Главная Обратная связь

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






С именем Аллаха Всемилостивого и Милосердного. 2 часть



Опираясь на вышеперечисленные доводы я хочу, чтобы ты знал и был твёрдо убеждён в следующем: внешние благие дела взаимосвязаны с делами сердца и являются частью веры и одной из её основ, без которых вера считается недействительной. Вера в сердце у ахль сунна предполагает её проявление в делах тела, поскольку невозможно верить без того, чтобы это не проявлялось в благих делах.

Под делами и основой, без которой вера становится недействительной, подразумевается совершение благих дел в общем (джинс уль-‘амаль), без конкретизации определённого действия, согласно одному из двух мнений ахль сунна, а не каждое дело по отдельности, поскольку верующий может оставить многие из обязательных дел и оставаться при этом мусульманином. По этой причине, согласно убеждениям ахль сунна, в одном человеке могут сочетаться как благие дела, так и грехи, в отличие от хариджитов и му’тазилитов. Они считают, что каждое обязательное дело является основой в вере и её частью, поэтому тот, кто оставил любое из них или совершил большой грех вышел из веры и стал неверным у хариджитов, а у му’тазилитов попал в промежуточное пространство в земной жизни, а в будущей будет гореть вечно в огне. Ахль сунна же утверждают, что совершение благих дел взаимосвязано с верой в сердце, то есть обязательно должны быть дела, указывающие на наличие веры в сердце. Среди этих дел есть такие, от которых зависит действительность веры, есть и такие, совершение которых говорит о её полноценности.

И мы не видим противоречия между суждением об исламе того, кто произнёс шахаду, ничего не совершив и утверждением, что вера в сердце обязательно должна проявиться на внешних поступках. Поскольку, если человек произнёс шахаду, то мы выносим суждение об его исламе внешне, но это не значит, что он в действительности верующий в сердце, поскольку допускается, что он лжёт и является лицемером. Правдивость его слов будет подтверждена благими делами, если же этого не произойдёт, мы вынесем суждение об его неверии, поскольку нет веры у того, кто не совершает благих дел. Тот же, кто утверждает, что для веры не обязательны благие дела, и что она действительна без совершения благих дел, является крайним мурджиитом. И он является таковым даже в том случае если отрекается от слов мурджиитов и заявляет, что вера - это слова и дела, увеличивается и уменьшается, но при этом не выносит суждение о неверии человека оставившего все дела. Именно им праведные предшественники делали опровержения, приводя доводы, доказывающие то, что дела входят в веру, не вдаваясь в подробности об этих делах.Так как это второстепенно и нет в этом необходимости до тех пор, пока спорная сторона не признает того, что дела - это часть веры. Усвоив вышесказанное тебе станет ясно заблуждение логических «мыслителей», (я выбрал им это название по той причине, что их выводы строятся на логических размышлениях), которые сделали ошибочный вывод, из утверждения ахль-сунна о том, что необходимы благие дела. Они говорят, в качестве опровержения и несогласия: "если человек не совершает никаких деяний тела, помимо убежденности в сердце и произнесения языком, но вместе с этим проявляет благое отношение к родителям, что входит в джинсуль-‘амаль (в понятие “дела органов”), то он еще мусульманин. А если он перестанет это делать, то тогда становится кафиром? Так выходит?” Ответ на этот вопрос я приведу ниже с помощью Аллаха, а для начала достаточно знать, что учёные утверждали об обязательности дел, не вдаваясь в подробности об этих делах и без конкретизации, но, естественно, ставили для них условия, о которых, видимо, не известно «мыслителям».Далее они продолжают логически размышлять и говорят: “И самое удивительное (по той причине, что не поддаётся логике) заключается в том, что если спросить любого из современных ученых Саудовской Аравии, который придерживается мнения, что оставление намаза даже по лени является большим куфром: “Человек, который совершает в Исламе все деяния тела, но при этом не делает намаз, он муслим или кафир?” Он, несомненно, ответит, что такой человек кафир. Но если его спросить: “Человек не совершает никаких деяний тела, кроме намаза, кем он является?” Он однозначно скажет: “Мусульманин”. В таком случае (опять же на основе логики) почему бы не вернуть все прения в данном вопросе к оставлению молитвы, а не говорить о джинсуль-‘амаль?!” На это также с помощью Аллаха мы ответим, но для начала я хочу, чтобы ты знал, что это второе мнение ахль-сунна, которые конкретизируют действие, оставление которого является неверием, даже если человек будет совершать другие благие дела. Далее они продолжают философствовать:“Так какое же деяние тела для этих имамов связано с иманом, без которого иман недействителен, не считая столпов Ислама?! Это вообще странно (и совсем уж не поддаётся логике), как великие имамы могли не считать оставление четырех столпов Ислама большим неверием, и при этом считать неверием нечто иное?!” Это всё плоды логических размышлений, в то время, как убеждениям надо обучаться и брать их из их источников, а не философствовать. И самое главное - их логический вывод, вытекающий из их философских рассуждений о том, что оставивший все дела по лени, но с признанием обязанностей, является мусульманином согласно одному из приемлемых мнений ахль сунна уа ль-джамаа.Причём это мнение приписано великим имамам, а что же касается другого приемлемого мнения о неверии подобного человека, так это мнение всего лишь группы современных учёных Саудовской Аравии!





