Главная Обратная связь

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






Внутреннее строение и формы изложения норм права



 

1. В процессе изучения норм права весьма важным представляется обратить внимание не только на их сущность, содержание, специфические черты и особенности, но и на их внутреннее строение — структуру и на наиболее характерные для них формы изложения.

Согласно сложившемуся в юридической научной литературе представлению под структурой нормы права понимают такое ее внутреннее строение, ее внутреннюю форму, в которых отражается способ связи и порядок расположения составляющих ее структурных элементов.

В научной и учебной юридической литературе структуру нормы права иногда называют микроструктурой, сравнивая ее со структурой всей системы права, которую определяют как макроструктуру. В таком сравнении и определении есть, несомненно, свой резон, ибо возникает возможность глубже и разностороннее изучить структуру нормы права, рассмотрев ее не только изнутри, со стороны составляющих ее структурных элементов, но и извне, со стороны окружающих ее правовых явлений.

Среди авторов, занимающихся проблемами структуры правовых норм, нет единого мнения об их содержании и внутреннем строении.

Следуя своеобразной, установившейся еще в дореволюционной юридической науке традиции, ряд современных авторов считают, например, что норма права состоит из двух частей — гипотезы и диспозиции или диспозиции и санкции.

Н.М. Коркунов, полагавший, что юридические нормы «суть не только веления, но вместе с тем суть всегда условные веления», исходил, в частности, из того, что «каждая юридическая норма состоит естественно из двух элементов: из определения условий применения правила и изложения самого правила». Первый элемент называется гипотезой, или предположением, второй — диспозицией, или распоряжением. Каждая юридическая норма, пояснял ученый, может быть выражена в форме: «если — то». Например, если у умершего несколько сыновей, то имущество между ними делится поровну. Или: если кто-то похитит какую-либо чужую вещь, то он подвергнется тюремному заключению.

Говоря о гипотезе и диспозиции, Н.М. Коркунов не только не исключал, но и, наоборот, всячески предполагал необходимость наличия санкции. Юридические нормы, писал он, как веления, обращенные к сознательной воле человека, «могут быть им не соблюдаемы и потому для своей силы нуждаются в особых обеспечениях их действительного соблюдения». «Необходимо каким-нибудь образом понудить к исполнению юридических норм, иначе они остались бы мертвою буквою. Средства понуждения к исполнению юридических норм называются их санкцией».



Однако, акцентируя внимание на необходимости существования санкции, Н.М. Коркунов не считал ее, судя по его рассуждениям, составной частью структуры нормы права. Она рассматривалась им как относительно самостоятельная величина (явление) по отношению к структуре нормы права, как самостоятельно существующее «средство понуждения».

Идея о двухзвенной структуре правовой нормы была подхвачена последующими поколениями отечественных и зарубежных юристов и в разных вариациях развивалась дальше. Однако она нс стала доминирующей в государственно-правовой науке.

3. Доминирует, и не без оснований, идея трехзвенной структуры правовой нормы. То есть норма права состоит не из двух, а из трех составных элементов — гипотезы, диспозиции и санкции.

Гипотеза представляет собой часть правовой нормы, содержащую указание на конкретные жизненные обстоятельства, условия, при которых данная норма вступает в действие, реализуется. Спектр таких жизненных обстоятельств и всякого рода условий весьма широк и разнообразен. Гипотеза может выражаться, в частности, в указании на сроки вступления в действие правовой нормы, на достижение определенного возраста гражданина — субъекта права, на время и место совершения того или иного события, на «принадлежность» гражданина к тому или иному государству.



Например, в нормах ст. 59 (ч. 2) и 60 Конституции Российской Федерации, предусматривающих, что «гражданин Российской Федерации несет военную службу в соответствии с федеральным законом» и что «гражданин Российской Федерации может самостоятельно осуществлять в полном объеме свои права и обязанности с 18 лет», гипотезой является факт принадлежности лица к конкретному государству — Российской Федерации, т.е. факт гражданства. Гипотеза указывает, что данные нормы права касаются лишь граждан Российского государства и не относятся ко всем другим лицам, проживающим на его территории.

