Главная Обратная связь

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






Фарисей искренне ищет спасения, принимая за него… проклятие! Саддукей ничего не ищет, но ревностно охраняет найденное первым. 4 часть



Не забыли и того, как она же от ужаса пред ними отказалась от собственных слов, чтобы угодливо полизать их аскетичные волосатые ноги.

Америка, великая и глупая Америка, кичащаяся мощью и "свободой". Где были ее хваленое могущество, когда маленький и ничтожный Израиль нагло, почти в открытую обокрал ее. У нее, пересчитывающей каждый миллиграмм урана, (чтобы, не дай Бог, досталось России) стащили не менее ста килограммов, а некоторые полагают тонну[205]! Весы американские что ли сбились или весовщики испугалась гнева своего маленького мстительного господина?

Арабы, грызущие землю от бессильной ярости, видя, что как окурки догорает их гордость и надежда - мощные танки и быстрые самолеты, в беспамятстве бегут отборнейшие войска, не способные противостоять стремительному еврейскому натиску, как сосиски пожирающему арабские пространство и спесь. И эти яркие воспоминания по-прежнему свежи в памяти былых победителей.

Но, на дворе уже 2007 год. Снова гордая армада с шестиконечными звездами, ущемленная непростительной обидой, двинулась отмстить "неразумным хазарам" - палестинцам. Рванутся-то, рванулась, да крайне неудачно. Почти сразу увязла в песках и руинах палестинских лагерей. Без толку теряла лучших солдат, боеприпасы, гордость и, главное, надежду на победу.

Вскоре последнюю потеряла совсем… По-ра-же-ни-е.

- Как это случилось? - вопрошали потрясенные израильские мудрецы. - Почему богоносные и победоносные полки, увенчанные заслуженной славой, не крушат врага как прежде, без толку тычась туда-сюда как слепые котята?

- Лучше бы своими кассетными и сверхточными боеприпасами глушили рыбу на побережье, помогая рыбакам и распугивая акул от пляжей.

- Зря издеваетесь. Мы легко можем раздавить любого врага, если хоть на мгновение его обнаружим. Но мы не смогли сыскать никого, кроме жалкой толпы тупых фанатиков, разбегавшейся при нашем приближении и немедленно собиравшейся после нашего ухода. Нас не в чем винить, - отвечала армия.

- Кто же тогда виноват? - восклицали другие, почесывая набитые шишки. - Это вам не обычная неприятность, а позор, можно сказать, почти конец или начало его! - от подобных рассуждений холодный пот бежал по спине...

Хотя "виновного" в поражении сыскали почти сразу и хорошенько выпороли несусветного негодника, но трудно было выдумать что-либо глупее.

- Это премьер-министр во всем виноват!

- Нет, это не он стал главной причиной поражения, а распад того, что именуется основанием общества. Вспомните-ка Евангельскую притчу о доме построенном на песке[206], и вам все сразу станет ясно. Что, не знаете Евангелия, и не хотите его знать? Ну что ж, тогда вам уже ничем нельзя помочь. Но, все же, ту часть притчи, которая обращена непосредственно к вам, послушайте.



"А всякий, кто слушает сии слова Мои и не исполняет их, уподобится человеку безрассудному, который построил дом свой на песке; и пошел дождь, и разлились реки, и подули ветры, и налегли на дом тот; и он упал, и было падение его великое".

- Так вот, упомянутые Евангелием реки давным-давно разливаются по всему миру, хотя и не вошли еще в полную силу. Реки метущихся человеков пока не прорвали берега "пристойного" вольнодумства, но "дамба" законов, удерживающая неистовство, уже переливается мутными потоками недовольства.

К сожалению, Россия в вопросах подобного рода мало чем уступает вам, порою находясь "впереди планеты всей". И у нас разверзлись не менее мрачные недра беззакония, зреют гроздья тех же самых проблем. Как будто какая-то невидимая сила разрушает все то, что строилось потом и кровью народа.

-3-

Собственно, и народа-то у нас, как и у вас - два! Мы не имеем в виду многонациональность или шовинистское деление на высшую расу и низших тварей. Мы говорим о всемирном разделении на живых и мертвых. Именно последние, сами, быть может, не понимая того, методично пожирают живое русское пространство. Ценою невероятных усилий их отбрасывают во мрак преисподней ночи, а они снова выползают оттуда, чтобы вершить мрачное дело.

