Главная Обратная связь

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






Силовые факторы в связи с физиологией организма



Находится некоторая сила, действующая извне, которая вызывает в организме травму, и что-то от этой силы остаётся после каждого травматического переживания. Организм абсорбирует (поглощает) некоторые их этих дополнительных силовых факторов, которые я буду называть биокинетической энергией, и данная сила становится частью физиологии в пределах травмированной области и отчасти всего организма. Эти дополнительные силовые факторы могут возникать в организме в результате травматических повреждений, полученных до рождения или в момент родов, а также в результате травм, полученных в детском возрасте, во взрослой жизни, и в старости. После того, как посредством лечебных процедур устраняются последствия травмы, или же в том случае, когда травма не оставляет после себя никаких последствий, биокинетические энергии полностью возвращаются назад во внешнюю окружающую среду, и остаётся лишь биоэнергия хорошего самочувствия.

Поскольку эти силовые факторы, входя в физиологию организма из внешнего окружения, не являются частью нормальной биоэнергии здоровья, естественно, что физиологией организма больного постоянно предпринимаются попытки изгнать такие биокинетические энергии назад во внешнюю среду. Компрессия, которую осуществляет врач в опорных точках, одновременно с контактами его рук с травмнрованными участками, приводит в действие эти биокинетические энергии, а также основную биоэнергию пациента. Лучшим способом объяснения того, как это работает на практике, служит наглядный пример, описывающий острый случай заболевания, и обсуждение некоторых фактов, отмечающихся при заболеваниях хронического характера.

Предположим, мужчина неудачно поднимает мешок с удобрениями в 80 фунтов весом, а на следующий день у него появляется острая боль внизу спины и мышечные спазмы. Он приходит на приём к врачу, рассказывает о своём случае и ложится на стол для обследования, в положение на спину. Я усаживаюсь рядом с ним и просовываю одну руку под нижнюю часть его спины туда, где у него отмечается наиболее сильная боль, а в это же время кисть моей другой руки и сама рука лежат поверх его согнутых коленей. Для той руки, кисть которой лежит под нижней частью его спины, я применяю компрессию в опорной точке там, где мой локоть упирается на мои скрещённые колени. Весом другой руки, давящем на согнутые колени, обеспечивается достаточная компрессия на его бёдра и тазобедренные суставы для того, чтобы способствовать компрессии в опорной точке моего другого локтя. Так как это был мешок удобрений весом в 80 фунтов, то я испытываю ощущение, что в опорной, точке опираюсь на свои колени с силой тяжести приблизительно в 80 фунтов. Моя рука, контактирующая у него под спиной, остаётся сравнительно неповрежденной, она не сдавливается его спиной вследствие действия правила рычага в моей опорной точке. Вместо этого, в моей точке регистрируется величина компрессии, а это, в свою очередь, будет регистрироваться тканевыми структурами в нижней части его спины и той зоной, где имеются деформации.



В пределах паттерна деформации в действие включаются биокинетические энергии и проходят через трехфазный цикл развития или паттерн ответной реакции, используя их собственную, присущую им энергию, наряду с биоэнергией всего физического организма. Паттерн их активности предоставляет мне диагностическую информацию, которую я интерпретирую как факт, что у пациента имеется ротационная сдавливающая деформация (a rotation compression strain) на уровне четвёртого и пятого поясничных позвонков, а также с обеих сторон, в поясничных мышцах наблюдается значительный мышечный спазм. Данный паттерн служит мне для оценки самого себя посредством достижения своего фокуса, приближения к точке успокоения (stillpoint), прохождения через точку, где «что-то случилось» в диапазоне своего потенциала, и, в конце концов, развёртывания (раскрытия) в исправленную, нормализованную фазу в пределах всех затронутых структур. Суммарное время лечения варьирует от пяти до пятнадцати минут. Пациент поднимается со стола, получив значительное облегчение от боли. В течение следующих нескольких часов или дней он возвращается к нормальному состоянию, при условии, что его ткани не получили чересчур серьёзных повреждений.