В нормах Уголовного кодекса Франции (и ряда других стран), предусматривающих тюремное заключение на срок один год и штраф в 100 тыс. франков за «похищение любым родственником по восходящей линии по закону, по рождению или приемным несовершеннолетнего ребенка у тех, кто осуществляет родительские права, или тех, кому он был доверен или у кого постоянно проживает», в качестве гипотезы, т.е. условия применения этой нормы права, выступает факт принадлежности к конкретным родственным связям, факт родства. Данная норма права не касается лиц, не являющихся родственниками похищенного несовершеннолетнего ребенка. К ним применима другая норма права, предусматривающая иное, гораздо более тяжкое наказание. Гипотезой в этом случае будет указание не на родственные связи лиц-похитителей, а на то, что они не являются таковыми.

Диспозиция — составная часть нормы права, в которой содержится собственно само правило поведения, указание на права и обязанности сторон — участников правоотношений, возникающих и реализующихся на базе соответствующей нормы. Диспозиция является основой, ядром нормы права, без диспозиции немыслимо ее существование.

Ввиду того что законодатель по-разному формулирует содержание диспозиции, иногда требуются определенные логические операции для того, чтобы точно определить круг сторон — участников возникающих на базе данной нормы правоотношений, а также их права и обязанности. Подобная ситуация особенно часто возникает тогда, когда диспозиция дается не в прямой, а в описательной форме и когда требуется указание на основные признаки противоправного деяния или деяний (кража, грабеж, вымогательство, шантаж и др.).

Весьма четко и доступно излагается содержание нормы права (диспозиция) и указывается на права и обязанности сторон в договорах поручительства, подряда, купли-продажи, залога и других гражданско-правовых сделках. Яркой иллюстрацией четкого определения диспозиции и указания на права и обязанности сторон может служить, в частности, ст. 359 Гражданского кодекса России, регулирующая отношения, возникающие из договора о залоге. В ней говорится, что «кредитор, у которого находится вещь, подлежащая передаче должнику либо лицу, указанному должником, вправе в случае неисполнения должником в срок обязательства по оплате этой вещи или возмещения кредитору связанных с нею издержек и других убытков удерживать ее до тех пор, пока соответствующее обязательство не будет исполнено».

Диспозиция в данном случае довольно четко и целенаправленно (на исполнение требований закона) определяет права кредитора (удерживать вещь «до тех пор, пока соответствующее обязательство не будет исполнено») и обязанности должника (добросовестно исполнить лежащее на нем «соответствующее обязательство»).

Санкция представляет собой такую часть правовой нормы, в которой определяются последствия ее нарушения или неисполнения, предусматриваются меры государственного воздействия в отношении ее нарушителей.

Санкция всегда выражает реакцию государства в лице его судебных, правоохранительных и иных органов на противоправное поведение граждан или организаций. Именно санкция придает юридическим нормам, всему праву общеобязательный характер.

В зависимости от характера мер государственного воздействия санкции подразделяются на штрафные (карательные) и правовосстановительные.

Карательные санкции заключаются в лишении правонарушителя определенных благ, в наказании его путем лишения свободы, ссылки, высылки, путем осуждения его на выполнение принудительных работ и т.д. Карательные санкции состоят также в возложении на виновное лицо особых обязательств, например в виде уплаты пени, штрафа, а также в официально-властном осуждении и порицании (условное осуждение, выговор, предупреждение и т.п.) противоправного поведения.

Смысл правовосстановительных санкций состоит в восстановлении нарушенного права, в принуждении к исполнению невыполненной обязанности или же в возложении на лицо или организацию обязанности возместить незаконно причиненный ущерб. Согласно российскому гражданскому законодательству, а именно ст. 307 ГК, в частности, у лица, причинившего вред другому лицу, возникает обязательство совершить в его пользу «определенное действие», как-то: передать имущество, выполнить работу, уплатить деньги и т.п. либо воздержаться от определенного действия.

4. Для более глубокого и разностороннего понимания структуры нормы права, равно как и ее составных частей, важное значение имеет рассмотрение способов изложения норм права. В правовой теории и практике довольно часто возникает вопрос о том, как располагаются нормы права в текстах (частях, разделах, статьях) нормативно-правовых актов и как соотносится структура нормы права со структурой ее статей (пунктов). Анализ такого соотношения показывает, что здесь возможны и в действительности существуют различные варианты.