Вся жизнь российского общества минимум два столетия, подобна бегу по грудь в воде. Кажется вот оно - заветное, и ты к ней ближе всех, но тебя все время опережают те, кто бегут посуху. Они сперва были очень далеко, но видя, к чему стремишься ты, со смехом выхватывали сокровенное из рук. А после пакости злорадно убегали прочь под рукоплескание мирового сообщества.



Тяжка наша доля, некоторые думают - незавидна, но это не так. Просто таков закон духовной жизни - чем ближе к Царствию Небесному, тем завистливее становится ненависть окружающих. Что делать? Никому этого не переменить, и чем ближе конечная цель, тем с большей кровью дается каждый шаг.

Теперь и вы вплотную приблизились к заветному. Земной Иерусалим, как известно, подножье Небесного! Плата за владение этой святыней вам, кажется, стала отчасти известной. Теперь либо бегите отсюда прочь, либо привыкайте к новой жизни и настоящей правде. А она такова, что все вы погибнете, если не войдете в "радость господина твоего"[207] - Господа Иисуса Христа. Нельзя, храня святыни, самому не освятиться, в противном же случае - горе вам!

У вас просто нет иного выбора, тем более, что какие-то черные твари, прячась в ночи, намеренно собирали вас на этом святом месте. Но вы, как нам кажется, стали уже догадываться, что находитесь здесь не только для того, чтобы послушно исполнять их мерзкую волю. Но и они тоже смекнули, что к чему…

Похоже, эти твари намерены как можно скорее исправить прежнюю "ошибку", желая истребить вас. Вы все еще сильны, богаты, довольны жизнью но уже никому не нужны. Развязка, кажется, близится, так думайте поскорее…

Что же до державной идеи великого "Тысячелетнего Израиля" и вашего религиозного фанатизма, то они оказались не теми сваями, кои цементируют народ. Это - зыбкий песок, не способный сохранить общество в пору невзгод.

Однако оставим "отцов" этого странного государства в горьких раздумьях, а сами снова возвратимся на ту же самую землю только на две тысячи лет назад. Утро новой эры, эры возвращения от смерти к жизни во Христе. Начало того, что уже явно близится к финишу в наши такие смутные и злые времена.

Итак, кончилась долгая ночь беззакония, безвестия и безнадежности. Солнце Правды - Христос, восходит над умирающим без Него миром! И первые же благодатные лучи пробудили к жизни все живое, все, что обреченно противясь смерти, жаждало Господа, почти уже не надеясь увидеть Его. Начало лета Господня. И ангелы, подобно первым птицам, громко поют славу Спасителю.

- Так отчего я, рыдая от боли, закрываю руками глаза? Почему это Солнце до слепоты режет сквозь стиснутые пальцы? Горе мне, о горе! Погибаю!

Конечно, легче всего ответить просто, грозно, брезгливо и эффектно.

- Так вам и надо - христопродавцы! Доигрались, из-бран-ные!

- Позвольте, позвольте! Ведь, до предательства еще очень и очень далеко. Разве следует обвинять этих несчастных людей в том, чего они еще не совершили, даже будучи в том уверенными? И сколько из-за этого грозных и праведных по виду обличителей вскоре стали точно такими же, как и обличаемые!

- Вот это да! Смотрите-ка вот сюда! - это нам кто-то показывает на одного из новых "ревнителей правды", внезапно скорчившегося от страшной боли. От своих собственных жестоких и безжалостных слов руки обличающего конвульсивно рванулись к лицу, закрывая красные, явно обожженные глаза от только что теплого, но внезапно ставшего слепящим для них Солнца.

Слепота!

- Вот и я, ребята, доигрался, но вы все равно неправы. Ату вас!

Да, обличать-то легко, особенно если никто не давал такого права и если не надо отвечать за свои слова. Гораздо сложнее осознать, что мы живем в некотором роде схожее с Рождеством время. К сожалению мы во многом ведем себя подобно Ветхому Израилю, совершая те же ошибки, последствия которых в не слишком отдаленном будущем обещают стать не менее трагичными.

-4-

И все же тяжелый дух злого богоневедения рассеивается над Россией. По ее бесконечным просторам растекается сиянье Солнца Правды. Оно и раньше невидимо для многих согревало и защищало нашу многострадальную землю, но нынче дела обстоят по-иному. Вот и для нас настала решительная пора видеть, понимать и принимать правильные решенья. Время выбирать судьбу.

