Главная Обратная связь

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






РЕШЕНИЕ СПЛОЧЕННЫХ МАРКСИСТОВ 2 часть



Кто прямо или косвенно ставит лозунг еврейской «национальной культуры», тот (каковы бы ни были его благие намерения) — враг пролетариата, сторонник старого и кастового в еврействе, пособник раввинов и буржуа. Наоборот, те евреи-марксисты, которые сливаются в интернациональные марксистские организации с русскими, ли­товскими, украинскими и пр. рабочими, внося свою лепту (и по-русски и по-еврейски) в создание интернациональной культуры рабочего движения, те евреи — вопреки сепа­ратизму Бунда — продолжают лучшие традиции еврейства, борясь против лозунга «на­циональной культуры».

Буржуазный национализм и пролетарский интернационализм — вот два непримири­мо-враждебные лозунга, соответствующие двум великим классовым лагерям всего ка­питалистического мира и выражающие две политики (более того: два миросозерцания) в национальном вопросе. Отстаивая лозунг национальной культуры, строя на нем це­лый план и практическую программу так называемой «культурно-национальной авто­номии», бундовцы на деле выступают проводниками буржуазного национализма в ра­бочую среду.

3. НАЦИОНАЛИСТИЧЕСКИЙ ЖУПЕЛ «АССИМИЛЯТОРСТВА»

Вопрос об ассимиляторстве , т. е. об утрате национальных особенностей, о переходе в другую нацию, позволяет наглядно представить последствия националистических шатаний бундовцев и их единомышленников.

Г-н Либман, верно передавая и повторяя обычные доводы, вернее, приемы бундов­цев, назвал требование единства и слияния рабочих всех национальностей данного го­сударства в единых рабочих организациях

Буквально — уподоблении, отождествлении.


124_____________________________ В. И. ЛЕНИН

(см. выше конец статьи из «Северной Правды»). — «старой ассимиляторской россказ­ней».

«Следовательно, — говорит по поводу заключения статьи в «Северной Правде» г. Ф. Либман, — на вопрос, к какой национальности вы принадлежите? рабочий должен от­вечать: я социал-демократ».

Это наш бундовец считает верхом остроумия. На самом деле он разоблачает себя окончательно такими остротами и криком об «ассимиляторстве», направленными про­тив последовательно-демократического и марксистского лозунга.

Развивающийся капитализм знает две исторические тенденции в национальном во­просе. Первая: пробуждение национальной жизни и национальных движений, борьба против всякого национального гнета, создание национальных государств. Вторая: раз­витие и учащение всяческих сношений между нациями, ломка национальных перегоро­док, создание интернационального единства капитала, экономической жизни вообще, политики, науки и т. д.



Обе тенденции суть мировой закон капитализма. Первая преобладает в начале его развития, вторая характеризует зрелый и идущий к своему превращению в социалисти­ческое общество капитализм. С обеими тенденциями считается национальная програм­ма марксистов, отстаивая, во-первых, равноправие наций и языков, недопустимость ка­ких бы то ни было привилегий в этом отношении (а также право наций на самоопреде­ление, о чем ниже особо), а во-вторых, принцип интернационализма и непримиримой борьбы против заражения пролетариата буржуазным национализмом, хотя бы и самым утонченным.

Спрашивается, о чем же идет речь у нашего бундовца, когда он вопиет к небу против «ассимиляторства»? О насилиях против наций, о привилегиях одной из наций он не мог здесь говорить, ибо тут не подходит вообще слово «ассимиляторство»; — ибо все мар­ксисты, и порознь и как официальное единое целое, вполне определенно и недвусмыс­ленно осудили самомалейшее национальное насилие, угнетение, неравноправие; —


______________ КРИТИЧЕСКИЕ ЗАМЕТКИ ПО НАЦИОНАЛЬНОМУ ВОПРОСУ___________ 125

ибо, наконец, и в статье «Северной Правды», на которую обрушился бундовец, эта об­щемарксистская мысль выражена с безусловной решительностью.

