Главная Обратная связь

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






Немного о мотивации и о методах обучения письму



Но и это еще не все. Посмотрим, что еще считается важной составляющей грамотности по законам психологии. Л. С. Выготский пишет: «Школьник, приступающий к письму, не только не ощущает потребности в этой речевой функции, но он еще в высшей степени смутно представляет себе, для чего эта функция нужна ему». То есть ребенок попросту не понимает, зачем ему надо владеть письменной речью? Ведь со сверстниками и родителями он может объясниться устно.

А теперь еще немного о педагогической составляющей. О школьных программах и о том, какой ущерб они способны нанести порой успеваемости ребенка. Начнем с самого начала – с написания букв. Оговоримся, что мы разбираем методы обучения с точки зрения нейропсихологии. Может быть, существуют другие доводы в защиту этих методов, но о том, что написание букв по новым принципам «безотрывного письма» и скорочтение наносят прямой ущерб нейрофизиологическому здоровью учеников, ученые твердят давно, ратуя за здоровьесберегающие технологии в обучении. Приведем строки из статьи Т. В. Ахутиной «Нейропсихологический подход к диагностике трудностей обучения» (2004): «К сожалению, программные требования не пересматриваются в соответствии с состоянием здоровья современных школьников.

Приведу два примера из начальной школы. Первый: это безотрывное письмо, когда ребенку при написании буквы необходимо иметь в виду не только следующую букву, но и ту, что идет за ней. Несмотря на многочисленные голоса педагогов-практиков, психологов и физиологов, вопрос о безотрывном письме до сих пор еще не пересмотрен.

Второй пример: нормативы скорости чтения, которые выдвигают на первый план техническую сторону чтения в ущерб содержательной стороне и которые никто не снимает даже в коррекционно-развивающих классах».

Конечно, мы не можем идти вопреки общеустановленным методам преподавания письма в начальных классах и учить так, как считаем нужным, но главное – это понимание сложностей, с которыми столкнулся маленький человек. И тогда можно что-то подкорригировать, где-то уступить, пойти навстречу, не так ли? Ведь на самом деле ребенок, которому не дается правописание, чувствует себя не так уж уверенно в жизни.

Расстройство в овладении письмом приводит школьника к нежеланию и отказу сначала выполнять домашние задания в письменном виде, а потом и посещать уроки, на которых этот дефект обнаруживается наиболее отчетливо.

У большинства детей такой дефект влияет на настроение, у них могут развиться депрессия, отчаяние, стремление к самоизоляции. Если не проведена соответствующая коррекция, то безграмотность может сохраниться и в зрелом возрасте, и человек не сможет заниматься интеллектуальной деятельностью и достигать успехов в профессиях, требующих составления текстов в письменной форме и их грамотного оформления, и ему придется ограничиваться кругом профессий, где навыков письма не требуется. В каждодневной жизни тоже иногда требуется оставить записку или написать открытку, а люди, некомпетентные в письме, стараются не делать этого, чтобы не обнаружить свою безграмотность.



Поэтому, если вашему ребенку не дается правописание, необходимо прежде всего выявить причины, мешающие ему освоить письмо, и убедить его, что трудности, стоящие на пути, вполне преодолимы. Ребенка нужно заинтересовать и пробудить в нем желание «писать без ошибок». Не забудьте о том, что у ребенка создался уже школьный негативизм к предмету, и от того, какой будет обстановка, в которой вы занимаетесь, зависит его успех. Попытайтесь наладить с ним контакт, занимайтесь в спокойной, доброжелательной обстановке, и успех обеспечен! Приведенные в этой главе рекомендации обязательно помогут, если вы будете последовательно и регулярно им следовать, вставляя в малых дозах в обязательную программу.

 

Почему дети не читают?

Еще одним важнейшим моментом неумения правильно писать справедливо считается нелюбовь к чтению.

Учитель: «А мне все равно кажется, что не умеют правильно писать оттого, что не читают. Раньше под подушкой у ребенка находили книгу, а теперь – ну если только мобильник новой модели! Откуда же он писать грамотно будет? Ничто в природе не возникает из ничего».

Нейропсихолог: «Абсолютно правильно говорите, но не учитываете одного. А если у ребенка нарушение зрительной памяти? Он может и читать, но запоминать то, как написаны в книге слова, не будет. Или такой вариант. Проводим диагностику 13-летнего мальчика. А он не может разобраться в элементарных логико-грамматических конструкциях. Например, спрашиваю, кем тебе приходится брат отца? Отвечает – дядей. А отец брата? Всех перечислил, а так и не догадался, что отец его брата ему приходится папочкой родным. Вы что думаете, это редко бывает? Да на каждом шагу. Он просто не понимает, о чем написано в книге. Если детство человека с нормальной мозговой организацией прошло в нормальной семье, как он может книг не любить? У нас часто бывает: подкорректировали функции – мама радуется: любовь к чтению проснулась. Естественно, это бывает в семьях, где родители сами читают и детей приобщают. А нечитающий человек грамотным быть не может, это точно: на одном Розентале правил русского языка не освоишь…»