Одни, увидев Солнце, закрыли глаза, развернулись и, сломя голову, побежали на поклон безжалостной смерти. Другие с надеждой потянулись ко Господу, решительно срывая с глаз пелену гноя и греха, избирая тернистый путь, ведущий к жизни. И никому на свете не изменить этого решенья. Третьи замерли в остолбенении от страха: ни вера, ни неверие, ни жизнь, ни смерть. Так, разумеется долго продолжаться не может. Причем, чем дольше стояние, тем вернее шансы у смерти заполучить себе для решительной битвы нового волонтера.

И все же страшно видеть, как упрямо и глупо гибнет от гордых страстей бесконечно дорогой тебе человек. Тяжко осознавать, что ничем, ну совсем ничем, не можешь ему помочь. Он уже сделал свой роковой выбор и ни за что не свернет с погибельного пути. Он просто физически не может этого сделать.

Что ж, вольному воля. Да, только и у нас есть оружие: молитва, сострадание и вера, что Богочеловек может сделать то, что не в силах просто человеку. А еще - слезы. Не отчаяния, а материнской или сыновней любви о гибнущих.

Ведь если ветхий народ к моменту Рождества совершенно погиб, то не было бы и самого Рождества. Никогда не явился бы миру Спаситель. Все знают, что мертвое не способно произвести живого, смерть никогда не даст Жизни.

И если Израиль к тому времени стал той самой мусорной кучей, то Господь в ней не родился бы, а Он родился! И хотя для Рождения не нашлось иного места, кроме ясель для скотины, но все же не кладбище стало Его первым прибежищем. Стало быть жизнь в Израиле хотя и умалилась, но не иссякла вовсе.

Следовательно, не погибла и наша общая надежда на спасение.

"Ожесточение произошло в Израиле отчасти, до времени, пока войдет полное число язычников… В отношении к благовестию, они враги ради вас; а в отношении к избранию, возлюбленные Божии ради отцов… Как и вы некогда были непослушны Богу, а ныне помилованы, по непослушанию их, так и они теперь непослушны для помилования вас, чтобы и сами они были помилованы. Ибо всех заключил Бог в непослушание, чтобы всех помиловать. О, бездна богатства и премудрости и ведения Божия!"[208]- говорит богодухновенный Апостол.

Упомянутое "число" споро наполняется, видимо близится и время завершения, время полноты. Не пора ли, забыв прошлые неприязни, дружно вступить в схватку не друг с другом, а с настоящим коварным врагом нашего спасения, штурмовать последние редуты, стоящие на пути в Царство Небесное!

Как бы то ни было, а проклятие и смерть продолжают бродить по земле русской, собирая с грешных людей ужасную дань - живые души. В положенный Богом срок эта мерзкая парочка даже сможет "родить" себе нечто. Разумеется не жизнь, не живого человека, а мертвеца-человекоубийцу - антихриста. И мир, люто ненавидящий Спасителя, с любовью примет его как родного.

- Напрасно…

- Ужели? Вот он - великий и отважный покоритель видимого и невидимого мира, властелин небытия и смерти! Смотрите, можно дойти до преисподней, испить чашу смерти и остаться живым, даже получить власть раздавать жизнь! Слушайте какие пламенные речи он произносит! Сколько чувств! Разве это смерть? Неужто он мертв, как говорят жалкие и ничтожные христиане!

- И где же ваш хваленый Спаситель! Пусть скорее явится, чтобы наш блистательный господин убил Его. То-то смеху будет. Посмеемся всем миром над Ним и Его глупыми почитателями. Давным-давно Распятый, Он уже был убит. Показалось мало? Так будь пригвожден навечно! Так Тебе и надо!

- Так давайте похохочем над Ним вдоволь, до крови, до красных рек. Ах, как же хорошо-то стало, прямо помирать не хочется. Так бы и жил вечно.

Только недолго продлится эта обманная жестокая радость предателей жизни. Они не ведают, что творят. Не видят как вместо человеческих лиц у них вырастают свиные и волчьи рыла, как с хрустом смыкаются глазницы, а мстительный нож, занесенный над верными Господу сам по себе начинает без устали, с остервенением рубить и рубить и самого хозяина, и ему подобных. С радостным визгом, с криками ярости и слезами безысходного отчаяния.

