Главная Обратная связь Поможем написать вашу работу!

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






ИССЛЕДОВАНИЕ СВОЕГО ПРОШЛОГО 12 часть



Он, кажется, был озадачен и не сразу понял, какой тактики со мной придерживаться. Я же нарочно упрямился, пытаясь сориентироваться.

— Церковь считает, что Рукопись может сбить наш народ с толку. — Он явно старался тщательно формулировать свои утверждения. Она учит людей самостоятельно управлять своей жизнью, без оглядки на Писание.

— В чем же Рукопись противоречит Писанию?

— Ну, например, заповеди “Почитай отца своего и мать свою”.

— В чем же противоречие?

— Рукопись обвиняет родителей в трудностях, с которыми сталкиваются дети. Это принижает семейные отношения.

— А я понял так, что, наоборот, Рукопись помогает загладить старые обиды и увидеть все хорошее, что было в детстве.

— Нет, — упрямо повторил он. — Она сбивает с толку. Никаких обид вообще не должно быть.

— Разве родители не могут ошибаться?

— Родители всегда желают ребенку добра. Дети должны их прощать.

— Но ведь об этом Рукопись и толкует! Разве мы не простим их, если положительно оценим свое детство?

— Но от чьего имени вещает эта ваша Рукопись? — Его голос задрожал от гнева. — Почему мы должны ей доверять?

Он вскочил с места и склонился над моим стулом, гневно воззрившись на меня.

Вы не понимаете того, о чем беретесь судить! Вы что, изучали богословие? Нет, конечно! У вас перед глазами примеры раскола и беспорядка, которые принесла эта Рукопись! Разве вы не понимаете, что только закон и власть поддерживают порядок в мире? Как вы смеете подвергать сомнению действия властей в таком важном деле!

Я молчал, отчего он разъярился еще больше.

— К вашему сведению, — продолжал он, — за преступление, которое вы совершили, вам полагается несколько лет тюремного заключения. Вы когда-нибудь бывали в перуанской тюрьме? Я знаю, что все янки любопытны, — вам интересно там побывать? Могу вам это устроить! Вы поняли? Я могу устроить вам долгую-долгую экскурсию в нашу тюрьму!

Он закрыл глаза рукой и помолчал, глубоко дыша и, по всей видимости, стараясь успокоиться.

— Я должен узнать, откуда у вас копия, кто их распространяет. Спрашиваю в последний раз: кто дал вам ваш перевод?



Его вспышка испугала меня. Выходит, я своими упрямыми вопросами только навредил себе. Что он сделает, если я не отвечу на его вопросы? Но не могу же я выдать Билла и отца Санчеса!

— Прежде чем я вам отвечу, мне надо подумать.

На мгновение мне показалось, что он опять разразится гневной вспышкой. Но ему удалось справиться с раздражением. Внезапно я понял, что передо мной смертельно уставший человек.

— Я дам вам время до завтрашнего утра, — проговорил он и сделал знак стоящему в дверях солдату увести меня. Тот отвел меня назад в камеру.

Я молча лег на койку, тоже чувствуя себя совсем обессиленным. Пабло стоял перед зарешеченным окном.

— Вас допрашивал кардинал Себастьян? — спросил он.

— Нет, другой. Он все допытывался, кто дал мне перевод, который у меня нашли.

— А вы что сказали?

— Ничего! Сказал, что мне надо подумать. Он дал мне время до завтра.

— А про Рукопись был разговор?

Я посмотрел на юношу, и на этот раз он не опустил взгляда.

— Да, он сказал, что Рукопись подрывает традиционные авторитеты. А потом разъярился и начал мне угрожать.

Пабло очень удивился.

— Он светловолосый? В круглых очках?

— Да.

— Это отец Костос. Что еще он говорил?

— Я стал возражать. Сказал, что Рукопись не подрывает никаких традиций. А он грозился упечь меня в тюрьму. Как вы думаете, он это серьезно?

— Не знаю.

Пабло сел на свою койку, которая стояла напротив моей. Я чувствовал, что его мысли чем-то заняты, но усталость и страх заставили меня закрыть глаза. Я уснул.



Проснулся я оттого, что Пабло тряс меня за плечо.

— Обедать пора!

Уже другой солдат проводил нас в столовую, где мы получили по тарелке хрящеватого мяса с картошкой. Двое мужчин, которых мы видели за завтраком, вошли следом за нами, но Марджори не было.

— А где Марджори? — спросил я у них, стараясь говорить как можно тише. Их, казалось, до смерти напугало мое к ним обращение, а солдаты подозрительно уставились на меня.