Прежде, чем разъяснить их заблуждение, я опишу вам значение их вывода в воображении, что приблизит к пониманию того, о чём речь, и поможет понять ложность и ошибочность их взглядов. Представьте себе человека произнёсшего шахаду, после чего прожившего долгую жизнь признавая все обязанности обязательными, а грехи запретными, но не совершая молитвы, не отдавая закат, не постясь и не совершая хадж, более того, не совершая ничего из благих дел, имея для этого все возможности и никаких препятствий. В то же самое время он старался совершать как можно больше грехов: прелюбодеяние с матерью и другими родственницами, мужеложство во время поста в месяц рамадан, убийства, воровство, ростовщичество, поедание имущества сироты, выпивал и употреблял наркотики, а также совершал и другие большие грехи (или даже если не совершал такие большие грехи, а совершал грехи по меньше уровнем нечестия и мерзости). Так вот, согласно утверждениям «логических мыслителей», он верующий, за которого будет пред Аллахом ходатайствовать посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, при условии, что он не совершал действий выводящих из Ислама. Не беда в том, что у него полностью отсутствуют благие дела, главное - он произнёс шахаду и не посчитал ничего из запретного дозволенным. (И признал все обязательное обязательным на словах или в сердце, но ничего не совершая. Или как распространено среди некоторых невеж: «Он ничего не отрицает»). Плюс к этому, если этот человек пойдет в израильскую армию командиром и будет руководить зачистками жилых районов мусульман, приказывая убивать всех, кто там есть, издеваясь над пленными, насилуя мусульманок, а также будет руководить операциями по расширению оккупации исламских земель. Затем поедет в Ирак, Афганистан и будет делать то же самое в рядах тагутов. Для них он остаётся мусульманином. Но это при одном простом условии: ему надо сказать: «Вы знаете, братья, мне лень соблюдать обязанности, обращайтесь за меня в молитвах к Аллаху, чтобы я исправился. Я твёрдо знаю и признаю, что всё сделанное мной было запрещенным, но я просто по слабости веры хотел заработать немного долларов на наркотики, и я не помогал кафирам из-за их религии или любви к ним!» Далее, если неверные заменят исламское правление на светское в одной из оккупированных исламских земель и пригласят его туда в качестве правителя, который будет защищать этот строй, убивать и бросать в тюрьмы учёных и всех, кто против этого строя. Будет создавать препятствие праведникам, будет давать волю нечестивцам распространять нечестие и фасад, они скажут, что он является законным правителем мусульман, которому обязаны подчиниться мусульмане! Спросите их об этом, и вы услышите ответ, так как помощь неверным в борьбе против ислама и мусульман, а также правление измышленными режимами для них большой грех, в том случае если у человека правильные убеждения и он совершал это чисто из-за мирской выгоды, не считая это дозволенным. Более того, они с пеной у рта будут доказывать вам, что это мнение имамов, а кто говорит обратное, они - хариджиты, которые сделали такфир правителю-мусульманину. «Неужели верующий подобен нечестивцу? Не равны они!»(Сура «Поклон», а.18).