«Мощный компенсаторный механизм», – скажет о значимости чтения нейропсихолог. «Без чтения не бывает письма», – скажет учитель – и они сразу же придут к общему согласию. Некогда самая читающая страна в мире сегодня столкнулась с серьезной проблемой: современные дети не тянутся к книге, не любят читать, не воспринимают общение с художественной литературой как жизненную необходимость. Все чаще на это жалуются родители и учителя. Конечно, некоторые считают, что в век телевизоров и компьютеров чтение не так уж и необходимо. Дескать, с шедеврами мирового искусства можно познакомиться и другими способами, а время нынче слишком дорого, чтобы тратить его на сидение с книгой в руках. Но такая точка зрения не только ошибочна, но и опасна. Опыт и практика всей мировой цивилизации показывают, что без чтения нет человека, нет личности. Именно книга стала тем незаменимым инструментом, который помогает сформировать нравственные принципы, моральные устои и культурные ценности, овладеть информацией, накопленной веками, развить фантазию, научить думать, анализировать, оценивать собственные и чужие поступки. Именно книга представляет собой объект эстетического наслаждения, превращает неизбежные в жизни часы скуки и безделья в увлекательную возможность перенестись в другие миры, в другие времена. В чем же причина того, что наши дети и внуки лишают себя этого удовольствия? Почему о существовании «Трех мушкетеров» они узнают по фильму, а о «Двух капитанах» и «Соборе Парижской богоматери» – по мюзиклам? А о многом другом, что заставляло нас в их возрасте забывать обо всем на свете, они не знают вообще и никогда не смогут пересказать своим детям замысловатые сюжеты Жюля Верна, Майн Рида, Джека Лондона, И. Ильфа и Е. Петрова, В. Обручева, А. Толстого. Попробуем разобраться в причинах детского неприятия книги.


Одна из наиглавнейших причин, как ни печально это звучит, – причина семейная, или педагогическая.

Немолодая мама интеллигентного вида жалуется на то, что ее 11-летний Алеша не любит читать. «За книгу не усадишь! Только если выпороть пообещаю, пару страниц прочитает кое-как», – говорит она. А на вопрос, часто ли сын видит родителей с книгой в руках, отвечает: «Ну, мне-то когда читать? Я на двух работах, стирка, обед надо приготовить, уроки у него проверить…»

Безусловно, семья, в которой книга сопровождает ребенка с момента его рождения, семья, в которой читают родители, – это еще одна предпосылка грамотности и «чутья» родного языка. При отсутствии читающей модели, то есть близкого человека, увлеченного чтением, ребенок практически никогда не берет книгу сам. Он должен ощущать, что жизнь его родителей немыслима без книг, тогда они войдут и в его жизнь… И если вечером, обычно перед сном, мама присядет на полчаса пусть хоть и с любовным романом в руках, ее сынок постепенно тоже привыкнет забавлять себя чем-нибудь книжным на сон грядущий. Обсуждая с чадом его школьные дела, всегда можно найти какую-то параллель в литературе. «Слушай, это прямо как у Чехова», «Помнишь, как у Кассиля Оська вышел из подобной ситуации?», «По-моему, твой одноклассник повел себя недостойно, как какой-нибудь Мальчиш-Плохиш». Постоянно обращаясь к книжным примерам, мы стимулируем процесс чтения. Ребенок привыкает искать ответы на свои вопросы у великих писателей, на страницах книг, а уж они-то плохому не научат, не обманут, не поддадутся сиюминутному настроению.

Никогда не будет читать тот ребенок, в семье которого книг нет вообще. А сейчас, несмотря на изобилие печатной продукции, таких семей очень много. Практика пользования общественными библиотеками уходит в прошлое, но все чаще учителя слышат в качестве главной причины неприготовленного задания по литературе слова: «Я эту книгу не нашел». Книги, передающиеся из поколения в поколение, красочно оформленные фолианты, полные собрания сочинений – большая редкость в нынешнее время. Как и книга в качестве «лучшего подарка». Родитель, который сам не радуется книге, никогда не научит этой радости ребенка.

