Главная Обратная связь

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






Концепции семейного воспитания детей с отклонениями в развитии



Исторический аспект

Особенно хорошо изучена и документирована история семьи, где воспитывается ребенок с отклонением в развитии, в США. История американской семьи делится на четко очерченные вре­менные периоды. Всего выделяют четыре исторических перио­да и соответствующих им четыре типа семьи.

1-й период — колониальный — 1600—1820 гг. В этот период семья рассматривалась как маленькое государство. Это патри­архальная, авторитарная семья.

2-й период — викторианская эпоха — 1820—1915 гг. Семья на этом этапе развития общества рассматривалась как деловая фирма, преобладала предпринимательская модель семьи.

3-й период — эпоха всеобщего благоденствия —1915—1965 гг. Социально приемлемой считалась семья, основанная на взаимо­понимании и поддержке. Была предложена и поддерживалась социальными институтами партнерская модель семьи.

4-й период — эпоха борьбы с бюрократизмом. Семья рассмат­ривается как плюралистический коллектив, с 1965 г. по насто­ящее время.

Семья колониальной эпохи (1600—1820 гг.)

На этом отрезке исторического развития семья рассматри­валась как сущностный аналог государства. Всячески подчер­кивалось мужское главенство в семье над женой, детьми, слуга­ми. Это закреплялось в законах государства. Каждый рожден­ный в стране ребенок принадлежит только отцу. Крепость та­кой семьи рассматривается как основа незыблемости государ­ственных устоев.

В раннем колониальном периоде одинокие люди, не вступав­шие в брак, должны были находиться под контролем хорошей семьи. Воспитание аномальных детей заключалось в строгом контроле над ними. Научное изучение семей, имеющих детей с отклонением в развитии, еще не проводились, но были обна­ружены записи о них в домовых книгах.

Викторианская эпоха (1820—1915 гг.)

В эпоху «дикого» капитализма произошли радикальные из­менения в идеологии общества и семьи. По мере распростране-

22

ния капитализма старый иерархический порядок был разрушен. Капитализм подорвал основу института ремесленничества и тра­диции передачи мастерства, так как ремесленничество было не­совместимо с системой наемного труда. Капитализм нуждается в наличии доступных источников рабочей силы, чтобы получать максимальную прибыль. В этот период отмечается сдвиг в соци­альной структуре общества, а именно, переход от политической модели, основанной на управлении элитой (номенклатурой), к опоре на рыночные рычаги управления. Произошли демократи­ческие изменения в системе выборов.



Подъем предпринимательства также побуждал к пересмот­ру идеологической базы общественного устройства. Возникло движение за реформы и религиозное возрождение 1930 г. Это было движение среднего класса за новый образ жизни и новую семью, новый моральный кодекс для своего класса. В этой борь­бе активно использовались средства массовой информации, ко­торые создавали имидж истинного мужчины (мужа) и жен­щины (жены) и предлагали новую модель супружеской пары. Всякие отклонения от этого образца, ориентированного на чи­стоту семейной жизни, рассматривалось как проявление се­мейной деградации. В соответствии с этой моделью супруги рассматривались как партнеры в бизнесе. При этом муж яв­лялся представителем фирмы вне дома и занимался внешни­ми отношениями фирмы. Женщина являлась внутренним представителем фирмы и занималась внутренними отношени­ями семьи. Семья была реорганизована в соответствии с пред­принимательской моделью. Поддерживался культ супермена мужчины, достигшего всего своими силами, а образ истинной женщины подразумевал благочестие, чистоту, покорность, хо­зяйственность. Эти требования не относились к женщинам-эмигранткам.

Уже были доступны хорошо организованные государствен­ные учреждения для детей с отклонениями в развитии. Дети в них подбирались более тщательно по возрасту. К поведению ре­бенка предъявлялись определенные требования, поведение дол­жно было быть предсказуемым и управляемым. Как только была введена система государственных школ, появились и програм­мы обучения, содержащие нормативы для детей разного возра­ста. Изучались проблемы семей, в которых дети оказывались вне школы. В предпринимательской семье дети с отклонением в развитии препятствовали достижению успеха при наличии



23

жесткой конкуренции в условиях рыночной экономики. Поэто­му считалось социально приемлемым воспитывать их в специ­альных учреждениях. Требование контроля над ними, харак­терное для предыдущей эпохи, было трансформировано в эко­номическое требование сделать их полезными для общества.

Проблемами людей с недостатками в развитии — умствен­но отсталых, слепых, глухих — занимался Самуэль Ове. Он разрабатывал программы для специальных учреждений. Ос­новой его разработок было достижение экономической и соци­альной полезности людей с недостатками в развитии. Он ци­тировал доктора Гилберта Вудворта, который писал: «Почти все идиоты могут стать лучше, физическое состояние и на­выки самообслуживания у них могут быть улучшены, а те, у которых имеются большие способности, могут быть обуче­ны и приносить пользу обществу, трудиться и быть счаст-чивыми».

В этот период отмечались и противоположные тенденции в научных исследованиях. Создавались и расистские теории, со­гласно которым все человечество делилось на две расы: творчес­кую (креативную) и имитирующую, не способную к творчеству и бесполезную для общества. К последним относились негры и гподи с недостатками в развитии.

