) несет в себе главную оппозицию вовсе не «общ»-производному ряду терминов (здесь можно отыскать лишь видовые отличительные признаки), а альтернативной терминологической группе, основанной на понятиях единичного и особенного (и именно здесь надо искать родовую специфику категориального содержания данного термина).[33] С точки зрения своего денотатного мира «общественность» (как субъект, носитель общественного мнения) всегда образует некоторую единую триаду: население в целом – отдельные социальные группы населения – конкретные индивиды.

Отсюда следует, что «общественность» в принципе не сводима в своем социальном содержании ни к общему (оппозиция общественности и «общ»-производных), ни к специфическому (оппозиция общественности узкогрупповым интересам), ни к единичному (оппозиция общественности индивидуализму). Категориальное содержание понятия «общественность», будучи рефлексией как над общим, так и над особенным и единичным, изначально обладает некоторым системообразующим качеством и противится любому зауженному представлению о субъектной базе общественного мнения: носителем общественного мнения одинаково можно назвать «среднего обывателя» (У. Липпман «Общественное мнение», 1922), «публику» (Г. Тард «Общественное мнение и толпа», 1902), «общественно-политическое объединение» (В.М. Хвостов «Общественное мнение и политические партии», 1906) и многие другие ипостаси общественного мнения («лидеры мнений», по Лазарсфельду и Берельсону и т.п.).

 


Эта страница нарушает авторские права

allrefrs.ru - 2019 год. Все права принадлежат их авторам!