В одной молодой семье недавно родился второй ребенок. Старший, Дима, учится в шестом классе. Проблемы с чтением настолько серьезны, что мальчик стал отставать по математике: раньше мама читала ему условие задачки, а теперь ей некогда. Диме наняли репетитора, чтобы он таки научил его читать не по слогам. В квартире евроремонт, модная удобная мебель, в секретере десятка два книг, среди них большую часть занимают детективы в мягких переплетах, несколько справочников, книги с дарственными надписями, видимо, подаренные родителям Димы. Мама скептически ознакомилась со списком книг, которые репетитор предложила купить для Димы или хотя бы взять в библиотеке. Где находится ближайшая библиотека, мама не знает, а на покупку нет лишних денег – много расходов в связи с рождением малышки. Мама уверена, что существует какой-то другой путь приобщения ее ребенка к чтению. Вряд ли…

К сожалению, в наше время почти исчезла традиция семейного вечернего чтения. Сыграли ли здесь свою роковую роль телевизор или занятость родителей, работающих по 20 часов в сутки? Наверное, есть и объективные причины, объясняющие это явление. Но все же главный фактор – как всегда, человеческий. Когда-то мы приучали своих малышей пользоваться ложкой, ходить на горшок, чистить зубы. И находили для этого и время, и силы, и терпение. Приучать ребенка к книге тоже следует с малолетства. Яркая красивая книжка должна занимать свое, самое почетное место среди его игрушек. А часы, проведенные за чтением с мамой или бабушкой, должны быть самыми счастливыми часами детства. Но родители не должны пропустить тот момент, когда книга из их рук перекочует в руки ребенка, то есть когда он начнет не только ушами, но и глазами следить за приключениями героев. Этот переход происходит в возрасте семи-восьми лет, а если он затянулся, то и 15-летнему мама читает вслух «Войну и мир», потому что слушать и запоминать гораздо легче, чем читать самому. Приобщить свое чадо к самостоятельному чтению художественной литературы не менее важно, чем научить его соблюдать правила личной гигиены.

А иногда бывает и так. Родители – книголюбы со стажем, дома – книги, книги и книги. А ребенок читать не хочет и ни на какие уговоры не поддается: неинтересны ему ни Винни-Пухи с Бармалеями, ни хоббиты с муми-троллями. Значит, причину надо искать глубже, в области нейропсихологии.

Как правило, такие дети плохо пишут, путают буквы, с трудом составляют предложения, не могут выбрать верное окончание в словосочетании. Несформированность образа буквы (когда между «б» и «д», например, особой разницы не видно) приводит к тому, что процесс чтения становится просто невозможным: от ребенка ускользает смысл читаемого, потому что он не в состоянии уяснить смысл каждого конкретного слова. Если механическое складывание слогов как-то освоено таким бедолагой, то понять суть прочитанного он все равно не может.

Молодой папа, менеджер в рекламном агентстве, очень гордится восьмилетней дочкой Машей. Откладывая в сторону сказки и приключения, девочка с интересом читает только словари и справочники. У нее богатый словарный запас, в разговоре она может порассуждать и о том, что такое декадентство, и о том, что такое логарифмы и дедукция. Но Маша никак не может прокомментировать события, описанные в «Королевстве кривых зеркал», она затрудняется объяснить, как девочка Суок из «Трех толстяков» могла занять место куклы наследника Тутти. Папа только улыбается, не понимая, что интерес Маши к справочной литературе объясняется вовсе не высоким уровнем ее интеллекта, а несформированностью логико-грамматических отношений (девочка, кстати, уверена, что брат отца и отец брата – это одно и то же лицо), в результате чего смысл художественного текста от Маши ускользает. В словарях же все просто и ясно объяснено, образность описания в научной речи отсутствует, а это облегчает для Маши понимание.

Чтение – сложнейший процесс, в котором задействованы оба полушария головного мозга, поэтому если одна из зон «пробуксовывает», то весь процесс теряет смысл. Чтение из наслаждения превращается в жуткое наказание. Ребенок напряженно складывает буквы в слова, но не понимает сути и смысла. Поэтому и пересказ текста ему не удается, или в нем появляются какие-то новые герои и повороты сюжета, то есть образ или отсутствует совсем, или искажается. Если ребенок мало играл в раннем детстве, если палочка для него никогда не превращалась в лопатку или в лошадку, значит, его фантазия не развита в достаточной степени. А какое удовольствие от чтения можно получить, не представляя себя на месте Руслана, летящего на бороде Черномора, на месте Ассоли, ждущей своего капитана Грея, на месте девочки Элли, идущей по дороге, вымощенной желтым кирпичом? Хорошее воображение – необходимое условие успешного и заинтересованного чтения. Причем чтение и фантазирование – вещи, не просто связанные друг с другом, а взаимовлияющие. Воображение прекрасно развивается с помощью рисования, а рисование под чтение – один из способов приобщения ребенка к книге. Как помочь ребенку, который и хотел бы, да не может читать нормально в силу нейропсихологических причин, вам подскажет специалист-нейропсихолог, если вы не поленитесь сходить к нему на консультацию. Но и в этом случае без книги вам не обойтись. Чем красивее внешне и интереснее по содержанию будет эта книга, тем больше у вас шансов на успех.


Среди причин, отбивающих интерес к чтению, есть и причины, которые можно назвать школьными. Несмотря на то что предмет «литература» существует в школьном расписании, любовь к книге от этого не увеличивается, а иногда и пропадает совсем.