Разумный человек, мусульманин, никогда не согласится с тем, что вышеописанный человек является верующим, не говоря о том, что тексты шариата и высказывания учёных опровергают это в огромном множестве. Передаётся, что Шабабата ибн Сиуар, мурджиит сказал: «Вера, слова и дела - как они говорят – если он скажет (свидетельство), он совершил действие органом, т.е. своим языком, совершил действие языком в момент произнесения». Имам Ахмад об этом сказал: «Это скверное утверждение, я никого не слышал, и до меня не дошло, чтобы кто-то говорил его». («Ас-Сунна ли ль-Халляль», 2/571). Сууайд ибн Саид аль-Харауий сказал: «Нас спросил Суфьян ибн Уйайна о мурджиитах и сказал: «Они говорят: «Вера - это слова», а мы говорим: «Вера - это слова и дела». Мурджииты считают рай обязательным для того, кто засвидетельствовал, что нет божества, достойного поклонения, кроме Аллаха, упорствуя твёрдо в сердце на оставлении фардов (обязанностей). Они назвали оставление фардов грехом подобно совершению грехов, но это не одно и то же, поскольку совершение грехов без убеждений дозволенности - ослушание, а оставление фардов без причины и не по незнанию является неверием». (Передал АбдуЛлах ибн Ахмад в «Ас-Сунна» 1/347, номер 745). И сказал Исхак ибн Рахауайх: «Мурджииты ушли в крайность настолько, что стали утверждать: «Кто оставил обязательные молитвы, пост в Рамадан, закат и хадж, и обязанности, в общем не отрицая их, мы не выносим суждение о его неверии и он находится под волеизъявлением Аллаха, поскольку он признаёт (обязанности). Они те, в ком нет сомнения, (т.е. в том, что они мурджииты)». («Ас-Сунна ли ль-Халляль», 3/586, Фатх уль-Бари Ибн Раджаба 1/21). Шейх уль-Ислам Ибн Таймийа говорит: «Кто сказал о том, что обязательная вера засчитается человеку без совершения чего-либо из обязательных дел, без разницы, считает он эти обязанности необходимыми ей (т.е. вере) или её частью, это словесное разногласие – он ошибся очевидной ошибкой. Это и есть нововведение мурджиитов, о которых праведные предшественники и имамы говорили великими словами, и сказали об этом их известные жесткие высказывания». («Маджму’у фатауа», 7/621).

Как видишь, слова Исхака и Ибн Таймийи указывают на то, что оставивший дела полностью после их совершения или вообще их не совершавший верующим не является, и что утверждение обратного является мнением крайних мурджиитов, и в их высказываниях опровержение того, что разногласия в этом вопросе могут быть приемлемыми.