- Хорошенькое нынче выдалось веселье, ух ты, нескучное!

Так в муках окаянных страстей и злобы рождаются дети человекозверя в подобие своего грядущего "отца" - антихриста. Они уже есть, их не так уж много, но уже больше, чем хотелось бы. Свято верят в себя, уверенны, что правят или почти правят миром. Кто-то не дорос, но не унывает, считая и себя властелинами хоть в офисе, хоть в ободранном окошке управы, хоть с метлой.

- Все равно!

И, кажется, они повсюду берут верх над правдой. Живым людям никак не одолеть этих осклизлых мертвецов. Как такое объяснить? Разве за жизнь во Христе не положено без счета человеческих жизней? Ужели все эти жертвы были напрасным и наглое беззаконие все равно победит Божью благодать?

- Нет! Рассуждая так, можно договориться до того, что только рождение человекоубийцы, "сына погибели"[209]- антихриста даст грешному миру… спасение, а так, кстати, многие уже и думают! Да что там, весь мир давным-давно замер в напряженном ожидании того, кого легкомысленно провозгласит долгожданным "Мессией". Шумно, радостно, ликуя и вопия от… отчаянного ужаса. Мир понимает всю неминуемость своей погибели. Ужас от ее прихода уже стал настолько силен, что мир уже жаждет ее, истомился в ожидании небытия.

- Скорее бы все кончилось! Нету у меня больше никакой мочи!

Но ведь можно и не помирать! Надо только искренне покаяться и жить себе во Христе. Однако гордый ум отказывается поклониться смиренной Господней любви, предпочитая ей верную погибель. Поэтому-то, когда явится ее страшный предвестник и палач - антихрист, его встретят рукоплесканием…

- Избавитель ты наш, ми-лень-кий, как же мы тебя за-жда-лись! - и зарыдают от томной жалости к себе, от мнимой любви к собственной смерти.

- Убей, ты, поскорее нашего вечного ужасного мучителя, избавь наши души от нестерпимой боли. Это Он, Он - Христос - во всем виноват. И тебя, ненаглядненького ненавидит, и нас хочет убить - человекоубийца, - и ведь знают, окаянные, что безбожно врут, но не могут остановиться.

Такие блудливые истерики уже были не раз, и еще повторится...

Виноват ли в ужасной трагедии Ветхого Израиля Спаситель? Что так "неловко" нарушил Он в его мирной и почти скотской жизни своим тихим Рождением? Что до жизни, то - ничего, а в отношении смерти действительно произошли некоторые существенные перемены. Впрочем, и для жизни тоже.

18. Заноза.

-1-

Рождество видимым для всех образом знаменовало собою начало отделения жизни от смерти, живых от мертвых. Разве можно это вменить Господу в вину? Живые - Ему, мертвые - аду. Все справедливо, все по-честному!

Каждый обладает законным право выбора своей жизни или смерти и сделал его без малейшего на то принуждения. Сам Спаситель, разумеется, никого не принуждал, а вот лукавому до известного времени было категорически воспрещено каким-либо образом влиять на решение напуганных людей.

Но почему тогда все, кто легкомысленно избрал себе смерть, все время нагло - как грязь или репей, липнут ко всему живому? Как гнойная заноза на пальце - вовремя не вырвешь, рану не обработаешь, можно потерять всю руку.

Смерть - тот же репей, та же заноза, грязь или гной. Их непременно надобно удалить. Еще при жизни мертвых следует отделить от среды живых, да так, чтобы первые не могли погубить вторых. Ведь не имея собственных сил, смерть липнет к живому, нагло утверждая, что сила живых принадлежит ей, ее собственность. Переубедить или изменить ее невозможно. Остается гнать.

От верных требуется безусловное постоянное духовное отторжение от мира мертвых, и здесь не должно быть места ложной жалости. Конечно, можно сокрушаться о гибели окружающих, о самых близких тебе людях, но ни в коем случае не следует идти у них на поводу. Ведь, они, ведомые смертью, тварью хитрой, лукавой и безжалостной и сами пропитались ее скверным духом.

Им нужна не помощь, а наши силы, наша жизнь, наша погибель. А наша всегдашняя душевность[210] представляет им прекрасную возможность обманно уволочь нас в тот темный мир, которому они отдали бессмертные души. Помалу вытягивают живые покойники жизненные соки верных. Ссылаются на требование Господа, требующего от нас любви, но сами-то исправляться не желают.