Денис пошел в школу, умея хорошо читать и писать. У него были свои любимые книги и свои любимые герои. Но постепенно его страсть к книжкам стала угасать, и уже в пятом классе без понуканий родителей он к книжному шкафу не приближался. Самой типичной оценкой по литературе стала для него тройка, а список для летнего чтения он просто разорвал, чтобы не тратить на него драгоценное время каникул. Мама чуть ли не со слезами на глазах рассказывает, что он возненавидел некогда обожаемого Пушкина, и как бы она ни рекомендовала прочитать «Говорящий сверток» Даррелла целиком, а не только тот отрывок, который дан в учебнике, Денис наотрез отказался.

Негативное отношение к чтению порождено элементарной «обязаловкой». Одно и то же дело может быть любимым, если оно делается без принуждения, и может превратиться в ненавистное занятие, когда его исполнения требуют. Обязательность отталкивает, вот почему «Капитанская дочка», прочитанная в 9 лет по совету бабушки, воспринимается как гениальное откровение, а в 12 на уроках литературы вызывает только смертельную зевоту. Мудрые французы не включили в школьные программы романы своего знаменитого соотечественника Александра Дюма. Может быть, поэтому «Трех мушкетеров», «Графа Монте-Кристо», «Королеву Марго» и в детстве, и в старости все читают с удовольствием? Не исключить ли и нам из программ замечательные произведения Н. В. Гоголя, чтобы вернуть ему любовь наших маленьких читателей? Возможно, тогда они сумеют оценить всю прелесть его волшебных сюжетов и сочность языка. Разве популярность стихов Сергея Есенина снизилась, когда он был исключен из числа советских классиков в 30-е годы? И не способствует ли бешеному успеху в среде подростков романа «Мастер и Маргарита» то, что долгое время его не то что в программе, а и в советской литературе как бы не было?

Однако в наши учебники литературы буквально засунуто все, что только можно. А поскольку объемы совсем не маленькие, обязательны и пространные списки для летнего чтения. Чаще всего учитель только требует, чтобы летнее задание было выполнено, но редко когда подходит творчески к его формулированию. Детей, да и родителей, «убивает» само количество произведений. Конечно, чтение не должно прекращаться в каникулы, если только оно не воспринимается исключительно как элемент обучения. Тогда где же найти компромисс? Одна преподавательница не поленилась составить для каждого пятиклассника свой, личный список книг. В каждом было всего пять-шесть наименований, но строго с учетом уровня развития и интересов каждого ученика.

И это было уже не «обязаловкой», а просто дружеским советом любимой учительницы. Ну и как этому совету было не последовать?

Б. Пастернак сказал когда-то, что нелюбовь к Маяковскому объясняется тем, что после смерти его стали «насаждать, как картошку при Екатерине». Подобным образом пытаются заставить полюбить Чехова, Толстого, Платонова, Шукшина…

Неудачная школьная программа, которая не учитывает возрастных и психологических особенностей детей и подростков, – еще одна причина нелюбви к чтению. Когда-то учебник литературы пятого класса начинал знакомство с А. П. Чеховым рассказом «Степь». Специалистам понятно, какую роль сыграл этот рассказ в становлении Чехова как писателя, какое значение он имеет в литературе. Но для любого пятиклашки – это нудное повествование без начала и конца. Где же ему разобраться в красотах степи, описанной утром, днем, вечером и ночью, если он с трудом представляет себе, что такое степь? Вот и складывается представление о Чехове как о скучном писателе, причем у некоторых это представление так и не изменится до конца дней. Абсолютное недоумение вызывает у шестиклассников одна из лучших пушкинских повестей – «Станционный смотритель». Они искренне не понимают, в чем проблема! Почему такой замечательный, симпатичный и веселый гусар не мог остаться жить на станции вместе с Дуней и ее отцом? И еще большее недоумение – сюжет «Метели». Вся прелесть коллизии, так тонко и легко описанной Пушкиным, остается недоступной большинству. Потянет ли детей к этим повестям позже, когда они подрастут и станут обладателями хоть каких-нибудь знаний по истории? Весьма сомнительно. В возрасте 10–11 лет ребенок не может еще оценить в книге ничего, кроме сюжета. Но разве мало в мировой литературе книг, сюжеты которых ясны и понятны ребенку, могут увлечь его воображение и научить поступать благородно, ценить дружбу, семью, мир? «Белый пудель» А. И. Куприна, «Снежная королева» Г. Х. Андерсена, чеховские «Мальчики», «Чук и Гек» А. П. Гайдара… Сладить со школьной программой нелегко, и тут огромную роль играют личность, профессионализм и увлеченность учителя.