Суть теории наследственной дегенерации Бенедикта Море-ля (1857 г.) состоит в том, что все психические нарушения и отклонения в поведении предопределяются наследственными факторами и становятся все более глубокими от поколения к поколению (эффект антиципации) в связи с потерей жизнен­ной энергии вплоть до достижения стадии идиотии. К таким отклонениям он относил помешательство, пауперизм (профес­сиональное нищенство), проституцию, незаконнорожденность. Эта теория имела большой резонанс в обществе и способствова­ла ухудшению отношения к людям с недостатками в развитии. Было исследовано множество родословных, и на первых порах выводы Мореля подтверждались. Это служило обоснованием по­литики содержания людей с недостатками развития изолиро­ванно в специальных учреждениях.

Самым ранним из таких эмпирических исследований была работа Рихарда Дубдейла (1877 г.). Он провел генеалогический анализ шести поколений одной семьи и обнаружил преоблада­ние случаев пауперизма, проституции, заболевания сифили­сом, частоты незаконнорожденных детей, криминальности сре-

ди кровных родственников по сравнению с родственниками по браку, а не по крови.

В 1916 г. Генрих Эстабрук проанализировал ту же родослов­ную. Оказалось, что 30% членов семьи плохо учились, а 20% вообще не могли учиться. Предполагалось, что все эти явления являются результатом наследственной дегенерации.

В середине 20-х гг. в социологии намечается постепенный отход от переноса биологических концепций и терминологии в социальные исследования. Теория Мореля потеряла свою попу­лярность, особенно в связи с успехами генетики и развитием теории специального обучения.

Таким образом, в 20-х гг. наметился переход от изучения биологической дегенерации к исследованию семейной, соци­альной дегенерации, а также от предпринимательской семей­ной модели к модели, где муж и жена являются равноправны­ми партнерами с приоритетом дружеских отношений между ними.

Эпоха всеобщего благоденствия (1915—1965 гг.)

В этот период произошло существенное изменение модели семьи. После первой мировой войны США достигли статуса ин­дустриальной державы. Эпоха, предшествовавшая первой ми­ровой войне, прошла под лозунгом «выживания наиболее при­способленных в борьбе за существование». Однако после пер­вой мировой войны появился другой лозунг — «Объединение наций», так как только в союзе наций заключается сила и воз­можность исполнения желаний.

В семейной жизни это выразилось в непопулярности пред­принимательского образца семьи с его ориентацией на конку­ренцию как основу выживания. Предлагается другая модель семьи — модель, делающая акцент на дружественных отно­шениях между супругами, модель партнерской семьи, посто­янно подчеркивается примат взаимности, обоюдности, равно­правного партнерства между супругами. Таким образом, же­лание единства в обществе восторжествовало над индивидуа­лизмом.

Принцип конкуренции потерпел неудачу как основной принцип формирования общественных институтов, в том чис­ле и семьи. Идеал семьи пользовался популярностью и до пер­вой мировой войны, однако позже его значение еще более воз-

росло, так как женщина получила право голоса и те же права, что и мужчина.

На международной арене поддерживалась идея, что пози­ция неограниченной конкуренции между нациями является главным фактором войны. Угроза войны становилась все более ощутимой. Для достижения коллективной безопасности уси­лиями разных стран была создана Лига наций (ООН).

В экономической области принцип конкуренции вызывал тревогу в том смысле, что в таких условиях мог выжить только самый жестокий.

В целом получило распространение мнение, что необуздан­ная «борьба за существование наиболее приспособленных» яв­ляется угрозой американскому обществу.

Это мнение еще более утвердилось после великой депрессии 30-х гг. Несостоятельность традиционного конкурентного со­циального порядка стала очевидной. В результате появился ло­зунг всеобщего благоденствия и национального согласия. От­каз от принципа конкуренции как основного организационно­го принципа общественных отношений был отражен и в моде­лях семейных отношений.

Социальные психологи отразили главные элементы этих перемен в своих концепциях, отказавшись от внешнего об­щественного контроля над семьей, делая акцент на межлич­ностном согласии и партнерстве в семье. Число семейных функций резко снизилось и только любовь осталась законной причиной продолжений существования семьи. Начался по­ворот от семьи предпринимательского типа с ее тактикой на выживание в социально-экономической сфере к партнерской семейной модели с гуманистическим подчеркиванием зави­симости личного благополучия ее членов от единства семей­ной группы.

В связи с таким изменением ценностных ориентиров в обще­стве в 30—40-х гг. прошлого века было предпринято исследова­ние эффективности специальных учреждений для детей с от­клонениями в развитии.

Ведущие специалисты по социальной политике измени­ли свои позиции в отношении этих учреждений и сделали вывод об их непригодности в сложившейся ситуации. Одна­ко эти исследования были прерваны Второй мировой войной. После войны о пользе этих учреждений заговорили снова. Были проведены специальныеисследования, которые кон-

центрировались вокруг двух связанных между собой вопро­сов.

1. Как наличие в семье ребенка с отклонениями в развитии влияет на семейные отношения, жизнь родителей, братьев, се­стер, общее благосостояние семьи?

2. Решается ли проблема семьи помещением ребенка в уч­реждение?

Если в XIX в. отказ от предпринимательской модели семьи рассматривался как признак семейной дегенерации, а «лечеб­ной» социальной политикой являлась изоляция и стерилиза­ция, то в середине XX в. как социальную дегенерацию стали рассматривать отклонения от партнерской модели семьи.

Проводившиеся исследования ставили целью определить круг мероприятий, направленных на облегчение тягот семьи, воспитывающей ребенка с отклонениями в развитии.

Дискутировалась эффективность специальных классов для умственно отсталых детей при массовых школах. Изучался уро­вень стресса в семьях, имеющих детей с недостатками в разви­тии, психическое здоровье членов семьи, их экономические проблемы, степень социальной изоляции в связи с трудностя­ми поведения ребенка. Исследования были сфокусированы на нуждах детей, на необходимости организации их реабилитации. Были предложены нормативы здорового образа жизни для парт­нерской семьи. Изучали характер стрессовых событий и спосо­бы адаптации к ним родителей.