— Они, должно быть, не понимают по-английски, — сказал Пабло.

— Куда она подевалась? — повторил я.

Пабло что-то говорил, но я перестал его слушать. Мне представилось, что я бегу. Перед моим умственным взором явилась улица, я бегу по ней, влетаю в какую-то дверь — и я свободен!

— О чем вы задумались? — спросил Пабло.

— Да так, фантазирую. Представил себе, что убегаю. Что вы говорили?

— Погодите-ка! — сказал он. — Задержитесь на этой мысли. Не исключено, что это очень важно. Как вы убежали?

— Я просто представил себе, что бегу по какому-то переулку или улице, а потом врываюсь в какую-то дверь. И у меня было впечатление, что мне удалось освободиться.

— Что вы думаете об этом?

— Не знаю. Во всяком случае, это не имеет отношения к тому, о чем мы разговаривали.

— А вы помните, о чем мы говорили?

— Да. Я спрашивал, куда девалась Марджори.

— А то, что вам представилось, по-вашему, не имеет отношения к Марджори?

— Не вижу никакой связи. При чем тут она? Или вы думаете, что она убежала?

Он задумался.

— Вам, значит, представилось, что вы бежите...

— Ну да! Может, я бегу один...— Я посмотрел на него. Меня осенило. — Может быть, мы бежим с ней вместе!

— Вот и я так думаю.

— Но где же она?

— Не знаю.

Мы покончили с обедом в молчании. Мне хотелось есть, но мясо показалось слишком тяжелым. Почему-то я чувствовал утомление и слабость. Аппетит быстро улетучился.



Я заметил, что Пабло тоже плохо ест.

— Пошли назад, в камеру!— предложил он.

Я согласился. Мы сделали знак солдату, чтобы он отвел нас. В камере я сразу растянулся на койке, а Пабло сел рядом.

— Вы, похоже, растеряли энергию, — заметил он.

— Да, кажется. Не пойму, в чем дело.

— А вы пробовали подзарядиться?

— Да нет, где уж тут. И пища не такая, как надо.

— Но вам не потребуется много пищи, если вы зарядитесь энергией отсюда, — он провел рукой по воздуху.

— Я знаю. Только мне трудно ощутить любовь ко всему окружающему, сидя в камере.

Он с удивлением посмотрел на меня.

— Но ведь иначе вы причините себе большой вред!

— Как это?

— Ваше тело имеет определенный колебательный уровень. Если ваш запас энергии заметно уменьшится, тело будет страдать. Именно поэтому стресс приводит к болезням. Испытывая любовь, мы повышаем уровень колебаний. Это делает нас здоровее. Это очень важно.

— Подождите несколько минут, — попросил я.

Я стал действовать по методу отца Санчеса. Мне сразу стало лучше. Вещи вокруг меня обрели выразительную форму, краски, красоту. Я закрыл глаза и сосредоточился на любви.

— Хорошо! — сказал Пабло.

Открыв глаза, я увидел, что юноша улыбается. Его фигурка оставалась тщедушной и лицо мальчишеским, но в глазах светилась мудрость.

— Я вижу, как вы набираетесь энергии, — сказал он.

Сам он был окружен зеленоватым сиянием. И цветы, которые он принес с прогулки и поставил в вазу, излучали свет.

— Чтобы усвоить Седьмое откровение и твердо стать на путь эволюции, — добавил он, — надо все предыдущие откровения претворить в образ жизни.

Я промолчал.

— Расскажите, как изменился для вас мир после того, как .вы познакомились с откровениями.

Я подумал немного.

— Я как бы проснулся и увидел, что мироздание — это тайна, что оно даст нам все, в чем мы нуждаемся, если мы, прояснив свое сознание, станем на правильный путь.

— И что дальше?

— Дальше мы вступаем в поток эволюции.

— Как именно?

Я еще немного подумал,

— Мы должны всегда твердо помнить стоящие перед нами в данный момент жизни вопросы. И не упускать указаний, которые посылаются нам в сновидениях, или в интуитивных прозрениях, или в обращающих на себя внимание подробностях окружающего.

Я снова помолчал, пытаясь собрать воедино все, что усвоил из откровений. Потом добавил:

— Мы должны набраться энергии и сосредоточиться на своих вопросах — и тогда придет ответ. Мы получим духовное прозрение и будем знать, куда идти и что делать. Произойдет значимое совпадение, которое направит нас на правильный путь.