Знай, что ошибка «логических мыслителей» началась с того момента, когда они смешали вопрос оставления молитвы и вопрос оставления дел в общем, не понимая и не делая в них различия. Очевидно, что они не изучали вопросы веры из книг по акыде (вероубеждению), а ограничили (согласно своей логике) спорный вопрос ахль сунна с мурджиитами об оставлении дел в оставлении молитвы. Далее они рассматривали вопрос оставления молитвы с точки зрения фикха, склонившись к одному из приемлемых мнений, после чего они в свете этого мнения взглянули на идеологический вопрос веры, является ли оставление всех обязательств неверием или нет. (Реальная практика отдельных личностей подтверждает эту ошибочную дорогу.) Им было достаточно просто поразмыслить над опровержениями ахль-хадис (приверженцы хадисов), которые они делали мурджиитам, и тогда бы они осознали, что вопрос веры не ограничивается разногласиями вокруг оставления молитвы. Нам известны разногласия внутри ахль сунна по поводу оставления столпов ислама, и тот, кто придерживается любого из мнений по вопросам оставления столпов не выходит из мнений ахль сунна, даже если мы и считаем слабым мнение о том, что оставивший молитву неверующим не становится. Но мы делаем разницу между мнением тех, кто считает мусульманином не соблюдающего столпы ислама, но в то же время совершающего другие благие дела, и мнением тех, кто считает мусульманином оставившего все обязанности и не совершающего вообще ничего благого. Первое является одним из приемлемых мнений ахль-сунна, а второе является мнением мурджиитов. Невежество «мыслителей» очевидно с той стороны, что в их голове (логически) не укладывается: как можно не считать неверующим оставившего основы ислама, и в тоже время считать неверием нечто иное?! Далее они делают «важное открытие» того, что оказывается сильные разногласия у ахль сунна относительно оставления столпов ислама только вокруг молитвы, поэтому надо вернуть все прения только к этому вопросу и оставить вопрос об оставлении дел в общем, опять же не зная того, что в вопросах огромное различие. Это всё по причине того, что они достаточно не изучали акыду, а поверхностно узнали о разногласиях вокруг столпов ислама, и взялись философствовать, сами не подозревая того, как попали в крайний мурджиизм о котором говорил Исхак ибн Рахауайх: «Мурджииты ушли в крайность настолько, что стали утверждать: «Кто оставил обязательные молитвы, пост в Рамадан, закат и хадж, и обязанности в общем не отрицая их, мы не выносим суждение о его неверии и он находится под волеизъявлением Аллаха, поскольку он признаёт (обязанности). Они те, в ком нет сомнения, (т.е. в том, что они мурджииты)». («Ас-Сунна ли ль-Халляль», 3/586, «Фатх уль-Бари» Ибн Раджаба, 1/21). Он также говорит, об оставившем молитву: «Кто осознанно оставил молитву пока не вышло её время, обеденной (Зухр) до закатной (Магриб), и закатной до середины ночи, является неверующим в Великого Аллаха. Его призывают к покаянию в течение трех дней и если он не вернётся, и скажет, что её оставление (т.е. молитвы) неверием не является, то ему рубят голову. Если же он будет совершать молитву и говорить это (т.е. его слова, что оставление молитвы неверием не является), то это вопрос иджтихада». («Аль-Иман» Ибн Таймийи, стр.293).