В своих ранних исследованиях Фарбер (1959 г.) определил характер кризиса семьи, имеющей ребенка с тяжелым недо­статком в развитии, как остановку ее жизненного цикла:

1. Развитие цикла замедляется, смены семейных ролей не происходит.

2. Жизненный цикл семьи теряет свою синхронность, при этом чем больше его асинхронность, тем больше степень семей­ного кризиса.

Фарбер показал, что ситуация в семье, имеющей ребенка с тяжелой недостаточностью, становится даже более стрессоген-ной по мере развития семейного цикла, т. е. на его поздних ста­диях. Согласно концепции остановки семейного цикла незави­симо от порядка рождения и социальной роли проблемного ре­бенка этот ребенок постепенно перемещается в сторону млад­шего ребенка, т. е. не взрослеет. Наличие у него недостатков в развитии влияет на адаптацию здоровых братьев и сестер, за ис-

27

ключением тех случаев, когда между детьми большая разница в возрасте.

В целом исследования по семейному кризису выявили не­сколько факторов, являющихся особенно значимыми: характер недостатка в развитии ребенка, возраст и пол членов семьи, ее социально-экономический статус, религиозность.

Был сделан вывод: «Подозрения родителей о имеющихся у ребенка проблемах в развитии вызывает у них определен­ную тревогу, однако критическим моментом в родительских переживаниях является установление медицинского диагно­за». Отсюда возникла теория «семейного кризиса», которая породила много исследований.

Было показано также, что, опираясь только на собственные силы, семья не может противостоять кризису, связанному с наличием проблем у ребенка. При этом отказ от ребенка и по­мещение его в специальное учреждение далеко не решает всех семейных проблем, а порождает другие не менее сложные про­блемы. В результате были сделаны выводы в пользу воспита­ния ребенка в семье, так как отказ от него не решает всех про­блем семьи.

Это предполагает необходимость планирования и обеспе­чения помощи во всех областях (здоровье, образование, заня­тость, обеспечение жильем и специалистами), адаптирован­ной к специальным нуждам детей их семей. Таким образом, рассмотрение семейного кризиса ведет к рассмотрению воп­росов, связанных с развитием специализированной поддер­жки семьи, имеющей проблемных детей.

Современные подходы

к проблеме семейного воспитания

Этот период характеризуется изменением модели семьи. Произошел переход от партнерской семьи с традиционным со­гласием между членами семьи к плюралистической семейной модели, с подчеркиванием важности индивидуальных прав ее членов. Поворотным моментом для американцев явились 60-е годы, когда люди перестали верить в эффективность государ­ства всеобщего благоденствия, так как, по их мнению, имен­но это государство вовлекло нацию во Вьетнамскую войну с вытек, 1ющим отсюда разочарованием и заменой политики со-

гласия на политику конфронтации. Было признано, что боль­шие социальные программы по борьбе с социальными болез­нями оказались неэффективными. В обществе отмечались: массивная культурная депривация, преступность, бедность, образовательный дефицит. У граждан сформировалось впечат­ление, что в этой исторической обстановке государство скорее препятствовало, чем способствовало достижению социальной справедливости. Полноправие граждан стало главной обще­ственной заботой. Возникло движение за права меньшинств, снятие ограничений при голосовании для этнических мень­шинств, афроамериканцев. Это движение добилось утвержде­ния акта гражданских прав. Особое внимание обращалось на ситуации, в которых отмечалось неравенство перед законом, которое интерпретировалось как неравенство по половому и этническому признакам (афроамериканцы, испанцы, женщи­ны). Считалось, что их неравенство перед законом особенно несправедливо, так как принадлежность к этим группам оп­ределяется с самого рождения. Для исправления этой ситуа­ции требуются социальные изменения, реформы. В таком кон­тексте модель партнерской семьи оказалась неадекватной. Эта модель стала подвергаться резкой критике в средствах массо­вой информации. Стали общим местом заявления, что парт­нерская семья потеряла свою актуальность. Выдвигался тезис, что стремление к единству в семье часто препятствует инди­видуальному развитию и самореализации ее членов, способ­ствует отчуждению, оторванности, закрытости от внешнего мира. Критиковалась закрытость интимной семейной жизни. Модель партнерской семьи оказалась обесцененной. Было предложено реконструировать модель семьи по следующим на­правлениям:

1) права всех членов семьи;

2) особое выделение прав женщин и детей для более полного развития каждого члена семьи.

Центр тяжести сместился с личного удовлетворения браком, при крепких семейных узах, на личные права, независимо от крепости семейных уз; от заботы об общих интересах — к забо­те об индивидуальных интересах каждого члена семьи. Одно­временно и модель общества сдвинулась в сторону плюрализма с выдвижением требований гражданских и конституционных прав. Такому обществу более соответствовала плюралистичес­кая модель семьи.