Перед родительским собранием мамы, как обычно, делились впечатлениями об учителях. Мама Миши была очень довольна преподавательницей литературы: «Я сама столько новых имен узнала. Вместе с Мишкой взахлеб читала!» Раньше, говорила мама, Миша учился в другой школе, никакого интереса к чтению не проявлял, теперь литература стала любимым предметом, а оценки улучшились и по физике, и по математике. Раньше он очень трудно сходился с ребятами, а теперь стал душой компании. А недавно она нашла в столе листок с недописанными стихами. Перед подростком мир раскрылся полнее и ярче. Мама уверена, что все это произошло благодаря учителю и той любви к книге, которую преподаватель умудрилась передать ученикам.

 

Что же можно сделать родителям, чтобы книга стала добрым другом, помощником, советчиком для каждого ребенка?

♦ Даже у самого маленького ребенка книга должна ассоциироваться с наиболее приятными вещами – мамиными руками, ее теплом, ее улыбкой. Если малыш почувствует, что книга – это удовольствие, то, повзрослев, он сам потянется к ней.

♦ Собирайте домашнюю библиотеку. Пусть она будет и не очень большой, но не случайной. Ведь это просто здорово, когда книга имеет свою историю. Иногда стимулом для чтения может стать ваш рассказ о том, при каких обстоятельствах книга была приобретена, как она попала в ваш дом, у кого побывала до того, как заняла свое место на вашей полке. Не разменивайтесь на мелочи – собирайте те книги, которые прошли проверку временем, вошли в золотой фонд. И помните: когда у вас появятся внуки, история этих книг только удлинится, а их ценность повысится.

♦ Не пренебрегайте чтением вслух. Используйте этот прием хотя бы в терапевтических целях, например, когда ваш малыш заболел. Стремитесь к тому, чтобы ваше чтение переросло в самостоятельное чтение ребенка. Сначала можно читать по очереди, хотя бы и через строчку, но постепенно отдавать инициативу малышу, не забывая хвалить его за выразительность и артистизм. Попросите читать для себя или для бабушки. А может, ваша кошка или попугай окажутся большими любителями слушать сказки? На первых порах ребенок тоже должен читать только вслух, это выработает навык и поможет вам установить, как он понимает прочитанное.


♦ Если вы почувствуете, что прочитанное вами неверно понимается или не понято совсем, потренируйте малыша на пословицах и поговорках. Пусть он объяснит их смысл. Почитайте ему басни, но без морали, полезнее будет ему самому сформулировать ее. Когда вы читаете, просите ребенка рисовать. Это пробудит его воображение, научит слушать внимательнее, быть усидчивее. Только не забывайте все время хвалить!

♦ Если ученик начальной школы читает совсем плохо, используйте кассеты с записями. Сейчас в продаже можно найти практически любое классическое произведение, прочитанное профессиональным актером или чтецом. Вначале ребенок будет только слушать, но потом подскажите ему следить за читаемым по книге. Вы сами не заметите, как скорость чтения и понимание возрастут, а ребенок постепенно втянется в процесс и полюбит то, что стало легким и понятным. Нам известен случай, когда слепая мама именно таким образом приучила к чтению своего зрячего сына.

♦ Чтобы школьная литература не вызывала оскомину, предваряйте программу. Вы всегда можете заранее рассказать что-то интересное и необычное про тех, чьи произведения еще только будут изучаться, познакомить с веселыми и увлекательными страницами непрограммных книг тех же авторов, сходить на спектакль. Тогда восприятие обязательных произведений будет позитивным.

Мысль о том, что «литература – учебник жизни», не нова, но, несмотря на банальность, это утверждение удивительно верно. Чем больше читает ваш ребенок, тем лучше он будет ориентироваться в жизни и разбираться в людях. Приобщая его к книге, вы тем самым помогаете ему быть успешным в жизни.


Что может сделать учитель, чтобы стимулировать процесс чтения?

♦ Попробовать перед началом «скучного» произведения писателя прочитать детям один из его наиболее веселых, коротких и соответствующих возрасту ребенка рассказов.

♦ Составить на лето индивидуальный список чтения, соответствующий интересам ребенка, – тогда это будет выглядеть как совет старшего друга и знак внимания.

♦ Говорить о необходимости семейного чтения родителям.

♦ Организовывать просмотр видеоматериалов по программным произведениям, объясняя разницу между прочтением произведения и просмотром фильма.

♦ Советовать родителям покупать аудиокассеты с произведениями писателей: исполнение артистов-профессионалов может привлечь внимание к книге.

5. Левши – особенные дети?