А сейчас обрати внимание на то, какую он делает разницу между вопросами, которую не видят наши «логические мыслители». Он говорит в вопросе об оставлении молитвы о том, кто молится и говорит, что оставление молитвы неверием не является, что это вопрос иджтихада, хотя сам придерживается мнения, что её оставление является большим неверием, выводящим из ислама. Когда же он говорил о вопросе оставления дел в общем, то не сказал, что это вопрос иджтихада, а назвал тех, кто не считает подобного неверующим, крайними мурджиитами. А что добавляет удивительности писанине «мыслителей», так это их призыв к размышлению над словами учёных, поразмыслив над которыми становится очевидно, что они не понимают того, о чем пишут. Они приводят слова шейха аль-Баррака, я ограничусь на том, что касается темы. Шейх говорит: "Что же касается столпов Ислама помимо двух свидетельств, то ахлю-Сунна не единогласны в вопросе, что из них является условием действительности имана, т.е. по причине оставления чего человек становится неверным. Они разногласили в отношении куфра того, кто оставит что-либо из этого. Хотя наибольший спор был в отношении оставления намаза, поскольку это величайший столп Ислама после двух свидетельств. Что же касается прочих обязанностей (уаджибат) после пяти столпов Ислама, то среди ахлю-Сунна нет разногласий в том, что выполнение этого является условием совершенности имана раба, и оставление этого является грехом, но не выводит из имана!” Они задаются вопросом: “Если относительно оставления столпов Ислама помимо шахады есть разногласие среди ахлю-Сунна, а за оставление всего прочего из обязанностей помимо столпов Ислама ахлю-Сунна не делает такфир, то на каком основании является мнением мурджиитов слова ученых, говорящих, что оставление деяний тела не делает человека кафиром?!” Шейх говорит о том, что после соблюдения пяти столпов ислама среди ученых нет разногласий, что соблюдение других обязанностей является условием совершенности веры, смысл чего в том, что если человек ограничит себя только соблюдением столпов и не прибавит к этому ничего, среди учёных нет разногласий в том, что его иман действительный. И он не говорит об оставлении деяний в общем, что это не является неверием, или что в этом вопросе разногласий нет, как это преподносят мыслители, тем более, что сам он чуть выше сказал, что есть разногласия вокруг оставления столпов. Далее они говорят: “Обратите также внимание на следующие слова шейха аль-Баррака: “И все это разъяснение из мазхаба ахлю-Сунна уаль-джама’а. И тот, кто говорит, что оставивший намаз и прочие столпы Ислама по лени не кафир, не является мурджиитом! Также и тот, кто считает оставление этого большим неверием, не является хариджитом! Поистине, человек становится мурджиитом в том случае, если выведет деяния сердца и тела из имана, даже если и будет говорить о необходимости совершения обязанностей!” Они говорят: “И это слова шейха, который считает оставление намаза по лени большим куфром, а также считает большим куфром замену шариата на каноны. Однако вместе с этим он знает о приемлемых разногласиях среди ахлю-Сунна!” В понимании мыслителей, если говорить коротко, тот, кто говорит «я не мурджиит», и в то же время придерживается на практике мурджиизма, он не мурджиит. Поскольку они придают значение словам! Шейх же говорит обратное, что мурджиит не тот, кто говорит о необходимости совершения обязанностей (поскольку значение не только в словах, а и в делах), а тот, кто выводит деяния из веры, на практике, даже если определения будет говорить подобно ахль-сунна. Поэтому, тот, кто говорит: иман - это слова и дела, а затем считает оставившего все дела мусульманином, согласно словам шейха, мурджиит. Поскольку его суждение противоречит его словам и говорит о том, что на практике он вывел деяния из веры, так как вынес суждение об исламе человека, у которого нет ничего из добрых дел. Так надо понимать слова шейха. И где сказано в словах шейха, что тот, кто говорит, что оставление всех дел не является неверием, не является мурджиитом? Над какими словами шейха нам поразмышлять, чтобы утверждать о том, что мнение об оставлении всех дел является приемлемым, в то время как шейх ясно говорит об оставлении столпов ислама?! Далее, они либо осознанно и бессовестно лгут, либо делают это по причине своего невежества и непонимания, поясняя следующие слова имама Ибн Насра аль-Маруази: «Поистине, оставление веры в Аллаха является куфром, а оставление обязанностей (уаджибат) с верой в Аллаха и в то, что Он вменил эти обязанности, тоже куфр! Однако этот куфр не подобен куфру по отношению к Аллаху! Это куфр по причине оставления деяния!” Они говорят: “Имам аль-Маруази цитирует слова ученых из числа мухаддисов, которые считали оставление деяний малым куфром, и не говорит ни слова о том, что это мнение мурджиитов, несмотря на то, что сам считал оставление намаза по лени большим куфром!” Во-первых, в словах имама не сказано, что оставление обязанностей это малый куфр, а сказано, что неверие в Аллаха куфр, и оставление обязанностей с верой в Аллаха тоже куфр, но между куфрами есть разница. Она выражается не в том, что первый это большой куфр, а второй это малый, как это поняли «мыслители», а в том, что первый вид неверия - это куфр в убеждениях (и’тикадий), а второй куфр - в поступках (‘амалий). Разница между куфрами, которую не заметили или не знали мыслители, или не захотели заметить заключается в этом. В свою очередь куфр в поступках (‘амалий), делится на два вида, малый и большой, но для того, чтобы утверждать, что определённый поступок является малым куфром, нужны тексты Корана или Сунны, поясняющие это. Скорее всего, тот, от кого скопировали это понимание «мыслители» имел ввиду то, что некоторые учёные в большинстве случаев если говорят о куфре ‘амалий, то подразумевают под ним малый куфр в противовес куфру в убеждениях, выводящему из ислама. Но в таких вопросах такого довода недостаточно, потому нам необходимы доводы из Корана, Сунны или единогласного мнения мусульман, что оставление обязанностей является малым неверием. В любом случае, если мы можем извлечь из слов учёного двоякое понимание, или от него передаётся два мнения, то мы обязаны отдавать предпочтение тому пониманию или мнению, которое подтверждается единогласным мнением мусульман. Но откуда это будут понимать “мыслители”, если они в начале пути приобретения знаний сбились с пути. Во-вторых, они приписали своё понимание ученым-мухаддисам, обратите внимание - не простым учёным, а мухаддисам, для того, чтобы подчеркнуть значимость. Это, вне сомнений, клевета и наговор на учёных, а также приписывание им того, к чему они непричастны и отрекаются. Честно признаться, у меня не было намерения комментировать каждую их ошибку, поскольку комментариев было бы очень много, и я считаю их работу от начала и до конца одной большой ошибкой. Поэтому пробежав по ней бегло, акцентировав внимание на выводах и отдельных абзацах, я наткнулся на эти ошибки. И после этого я убедился в том, что в действительности их работа об отречении от мурджиизма доказывает обратное, да убережёт нас Аллах. Ниже дополнительное разъяснение.