29

Таким образом, в 60-е годы прошлого века представление о семье существенно изменилось как в социологии и психологии, так и на уровне массового сознания. Большое внимание стало уделяться тем методам, с помощью которых семья как соци­альный институт вносит свой вклад в поддержку социального порядка. С другой стороны, ставился под сомнение вопрос уни­версальности ядерной семьи (состоящей из родителей и детей

— без бабушек, дедушек и др.) как социального института. От­мечался заметный сдвиг в семейном праве в сторону увеличе­ния автономности членов семьи, в том числе женщин и детей, по отношению друг к другу. В1979—1980 гг. было предложено описание типичной плюралистической семьи. Обращалось вни­мание на то, что важно утвердить правомерность плюралисти­ческих стилей семейной жизни в обществе, а также проводить социальную политику, которая обеспечивала бы гражданские права не только обычным, но и девиантным семьям, и возможно более широкий выбор жизненных стилей в рамках демократи­ческого общества. Необходимо законодательство, защищающее нестандартные семьи и определяющие права и обязанности лиц

— членов этих семей. В настоящее время в некоторых странах регистрируются браки между однополыми людьми.

Концепция нормализации семейной жизни

Плюралистическая модель семьи изменила отношение к кон­цепции семейного кризиса. Модель плохой адаптации была за­менена на модель конфронтации. В прежних моделях семьи рассматривалось, как наличие ребенка с проблемами приводи­ло к семейному кризису. Плюралистическая модель семьи кон­центрирует свое внимание на том, как семья должна действо­вать, каковы должны быть методы, чтобы защитить своих чле­нов и сохранить подобие нормальности.

Это направление исследований базировалось на социальном движении по деинституциализации и нормализации, возник­шем в скандинавских странах и направленном на получение гражданских прав людьми с проблемами в развитии. Целью этих исследований было изучение общей стратегии организа­ции семейной жизни и способов, с помощью которых члены та­ких семей адаптируются к внешнему миру. Эта концепция и получила название «Стратегия нормализации семейной жиз­ни». Она построена на базе плюралистической модели семьи.

Теория семейного кризиса основана на представлениях, что на­личие ребенка с отклонениями в развитии является единствен­ной проблемой существования такой семьи. В рамках плюрали­стической семейной модели влияние особого ребенка на семью рассматривается лишь как один из элементов, с которым при­ходится считаться при организации семейной жизни. В такой семье есть и другие проблемы: родители должны зарабатывать на жизнь и откликаться на потребности других членов семьи, т. е. семья должна обеспечить нормальное существование всем своим членам.

При планировании помощи следует учитывать трудности, которые семья испытывает, обеспечивая свои неординарные нужды.

Родители обычно не в состоянии правильно оценивать сте­пень проблем в развитии ребенка. Некоторые родители в борьбе с трудностями предпочитают опираться только на свои силы, замыкаются, отгораживаются от мира. Другим семьям удается поддерживать контакты со многими другими семьями. При этом каждый член семьи находит возможность заниматься ин­тересующей его общественной деятельностью.

Следует иметь в виду, что даже простые вещи могут вызы­вать большие трудности в семьях, имеющих, например, детей с глубокой умственной отсталостью. Родители могут нуждаться в помощи друзей, родственников, чтобы выжить физически и психически. Им нужна надежная, доступная, регулярная, не­формальная помощь, облегчающая семейный стресс. Фарбер делит семейные функции на «структуру обращения» и «струк­туру жизни». Структура обращения имеет отношение к уходу за больным ребенком, структура жизни — к нуждам родителей и других членов семьи. Качество жизни зависит во многом от возможности хоть иногда освободиться от тяжелого повседнев­ного ухода за малышом. В семьях, в которых имеется больший достаток, матери часто предпочитают работать, чем сидеть с осо­быми детьми постоянно. Важным считается для родителей под­держивать связь с какими-либо организациями, например, ас­социациями родителей, чтобы не быть одинокими. Важность этих контактов заключается в их нормальности и дружбе, кото­рую они порождают. Большое значение придается поддержке и пониманию со стороны соседей. Интерпретация родителями от­ношения к своей семье со стороны общества влияет на их отно­шение к общественной деятельности в целом.

31

Стратегия нормализации семейной жизни шире, чем теория семейного кризиса. Согласно теории семейного кризиса, основ­ное внимание должно быть сфокусировано на дезинтеграции семейных отношений и связанных с этим последствий для чле­нов семьи. Концепция стратегии нормализации семейной жиз­ни акцентирует внимание на попытках сохранить подобие нор­мальности при взаимодействии семьи с обществом. Этот под­ход подразумевает, что оздоровительные программы должны быть направлены и на общество, чтобы изменить социальное от­ношение к таким семьям, что позволило бы этим семьям вы­жить. Исследователи, которым знаком метод психодрамы, под­черкивают особую важность и большое значение, которое име­ет отношение других людей к образу жизни семей, имеющих детей с отклонениями в развитии. Они утверждают, что роди­тели прилагают огромные усилия, чтобы представить, что в их семье все идет нормально. Это является центральным звеном их адаптации. Весь мир — это театр. Люди пытаются скло­нить окружающих принять именно их точку зрения в отноше­нии различных явлений и событий. Человек действует как по­литик, вербуя влиятельных людей на свою сторону. В большин­стве случаев в социальных взаимоотношениях люди своим по­ведением подтверждают роли, присвоенные им другими. Но для индивидуума, который имеет ярлык аномального или ро­дителя больного ребенка, это входит в противоречие с его ин­тересами и мешает ему утвердиться в обществе. У него возни­кает мотивация замаскировать стигму (социальный ярлык). Он заинтересован в том, чтобы трансформировать стигматизи­рованный статус в повышенный. Перед ним стоит задача со­здать впечатление, что то, что наблюдалось вначале, не соот­ветствует действительности, что на самом деле все идет нор­мально. Социальная маркировка и медицинский диагноз, ко­торый приводит к этому, не позволяют родителям планировать будущее. Они не могут планировать целый ряд событий, ожи­даемых в норме, так как их ребенок особенный и развивается по-своему. В социальном плане это порождает неопределен­ность семейных отношений.