По словам пациента, я производил слишком мало движений. Он может почувствовать, а может и не почувствовать те изменения, которые произошли в его организме за время трехфазного цикла проведения манипуляций. Сторонний наблюдатель мог бы сказать, что за это время я ничего не делал потому, что он не видел меня или пациента в движении. Но если бы он положил свою руку между моим локтем и точкой опорной компрессии, находящейся на моих коленях, то возникло бы совсем другое ощущение. С моей стороны применялась достаточная компрессия для уравновешивания 80-фунтового мешка для того, чтобы противостоять биокинетическим силовым факторам, которые включаются в физиологию организма больного и вызывают данный паттерн деформации. Когда я противопоставлял такую силу в организме пациента, биоэнергетические факторы продолжали действовать с максимальной эффективностью для того, чтобы вернуть биокинетнческне силовые факторы обратно во внешнюю биосферу, а паттерн, который оставался, являлся для пациента паттерном биоэнергии хорошего самочувствия. В некоторых случаях я настолько сильно опирался на свои точки опорной компрессии (fulcrum-compression points), что у меня при этом появлялись синяки. Пациент ничего не чувствовал потому, что при уравновешивании сил у него организме, я освобождал его от ощущения факторов, вовлечённых в паттерн деформации. Всё, что он чувствован — это облегчение боли, достигаемое за счёт противопоставления или уравновешивания вовлечённых в процесс энергий. Это представляет собой нечто гораздо большее, чем «просто расположение рук». Это — представление о физиологии, биоэнергиях, биокинетических энергиях, и в каждом конкретном случае применение на практике многих научных фактов.

При рассмотрении более серьёзных проблем, хронических случаев в равной степени используются движущие, биоэнергетические факторы. Временной интервал, подразумевающий период с момента начала заболевания до того времени, когда они (пациенты) обращаются к вам за помощью, а также степень имеющейся патологии играют важную роль в постепенном достижении вами соответствующих результатов лечения. Первые один, два, три сеанса лечения, возможно, снимут ряд внешних симптомов, и пациент сообщит вам, что он чувствует себя гораздо лучше, несмотря на то, что у вас, обученному методам диагностической пальпации посредством опорных точек и контактов руками, присутствует такое ощущение, что в деформированных тканях произошли лишь незначительные улучшения. Симптомы вновь возвращаются, и пациент временами выглядит расстроенным. В действительности в тканях никогда не происходят сразу столь значительные изменения, чтобы свидетельствовать об этом пациенту. Больные ткани, которые подвергаются корректирующим изменениям, никогда не демонстрируют это ощущением освобождения от боли. Корректирующие изменения в них начинаются с «жалоб», посредством которых они в данный момент заявляют о себе и которые выражаются для пациента в виде симптомов, но не в виде их обычных проявлений, а в виде разнообразных паттернов данных симптомов.

Постепенно, когда паттерн биоэнергетических факторов и биокинетических энергий, а также тканевых элементов сможет приблизиться к фокусу суммарного паттерна, у пациента появляется общее ощущение «завершённости», испытываемое им симптоматически, а врачом посредством его рук, которыми он проводит обследование и его опорных точек. В конце концов наступает тот день, обычно это случается в дни между посещениями врача и очень редко на самом лечебном сеансе, когда биоэнергетические паттерны хорошего самочувствия становятся доминирующими в организме пациента, и с ним начинают происходить различные позитивные изменения. За то время, в течение которого он проходил лечение, его биокинетические энергии из травматического паттерна с максимальной возможностью изгоняются назад, в его биосферу. Он (пациент) может находиться лишь на рекомпенсирующей стадии выздоровления, но такое состояние рекомпенсации гораздо лучше, чем то, которое он испытывал прежде. Если на данном этапе он прервёт лечение и обратиться к врачу вновь по прошествии несколько недель или месяцев, то физиология его организма будет свидетельствовать о непрекращающихся усилиях тканей по самовосстановлению, если при этом его биоэнергия здоровья продолжает выполнять свою работу по нормализации функционирования тканей. У него уже будет не в такой сильной степени выражена первоначальная патология. Возможно, он не нуждается больше в лечении потому, что до некоторой степени снова начинает ощущать эти паттерны, но врачом будут прилагаться усилия для достижения более высокого уровня функционирования, чтобы оказать пациенту более действенную помощь.