— Да, да! — радостно подтвердил Пабло. — Именно так! И каждый раз, как совпадение позволяет нам совершить шаг вперед, мы растем, полнее обретаем свою личность, повышаем колебательный уровень.

Он склонился ко мне. Его поле невероятно расширилось, он излучал свет. Ничего в нем не осталось от застенчивого юноши, сила переполняла его.

— Пабло, что произошло с вами? — спросил я, пораженный. -— Когда я впервые вас увидел, вы были совсем не таким. Вы сейчас такой уверенный, мудрый! Вы достигли совершенства?

Оп рассмеялся.

— Когда вы здесь появились, я специально позволил своей энергии рассеяться — я думал, что вы поможете направить встречный поток. По потом я понял, что вы этого еще не умеете. Этому учит только Восьмое откровение.

Я не понял, о чем он,

— Чего, вы говорите, я не сумел сделать?

— Вам нужно понять, что все ответы, которые таинственным образом посылаются нам, исходят от других людей.

Вспомните все, что вы узнали здесь, в Перу, — ведь вы узнали это от людей, которые благодаря значимым совпадениям встречались вам.

Я обдумал его слова. Он был прав. Я “случайно” встречал нужных людей в нужную минуту: Чарлину, Добсона, Билла, Хейнса, Марджори, Фила, Рено, отца Санчеса и отца Карла. I Теперь вот встретил Пабло,

— Ведь и самоё Рукопись написал какой-то человек, — продолжал он. — Но далеко не все из встреченных вами людей имеют нужный запас энергии и ясность сознания, чтобы донести до вас свое сообщение. Вы должны помочь им собственной энергией. — Он помолчал, Помните, вы рассказывали мне, что научились посылать свою энергию растению, сосредоточившись на его красоте?

— Да.

— Вот точно так же надо поступать и с людьми. Получив от вас заряд энергии, они узрят собственную истину и смогут сообщить ее вам.

Вот, например, отец Костос. У него было для вас важное сообщение, но вы не помогли ему и потому ничего не узнали. Вы засыпали его вопросами, и ваш разговор превратился в схватку за энергию. Он почувствовал это и обратился к своему сценарию “пугала”.

— А что же я должен был говорить?

Пабло не успел ответить. В коридоре раздались шаги.

В камеру вошел отец Костос.

Он кивнул Пабло, чуть заметно улыбнувшись. Пабло радостно улыбнулся в ответ. Похоже было, что он искренне рад видеть священника. Отец Костос повернулся ко мне, и лицо его сразу стало суровым. У меня сжалось сердце от дурного предчувствия.

— Вас желает видеть кардинал Себастьян, — объявил священник. — Вас препроводят в Икитос нынче после обеда. Я советовал бы вам ответить на все его вопросы.

— Зачем я ему понадобился? — спросил я.

— Грузовик, на котором вы ехали, принадлежит одному из наших священников. Мы предполагаем, что и копию Рукописи вы получили от него. Когда церковный пастырь нарушает закон — это очень серьезно.

Взгляд отца Костоса был суров и непреклонен.

Я поглядел на Пабло. Он кивнул мне, чтобы я не молчал.

— Вы действительно думаете, что Рукопись подрывает основы вашей религии? — мягко спросил я.

Священник поглядел на меня снисходительно.

— Не только нашей, но и любой религии. Вы что же думаете, мир возник сам по себе? Всем управляет Бог, Он решает нашу участь. Наша обязанность -— повиноваться Его законам. Эволюция — это миф. Только Бог решает, каким будет будущее. А если люди способны сами вершить свою эволюцию, то Бог, получается, ни при чем! Такие представления толкают людей к эгоизму, к обособленности. Они начинают думать, что их эволюция важнее Господних замыслов. Они станут обращаться друг с другом еще хуже, чем сейчас.

Я не знал, что еще у него спросить. Священник, поглядев на меня, добавил почти ласково:

— Я надеюсь, что вы найдете общий язык с кардиналом Себастьяном.

Он повернулся к Пабло, очевидно, довольный тем, как ответил на мой вопрос. Пабло только улыбнулся ему и снова кивнул. Священник вышел. Солдат запер на засов дверь камеры. Пабло наклонился ко мне, по-прежнему окруженный сиянием, преображенный, могучий.

Я не мог не улыбнуться ему.

— Как по-вашему, что сейчас произошло? -- спросил он.

Мне захотелось пошутить.

— Я узнал, что мое положение еще хуже, чем я думал. Он засмеялся.

— А еще что?

— Не понимаю, к чему вы клоните!