Таким образом, родители сталкиваются с задачей изменить эту аномальную ситуацию и создать видимость нормальности в семейных отношениях. Такая возможность зависит от возра­ста ребенка. Когда дети маленькие, мать может полностью си­мулировать нормальный круг деятельности. В это время есть

лишь небольшое различие между ребенком с отклонением и другими детьми, с которыми взаимодействует семья. Когда дети становятся старше, различия становятся более выражен­ными. Все труднее поддерживать видимость нормальной жиз­ни. Родители детей с проблемами используют те же приемы, чтобы убедить себя и свою семью в собственной нормальности. Таким образом, отношение окружающих людей имеет решаю­щее значение для родителей ребенка с проблемами в борьбе с трудностями и разочарованиями при воспитании своих детей.

Концепция семейного воспитания «Особые дети в России»

Результаты научных исследований и опыт, накопленный в области педагогики, психологии и социологии, способствовали значительному изменению взглядов на проблему обучения и воспитания детей с отклонениями в развитых странах.

Еще не так давно во многих развитых странах, в том числе и в США, считалось социально приемлемым воспитывать таких детей в специальных учреждениях, рассчитанных на многочис­ленный контингент и расположенных чаще всего за городом. В настоящее время под давлением общественного мнения соци­альная политика в отношении этой категории детей претерпе­вает кардинальные изменения. Подчеркивается предпочтитель­ность и необходимость воспитания ребенка с отклонениями в развитии в семье, а не в учреждениях. В настоящее время маму не отговаривают отказаться от воспитания такого ребенка в се­мье.

Специальные исследования показывают, что дети, воспи­тывающиеся в семье, имеют большую продолжительность жизни. Матери объясняют, что при адекватном воспитании, соответствующем обучении и коррекции у многих детей с ог­раниченными возможностями удается развить навыки само­обслуживания, хотя не всегда в полном объеме, и даже обу­чить их профессиональным навыкам. Это избавляет государ­ство от необходимости содержать их в специальных учрежде­ниях, а самих детей от полной беспомощности и зависимости от окружающих.

О признании прав таких детей на полноценную жизнь сви­детельствуют законы о равных правах на образование всех де­тей независимо от наличия у них тех или иных недостатков раз-

33

вития, стандартные правила обеспечения равных возможнос­тей для инвалидов, принятые Генеральной Ассамблеей ООН 20 декабря 1993 года. В связи с этим в реализации программ вос­питания и обучения детей с проблемами в развитии все боль­шая роль отводится семье, в которой воспитывается такой ре­бенок. Проблемы этих семей интенсивно изучаются. Хотя спо­собы адаптации каждой семьи в обществе сугубо индивиду­альны, что исключает возможность создания универсальных рецептов на все случаи жизни, некоторые общие закономерно­сти этого процесса уже установлены. Знание этих закономер­ностей необходимо специалистам в области педагогики и пси­хологии, работающим с детьми с отклонениями в развитии и их семьями.

Во всем мире нарастают интеграционные тенденции в от­ношении обучения и воспитания детей с недостатками в раз­витии.

Воспитание нестандартного ребенка на основе адаптирован­ной к нему модели воспитания с предупреждением и преодоле­нием на разных этапах его несостоятельности составляет кон­цептуальную основу семейного воспитания.

Необходимость разработки концепции семейного воспита­ния ребенка с отклонениями в развитии обусловлена основны­ми направлениями государственной социальной политики по улучшению положения детей в Российской Федерации. Це­лью государственной политики является обеспечение социа­лизации детей, находящихся в особо трудных обстоятельствах, их полноценной реабилитации, в том числе медицинской, пси­хологической и социальной, для успешной их интеграции в общество. Главными направлениями в этой области являются: ♦ приоритет семейного воспитания детей с различными от­клонениями и особенностями в развитии, защита их прав и интересов;

♦> разработка эффективных методов помощи семьям, воспиты­вающим детей с отклонениями и особенностями в развитии; создание новых учреждений, ориентированных на специ­фические проблемы семьи, имеющей ребенка с той или иной формой средовой дезадаптации. Для выполнения этих задач необходимы: •> программа единой государственной системы раннего выяв­ления и специальной помощи детям с отклонениями в раз­витии (см. Приложение V)p-

34

организация выявления младенцев с отставанием в разви­тии или группы риска и оказания им и их семьям ранней комплексной помощи; обучение и консультирование семьи; обеспечение ранней медицинской коррекции; согласованная работа государственных и негосударствен­ных учреждений по социальной защите семьи и сохране­нию ребенка в семье;

создание оптимальных условий коррекционного воспита­ния и обучения детей с различными отклонениями; реализация права семьи и детей с отклонениями в развитии на защиту и помощь со стороны государства; содействие развитию и укреплению семьи нестандартного ребенка как гуманитарного, так и социального института; гуманизация связей семьи с обществом и государством; установление гармонических внутрисемейных отношений; формирование общественного признания как социальной нормы благополучной семьи, создающей все необходимые условия для развития ребенка с отклонениями и особеннос­тями развития;

повышение квалификации специалистов, работающих в массовых учреждениях, в области специальной педагоги­ки и психологии, для работы с современной семьей; просветительская работа с родителями, имеющими детей как с отклонениями в развитии, так и здоровых детей; обес­печение подготовки и издания книг по семейному воспита­нию детей с особенностями развития и поведения; выявление детей и семей, требующих социальной помо­щи, и предоставление им информации о соответствующих службах;

исследование и оценка состояния семьи и ребенка; обеспечение детей с ограниченными возможностями и их семей всем комплексом необходимых услуг; создание благоприятного семейного климата, обеспечива­ющего условия для оптимального развития всех членов се­мьи нестандартного ребенка;

создание банка данных по всем видам социальной под­держки с адресами служб помощи, поддержки семьи и ребенка;

организация поддержки в средствах массовой информации положительного образа семьи, гарантирующей качествен-

35

ное воспитание и развитие нестандартного ребенка, в том

числе и с нарушениями поведения.