Реакция памяти: «реакции памяти» характерны для центральной нервной системы при травматических поражениях. Серьёзно поврежденный участок тела будет посылать тысячи сенсорных импульсов в сегменты спинного мозга и зоны головного мозга, которые иннервируют эту часть тела. Если травматическое повреждение носит тяжёлый и продолжительный характер, такие сигналы будут запечатлеваться в нервной системе подобно тому, как отпечатываются сообщения на магнитофонной ленте. После того, как локальное повреждение полностью излечено, вовсе необязательно, что нервная система ликвидирует свою отпечатанную запись. У неё имеется склонность вспоминать такое вызывающее расстройство послание и длительное время после перенесённой травмы хранить воспоминание об излеченном участке, в котором наблюдалась дисфункция.

У человека, серьёзно повредившего левую руку, так, что потребовалось несколько месяцев для её излечения, это запечатлевается в поясничной области спинного мозга, что происходит в состоянии шока. В биоэнергетическом поле этой области наблюдалось ощущение патологии. Он ощущал похолодание нижних конечностей, даже несмотря на полное излечение своей повреждённой ноги. Когда посредством применения корректирующего лечения в поясничной области был восстановлен нормальный биоэнергетический фактор здоровья, то подобное ощущение исчезало.

Такая типичная ситуация наблюдалась и в двух других случаях. В первом случае пациент ощущал похолодание в нижней части спины, и у него выработался паттерн деформации билатеральной, поясничной мышцы, который сопротивлялся лечению до тех пор, пока поясничное утолщение спинного мозга не было возвращено обратно в состояние, характеризуемое нормальным биоэнергетическим паттерном. Во втором случае токсические последствия от серии инъекций против бешенства, которые делались в ректальные мышцы живота, затронули спинальное начало их нервной иннервации.

При любом травматическом поражении большое значение в лечебной программе имеет рассмотрение взаимосвязи первопричины с сегментами спинного мозга. Для воздействия на центральную нервную систему и оказания нормализующего действия для того, чтобы уничтожить старые, записанные сообщения от повреждённых когда-то участков, можно использовать любые из методик флуктуации цереброспинальной жидкости.

Что же происходит в зоне сегмента спинного мозга, когда там отпечатываются нервные импульсы, идущие от повреждённой области? Единственный способ выяснить это — проанализировать случай, связанный с тяжёлым травматическим повреждением. Дойдите до сегментальной зоны спинного мозга, иннервирующей эту часть, расположите руки над ней и под ней, так, чтобы она оказалась заключённой посредством контактов руками, установите опорные точки, примените компрессию в опорных точках, и почувствуйте изменение, происходящее в биоэнергетических полях, в пределах обследуемой области. Проводите её обследование при каждом визите пациента. Когда при выполнении лечебной программы достигается её нормализация, в месте локализации травмы по сравнению с соседними нормальными участками будет наблюдаться отчётливое изменение в характерных особенностях тканей. Если это удается почувствовать и осмыслить один раз, то в последующем проводить оценки становится гораздо легче.

В 1954 году я написал письмо Др. В. Дж. Сазерленду, которое содержало все вышеупомянутые замечания по поводу биоэнергетического лечения как основного принципа в лечебной программе. Его содержание было следующим:

У меня имеется несколько комментариев на тему объяснения так называемых «реакций соединительных тканей», наблюдаемых в течение нескольких недель после завершения лечения для «закрепления эффекта сбалансированности тех закономерностей, которые не являются результатом воздействия рук человека». Когда-то я сформулировал, что паттерн стресса или деформации должен возвращаться посредством своего паттерна неспособности выздороветь, а в этом, оказывается, содержалось довольно много дезинформации. Это было неверно. Я согласен.

Здесь предтагается новая версия объяснения данной совокупности симптомов излечения. Тут, В Техасе фермеры-хлопководы нас игнорировали до тех пор, пока мы не получили хороший урожай, благодаря тому, что не восстанавливали почву. Итак, нам говорили, что надо сажать вику для восстановления почвы за зимний период. Мы посадили. Следующей весной мы вновь посадили хлопок и получили неурожай. Причину неурожая приписали вике. На следующую зиму мы вику не сажали, а весной снова посадили хлопок. У нас получился огромный урожай. Наше заключение: если сажаешь вику, не будет урожая хлопка; не сажаешь, получаешь хороший урожай хлопка. Мы оказались находчивыми. Министерством Сельского Хозяйства было сделано заключение: если сажаешь вику, то почва так обедняется, что в течение следующей весны вся энергия требуется для того, чтобы переработать вику и преобразовать азот в почве, когда этот азот требуется для роста хлопка. Я, фермер-хлопковод, оказался находчивым; я понял это, когда приобрёл практический опыт.