Один из них заключается в том, что при подготовке, а затем принятии и издании нормативно-правового акта законодатель излагает структуру нормы права таким образом, что все ее составные части — гипотеза, диспозиция и санкция — полностью совпадают со структурой статьи или даже всего нормативно-правового акта. Этот способ изложения правовых норм в статьях нормативно-правовых актов в юридической литературе называют прямым.

В действующем законодательстве России (и других стран) полное совпадение структуры нормы права и статьи имеет место далеко не всегда. При этом возможны самые различные варианты-комбинации. Например, в одной статье нормативно-правового акта может содержаться несколько полных правовых норм или в одной статье может быть только одна или две составные части нормы или норм. Для конституционного права довольно типична ситуация, когда в статье содержатся только гипотеза и диспозиция нормы права, а санкция находится в актах, развивающих то или иное конституционное положение. Например, возьмем ст. 26 (ч. 1) Конституции Российской Федерации, гласящую, что «каждый вправе определять и указывать свою национальную принадлежность. Никто не может быть принужден к определению и указанию своей национальной принадлежности». Здесь содержатся две гипотезы и две диспозиции. Что же касается санкции за нарушение данного конституционного положения, то она предусмотрена другими нормативно-правовыми актами.

Для уголовных и некоторых других отраслей права довольно распространен способ изложения правового материала, при котором одни составные части нормы права формулируются в полном объеме, другие же — лишь в общем виде или вообще не раскрываются в данной статье, а содержат отсылку к другой или к другим, родственным статьям. Такой способ изложения нормы права именуется отсылочным.

В качестве одного из примеров можно сослаться на ст. 313-7 Уголовного кодекса Франции, предусматривающую вынесение дополнительных наказаний за мошенничество. Она гласит, что физические лица, виновные в совершении противоправных деяний, «предусмотренных в статьях 313-1, 313-2, 313-4 и 313-6», подвергаются следующим дополнительным наказаниям: временное лишение политических, гражданских и семейных прав, запрещение заниматься профессиональной или иной общественной деятельностью, при осуществлении которой или в связи с осуществлением которой были совершены эти деяния, и др. В данной статье довольно четко сформулированы гипотеза и дополнительная санкция. Что же касается диспозиции, то она содержится в статьях 313-1, 313-2, 313-4 и 313-6, к которым законодатель отсылает правоприменителя. В этих статьях говорится о признаках мошенничества, о деяниях, «примыкающих к мошенничеству», и об основных санкциях, предусмотренных за совершение преступных деяний, именуемых мошенничеством.

Отсылочный способ изложения нормы права следует отличать от бланкетного. Особенность последнего заключается в том, что в статье может содержаться лишь один из элементов структуры нормы права, а другой или другие могут только подразумеваться. Бланкетный способ изложения предполагает получение сведений об остальных элементах нормы права в других нормативно-правовых актах. Например, когда в Уголовном кодексе или Кодексе об административных правонарушениях России говорится об ответственности граждан за нарушение правил дорожного движения или других аналогичных правил, то становится очевидным, что имеющиеся гипотеза — «граждане» и санкция — указание на меру ответственности — подразумевают и соответствующую диспозицию, существующую отдельно от них, в виде самостоятельного акта — Правил дорожного движения.

5. С проблемами, касающимися способов изложения норм права и соотношения структуры последних с соответствующей статьей тесно связаны также и иного рода проблемы, а именно — проблемы соотношения «буквы» и «духа» закона. Существование их может быть обусловлено в основном следующими двумя причинами. Во-первых, неточным изложением, в силу недостаточной квалификации законодателя или иных причин, в нормах права — их гипотезе, диспозиции и санкции — воли и мыслей законодателя. А во-вторых, естественным устареванием текста закона или иного нормативного акта по мере развития общества и соответственно эволюционного изменения самого предмета правового регулирования. Разрешение данных проблем в процессе реализации правовых норм, и в особенности в процессе правоприменения, с неизбежностью предполагает необходимость их расширительного или же, наоборот, ограничительного толкования.

 


Просмотров 1361

Эта страница нарушает авторские права

allrefrs.ru - 2020 год. Все права принадлежат их авторам!