Главной идеей настоящей концепции является достижение совместной гармоничной жизни с нестандартным ребенком, максимальное развитие потенциальных возможностей ребенка и каждого члена семьи и успешной интеграции нестандартной семьи и нестандартного ребенка в общество.

Вопросы и задания

1. Какие концепции семейного воспитания предлагались в различные исторические эпохи?

2. В чем суть теории семейного кризиса?

3. Что такое теория нормализации семейной жизни?

4. Назовите основные положения концепции «Особые дети в России».

36

ГЛАВА 3

Методы изучения семьи, воспитывающей ребенка с ограниченными возможностями

Информация, которую можно получить от родителей

Целью диагностической работы с родителями является оп­ределение типа семейного воспитания, установок родителей по отношению к детям и собственной семье.

Семья представляет психологическую среду, в которой раз­вивается ребенок, поэтому важна ее эффективность в стимуля­ции этого развития.

Целесообразно изучить психологический климат в семье (тест семейной тревоги), родительские стили и воспитательс­кую компетентность родителей, ценностные ориентации, уро­вень притязаний, самооценку.

Необходимо установить индивидуально-типологические и характерологические особенности членов семьи.

Психодиагностическое обследование проводится с соблюде­нием этических норм. При сообщении результатов родителям и ребенку их следует облечь в такую форму, чтобы у семьи воз­никло желание сотрудничать со специалистами, а не сопротив­ление и отрицание проблем.

Специалисты должны в щадящей форме предоставлять ин­формацию, лучше отдельными порциями с подчеркиванием позитивных моментов в процессе конструктивного общения. Вся информация должна подаваться в вероятностных тер­минах, так как существует широкая вариативность в дости­жениях и медицинских прогнозах в зависимости от ситуа­ции развития ребенка и других факторов, не поддающихся точной оценке. Наиболее удобной формой предоставления ин­формации является беседа в форме вопросов и ответов, имен­но в той очередности, в которой у членов семьи возникают воп­росы.

Родители должны получить информацию об источниках по­мощи: ассоциациях родителей и других формах общественной поддержки, о наличии реабилитационных центров в районе проживания.

Наиболее важной информацией для родителей являются све­дения о возможности дополнительных нарушений физическо­го и психического здоровья ребенка, способности к обучению, адекватному поведению; получению профессии и работы, перс­пектив иметь собственную семью и детей, вести независимое существование, иметь приемлемое качество жизни. Однако все

эти вопросы должны обсуждаться с учетом готовности родите­лей к восприятию той или иной информации.

Среди методов изучения семьи достаточно распространен­ными стали: социологические опросы, интервьюирование и ан­кетирование. В психотерапевтической практике используют­ся несколько видов интервью.

Интервью по генограмме

Проводя интервью по генограмме, педагог-дефектолог дви­гается от представленной проблемы к более широкому семей­ному и социальному контексту; от настоящей семейной ситуа­ции к исторической хронологии семейных событий. Собирает­ся информация по следующим вопросам:

Структура семьи — имена, пол, возраст, этническая при­надлежность, религиозные воззрения, род занятий и обра­зование членов семьи, другие браки и т. д.

Родительские семьи каждого из супругов, по крайней мере, в трех-четырех поколениях, включая поколение идентифи­цированного пациента. Живы ли родители? Если умерли, то когда и от чего? Если живы, то чем занимаются?

♦ Другие значимые для семьи люди (друзья, коллеги по рабо­те, учителя, врачи и т. д.).

Настоящее состояние проблемы. (Как каждый видит про­блему и как реагирует на нее?)

История развития проблемы. (Когда проблема возникла? В чем изменились взаимоотношения в семье по сравнению с тем, какими они были до кризиса?)

Недавние события и переходы в жизненном цикле семьи (рождения, смерти, браки, разводы, переезды, проблемы с работой, болезни членов семьи и т. д.).

♦> Реакции семьи на важные события семейной истории. (Ка­кова была реакция семьи, когда родился больной ребенок?)

Семейные взаимоотношения. (Есть ли в семье какие-либо ее члены, которые прервали взаимоотношения друг с дру­гом? Какие члены семьи очень близки друг другу?)

Семейные роли. (Кто из членов семьи любит проявлять о дру­гих заботу? А кто любит, когда о нем много заботятся? Кто самый авторитетный?) Важно обращать внимание на ярлы­ки и клички, которые члены семьи дают друг другу. Они являются важными ключами к эмоциональным взаимоот­ношениям.

39

Трудные для семьи темы. (Имеет ли кто-нибудь из чле­нов семьи серьезные медицинские или психиатрические проблемы? Проблемы с физическим или сексуальным на­силием? Употребляют ли наркотики? Много алкоголя? Когда-либо арестовывались? За что? Каков их статус сей­час?) Эти вопросы должны задаваться особенно тактично и осторожно. И если семья высказывает сильное сопро­тивление, специалист должен отступить и вернуться к ним позднее.

Используя данные генограммы, педагог может помочь чле­нам семьи преодолеть негативное восприятие друг друга. По­добное интервью может улучшить отношения членов семьи с врачом и медицинское лечение. Опрос по генограмме сфокуси­рован не только на проблемах и трудностях семьи. Он также вы­являет успехи ее членов и способы эффективной адаптации.