Не можем ли мы использовать подобное сравнение в случаях тяжёлых травматических поражений? Когда происходит процесс восстановления биоэнергетических уровней для существующих фасций, которые были сильно истощены, то первые «ростки» функционирования внутри фасций выражают собой симптомы возрождения к нормальной деятельности, но в течение длительного времени у них не хватает биоэнергетической силы, и ранняя переоценка этого состояния выражается в виде симптомов.

Я полагаю, что вы представляете, о чем я говорю. В моей практике были две леди, у которых на теле имелись безобразные шрамы от ожогов. С их телом происходили потрясающие, обновляющие изменения в виде обширного комплекса симптомов. А, кроме того, мне хочется сказать, что при обследовании у них наблюдался полный взаимный обмен между биоэнергетическими полями и внешней окружающей средой. Др. Сазерленд лаконично ответил: «Настоящая кипа хлопка».


Стрессовые факторы при травме

Общий адаптационный синдром, сформулированный Др. Хансом Сели (Hans Selye) (Hans Selye, The Stress of Life, revised edition (New York: Me Graw Hill, 1976)), сопровождает каждое травматическое переживание. «Стресс проявляет себя как специфический синдром, несмотря на то, что вызывается причинами неспецифического характера», сообщает Др. Сели. Травма, служащая стресс-фактором, запускает в действие общий механизм адаптационного синдрома.

Травма вызывает стимуляцию гипофиза, что в свою очередь стимулирует надпочечники, а это, в свою очередь, видоизменяет ответные реакции в желудке, эндотелиальных системах и в белых кровяных тельцах (лейкоцитах). Сели объясняет, что комплексное проявление данной реакции в значительной степени зависит от факторов выработки условного рефлекса (conditioning factors). Это могут быть переменные, которые воздействуют на нас, исходя из наших наследственных предрасположенностей и предшествующего жизненного опыта (выработка внутреннего условного рефлекса), также как и переменные, которые оказывают воздействие на наш организм одновременно с факторами, действующими извне (выработка внешнего условного рефлекса). Всё это представляет собой интегральные элементы реакции во время стресса; и все они осуществляют свой вклад в общую картину адаптационного синдрома. Кроме того, Сели также ссылается на тканевую память, как это сделано у А. Д. Сперанского: «Длительные по времени физические изменения (в строении или в химической структуре), которые лежат в основе процессов эффективной адаптации или же её недостаточности (коллапса) представляют собой остаточные явления стресса. Они символизируют собой реакции тканевой памяти, которые окажут влияние на наше соматические поведение в будущем, во время похожих стрессовых ситуаций. И возможно их накопление». (A. D. Speransky, A Basis for the Theory of Medicine, ed. and transl. С P. Dult (New York: International Publishers, 1943))

Для Сели было существенно важно разработать фундаментальную концепцию функциональной единицы: «жизнь — реакция» для объяснения того, что происходит с физиологией организма и его биосферой. Это — функциональная энергетическая единица в физиологии организма, и она может быть классифицирована как одна из многочисленных форм биоэнергии, выражаемых посредством физиологического функционирования. Он определяет реакцию как «самый малый биологический объект, который еще способен избирательно отвечать на раздражение».

Травма — это очевидный стресс-фактор, и мы можем обсуждать дальнейший аспект данной концепции во взаимосвязи с той областью, в которой мы как врачи непосредственно заинтересованы.

Сели говорит о выработке условного рефлекса (conditioning) посредством использования химических препаратов, лекарств, диет и других факторов, которые модифицируют стрессовые реакции. Более всего условиями стрессовых реакций служат плёночно-суставные деформации в краниосакральном (черепно-крестцовом) механизме, которые приводят к нарушениям подвижности краниального суставного механизма, патологическим паттернам подвижности реципрокной мембраны натяжения, венозной задержке, потере мобильности и подвижности гипофиза в пределах турецкого седла, патологическим отклонениям в области гипоталамуса, гипер- и гипораздражимости центральной иннервации симпатической и парасимпатической нервной системы, и гормональным изменениям, которые сопутствуют данной реакции в ответ на напряжение и стресс. В передней доле гипофиза имеется множество гормонов, которые могут быть вовлечены в патологический процесс, а также там могут происходить нарушения между задней долей гипофиза и её нервными соединениями с зонами гипоталамуса через область воронки (infundibulum).