Нет. Тут невозможны увертки. Г-н Либман осуждал «ассимиляторство», понимая под этим не насилия, не неравноправие, не привилегии, Остается ли что-нибудь реаль­ное в понятии ассимиляторства за вычетом всякого насилия и всякого неравноправия? Безусловно, да. Остается та всемирно-историческая тенденция капитализма к ломке на­циональных перегородок, к стиранию национальных различий, к ассимилированию на­ций, которая с каждым десятилетием проявляется все могущественнее, которая состав­ляет один из величайших двигателей, превращающих капитализм в социализм.



Тот не марксист, тот даже не демократ, кто не признает и не отстаивает равноправия наций и языков, не борется со всяким национальным гнетом или неравноправием. Это несомненно. Но так же несомненно, что тот якобы марксист, который на чем свет стоит ругает марксиста иной нации за «ассимиляторство», на деле представляет из себя про­сто националистического мещанина. К этому малопочтенному разряду людей относят­ся все бундовцы и (как сейчас увидим) украинские национал-социалы вроде гг. Л. Юр-кевича, Донцова и К0.

Чтобы конкретно показать всю реакционность взглядов этих националистических мещан, приведем троякого рода данные.

Всего больше кричат против «ассимиляторства» российских ортодоксальных мар­ксистов еврейские националисты в России вообще, бундовцы в том числе, в особенно­сти. Между тем, как видно из вышеприведенных данных, из I0V2 миллионов евреев во всем мире около половины живет в цивилизованном мире, в условиях наибольшего «ас­симиляторства», тогда как только несчастные, забитые, бесправные, задавленные Пу-ришкевичами (русскими и польскими) евреи России и Галиции живут в условиях наи­меньшего «ассимиляторства», наибольшего обособления, вплоть до «черты оседлости»,


126_____________________________ В. И. ЛЕНИН

«процентной нормы» и прочих пуришкевичевских прелестей.

Евреи в цивилизованном мире не нация, они всего больше ассимилировались, — го­ворят К. Каутский и О. Бауэр. Евреи в Галиции и в России не нация, они, к сожалению (и по вине не их, а Пуришкевичей), здесь еще каста. Таково бесспорное суждение лю­дей, бесспорно знающих историю еврейства и учитывающих вышеприведенные факты.

О чем же говорят эти факты? О том, что против «ассимиляторства» могут кричать только еврейские реакционные мещане, желающие повернуть назад колесо истории, заставить ее идти не от порядков России и Галиции к порядкам Парижа и Нью-Йорка, а наоборот.

Против ассимиляторства никогда не кричали то всемирно-исторические прославлен­ные лучшие люди еврейства, которые давали миру передовых вождей демократии и со­циализма. Против ассимиляторства кричат только благоговейные созерцатели еврей­ской «задней».

О том, в каких размерах идет вообще процесс ассимиляции наций при современных условиях передового капитализма, можно составить себе приблизительное представле­ние, например, по данным об эмиграции в Соединенные Штаты Северной Америки. Европа отпустила туда за 10 лет, 1891—1900 гг., — 3,7 млн. человек, а за девять лет, 1901—1909 гг., — 7,2 млн. человек. Перепись 1900 года насчитала в Соединенных Штатах свыше 10 млн. человек иностранцев. Штат Нью-Йорк, в котором было по той же переписи свыше 78 тыс. австрийцев, 136 тыс. англичан, 20 тыс. французов, 480 тыс. немцев, 37 тыс. венгерцев, 425 тыс. ирландцев, 182 тыс. итальянцев, 70 тыс. поляков, 166 тыс. из России (большей частью евреи), 43 тыс. шведов и т. д., — походит на мель­ницу, перемалывающую национальные различия. И то, что в крупных, интернацио­нальных размерах происходит в Нью-Йорке, происходит также в каждом большом го­роде и фабричном поселке.


______________ КРИТИЧЕСКИЕ ЗАМЕТКИ ПО НАЦИОНАЛЬНОМУ ВОПРОСУ___________ 127

Кто не погряз в националистических предрассудках, тот не может не видеть в этом процессе ассимиляции наций капитализмом величайшего исторического прогресса, разрушения национальной заскорузлости различных медвежьих углов — особенно в отсталых странах вроде России.