Основное направление работы нашего центра – коррекция нарушений обучения и поведения школьников. Причины их неуспешности различны: это и несформированность необходимых для процесса обучения функций головного мозга, и его строение, с которым связаны особенности восприятия школьниками учебного материала, и педагогическая запущенность… Ни один из них – поверьте! – не хочет быть двоечником, и за внешней бравадой часто скрывается чувствующий свою несостоятельность, а оттого неуверенный в себе и несчастный человечек. Среди таких учеников иногда попадается тип двоечников, который интересен особенно. При нейропсихологической диагностике обнаруживается, что их интеллект и все виды памяти выше нормы. Однако все эти качества не мешают им быть крайне несобранными и получать плохие оценки. Это левши. Учителя отмечают: в классах их становится все больше и больше. Что же это за дети?

 

Портрет левши в интерьере

Очень часто это маленькие грязнули и лентяи. Их неважная успеваемость, часто трактующаяся преподавателями как умственная несостоятельность, объясняется факторами психологическими и педагогическими: они столь чувствительны, что ни на что не способны в состоянии душевного дискомфорта, и у них так организован мозг, что они по-другому воспринимают учебный материал. Учителей они приводят то в восхищение, то в недоумение тем, что умеют нестандартно ответить на заданные им простые вопросы. Они крайне медлительны и «тянут» показатели всего класса назад, когда дело касается техники чтения или скорости решения задач. Они рассеянны и несобранны, неграмотно пишут, но часто получают положительные оценки за устные ответы, особенно по тем предметам, где преподаватель – личность творческая и сумел увлечь… Учителя отзываются о них так: «Он способный, но крайне несобранный; «отсутствует» на уроке… На математике спрашиваю: «Вова, о чем думаешь?», а он: «Как самолет построить!»». В их тетрадях, в комнате и мыслях постоянный беспорядок. На любой призыв к упорядоченности они реагируют безразлично. Спросите у родителей: а легко ли им ежедневно собирать в школу ребенка, который, натягивая брючки, пространно рассуждает, что его двигающаяся по штанине нога «создает иллюзию акулы», и, не натянув их до конца, задумывается о тайнах подводного мира. Когда они уходят в свой внутренний мир, то не слышат обращенного к ним вопроса, чем тоже раздражают и учителей, и родителей.

Родители не знают, что делать со страхами таких детей, – а бояться те могут чего угодно. В основном ими же придуманного. Иногда они обманывают, но цель их вранья не поддается логике и не преследует личных интересов.

Мир детей-левшей так причудлив и многообразен, что его не так просто разгадать. Но не создается ли у вас впечатление, что общение с этим ребенком, обучение этого ребенка возможны только на эмоциях, только на уважении и понимании его особенностей, только на желании найти, раскопать и увеличить его оригинальные возможности? Да, конечно. Они очень чувствительны, эти дети. Без положительного подкрепления они вянут. Почему же они такие?

 

С точки зрения науки

Казалось бы, организация мозговой деятельности у левшей должна быть такая же, как у правшей, но в зеркальном отражении. Но это совсем не так! Левша устроен и развивается совершенно по другим законам. Без экскурса в особенности строения мозга трудно описать специфику развития ребенка-левши. Попробуем это сделать в очень упрощенном виде.

У правшей правое и левое полушария мозга имеют собственные функции и находятся в постоянном взаимодействии. Информация извне поступает сначала в правое полушарие, где узнается, «получает образ», а затем уже – в левое, где он конкретизируется и называется. Таким образом, у правшей, то есть у большинства людей доминирует «логическое», левое полушарие, а организующую роль играют энергетические, подкорковые структуры. Внутри полушарий компоненты психических функций тоже достаточно четко локализованы. Мы знаем, например, что за пространственные представления и пространственную организацию психических функций отвечает теменная зона левого и правого полушарий, а за понимание обращенной речи – височная область левого полушария.

У левши же оба полушария, как правило, более автономны по своей работе, межполушарные взаимодействия формируются гораздо позже, чем у правши. В повседневной жизни это проявляется так: ребенок часто не слышит обращенного к нему вопроса, не может объяснить смысла обращенной к нему речи. Зачастую «левшонок» делает неправильные выводы из прочитанного рассказа или трактует нестандартно жизненную ситуацию.

Локализация функций носит более размытый характер. Функции не имеют точного распределения ни по полушариям, ни внутри полушария и формируются только при хорошо сбалансированном воспитании ребенка или в ходе специальных занятий. Если ребенок-левша не получает должного воспитания и развития, по своей мозговой организации он остается «вечным ребенком». Может быть, отсюда нестандартные поступки, наивные суждения, жизненная неприспособленность некоторых левшей? Плюс ко всему у левши доминирует правое, образное, полушарие. Отсюда богатое воображение, фантазии и страхи.

У левшей гораздо позже, чем у правшей, формируется фонематический слух, а любой недостаток речи устной, естественно, отражается на речи письменной. Родители в большинстве случаев не замечают недостатков своего ребенка-левши, потому что фантазии, сложные высказывания и нестандартные фразы ребенка принимают за проявления гениальности. Левша действительно часто талантлив. Но только хорошо воспитанный и организованный левша.