Имам Аль-Аджурри, да помилует его Аллах, говорит: «Дела телом, да помилует вас Аллах, подтверждают веру в сердце и на языке, поэтому тот, кто не подтверждает веру своими делами тела вроде молитвы, заката, поста, хаджа, джихада и подобного этому, и ограничивает себя только знанием и словом, верующим не является, только знание и слова не принесут ему пользы. Оставление им дел говорит о ложности его веры,а дела в той форме как мы упомянули, подтверждение им его веры, и с Аллахом удача!» («Аш-Шариа», 2/614). Он также сказал: «Это разъяснение для тех, кто понял: он знает, что религия будет недействительна до тех пор, пока не будет подтверждения в сердце, признания на языке, и дел телом подобно молитве, закату, посту, хаджу, джихаду и тому, что схоже этому». («Аш-Шариа», 2/563). И говорит шейх уль-Ислам ибн Таймийа: «Стало очевидным, что для религии обязательны слова и дела, и что невозможно, чтобы человек был верующим в Аллаха и Его посланника сердцем, или в сердце и на языке, но в тоже время не соблюдал ни одной внешней обязанности - ни молитвы, ни заката, ни поста, ни какого либо другого обязательства». Обрати внимание на то, что оба эти имама приводят в пример обязательные дела. Далее Ибн Таймийа говорит: «(О тех, кто совершает благие дела) не по причине того, что Аллах вменил их в обязанность, подобно возвращению доверенного, правдивости в речи, справедливости при раздаче и суждении, без веры в Аллаха и его посланника: Это не выводит его из неверия, поистине, многобожники и люди писания считают эти дела обязательными, и человек не будет верующим в Аллаха и Его посланника с отсутствием чего-либо обязательного, что вменил в обязанность исключительно Мухаммад, да благословит его Аллах и приветствует!» («Маджмуу фатауа», 7/621). Слова шейха говорят о том, что дела тела, в общем, то, что мы назвали джинс уль-‘амаль, как правильный термин не включает в себя любое благое дело, поскольку многие из благих дел являются общепризнанными и их совершают как мусульмане, так и неверующие. Поэтому он делает различие в делах между теми, которые вменены в обязанность исключительно Исламом и делами общепризнанными, как возвращение доверенного, правдивость, уважение и почтительность. Отсюда мы знаем, что дела, вменённые в обязанность Исламом, делятся на два вида. Первые, это дела узаконенные Исламом изначально в том виде и в той форме, которых люди до этого не знали, подобно молитве, закату, посту, хаджу, джихаду и др. Вторые, это дела, общепризнанные среди всех людей, верующих и неверующих, которые совершают как мусульмане, так и не мусульмане. Таких дел очень много, Ислам одобрил их и побуждает к ним, подобно правдивости, справедливости, помощи нуждающимся и т.д., но эти дела не являются исключительно присущими мусульманам. Шейх АбдурРахман аль-Баррак, да хранит его Аллах, говорит: «Надо знать, что совершеннолетний не выйдет из неверия отворачивания (от религии) совершением чего-либо из дел благочестия и степеней веры, поскольку среди этих дел есть такие, которые совершают все люди, как неверующие, так и верующие, подобно устранению препятствия с дороги, почтения к родителям, возвращение доверенного. Но засчитывается отсутствие этого отворачивания и спасение от него совершением чего-либо из обязанностей отличительных исламским шариатом, с которыми пришел посланник, подобно молитве, закату, посту и хаджу, если он совершил что-либо из этого с верой и надеждой». («Джауаб фи ль-иман уа науакыдыхи, сайид аль-фауаид»).