В остеопатической литературе предлагаются биомеханические ответы, которые объясняют вопросы, связанные с синдромом общей адаптации. Знание и применение остеопатических и краниальных концепций обеспечивает врачу прямой доступ для проведения анализа стрессовой ситуации и гормональных факторов, участвующих в ней. Врач имеет возможность проанализировать нарушения функционирования с точки зрения мобильности и подвижности гипофиза и зон гипоталамуса, а затем он способен осуществить то, что могло бы нормализовать дисфункцию. Родовые травмы, травмы головы, поражения затылочно-сосцевидной области, сфенобазилярные сдавливания, перекручивания, мыщелковые сжатия, боковые изогнутые ротации (sidebending - rotations), вертикальные (теменные) и латеральные (горизонтальные) деформации, ушибы крестца, и множество других проблем становятся непосредственно доступными для нашего диагностического понимания и, таким образом, для осуществления лечебных программ.

Я вспоминаю случай с 16-летней девушкой, у которой расстройство гормонального роста проявлялось самым необычным образом. В возрасте 14 лет она пережила травму затылочно-сосцевидной области. В результате, у неё начались сильные головные боли, которые мучили её постоянно. При обследовании обнаружилось, что за этот двухлетний период у неё левая половина тела развивалась нормально, а с 14-летнего возраста наблюдалось недоразвитие правой половины тела. Это служило поводом для серьёзного беспокойства для неё и для родителей. Коррекция повреждений в затылочно-сосцевидной области в комплексе не только позволила ликвидировать паттерн головной боли, но также позволила в течение года нормализовать способность свободного развития правой половины тела. Её тело стало выглядеть абсолютно симметрично к тому времени, когда ей исполнилось 17 с половиной лет.

Стресс также вовлекает в функционирование биоэнергетические факторы организма, и независимо от того, как они будут называться — реакции или биоэнергия, пальпаторные методы, применяемые врачом, способны локализовать, проанализировать и использовать эти энергии в диагностических и лечебных целях для всеобъемлющего управления паттерном стресса, вызванного травмой. В каждом случае лечение будет отличаться. Очень важно изучить работу Сели с тем, чтобы научиться определять синдром стресса при травматических состояниях, научиться распознавать симптоматологию и сопутствующую патологию и понять, что стресс вносит хронологический временной фактор в процесс выздоровления от болезни. Травматическое состояние может способствовать адекватному выздоровлению, но пациент всё еще не ощущает, что он снова здоров. По моему мнению, нет сомнений в том, что стрессовый синдром отсрочивает полную фазу выздоровления, и нужно обязательно устранить этот фактор для того, чтобы восстановить биоэнергию здоровья у пациента. Такие стрессовые энергии могут быть возвращены обратно в биосферу и куда бы они ни уходили, это позволяет биоэнергии здоровья стать единственной силой для функционирования организма.

Поскольку краниальная концепция действительно содержит в себе важнейшие механизмы для нормализации мобильности и подвижности гипофиза и гипоталамуса, то я убеждён, что биоэнергетические поля в этой области будут нормализоваться сами при всех случаях травматических поражений. Я также контролирую сегментные зоны щитовидной железы и надпочечников, спинальные сегменты травмированных областей, и все остальные участки, которые затрагиваются при общем адаптационном синдроме. Я ощущаю, что такие биокинетические поля стрессового синдрома являются частью общего травматического паттерна и использую их при лечении случаев травматических поражений. Это способствует ускорению процесса выздоровления.