Интервью — прослеживание последовательностей взаимо­действия

В наиболее простой форме «прослеживание» означает зада­вание поясняющих вопросов, делание одобрительных коммен­тариев или извлечение подробностей. Операция прослежива­ния является типичной для психолога, не навязывающего свое­го мнения. Интервью продолжается до тех пор, пока не обозна­чится полная последовательность событий. Вопросы представ­лены в безоценочной манере, педагог просто интересуется, что семья делает. Помимо диагностического значения эта техника является важнейшим элементом в процессе присоединения к семье и мягкого руководства ею в направлении нового поведе­ния.

Циркулярное интервью

Такое интервью также использует технологию прослежи­вания, коммуникаций с акцентом на обнаружение различий между членами семьи. Проводя интервью с семьями, оказы­вается полезным составлять упрощенную генограмму трех по­колений семьи. «Поддержка» содержит в себе элементы двух предыдущих интервью и выражается во внимательном выс­лушивании, эмпатических репликах, дополнительных воп­росах и позитивном новом определении роли члена семьи и семьи в целом. Педагог активно собирает информацию о про-

блемах, используя наблюдения. Он должен отметить то на­строение, с которым члены семьи приходят. Он отмечает вза­имоотношения между родителями. Когда ребенок является проблемой, часто у родителей существует несогласие в том, как его воспитывать. Педагог отмечает также, кто из взрос­лых пришел к нему неохотно. Педагог наблюдает, как ведут себя родители с ребенком. Природа задаваемых вопросов по­зволяет членам семьи «открыть» новую реальность в своих от­ношениях, что запускает изменения в системе семьи.

Оценочные интервью

Оценочное интервью должно давать возможность терапевту получать информацию о семейной структуре, взаимодействи­ях, исторических корнях семьи и задачах жизненного цикла, с которыми семья не справляется в данный момент. (Более под­робно см. Черников Л. В. Интегративная модель семейной пси­хотерапевтической диагностики. — М., 1997.)

Метод анкетирования (письменный опрос)

Отличается достаточной валидностью.

Используются разные виды анкетирования: контакт­ное (сам исследователь организует анкетирование и собира­ет опросные листы), заочное (анкеты с инструкциями рас­сылаются).

В зависимости от задач, стоящих перед исследователем, а также особенностей семей возможны разные типы анкет:

Открытая — содержит вопросы, на которые предстоит от­ветить испытуемому.

Закрытая — к вопросам даются возможные варианты от­ветов.

Смешанная — предлагаются возможные ответы и одновре­менно можно сформулировать некоторые ответы по-своему.

В литературе имеется достаточное количество методик ди­агностики типа родительских установок, супружеских отно­шений, семейного воспитания. Среди них тест-опросник роди­тельских отношений, опросник «измерения родительских ус­тановок и реакций», опросник «удовлетворенность браком», эк­спресс-метод «самодиагностика» и др.

Тест-опросник родительского отношения(А. Я. Варга) дает возможность проанализировать отношение родителей к ребен­ку, определить базовый тип воспитания и характер восприятия

41

матерью своей роли в жизни ребенка не только качественно, но и количественно, благодаря наличию системы шкал.

«Живая беседа», особенно предварительно структурирован­ная, может быть не менее информативной, чем анкета, при за­полнении которой возможны различные искажения. С другой стороны, метод интервью требует создания условий, располага­ющих к искренности респондентов.

При изучении семьи педагог чаще всего использует методы беседы и наблюдения.

Считается, что беседа отличается от интервью большей сво­бодой и в организации, и в содержании, неформальной атмос­ферой и отношениями между собеседниками, хотя эти разли­чия не абсолютны. Беседа может служить для подтверждения, конкретизации или опровержения каких-то гипотез, возник-firax на основе изучения семейных взаимоотношений с помо­щью других методов.

Педагогу важно уметь пользоваться методом эмпатическо-го слушания (К. Роджерс, Т. Гордон). Эмпатия — это чувство понимания и сопереживания психологического состояния дру­гого человека. Суть метода — создание атмосферы заинтересо­ванного разговора, совместного решения проблемы.

Педагогу необходимо проявлять тактичность в оценке лич­ностных качеств членов семьи, особенно ребенка, уметь акцен­тировать внимание на его положительных свойствах, чтобы со­здавать заинтересованность родителей во взаимодействиях со специалистами.

Педагог часто использует наблюдение как метод изучения се­мьи. Наблюдательный педагог подмечает многие особенности вза­имоотношений взрослого и ребенка, по которым можно судить о степени их эмоциональной близости, особенностях коммуника­ций. Педагог может создавать специальные ситуации для наблю­дения, в которых взрослые и дети раскрываются полнее, напри­мер, при участии семьи в подготовке и проведении праздников, развлечении, организации совместного досуга.

При этом ребенок выполняет совместно с родителями ка­кое-либо практическое задание, а педагог наблюдает и анали­зирует реакции родителей, характер их помощи, приемы сти­муляции или подавления детской самостоятельности, оценку качества его работы, умение взаимодействовать с ребенком.

Для изучения родительских позиций педагог может предло­жить родителям написать сочинение на тему «Мойребенок».

42

Могут использоваться психотерапевтические приемы, ког­да педагог показывает родителям способы организации эмоци­онального взаимодействия с ребенком посредством арттерапии.