Возьмите Россию и отношение великороссов к украинцам. Разумеется, всякий демо­крат, не говоря уже о марксисте, будет решительно бороться против неслыханного унижения украинцев и требовать полного равноправия их. Но было бы прямой изменой социализму и глупенькой политикой даже с точки зрения буржуазных «национальных задач» украинцев — ослаблять существующую теперь, в пределах одного государства, связь и союз украинского и великорусского пролетариата.

Г-н Лев Юркевич, называющий себя тоже «марксистом» (бедный Маркс!), дает об­разец этой глупенькой политики. В 1906 году, — пишет г. Юркевич, — Соколовский (Басок) и Лукашевич (Тучапский) утверждали, что украинский пролетариат совершен­но обрусел и особая организация ему не нужна. Не пытаясь привести ни единого факта по существу вопроса, г. Юркевич обрушивается за это на обоих, истерически вопя — совершенно в духе самого низкопробного, тупого и реакционного национализма — что это-де «национальная пассивность», «национальное отречение», что эти люди «раско­лоли (! !) украинских марксистов» и т. п. У нас теперь, несмотря на «подъем националь­ного украинского сознания среди рабочих», меньшинство рабочих «национально соз­нательно», а большинство, — уверяет г. Юркевич, — «находится еще под влиянием российской культуры». И наше дело, — восклицает националистический мещанин, — «не идти за массами, а вести их за собой, выяснять им национальные задачи (нацио-нальну справу)» («Дзвш», с. 89).

Все это рассуждение г. Юркевича — целиком буржуазно-националистическое. Но даже с точки зрения буржуазных националистов, из которых одни хотят полного рав­ноправия и автономии Украины, а другие —


128______________________________ В. И. ЛЕНИН

независимого украинского государства, это рассуждение не выдерживает критики. Противником освободительных стремлений украинцев является класс помещиков ве­ликорусских и польских, затем буржуазия тех же двух наций. Какая общественная сила способна к отпору этим классам? Первое десятилетие XX века дало фактический ответ: эта сила исключительно рабочий класс, ведущий за собой демократическое крестьянст­во. Стремясь разделить и тем ослабить действительно демократическую силу, при по­беде которой было бы невозможно национальное насилие, г. Юркевич изменяет инте­ресам не только демократии вообще, но и своей родины, Украины. При едином дейст­вии пролетариев великорусских и украинских свободная Украина возможна, без такого единства о ней не может быть и речи.

Но марксисты не ограничиваются буржуазно-национальной точкой зрения. Уже не­сколько десятилетий вполне определился процесс более быстрого экономического раз­вития юга, т. е. Украины, привлекающей из Великороссии десятки и сотни тысяч кре­стьян и рабочих в капиталистические экономии, на рудники, в города. Факт «ассимиля­ции» — в этих пределах — великорусского и украинского пролетариата несомненен. И этот факт безусловно прогрессивен. Капитализм ставит на место тупого, заскорузлого, оседлого и медвежьи-дикого мужика великоросса или украинца подвижного пролета­рия, условия жизни которого ломают специфически национальную узость как велико­русскую, так и украинскую. Допустим, что между Великороссией и Украиной станет со временем государственная граница, — ив этом случае историческая прогрессивность «ассимиляции» великорусских и украинских рабочих будет несомненна, как прогрес­сивно перемалывание наций в Америке. Чем свободнее станет Украина и Великорос-сия, тем шире и быстрее будет развитие капитализма, который тогда еще сильнее будет привлекать рабочих всех наций из всех областей государства и из всех соседних госу­дарств (если бы Россия оказалась соседним государством по отно-


______________ КРИТИЧЕСКИЕ ЗАМЕТКИ ПО НАЦИОНАЛЬНОМУ ВОПРОСУ___________ 129

шению к Украине) рабочую массу в города, на рудники, на заводы.

Г-н Лев Юркевич поступает, как настоящий буржуа и притом близорукий, узкий, ту­пой буржуа, т. е. как мещанин, когда он интересы общения, слияния, ассимиляции про­летариата двух наций отбрасывает прочь ради моментального успеха украинской на­циональной справы. Национальная справа — сначала, пролетарская — потом, говорят буржуазные националисты и гг. Юркевичи, Донцовы и т. п. горе-марксисты за ними. Пролетарская справа — прежде всего, говорим мы, ибо она обеспечивает не только длительные, коренные интересы труда и интересы человечества, но и интересы демо­кратии, а без демократии немыслима ни автономная, ни независимая Украина.