Из этого следует, что действие, которое принесёт пользу словам исповедания веры должно соответствовать трём условиям. Первое: чтобы это было обязательным действием. Второе: оно должно быть вменённым исключительно исламским шариатом. Третье: чтобы совершалось оно с верой в его обязательность и надеждой на награду Аллаха. Утверждение того, что подобное действие спасает человека произносящего слова веры от неверия, является одним из приемлемых мнений ахль сунна уа ль-джамаа.Его придерживаются учёные, не считающие оставление намаза неверием, но обвиняющие в неверии тех, кто оставил все обязательства, поскольку неверие последних вытекает из определения веры у ахль сунна уа ль-джамаа, в том, что вера это слова и дела. Поэтому они не считают оставившего молитву неверным до тех пор, пока он совершает некоторые другие дела. Что же касается второго мнения, то его сторонники, опираясь на тексты шариата, конкретизируют действие, оставление которого является неверием и считают этим действием молитву. По этой причине тот, кто оставил её, для них является неверующим, даже если он совершает другие дела. Таким образом, оба мнения сходятся в неверии оставившего обязательства деяний в общем (джинс уль-амаль) и расходятся в конкретизации молитвы, является ли её оставление неверием.

Суфьян ибн Уйайна сказал: «Они говорят: «Вера - это слова», а мы говорим: «Вера - это слова и дела». Мурджииты считают рай обязательным для того, кто засвидетельствовал, что нет божества, достойного поклонения, кроме Аллаха, упорствуя твёрдо в сердце на оставлении фардов (обязанностей). Они назвали оставление фардов грехом подобно совершению грехов, но это не одно и то же, поскольку совершение грехов без убеждений дозволенности - ослушание, а оставление фардов без причины и не по незнанию является неверием». (Передал АбдуЛлах ибн Ахмад в «Ас-Сунна» 1/347, номер 745). И сказал Исхак ибн Рахауайх: «Мурджииты ушли в крайность настолько, что стали утверждать: «Кто оставил обязательные молитвы, пост в Рамадан, закат и хадж, и обязанности, в общем не отрицая их, мы не выносим суждение о его неверии и он находится под волеизъявлением Аллаха, поскольку он признаёт (обязанности). Они те, в ком нет сомнения, (т.е. в том, что они мурджииты)». («Ас-Сунна ли ль-Халляль», 3/586, «Фатх уль-Бари», Ибн Раджаба 1/21). Шейх уль-Ислам Ибн Таймийа говорит: «Кто сказал о том, что обязательная вера засчитается человеку без совершения чего-либо из обязательных дел – без разницы, считает он эти обязанности необходимыми ей или её частью, это словесное разногласие – он ошибся очевидной ошибкой. Это и есть нововведение мурджиитов, о которых праведные предшественники и имамы говорили великими словами, и сказали об этом их известные жесткие высказывания». («Маджмуу’ фатауа», 7/621).