Как мы чистим одежду после того, как ненароком залезли в чертополох, так и Спаситель тщательно очищал Свой народ. И кого винить в том, что каждый получил именно то, что хотел? Неожиданность выбора, безмолвие, его сопровождавшее, то что ничего не понял, не слышал тихих Господних призывов?

Ложь! Каждый принимал решение более чем осознанно.

Чем иначе объяснить Пилатово судилище, звериную злобу богоубийства? Тогда-то все слышали, все видели, понимали, однако прокричали Господу слова проклятия. Три с лишним года проповеди, не счесть исцеленных, утешенных, накормленных. Чем здесь-то вам не угодил смиренный Царь Мира?

А все потому, что Он решительно отказался исполнять ваши похоти, похоти мира сего. "Благодарное человечество" за все благодеяния отблагодарило Спасителя тем, что яростно надругалось над Ним и лишило Его Жизни. С тех пор оно мало изменилось и снова исполнено намерением также поступать с каждым, живущим во Христе, до конца сохранившим Ему веру и верность.

Евангелие возвещает нам, что не мир пришел Господь низвести на землю, но меч[211]. И вот уже холодная сталь властно и нелицеприятно отделяет смертельное, ложное и правдоподобное от истинной и живоносной правды. К сожалению мы, подобно ветхому народу, также больше возлюбили ложь и обман...

Оттого Правда, как и две тысячи лет назад, нестерпимо жжет нашу совесть. И в то время, как мы утешаемся и укрепляемся "спасительной" неправдой, меч незаметно, но болезненно отсекает нас от соборности Святой Церкви. Только посредством ее молитв, искреннего и глубокого покаяния человек все еще может обнаружить невидимую страшную боль и грех, причиняющий ее.

Боль греха, скрытая похотливой сладостью, рвущая душу гордая обида - все эти тайные страсти, шипя от ненависти, ярясь до пены, выползают, подобно змеям, на белый свет. Страшное зрелище, от которого стынет кровь. Меч, отсекая их, не смирил этих змей, а только разозлил паразитов души. Неспособные остановить грозное оружие, они, беснуясь, намерены убить всех вокруг, утащить за собою в бездну. Но, о - ужас, они выползают из нашего же сердца!

- Неужели мы настолько пропитались гордостью и злобой?

- Видимо - да.

Быть может, только наяву увидя собственную тайную скверну мы обретаем последний шанс спастись. Через боль, через видение истинного лица "сладкого" греха, его неукротимой злобы мы пробуждаемся от сна смерти. Покаянно возродившись, возвращаем себе жизнь, выживаем среди всеобщей погибели.

- Полюбуйтесь-ка на эти гнусные свиные рожи - глумясь, хихикают в это время упомянутые гадюки, причиняя нам такую ужасную боль, от которой теряешь сознание, становишься как неживой. Они уже, кажется, ничего не боятся. Весело празднуют свою победу над нашим безволием, допустившим эту скверну в самое сердце. Безумные! Даже момент их собственного усечения мнится им нашей казнью. И также радовался князь мира сего, распиная Спасителя...

Но вот уже тело России беспомощно бьется, корчась в конвульсиях, бессильное остановить страшную истерию самоуничтожения. Духовный распад охватывает мертвеющие члены. Враг торжествует, имея на то все основания.

- Смотрите-ка, а вы мертвы! Вам не место в Святой Церкви. В ней останутся лишь достойные. Верные может и дождутся Небесного Царства, но ими будете не вы. Иначе Царство Небесное сравняется с адом - и нехорошо смеются.

К сожалению, они правы. Мы, действительно, по сути уже перешли ту черту, которая отделяет человека от бешеной собаки. Мы и взаправду недостойны никакой Божией милости. Да только у Всемилостивого Господа своя Правда. И часто именно на краю гибели человек обретает спасение. Кстати, так и случилось при Рождестве Христовом и на Господней Голгофе, и много раз еще.

Евангелие показывает нам как кажущееся торжество беззакония и смерти являет их изгнание. "Процесс" крайне болезненный, но без него нельзя обрести духовного здравия. Вот, пришел ко Господу отец бесноватого юноши с просьбой об исцелении. Сам юноша, разумеется, неспособен обрести здравие. Он, по-видимому, даже не понимает происходящего, как и нынешнее поколение молодежи, искалеченного не сколько перестройками, сколько бесстыдством ими принесенным. И для их спасения непременнотребуется вера отцов.