Биоэнергетическая формула

Таким образом, кратко всё вышесказанное обсуждение можно условно выразить в виде системы уравнений, представленных в виде формул для того, чтобы объяснить реакции со стороны физиологии организма на травму и стресс и усилия организма, направленные на изгнание этих добавочных силовых факторов назад в биосферу. Для того чтобы разъяснить данные уравнения, приведём несколько определений. В предыдущих главах я обозначил биоэнергию хорошего самочувствия или здоровья как «биодинамическую энергию». Итак, в уравнениях, приведённых ниже, для обозначения данного фактора используется буква «Д». Я утверждаю, что биодинамическая энергия хорошего самочувствия является одной из самых мощных сил в мире, она вступает в действие с момента зачатия и продолжает свою активность до последнего мгновения жизни. Поэтому первое уравнение может быть выражено так:

1. D = 1, где 1 — это обозначение здоровья.

Если на физиологию организма воздействует травма или стресс, к биоэнергетическим системам организма добавляются силовые факторы, а «биокинетическая энергия» — это тот термин, который я использую для обозначения добавочных силовых факторов. Буква «К» будет обозначать биокинетические энергии. Теперь это уравнение читается так:

2. D + K = DK

В организме существует потенциал, который постоянно осуществляет работу по восстановлению основ паттерна здоровья, D = 1. Любые факторы, добавленные к физиологии организма из биосферы в виде травмы или стресса, встречаются с попытками организма рассеять такие факторы назад в биосферу. Для данного паттерна биодинамические и биокинетические энергии и соединительные тканевые элементы будут автоматически изменяться в направлении фокуса паттерна, за это время происходит изменение внутри этого потенциала — от фазы «что-то случилось» — до того момента, как что-то из «К» фактора высвобождается назад в биосферу.

Итак, для уравнений потребуется ещё три новых термина: «потенциал», для собственной (присущей, свойственной) энергии в пределах биоэнергетических полей физического организма, действующих в направлении нормализации, «SH» для обозначения понятия «что-то случилось» в точке, в которой потенциал приближается к фокусу при выполнении программы по корректировке, включающей в себя три цикла. А маленькая буква «к» служит для обозначения силовых факторов, остающихся после рассеивания некоторой части «К» фактора назад в биосферу. Теперь уравнение можно записать так:

3. DK -> Потенциал -> SH -» (-К) = Dk

Организм продолжает работу по самонормализации на протяжении нескольких часов, дней, или недель, и маленькое «к» видоизменяется следующим образом: «к -1, -2, -3, -4, -n» для того, чтобы выразить убывающую последовательность интенсивности «К» фактора. Теперь уравнение будет читаться так:

4. Dk -> Потенциал -> SH -» (-k) = Dk - n.

Если пациент полностью выздоравливает от паттерна травмы или стресса, уравнение будет читаться следующим образом:

5. Dk-n -» Потенциал -> SH -> (-k-n) = D, где остаётся лишь основная биоэнергия здоровья.

Пациент, как мы можем наблюдать на практике, представляет собой то, что описано в равнении 4. Dk - Потенциал-» SH -» (-к) = Dk - n. Если же он находится в острой стадии заболевания, то его состояние описывается уравнением: 2. D + К = DK.

Для постановки диагноза и лечения врач проведёт обследование такого пациента с учётом данных биоэнергетических факторов в качестве движущих сил, действующих внутри его организма. Он осуществляет эту работу, используя свои опорные точки, в то время как его руки находятся под или над той областью, где у пациента отмечаются боли. Компрессия в опорных точках приводит в действие в организме пациента биодинамические и биокинетические энергии, а также потенциал, с помощью которых можно будет осуществлять трёхфазный лечебный цикл. В таком случае необходимо дополнить уравнение следующими членами: «опора» — «F» и «компрессия» — «С», с тем, чтобы учесть роль врача в диагностической и лечебной программе. «FC» вводится для обозначения точки опорной компрессии в уравнении, которое выглядит следующим образом:

6. DK + FC -> Потенциал -» SH -> (-К) = D — для случая, когда полное выздоровление происходит за одну лечебную процедуру. Уравнение

7. DK + FC -> Потенциал -» SH -> (-К) = Dk или уравнение
8. DK + FC -> Потенциал -» SH -» (-к) = Dk - n описывает случай, при котором для постепенного изгнания «К» факторов назад в биосферу требуются многочисленные лечебные процедуры. Когда в пределах данного паттерна эта более сложная ситуация в конце концов приближается к своему фокусу, и произойдёт возвращение к норме, уравнение будет выглядеть следующим образом:

9. Dk-n - FC —> Потенциал —> SH —> (-k-n) = D , тогда у пациента восстановится его основной паттерн хорошего самочувствия. Снова: D=l.