Также важно отметить, что разногласия относительно молитвы были новыми и возникли в эпоху имамов правовых школ-мазхабов, что я поясню ниже, и продолжаются среди учёных по сей день. Часть из них и последующих поколений учёных утверждает, что действие, оставление которого является неверием, определено Кораном и Сунной - им является молитва, и на этом единогласное мнение сподвижников, поэтому утверждение тех, кто так не считает, при условии наличия других дел, они считают неправильным и слабым. В этом значении понимаются слова Ибн Усаймина, которые приводят «логические мыслители», о том, кто спросил об утверждении: «Оставивший все деяния тела - кафир, а оставивший некоторые - не кафир». Шейх ответил: «Кто сказал о таком правиле?! Кто это произнес?! Разве о таком говорил Мухаммад - посланник Аллаха (мир ему и благословение Аллаха)?! Это слова, в которых нет смысла! Мы говорим: Тот, кого Аллах и его посланник (мир ему и благословение Аллаха) считают кафиром, тот кафир, а кого Аллах и Его посланник (мир ему и благословение Аллаха) не считают кафиром, тот не кафир! Это и есть истина! А что касается таких понятий, как «вид деяния» (джинсуль-‘амаль) или часть деяний или одно деяние, то все это шум, в котором нет пользы!» Известно, что шейх считает оставление намаза неверием, о чём сказал Всевышний Аллах и Его посланник, да благословит его Аллах и приветствует, поэтому для него в этом вопросе всё очевидно и он не нуждается в этом утверждении и считает рассуждения тех, кто ему противоречит, бесполезным шумом. Но это не значит, что никто из прежних или современных учёных об этом не говорил. Например, шейх уль-Ислам Ибн Таймийа говорил: «Выше было сказано, что джинс уль-а’маль является обязательной частью веры сердца, и что полноценная вера сердца, без совершения чего-либо из внешних дел, вещь невозможная». («Маджмуу фатауа», 7/616). Он также сказал: «Слова праведных предшественников: «Вера - это слова и дел», были для разъяснения, что в неё входит джинс (дела в общем) и их целью не было упоминание качеств слов и дел». («Маджмуу фатауа», 7/506). Посредством этого утверждения делают разницу между мурджиитами и ахль-сунна. Поэтому саляф, делая опровержение мурджиитам не погружались в конкретизацию дел, как сказал Ибн Таймийа, а утверждали, что дела в общем входят в веру, и что нет веры у того, кто оставил дела в общем. Поэтому тот, кто не считает оставление намаза неверием, но ставит условием веры наличие благих дел, они из ахль-сунна. Тот же, кто считает оставившего все деяния тела мусульманином, является мурджиитом. На одном из уроков Шейху Ибн Базу, да помилует его Аллах, был задан вопрос о делах: «Являются ли они условием действительности веры или полноценности?» Он ответил: «Среди дел есть такие, которые являются условием действительности веры, без которых вера недействительна, подобно молитве, тот, кто оставил её стал неверным. Среди них есть такие, которые являются условием полноценности, без которых вера будет действительна, но вместе с этим оставивший их является ослушником и попадает в грех». Его спросили: «Те из праведных предшественников, кто не считал оставление молитвы неверием, считали ли они дела условием полноценности? Или условием действительности?» Он ответил: «Нет, дела у всех условие действительности, только они разошлись во мнении, каким из дел вера будет действительной. Группа сказала, (что этим делом является) молитва, и на этом единогласное мнение сподвижников, как это передал АбдуЛлах ибн Шакъик, другие сказали за счёт другого. Но дела в общем (джинс уль-‘амаль) обязательно должны быть для действительности веры у всех праведных предшественников. Поэтому вера у них, это слова, дела и убеждения, она не будет действительной, кроме как совместившись в одном вместе». (Журнал «Аль-Джазира» 12506 от 13/7/1423г.х.).


Эта страница нарушает авторские права

allrefrs.ru - 2017 год. Все права принадлежат их авторам!