— Какие задачи стояли перед вами, когда вы появились здесь?

— Я хотел найти Марджори и Билла.

— Что же, Марджори вы уже нашли. Еще?

— У меня была догадка, что церковные власти воюют с Рукописью не со зла, а просто потому, что не понимают ее. Я хотел узнать их доводы против нее. Мне почему-то казалось, что их можно переубедить.

И тут я внезапно понял, что хочет сказать Пабло. Я ведь услышал от Костоса, почему он борется с влиянием Рукописи!

-— Какое сообщение вы получили? — продолжал он.

— Сообщение?

— Да, сообщение!

Я недоуменно посмотрел на него.

— Их больше всего смущает идея эволюции, да? Вы об этом?

— Да, — просто ответил он.

— Да, пожалуй, так и есть. Уже идея физической эволюции была для них мало приемлема, но распространить понятие эволюции на обыденную жизнь, на наши личные решения, на историю — это просто немыслимо! Они думают, что человечество просто помешается на эволюции, что это разрушит все связи между людьми... Неудивительно, что они решили помешать распространению Рукописи!

— Вы могли бы убедить их, что они ошибаются?

— Нет... Не думаю, я сам еще так мало знаю!

— А что нужно, чтобы их убедить?

— Для этого нужно владеть истиной. Надо знать, какими стали бы человеческие отношения, если бы все овладели откровениями и стали на путь эволюции.

Пабло выглядел очень довольным.

— Чему вы радуетесь? — спросил я, тоже невольно улыбаясь.

— Дело в том, что отношения между людьми рассматриваются в Восьмом откровении. Смотрите: вы получили ответ на вопрос, почему церковь борется с Рукописью, и он сразу породил новый вопрос.

— Вы правы, — ответил я, задумавшись, — мне необходимо познакомиться с Восьмым откровением. Надо как-то выбираться отсюда.

— Только не торопитесь! — предостерег Пабло. — Не спешите двигаться дальше, пока полностью не усвоите Седьмое.

— А как вы думаете, усвоил я его? Я уже вошел в поток эволюции?

— Войдете, если всегда будете помнить свои задачи. Даже те, кто еще не достиг полного осознания, могут найти ответы — вернее, случайно натолкнуться на них. Только совпадения они замечают задним числом. Овладеть Седьмым откровением — значит сразу замечать, как совпадение отвечает на наши вопросы. При этом все, что происходит с человеком, наполняется глубоким смыслом.

Он был прав. Но ведь если я получаю ответы и поднимаюсь на новый уровень, то, значит, и с Пабло происходит то же самое.

Внезапно мы услышали чьи-то шаги в коридоре. Пабло серьезно взглянул мне в глаза.

— Послушайте меня, — сказал он, — и запомните мои слова. Восьмое откровение ждет вас В нем идет речь об этике человеческих отношений. О том, как люди должны относиться друг к другу, чтобы получать и передавать сообщения. Но не спешите! Твердо знайте, где вы стоите каждую минуту. Какие сейчас перед вами задачи?

— Я должен узнать, где Билл. Найти Восьмое откровение. Найти Марджори.

— Что подсказывает ваша интуиция относительно Марджори?

Я подумал.

— Что я убегу... Нет, что мы убежим вместе. Кто-то подошел к двери.

— А я принес вам какое-то сообщение? — спросил я.

— А как же! До вашего появления я не знал, зачем я здесь. Я понимал, что это имеет отношение к передаче Седьмого откровения, но сомневался в своей способности учить ему. Я думал, что моих знаний недостаточно. А благодаря вам я понял, что способен на это. Это одно из сообщений, которые вы принесли мне.

— Так было и еще одно?

— Да. Ваше интуитивное прозрение, что служителей церкви можно переубедить — доказать, что они неверно судят о Рукописи, — тоже явилось сообщением для меня. Теперь я думаю, что моя задача — убедить отца Костоса.

С его последними словами открылась дверь и солдат знакомприказал мне следовать за ним. Я посмотрел на Пабло.

— Я хочу сказать вам еще одну вещь. Это тоже из Восьмого откровения...

Но солдат схватил меня за руку, вывел за дверь и задвинул засов. Он уже уводил меня, когда лицо Пабло показалось за решеткой дверного отверстия.

— Восьмое откровение предупреждает.... — проговорил он мне вслед. — Ваш рост может остановиться. Это случится, если вы станете слишком зависеть от кого-то.

 


Просмотров 499

Эта страница нарушает авторские права





allrefrs.ru - 2022 год. Все права принадлежат их авторам!