"Учитель! я привел к Тебе сына моего, одержимого духом немым: где ни схватывает его, повергает его на землю, и он испускает пену, и скрежещет зубами своими, и цепенеет… И привели его к Нему. Как скоро бесноватый увидел Его, дух сотряс его; он упал на землю и валялся, испуская пену. И спросил Иисус отца его: как давно это сделалось с ним? Он сказал: с детства; и многократно дух бросал его и в огонь и в воду, чтобы погубить его; но, если что можешь, сжалься над нами и помоги нам. Иисус сказал ему: если сколько-нибудь можешь веровать, все возможно верующему. И тотчас отец отрока воскликнул со слезами: верую, Господи! помоги моему неверию. Иисус, видя, что сбегается народ, запретил духу нечистому, сказав ему: дух немой и глухой! Я повелеваю тебе, выйди из него и впредь не входи в него. И, вскрикнув и сильно сотрясши его, вышел; и он сделался, как мертвый, так что многие говорили, что он умер. Но Иисус, взяв его за руку, поднял его; и он встал"[212].

Видимое торжество смерти являет, на деле, ее изгнание

-2-

Некоторые полагают, что нечто подобное ожидает и все еще неугомонный Ветхий Израиль, давно ставший похожим на приведенного ко Господу сына. Его история полна не менее ужасных "приключений", чем те, когда евангельский бес бросал юношу то в огонь, то в воду (порою в самом прямом смысле)[213].

Под неодолимым действием нечистого духа, он, по словам Отцов, более других способствует приходу грядущего антихриста. Лишь увидев лютые, безжалостные, налитые кровью глаза этого неистового и похотливого зверя, он ужаснется, осознает, что же натворил, и покаянно припадет к ногам Господним.

С безумным взором, с розовой пеной, разбрызганной по всюду, он всем будет казаться мертвым, но именно в этот момент своего совершенного бессилия он яснее, чем когда-либо увидит и свою смерть, и ее ужасы, и скверну.

Только тогда блудный сын очнется, чтобы вернуться в лоно Отчее. Собственно, Он-то и приведет его пред лице Свое для исцеления - великое чудо. Однако и цену за свободу от беззакония Израилю придется заплатить изрядную. Всех "отступников" побьет негодный. Что ж, вечная жизнь стоит того[214]!

И хотя "отрезанных" от жизни, от рая обычно бывает много больше, чем помилованных, но Господь всегда говорил лишь о "малом стаде". Что из того, что гордых и окаянных подавляющее большинство? Все равно войдут в Царство Христа только очистившиеся слезами покаяния. Для Небесного Царства, ведь, важно не число, а "качество". Однако и мера спасенных тоже отмерена точно.

Страдания прочих, пусть и самые страшные, разумеется, зачтутся, но для многих не настолько, чтобы открыть им заветные врата рая. Тем не менее, следует признать, что и самые благодатные времена могут порою казаться временами ужасными, погибельными, а погибельные, напротив, представляться "золотым веком", эрой спасения, порою неслыханного благоденствия. Все зависит от того, что человек хочет видеть, горькую правду о себе или сладкую ложь.

А времена благодатнейшие, как поучительно показала история Ветхого Израиля, могут явить массовую погибель именно тех, кто, кажется, искренне искал спасения. Искал, да не нашел. Шел жестко, ревностно, не жалея ни сил, ни самой жизни, но, как оказалось, прямо в жерло преисподни. Горел в адском пламени, выл от нестерпимой боли, представляя ее райским блаженством.

Нечто подобное происходит и с нами каждый раз, когда мы собираемся в храм, особенно к Причастию. Ведь и нам, равно как и древним иудеям, надлежит делать все тот же выбор, точно также решающий нашу с вами судьбу.

Всякий человек непременно чувствует на себе дыхание погибели. Конечно, он вольно или невольно согрешил, лишив себя прежних сил противиться духам злобы. Надо бы немедленно идти в храм, исповедать грехи пред Господом. Он все простит и исцелит, даже если по-отечески накажет. В Церкви даже наказание служит нашему исправлению, нокак тяжко каяться! Как страшно нам, подобно нашкодившим котам, стыдливо идти на Суд любящего Отца!