Приведем примеры из высказываний и школьных работ детей-левшей, наблюдавшихся у нас.

 

Саша, 8 лет. Жалобы родителей на отсутствие интереса к учебе, несобранность, лживость.

Родители приводят пример: его устный рассказ о посещении зоологического музея: «…Там мамонтиха такая большая. Ее откопали в ледниковый период. И мамонтенок. Мама мертвая, а он живой. Он заживо заморозился у нее в животике. А теперь разморозился и ожил». Мама, твердо знающая, что этого не может быть, спрашивает: «И где же он там живет?» – «В вольере специальном. Там за ним женщина ухаживает, кандидат наук». – «Чем же он питается?» – задает не менее каверзный вопрос папа. «Раньше ничего не ел, – не сбиваясь, продолжает Сашик. – У них же там своя пища была. Но сейчас к яблокам начали приучать…» – «Сашик, не ври, – говорит умный папа, – этого не может быть, потому что не может быть никогда». Сашик рыдает, и страдания его безмерны. Сквозь всхлипы слышна фраза, заставившая дрогнуть недоверчивые души родителей: «Он мне хобот протягивал!»

«И он нас так убедил, что мы в музей звонили, а там все чуть со смеху не умерли», – говорит мама.

 

Света, 10 лет. Жалобы родителей на абсолютную безграмотность, рассеянность, слезы и переживания из-за пустяков, страхи.

Отрывок из сочинения на свободную тему, заданного в школе: «Жила-была Пуговка, их было четыре сестры на одной рубашке, а когда она оторвалась, ее пришили назад почему-то черными нитками. Она обиделась и решила оторваться навсегда. Она повертелась, покрутилась на тоненькой ножке, ниточка перетерлась, пуговка упала и потерялась… Сначала она закатилась в темную щель пола и испугалась, что не выберется никогда, а потом, когда это ей удалось, она вытерла слезы и пошла путешествовать по свету…» Далее описаны приключения Пуговки в водопроводном люке, на куртке пожарника и прочее. Ну чем не Андерсен? Оценка учителя: «пять» – за содержание и «два» – за грамотность, что вполне справедливо – ошибок в нем не счесть…

 

Степа, 12 лет. Жалобы мамы на отсутствие интереса к учебе, многочисленные ошибки на письме, неудовлетворительные оценки, возбудимость, конфликтность, неудовлетворительное поведение в школе.

Степа рассказывает: «Я знаю, вы поймете. Только постарайтесь увидеть так, как я видел… Я видел Васильевскую войну. Знаете такую войну? Не знаете? Значит, я во сне видел… Я стою на горе – только увидьте, как я: свинцовое, серое такое небо и гора, и я на ней, а рядом – другая, а на них – дома такие ярко-белые с красными крышами, и мне говорит кто-то: «Полетим на ту гору, там все слышно». Мы встали на горе и слышим приглушенно «бу-бух, бу-бух», а вокруг туман и ничего не видно, только я знаю – это идет Васильевская война…»

 

Костя, 10 лет. Жалобы бабушки: плохие оценки по математике и русскому языку из-за «грязи» и невнимательности, рассеянность, повышенная впечатлительность, отсутствие друзей. Бабушка передает его рассказ: «Я никому не нужен, я совсем один. Лучше бы я был тетрадкой, пусть бы на мне писали, а потом порвали бы и выбросили, чем я всегда один…»

 

История одного левши

Мама Андрея Надеждина, известного московского художника, рассказывает: «Десятилетку он окончил с горем пополам. Мы с мужем подняли все знакомства, чтобы «запихнуть» его в институт. Поучился месяц – выгнали. Через год повторяем пробу, определяем в другой институт. А весной предстает на пороге передо мной дитятко мое с бритым затылком и говорит сокрушенно: «Уж лучше в армию, мама, чем такая жизнь… " Построил старшина новобранцев и начал спрашивать: «Умеешь водить машину? Шофером будешь. Умеешь на трубе играть? Музыкантом будешь». А Андрею и ответить нечего. «Ничего, – говорит, – не умею». А старшина спрашивает: «А родители кто?» – «Художники, товарищ старшина!» – «Художником будешь!» Начал Андрюша в армии рисовать – нельзя же приказ не выполнить – и во вкус вошел. А когда из армии пришел, уже и в Строгановку поступил, и серьезно заниматься начал».

Стоим на выставке и смотрим на его картины. Их основная тема – Человек и Вселенная. Огромный – то ярко-синий, то дымчато-коричневый – мир, и маленький человек, песчинка Космоса, старающийся найти в нем свое место. У нас захватывает дух. Так бывает, когда смотришь в звездное небо и пытаешься осознать его бесконечность… Думаем: как страшно, если бы все не сложилось для него так удачно… И работал бы он где-нибудь на производстве, и у него все плохо бы получалось, потому что такие, как он, люди не приспособлены к механическому труду…

Человеку даны два мира: мир реальный, тот, в котором он живет, и мир внутренний, отражающий существующую действительность. Детям-левшам внутренний мир дан в большей степени, чем другим. Они воспринимают реальный мир в большем объеме и пытаются подстроить его под внутренний, идеальный мир. Зачастую они и сами не знают, откуда что берется, – и от этого их фантазии и высказывания кажутся столь необычными, от этого их страхи столь отчетливы.

