Главная Обратная связь

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






Я поежилась, но не от холода начала ноября. На самом деле в кожаном жакете было даже слишком тепло



Вдруг рядом со мной оказался Мика, помог мне снять жакет и шепнул:

Ты как, нормально?

Я кивнула. Нормально и даже лучше. Стоять здесь, когда меня целует наполненная силой темнота, – это опьяняло. Как будто я кожей впивала магию прямо из воздуха. Что при некромантии не было возможным.

Мика спросил Фокса, можно ли положить жакет обратно в машину. Я не стала ждать ответа, я уже шла в темноту, рассеянно проводя пальцами по выщербленным верхушкам надгробий, между которыми шагала.

На старых кладбищах тесно. Земля там гладкая и утоптанная, но уже мало разницы между просто землей и могилой, так что получалось шаг по земле, шаг по могиле. Знаете старую поговорку: "Кто-то прошел по моей могиле?" Здесь получалось наоборот. Мне не было плохо, меня не трясло, я не боялась. С каждой новой могилой, по которой я проходила, мне становилось лучше, росла уверенность, шаг становился ровнее. Я брала энергию от каждого тела, мимо которого вела дорога, каким бы старым оно ни было. Я могла бы выпить силу всех мертвых подо мной и потом...

Что сделать?

Эта мысль заставила меня остановиться – в буквальном смысле. И чего я при этом не учла – это что Франклин идет за мной вплотную. Я даже не знала, что он здесь.

Он налетел на меня – или чуть не налетел. Ему пришлось схватить меня за руки, чтобы не врезаться в спину, и это напугало нас обоих. Он успел извиниться еще раньше, чем я обернулась к нему.

Извините, я не знал, что вы... останавливаетесь.

Он явно был огорчен больше, чем следовало бы.

Я смотрела на него и думала, с чего бы он нервничал. А потом увидела его руки. Он водил ими по рукавам пальто, будто чего-то такого коснулся, что хочет теперь с них стереть. Он не хотел меня оскорбить, он вряд ли даже сам заметил, что делает. Я бы могла сделать то же самое, если бы случайно коснулась чьей-то чужой магии. Как будто идешь через метафизическую паутину; ее приходится смахивать.

Он ощущал – по крайней мере частично – ту силу, что я черпала из могил.

Может, я и спросила бы Франклина, зачем он скрывает свои парапсихические способности, но к нам подошли Мика и Фокс, а я не была уверена, что Франклин хотел бы проявления моей догадливости в столь большом обществе. Он сообщил ФБР о своих талантах? Я готова была ручаться, что нет. Это было бы для него плюсом лишь в два, может быть, три последних года. А до того такое считалось психическим расстройством. Людей с психическими расстройствами в федеральные агенты не берут.



И это объясняло, чем я ему так не понравилась. Если он скрывает, кто он такой, то ему не хочется оказаться в обществе человека, который мог бы похвалить его способности, в чем бы они ни состояли. Нет, если скрываешься, то тебе не нужна компания того, кто сам летает на той же метле.

Проблемы? – спросил Фокс.

Нет, никаких, – ответил Франклин чуть слишком торопливо.

Я просто покачала головой, все еще глядя на высокого агента.

Не думаю, что Фокс нам поверил, но выяснять он ничего не стал. Разговаривать мы не разговаривали, так что вариантов у него не было. Он глянул на нас обоих, потом сказал:

Ну, раз никаких проблем, то нас уже ждут.

Я снова кивнула, а потом решила спросить:

Могила Роуза – самая свежая на этом кладбище?

Фокс подумал и кивнул:

Да, а что?

Я улыбнулась, сама зная, что улыбка вышла мечтательная, будто я слушаю музыку, которую ему не услышать.

Просто хотела знать, что я ищу, – вот и все.

Я вас могу отвести к могиле, маршал, вам нет нужды ее искать.

А я хотела искать. Хотела идти по кладбищу от надгробия к надгробию и сама ее найти.

Но Мика ответил за меня:

Это было бы хорошо, Фокс. Ведите нас.

Я посмотрела на него, очень стараясь, чтобы взгляд был дружелюбным. Он в ответ посмотрел на меня предупреждающим взглядом – в темноте, среди деревьев, думаю, никто больше не рассмотрел выражение его лица. Но у нас у обоих ночное зрение лучше нормального, хотя вряд ли мои глаза сравнятся с кошачьими глазами Мики. Сейчас они были без очков, всем напоказ. Слишком темно было для темных очков, но вы бы удивились, узнав, сколько людей ничего странного в его глазах не замечают и даже при полном дневном свете не понимают, что это за глаза. Люди видят, что хотят видеть, если их не заставить увидеть как есть.



Я посмотрела в его глаза и увидела предупреждение, тревогу. Он спрашивал, действительно ли я в норме.

Правду сказать – и да, и нет. Я себя чувствовала приподнято, но это та приподнятость, которая может вмиг рухнуть. Только что хорошо, а в следующую секунду сила может что-нибудь выкинуть ненужное.

Сделав глубокий вдох, я постаралась сосредоточиться и заземлиться, как меня учили, но это умение я переняла у колдуньи-экстрасенса. Ее таланты состояли в пророчестве и эмпатии настолько тонкой, что она почти до телепатии доходила. Она мертвых не поднимала и не могла понять мой талант до конца.

Стянуть себя в середину собственного тела было приятно – я сразу почувствовала себя устойчивей, больше сама собой и меньше – опьяненной силой, но в тот момент, когда я попыталась заземлиться, отвести часть силы в землю, она вывернулась и пошла не в глубину, а наружу и прочь. Сила промчалась по земле так, что я ощутила могилы, все могилы, будто я стояла в середине огромного колеса, могилы стали кончиками его спиц, и я знала их все. Я не сбрасывала шиты, которые закрывают меня от мертвых, чтобы не беспокоили. Щитов просто не было.

Я знала, что моя сила растет, но до этой секунды не понимала, что это может значить. Я знала каждого мертвеца здешних могил. Я знала, в каких еще есть остатки энергии. На каких могилах проберет мороз по коже, если по ним пройти, последний вздох того, что когда-то было призраком. Почти все могилы были тихи, только кости, лохмотья и пыль. Я умела встать на кладбище и все это почувствовать, уже много лет умела, но изменилось вот что: во-первых, я сейчас не собиралась этого делать, а во-вторых, каждая могила, которой я касалась, как будто чуть подпитывала мою силу, дышавшую над ними. И это было ново.

Блейк, прекратите!


Эта страница нарушает авторские права

allrefrs.ru - 2018 год. Все права принадлежат их авторам!