Для врача это становится ощутимым через контакты его рук и через опорные точки. Он может выписывать такого пациента, будучи совершенно уверен, что он здоров.

Уравнения с первое по пятое описывают физический организм больного, который задействует свои собственные механизмы для корректировки своих же собственных неисправностей. Уравнения с шестого по девятое описывают роль врача в процессе усиления действия биоэнергетических факторов в физиологии организма с тем, чтобы осуществить более полное разрешение травматической или стрессовой ситуации.

Каким образом и почему и всё это работает представляет собой вопрос, ответ на который может прозвучать следующим образом: «Я не знаю». Я рассуждаю так, потому, что, когда я оказываю помощь пациенту при травме или стрессе, то у меня имеются собственные представления по поводу данного вопроса, которые вполне меня удовлетворяют. Биоэнергетические факторы, действующие в организме пациента, дают мне те ключи, которые в каждом случае позволяют мне двигаться вперёд до тех пор, пока я снова не почувствую доминирующее влияние биоэнергии хорошего самочувствия в организме своего пациента. Я могу достичь прогресса в лечении, исходя из каждого конкретного случая заболевания, и добиваюсь нормального состояния или же подхожу к тому моменту, когда понимаю, что заболевание необратимо, и, что определённые травматические или стрессовые факторы будут продолжать своё участие в физиологических процессах организма больного.

Мой друг, учёный, занимающийся космическими исследованиями, предложил мне ключ к пониманию того, как мы используем эти биоэнергетические факторы, не имея о них при оказании помощи нашим пациентам никакого общего представления. Он рассказал мне о том, что понадобилось бы 500 математиков, работающих в течение целого года, чтобы обработать необходимую информацию для расчета полёта ракеты Рейнджер IX (Ranger) для того, чтобы она достигла поверхности Луны, как это было сделано в марте 1965 года. Поэтому учёные должны были полагаться на данные, полученные с помощью компьютеров. Они вводили свою информацию в компьютер, а затем принимали к сведению машинные результаты, несмотря на недостаточность общих представлений в каждом конкретном случае, признавая это в качестве данного аспекта проблемы, и присоединяя полученную информацию к решению следующего аспекта рассматриваемой проблемы. В конечном итоге Рейнджер IX запустили космос, а все корригирующие процедуры были основаны на данных, полученных при помощи компьютерных вычислений. Суть заключалось в том, что они не вполне понимали все шаги, производимые между каждым новым расчётом, но принимали машинный анализ, начиная с самых ранних этапов вычислений и до тех пор, пока ракета не достигла поверхности Луны. Они были уверены, что компьютер всё рассчитал правильно, а в таком случае успешный запуск и завершение данного, конкретного полёта с разбросом в четыре мили от заданной ими цели, явился доказательством того, что они сделали правильные допущения в отношении общего понимания вопроса. Если это справедливо для неживых систем, то в том случае, когда мы имеем дело с феноменом жизни, не должны ли мы как врачи принять гораздо большее число переменных величин при частичным (неполном) представлении о них?

В физиологии организма и биосфере каждого пациента присутствуют биоэнергетические факторы. Они имеются в распоряжении врача и могут быть использованы в диагностических целях, а также при оказании врачебной помощи пациенту. Биоэнергетический подход проверялся и перепроверялся мной на практике множество раз, и обоснованность такого подхода — вне всяких сомнений. Продолжение исследований для того, чтобы объяснить все промежуточные звенья, даёт врачу ответы на многочисленные сложные вопросы, которые встают перед ним. И, несмотря на то, что врач не имеет таких общих представлений, пациенты, между тем, продолжают получать пользу, когда разрешаются их многочисленные проблемы. Я полагаю, что разгадка заключается в анализе того, что происходит за время прохождения точки неподвижности (точки покоя — stillpoint) трёхфазного цикла, когда «что-то случается». Я уверен, что когда эта дверь распахивается для понимания, то она в свою очередь открывает за собой ещё больше дверей, к которым потребуется ещё больше ключей для того, чтобы получить более глубокие представления о феномене жизни.

http://healthy-back.livejournal.com/119036.html

 

 


Эта страница нарушает авторские права

allrefrs.ru - 2018 год. Все права принадлежат их авторам!