Наконец, в необыкновенно богатом националистическими перлами рассуждении г. Юркевича надо отметить еще следующее. Меньшинство украинских рабочих — нацио­нально сознательно, говорит он, — «большинство находится еще под влиянием русской культуры» (бшышсть перебувае ще шд впливом росшсько!' культури).

Когда речь идет о пролетариате, это противопоставление украинской культуры в це­лом великорусской культуре, тоже в целом, означает самое бесстыдное предательство интересов пролетариата в пользу буржуазного национализма.

Есть две нации в каждой современной нации — скажем мы всем национал-социалам. Есть две национальные культуры в каждой национальной культуре. Есть великорусская культура Пуришкевичей, Гучковых и Струве, — но есть также великорусская культура, характеризуемая именами Чернышевского и Плеханова. Есть такие же две культуры в украинстве, как и в Германии, Франции, Англии, у евреев и т. д. Если большинство ук­раинских рабочих находится под влиянием великорусской культуры, то мы знаем твер­до, что наряду с идеями великорусской поповской и буржуазной культуры действуют тут и идеи великорусской демократии и социал-демократии. Борясь с первого рода «культурой», украинский марксист всегда


130______________________________ В. И. ЛЕНИН

выделит вторую культуру и скажет своим рабочим: «всякую возможность общения с великорусским сознательным рабочим, с его литературой, с его кругом идей обязатель­но всеми силами ловить, использовать, закреплять, этого требуют коренные интересы и украинского и великорусского рабочего движения».

Если украинский марксист даст себя увлечь вполне законной и естественной нена­вистью к великороссам-угнетателям до того, что он перенесет хотя бы частичку этой ненависти, хотя бы только отчуждение, на пролетарскую культуру и пролетарское дело великорусских рабочих, то этот марксист скатится тем самым в болото буржуазного национализма. Точно так же и великорусский марксист скатится в болото национализ­ма, не только буржуазного, но и черносотенного, если он забудет хоть на минуту тре­бование полного равноправия украинцев или их право на образование самостоятельно­го государства.

Великорусские и украинские рабочие должны вместе и, пока они живут в одном го­сударстве, в самом тесном организационном единстве и слиянии отстаивать общую или интернациональную культуру пролетарского движения, относясь с абсолютной терпи­мостью к вопросу о языке пропаганды и об учете чисто местных или чисто националь­ных частностей в этой пропаганде. Таково безусловное требование марксизма. Всякая проповедь отделения рабочих одной нации от другой, всякие нападки на марксистское «ассимиляторство», всякое противопоставление в вопросах, касающихся пролетариата, одной национальной культуры в целом другой якобы целой национальной культуре и т. п. есть буржуазный национализм, с которым обязательна беспощадная борьба.

4. «КУЛЬТУРНО-НАЦИОНАЛЬНАЯ АВТОНОМИЯ»

Вопрос о лозунге «национальной культуры» имеет для марксистов громадное значе­ние не только потому, что он определяет идейное содержание всей нашей пропаганды и агитации по национальному вопросу


______________ КРИТИЧЕСКИЕ ЗАМЕТКИ ПО НАЦИОНАЛЬНОМУ ВОПРОСУ___________ 131

в отличие от пропаганды буржуазной, — но и потому еще, что целая программа пре­словутой культурно-национальной автономии построена на этом лозунге.

Основной, принципиальный грех этой программы тот, что она стремится воплотить в жизнь самый утонченный и самый абсолютный, до конца доведенный, национализм. Суть этой программы: каждый гражданин записывается в ту или иную нацию, и каждая нация составляет юридическое целое, с правом принудительного обложения своих чле­нов, с национальными парламентами (сеймами), с национальными «статс-секретарями» (министрами).

Такая идея в применении к национальному вопросу похожа на идею Прудона в при­менении к капитализму. Не уничтожить капитализм и его основу — товарное произ­водство, а очистить эту основу от злоупотреблений, от наростов и т. п.; не уничтожить обмен и меновую стоимость, а, наоборот, «конституировать» ее, сделать ее всеобщей, абсолютной, «справедливой», лишенной колебаний, кризисов, злоупотреблений — вот идея Прудона.