Сейчас давно не осталось неверующих. Но и найти сил прийти в храм находят все еще немногие. Зато не счесть несчастных, умирающих от тоски и отчаяния, доведших себя до нервных и психических расстройств, не знающих ничего, кроме отчаяния и не способных двинуться с места! Некоторые уже вкусили сладости веры, не понаслышке знают, в чем состоит спасение, да только безвольного бессилия не могут превозмочь. Ноги наливаются тяжестью, а душа, недавно птицей рвавшаяся к возлюбленному Господу, рыдает, оставаясь на месте!

-3-

Исключительную, самую страшную для ветхого народа роль сыграли его вожди. Им по-видимому довольно было единственного властного жеста или собственного примера, чтобы несчастный народ враз очнулся, полюбил бы Господа, бесстрашно встал бы на Его защиту, но этого, увы, так и не произошло.

Пройдет еще тридцать с небольшим лет, и заматеревшие к тому времени в страхе, неистовом зле, предательстве и покорности бездне "вожди" окончательно решат свою участь, злорадно увлекая в преисподний мрак собственный народ. Было ли когда что-либо более ужасное и отвратительное? Было, да не раз и не два, а далеко за примерами и ходить не надобно - все под рукой!

Вот, к примеру, русская история. Она как раз изобилует иллюстрациями сказанного, а одна из самых наглядных, но не единственная, - русское дворянство. Некогда грозная сила и неколебимая опора престола, она прошла своего рода "эволюцию" от отважной и беззаветной верности до трусливой и гордой измены. Хотя по пути открытого предательства последовали далеко не все. Большая часть, как и мы, ограничилась лишь трусостью. Дорого она нам стоила!

"Кругом предательство, трусость и обман" - воскликнул перед отречением от престола последний Российской Империи император - Николай Александрович. Эти слова, обличающие гнусность развращенной "опоры" престола, были обращены к русскому народу. Сейчас они стали знаменитыми. Едва ли можно пятью словами более емко передать суть творившегося на Руси беззакония.

Российское дворянство раньше других напилось "мертвой воды" из масонского колодца, открыв тем самым страшный "ящик Пандоры". Крамолы, бунты, кровавые революции, эпидемией захлестнули несчастную Россию. Бунты, разумеется, бывали и ранее, но то было другое - дурное, стихийное, а здесь мы сталкиваемся с организованной крамолой. Это не прежний бунт, а - заговор. Продуманный, лживый и коварный. Тайное зло окружало престол русского царства.

Что послужило причиной того, что на Святой Руси воцарились "предательство, трусость и обман"? Что увлекло православных, по своей сути, людей в лабиринты преисподнего мира? Любопытство, страсть познания страшного и таинственного, жажда смерти? Мы полагаем, что и то, и другое, и третье. Думается однако ж, что основанием и любознательности, и страстности, и жажды смерти, послужило все то же чувство страха, которое испытывали некогда отважные, но ставшие мечтательно робкими завистливыми и злыми вожди Израилевы.

А, надо сказать, тот скверный страх все еще не изжит! Представьте себе две тысячи лет непрерывного трепета и поймете насколько страшен удел Ветхого Израиля. Как не исполнится жалости, а у русских, как известно, она в крови.

- Да, но откуда видно, что Ветхий народ так страдает?

- Приведем пример из нашей молодости. Он может показаться неказистым, не объемлющим полноту этой проблемы, зато взят прямо из жизни.

-4-

Шестидесятые годы. Начало строительства знаменитых хрущевских пятиэтажек. Еще раньше, при Сталине, много научных институтов было переведено в тогдашние окраины Москвы, вокруг которых потом и было построено немало домов для научных работников. Отец автора оказался в их числе.

Дома строились на месте большого татарского поселка вдоль шоссе, отчего были населены преимущественно татарами, русскими и евреями. Последние оказались здесь в силу того, что для ученой среды того времени, как, впрочем, и нынешней, было характерно значительное присутствие евреев.

Дети всех национальностей скоро сдружились, не обнаруживая между собой различий. Так продолжалось вплоть до старших классов школы, когда наступала пора выбора жизненного пути. И тут выяснилось, что мы - разные.


Эта страница нарушает авторские права

allrefrs.ru - 2018 год. Все права принадлежат их авторам!