Возможности внутреннего мира поистине безграничны. По сравнению с ним реалии настоящего кажутся детям недостойными внимания. Всего того, что отрывает их от мира собственных ощущений: беспорядка в комнате, ошибок в тетради – они просто не замечают… Но образы из их мира рано или поздно при благоприятной обстановке переносятся в реальную действительность в виде художественных, музыкальных и литературных произведений, которые как бы приоткрывают перед нами дверь в мир внутренний, давая возможность почувствовать его завораживающую глубину.

Вместо послесловия. «Это все, конечно, очень интересно, – скажете вы, прочитав этот параграф. – Предположим, некоторые мои ученики, как мне кажется, очень похожи на описанных выше детей – особенно двойками в дневнике, беспорядком в вещах и «грязью» в тетрадях. И что же делать? У меня в классе их 30, и надо, чтобы они усваивали школьную программу. Если я стану ждать, пока проявятся в нем необыкновенные способности, он просто школу не окончит с его оценками…»

В самом деле, что же делать?

 

Советы родителям

1. Ребенка с подобными проявлениями – левшу или правшу – показать нейропсихологу, который определит, каковы истинные причины его неуспеваемости.

2. Составить четкое расписание повседневных дел. При этом нужно постараться проявить гибкость и упорство – ребенок должен видеть творчество в любом повседневном деле, даже в подметании пола. Вопросы типа: «Может, ты догадаешься, что делать с этой щеткой, чтобы пыль не летела во все стороны?» – подвигнут его к труду.

3. Знать все его школьные задания и тщательно следить за их выполнением. Проверяя домашние задания, избегать отрицательных оценок. За все хвалить, за следование графику премировать полезными вещами: книгой, посещением театра, развивающей игрой.

4. Выделить ребенку комнату или ее часть, которая станет его собственной территорией. Рабочий стол должен стоять так, чтобы перед собой ребенок видел гладкую стену и его ничто не отвлекало. Простота, спокойный цвет и порядок помогут ему сконцентрироваться на занятиях.

5. В нерабочей части его обитания должно быть все, что необходимо для фантазии и творчества. Пусть позволят ему проявить себя: если он хорошо рисует – пусть стоит детский мольберт или висит лист ватмана, сочиняет стихи – заведут для них специальную тетрадь. Родители должны серьезно обсуждать с ним его работы.

6. Попросить учителя информировать вас об его успехах. Тогда вам (и учителю) будет легче оценивать его с другой точки зрения.

7. Начать с самодисциплины. Общение и проживание с несобранными людьми для левши недопустимы. Постарайтесь быть последовательными: если допускает слабину старшее поколение, младшее прекращает работать!

8. Помнить, что свежий воздух и физические упражнения необходимы для полноценной умственной деятельности.

 

Рекомендации учителю

1. Уделите ему немного личного времени.

2. Полюбите левшу. Внесите в отношение с ним как можно больше доверительности и тепла, но не панибратствуйте. Держите дистанцию. Будьте ему не приятелем, а учителем – лицом, на которое возложены организация обучения и контроль.

3. Не торопите левшу. Если он не успевает делать задания вместе со всеми, попробуйте давать индивидуальные задания на карточке.

4. Постарайтесь сделать так, чтобы он при детях не демонстрировал свою несостоятельность: например, не читал вслух, если у него с этим плохо. Остерегайтесь резких высказываний в его адрес.

5. Хвалите левшу за все, что у него получается. При похвале эти дети буквально расцветают.

6. Левша легко освоит материал, если попросить его «додумать» самому. Например, придумать концовку рассказа, а затем рассказать ему, как развивался сюжет у автора. Кстати, остальным детям это тоже понравится.

7. Левша усваивает все, что он потрогал руками, понюхал, зарисовал. Может быть, вы расскажете об этом родителям или разрешите ему на отдельном листочке, когда вы рассказываетеустно, рисовать что-либо, связанное с темой вашего объяснения?

8. Воздержитесь от эмоциональных пометок в школьных тетрадях или дневнике ручками с толстым нажимом.

Еще раз хотим подчеркнуть, что ребенок-левша нуждается в индивидуальном подходе. Поэтому, хоть предложенные ниже задания и можно частично применить в классе, в основном они рассчитаны на дополнительную работу родителей или психолога.

 


Эта страница нарушает авторские права

allrefrs.ru - 2018 год. Все права принадлежат их авторам!