Как мелкобуржуазен Прудон, как его теория абсолютирует, возводит в перл созда­ния обмен и товарное производство, так мелкобуржуазна теория и программа «куль­турно-национальной автономии», абсолютирующая, возводящая в перл создания бур­жуазный национализм, очищающая его от насилия и несправедливостей и т. д.

Марксизм непримирим с национализмом, будь он самый «справедливый», «чистень­кий», тонкий и цивилизованный. Марксизм выдвигает на место всякого национализма — интернационализм, слияние всех наций в высшем единстве, которое растет на наших глазах с каждой верстой железной дороги, с каждым международным трестом, с каж­дым (международным по своей экономической деятельности, а затем и по своим идеям, по своим стремлениям) рабочим союзом.

Принцип национальности исторически неизбежен в буржуазном обществе, и, счита­ясь с этим обществом, марксист вполне признает историческую законность


132______________________________ В. И. ЛЕНИН

национальных движений. Но, чтобы это признание не превратилось в апологию нацио­нализма, надо, чтобы оно ограничивалось строжайше только тем, что есть прогрессив­ного в этих движениях, — чтобы это признание не вело к затемнению пролетарского сознания буржуазной идеологией.

Прогрессивно пробуждение масс от феодальной спячки, их борьба против всякого национального гнета, за суверенность народа, за суверенность нации. Отсюда безуслов­ная обязанность для марксиста отстаивать самый решительный и самый последова­тельный демократизм во всех частях национального вопроса. Это — задача, главным образом, отрицательная. А дальше ее идти в поддержке национализма пролетариат не может, ибо дальше начинается «позитивная» (положительная) деятельность буржуазии, стремящейся к укреплению национализма.

Скинуть всякий феодальный гнет, всякое угнетение наций, всякие привилегии одной из наций или одному из языков — безусловная обязанность пролетариата, как демокра­тической силы, безусловный интерес пролетарской классовой борьбы, которая затемня­ется н задерживается национальной грызней. Но содействовать буржуазному национа­лизму за этими, строго ограниченными, в определенные исторические рамки постав­ленными пределами — значит изменять пролетариату и становиться на сторону бур­жуазии. Тут есть грань, которая часто бывает очень тонка и о которой совсем забывают бундовские и украинские национал-социалы.

Борьба против всякого национального гнета — безусловно да. Борьба за всякое на­циональное развитие, за «национальную культуру» вообще — безусловно нет. Эконо­мическое развитие капиталистического общества показывает нам во всем мире приме­ры недоразвитых национальных движений, примеры образования крупных наций из ряда мелких или в ущерб некоторым мелким, примеры ассимиляции наций. Принцип буржуазного национализма — развитие национальности вообще, отсюда исключитель­ность буржуазного нацио-


______________ КРИТИЧЕСКИЕ ЗАМЕТКИ ПО НАЦИОНАЛЬНОМУ ВОПРОСУ___________ 133

нализма, отсюда безвыходная национальная грызня. Пролетариат же не только не бе­рется отстоять национальное развитие каждой нации, а, напротив, предостерегает мас­сы от таких иллюзий, отстаивает самую полную свободу капиталистического оборота, приветствует всякую ассимиляцию наций за исключением насильственной или опи­рающейся на привилегии.

Закрепить национализм в известной, «по справедливости» отграниченной сфере, «конституировать» национализм, разгородить крепко и прочно все нации между собой посредством особого государственного учреждения — вот идейная основа и содержа­ние культурно-национальной автономии. Эта мысль насквозь буржуазная и насквозь ложная. Никакого закрепления национализма пролетариат поддерживать не может, — напротив, он поддерживает все, помогающее стиранию национальных различий, паде­нию национальных перегородок, все, делающее связи между национальностями теснее и теснее, все, ведущее к слиянию наций. Поступать иначе — значит встать на сторону реакционного националистического мещанства.

Когда проект культурно-национальной автономии обсуждался австрийскими с.-д. на их съезде в Брюнне (в 1899 г.) , то на теоретическую оценку этого проекта почти не было обращено внимания. Но поучительно отметить, что указывалось два таких довода против этой программы: 1) она повела бы к усилению клерикализма; 2) «ее результатом было бы увековечение шовинизма, внесение его в каждую маленькую общину, в каж­дую маленькую группу» (стр. 92 официальных протоколов Брюннского съезда на не­мецком языке. Есть русский перевод в издании еврейской националистической партии «Серп»56).

Не подлежит сомнению, что «национальная культура» в обычном значении этого слова, т. е. школы и т. д., находится в настоящее время под преобладающим влиянием клерикалов и буржуазных шовинистов во всех странах мира. Когда бундовцы, защищая «культурно-национальную» автономию, говорят, что конституирование наций сделает классовую борьбу внутри


134______________________________ В. И. ЛЕНИН

их чистой от всяких посторонних соображений, то это явная и смешная софистика. Серьезная классовая борьба во всяком капиталистическом обществе ведется прежде всего в области экономической и политической. Выделение отсюда области школьной, во-первых, нелепая утопия, ибо оторвать школу (как и «национальную культуру» во­обще) от экономики и политики нельзя, а во-вторых, именно экономическая и полити­ческая жизнь капиталистической страны заставляет на каждом шагу ломать нелепые и устарелые национальные перегородки и предрассудки, а выделение школьного и т. п. дела как раз консервировало бы, обострило, усилило «чистый» клерикализм и «чис­тый» буржуазный шовинизм.

В акционерных обществах сидят вместе, вполне сливаясь друг с другом, капитали­сты разных наций. На фабрике работают вместе рабочие разных наций. При всяком действительно серьезном и глубоком политическом вопросе группировка идет по клас­сам, а не по нациям. «Изъятие из ведения государства» школьного и т. п. дела и переда­ча его нациям означает как раз попытку отделить от сливающей нации экономики наиболее, так сказать, идеологическую область общественной жизни, где всего легче «чистая» национальная культура или национальное культивирование клерикализма и шовинизма.

В практическом своем осуществлении план «экстерриториальной» (внеземельной, не связанной с землей, на которой та или иная нация живет) или «культурно-национальной» автономии означал бы только одно: разделение школьного дела по на­циональностям, т. е. введение национальных курий в школьном деле. Достаточно себе ясно представить эту действительную сущность знаменитого бундовского плана, что­бы понять всю его реакционность даже с точки зрения демократии, не говоря уже о точке зрения классовой борьбы пролетариата за социализм.

Один пример и один проект «национализации» школьного дела наглядно пояснят, в чем тут суть. В Соединенных Штатах Северной Америки до сих пор держится


______________ КРИТИЧЕСКИЕ ЗАМЕТКИ ПО НАЦИОНАЛЬНОМУ ВОПРОСУ___________ 135

во всей жизни деление штатов на северные и южные; первые — с наибольшими тради­циями свободы и борьбы против рабовладельцев, вторые — с наибольшими традиция­ми рабовладения, с остатками травли негров, с их экономической придавленностью, культурной приниженностью (44% неграмотных среди негров и 6% среди белых) и т. д. Так вот, в северных штатах негры учатся вместе с белыми, в одних школах. На юге есть особые — «национальные» или расовые, как угодно, — школы для негров. Кажется, это единственный пример «национализации» школы на деле.

На востоке Европы есть страна, где до сих пор возможны дела вроде дела Бейлиса, где евреи осуждены гг. Пуришкевичами на положение хуже негров. В этой стране воз­ник недавно в министерстве проект национализации еврейской школы. К счастью, эта реакционная утопия едва ли осуществится, как и утопия австрийских мелких буржуа, отчаявшихся в осуществлении последовательной демократии, в прекращении нацио­нальной грызни и выдумавших футляры для наций в школьном деле, чтобы они не могли грызться из-за дележа школ..., но «конституировались» для вечной грызни одной «национальной культуры» против другой.

В Австрии культурно-национальная автономия осталась в значительной степени ли­тераторской выдумкой, которую не взяли всерьез сами австрийские с.-д. Зато в России ее приняли в программу все буржуазные партии еврейства и несколько мещанских, оп­портунистических элементов разных наций — например, бундовцы, ликвидаторы на Кавказе, конференция российских национальных партий левонароднического направ­ления. (Эта конференция — заметим в скобках — состоялась в 1907 году, и ее решение принято было при воздержании русских с.-р. и польских социал-патриотов, Р.P.S. . Воздержание — удивительно характерный способ отношения эсеров и п.-п.-с-ов к важ­нейшему принципиальному вопросу в области национальной программы!)

В Австрии именно Отто Бауэр, главнейший теоретик «культурно-национальной ав­тономии», посвятил


136______________________________ В. И. ЛЕНИН

специальную главу своей книги доказательству невозможности выставлять эту про­грамму для евреев. В России, именно в еврействе, все буржуазные партии — и их под­голосок Бунд — приняли эту программу . Что это значит? Это значит, что история ра­зоблачила политической практикой другого государства нелепость выдумки Бауэра, точно так же, как русские бернштейнианцы (Струве, Туган-Барановский, Бердяев и К0) разоблачили своей быстрой эволюцией от марксизма к либерализму действительное идейное содержание немецкой бернштейниады.

Ни австрийские, ни российские с.-д. не приняли «культурно-национальной» автоно­мии в свою программу. Но буржуазные партии еврейства в самой отсталой стране и ряд мещанских якобы социалистических групп приняли ее, чтобы нести в утонченной фор­ме идеи буржуазного национализма в рабочую среду. Факт этот говорит сам за себя.

Раз уже нам пришлось коснуться австрийской программы по национальному вопро­су, нельзя не восстановить истины, часто извращаемой бундовцами. На Брюннском съезде била представлена чистая программа «культурно-национальной автономии». Это — программа южнославянской с.-д., § 2-ой ее гласит: «Каждый живущий в Авст­рии народ, без отношения к занимаемой его членами территории, составляет

Что бундовцы с необыкновенным азартом часто отрицают факт принятия «культурно-национальной автономии» всеми буржуазными партиями еврейства, это понятно. Слишком явно этот факт вскрывает действительную роль Бунда. Когда один из бундовцев, г. Манин в «Луче», попробовал повторить свое отрицание, его вполне разоблачил Н. Скоп. (см. «Просвещение» 3). Но когда г. Лев Юркевич в «Дзвше» (1913, № 7—8, с. 92) цитирует из «Просвещения» (№ 3, стр. 78) фразу Н. Ск.: «Бундисты — вместе со всеми буржуазными еврейскими партиями и группами — давно отстаивают культурно-национальную автономию» и извращает эту цитату, выкидывая из нее слово «бундиеты» и подменяя слова: «культурно-национальную автономию» словами: «национальных прав», то остается лишь развес­ти руками! ! Г-н Лев Юркевич — не только националист, не только поразительный невежда в истории с-д. и их программе, но и прямой подделыватель цитат для ради пользы Бунда. Плохи же дела Бунда и господ Юркевичей!


КРИТИЧЕСКИЕ ЗАМЕТКИ ПО НАЦИОНАЛЬНОМУ ВОПРОСУ___________ 137

автономную группу, которая совершенно самостоятельно ведает всеми своими нацио­нальными (языковыми и культурными) делами». Эту программу защищал не только Кристан, но и влиятельный Элленбоген. Но она была снята, за нее не нашлось ни одно­го голоса. Принята программа территориалистическая, т. е. не создающая никаких на­циональных групп «без отношения к территории, занимаемой членами нации».

В принятой программе § 3-ий гласит: «Самоуправляющиеся области одной и той же нации образуют вместе национально-единый союз, который решает свои национальные дела вполне автономно» (ср. «Просвещение», 1913 г., № 4, с. 2858). Ясно, что и эта ком­промиссная программа неверна. Поясним примером. Немецкая община колонистов в Саратовской губернии плюс немецкое предместье рабочих в Риге или в Лодзи плюс немецкий поселок под Питером и т. д. образуют «национально-единый союз» немцев в России. Очевидно, что требовать подобной вещи, закреплять такого союза с.-д. не мо­гут, хотя они нисколько не отрицают, разумеется, свободы всяких союзов и в том числе союза любых общин любой национальности в данном государстве. Но выделением, по государственному закону, немцев и т. п. из разных местностей и классов России в еди­ный немецко-национальный союз могут заниматься попы, буржуа, мещане, кто угодно — только не социал-демократы.


Эта страница нарушает авторские права

allrefrs.ru - 2019 год. Все права принадлежат их авторам!