Существуют методы, с помощью которых одновременно и изучается, и корректируется позиция родителей. В результате такого подхода родители рассматривают предлагаемые методы как собственные наработки и более охотно внедряют их в свою педагогическую практику.

В последнее время нередко применяются методы психокор­рекции, такие как психологический тренинг, в котором участву­ют члены нескольких семей, имеющих сходные проблемы. Им предлагаются задания, выполнение и совместное обсуждение которых должно помочь выработке умений и навыков, необхо­димых ценностных изменений для совместной жизни с ребен­ком с особыми потребностями, гармонизировать отношения между членами семьи (более подробно эти методы описаны в главе V).

При хорошей совместимости группа участников тренинга становится группой взаимопомощи. Исключаются критика и осуждение, что создает условия для откровенности в обсужде­нии даже интимных проблем, обмена опытом, знаниями, сво­бодного выражения переживаемых чувств.

Деятельность группы может быть полностью конфиденци­альной и закрытой для посторонних. В процессе совместной работы участники таких тренингов повышают свою компетент­ность в вопросах брака и семьи, воспитания детей, стратегий выживания, что повышает их эффективность в различных сфе­рах жизни.

Каждый специалист, работающий с детьми, нуждается в объективной информации о семье, в которой воспитывается ре­бенок. Такая информация помогает педагогу оказывать влия­ние на педагогический процесс в семье, согласовывать воспита­тельную деятельность семьи и детского учреждения.

Наиболее важной является информация о: •> составе семьи, профессии;

<♦ образовательном уровне родителей, других взрослых чле­нов семьи, принимающих участие в воспитании ребенка; ♦;♦ общей семейной атмосфере; ♦> семейных взаимоотношениях;

•> эмоциональной близости или, наоборот, автономности каж­дого члена в семье;

43

♦ хаотичном противоречивом характере взаимоотношений;

приоритетах воспитания детей: здоровье, развитие нрав­ственных качеств, способностей, дарований;

культурном уровне родителей;

•> уровне психолого-педагогических знаний, практических умений и навыков;

готовности к повышению своей компетентности;

•> стратегиях и тактике воспитательных воздействий;

участии всех взрослых в воспитании;

•> степени согласованности требований к ребенку; ♦> наличии конфликтов по поводу воспитания;

♦ неравномерном распределении воспитательных функций между взрослыми членами семьи;

отсутствии в семье условий для полноценного развития ребенка;

•> организации совместных форм деятельности в семье: ак­тивном вовлечении ребенка в семейные дела и заботы;

•> эпизодическом привлечении ребенка к семейным делам;

♦> разобщенности взрослых в семейных делах, изоляции ре­бенка от семейных дел и забот;

<• отношении семьи к дошкольному учреждению, которое посещает их ребенок: безразлично относятся к детскому уч­реждению, не озабочены воспитанием собственного ребен­ка, стараются переложить все воспитательные функции на детское учреждение;

<♦ сотрудничестве со специалистами: готовы — не готовы.

Во всех случаях диагностическая работа с родителями долж­на осуществляться с учетом следующих принципов:

•> диагностическая информация должна интерпретироваться квалифицированными специалистами;

<• полученная информация должна быть конфиденциальной;

•> сообщение результатов диагностики супругам должно проводиться индивидуально с возможно более положитель­ной оценкой вклада обоих;

♦ родителям должна оказываться помощь в определении ме­тодов и приемов воспитания детей с отклонениями в разви­тии.

Результаты диагностической работы дают специалисту информацию о возможных причинах неблагополучия в сис­теме семейного воспитания, детско-родительских отноше­ний.

Информация, которую можно получить от ребенка

Для получения информации о семье нередко используются проективные методики, основанные на принципе проекции, т. е. перенесения на других людей своих собственных потреб­ностей, отношений, качеств, желаний.

Методика «Рисунок семьи»

Этот метод используется для исследования восприятия деть­ми семейных взаимоотношений. Маленькие дети яснее выража­ют себя через действие, чем словами. Тест доступен детям с не­высоким интеллектом. Они в состоянии улавливать нюансы от­ношения к ним членов семьи и ощущать свое одиночество в се­мье (Е. С. Романова, С. Ф. Потемкина). Метод является эмпири­ческим и может являться базисом для построения различных ги­потез в совокупности с другими методами обследования.

Ребенку предлагают нарисовать свою семью. Интерпретацию рисунка условно разделяют на три части: 1 — анализ структу­ры «Рисунка семьи»; 2 — интерпретацию особенностей графи­ческих презентаций членов семьи; 3 — анализ процесса рисо­вания.

Анализ структуры « Рисунка семьи » и сравнение состава на­рисованной и реальной семьи. Ожидается, что ребенок, пере­живающий эмоциональное благополучие в семье, будет рисо­вать полную семью.

Принято считать, что отсутствие кого-то из членов семьи на рисунке или оттягивание времени их изображения — один из симптомов и признак конфликтных семейных взаимоотноше­ний, психического дискомфорта ребенка в семье.

Отсутствие на рисунке автора означает конфликт между ним и семьей или кем-то из ее членов. Таким способом ребенок вы­ражает свой протест против неприятия его в семье. Если ребе­нок из всей семьи рисует только себя, это, скорее всего, при­знак его одиночества в семье. Рисунок без кого-то из родителей или других членов семьи (например, сестры, брата) указывает, что именно этот родственник — источник дискомфорта и пере­живаний ребенка. Если ребенок «расширяет» свою семью, вво­дя в нее постороннего человека, этим он пытается восполнить дефицит любви, недополученный от близких.

45

Значимость членов семьи ребенок обозначает с помощью раз­меров фигур. Чем больше значимость, тем больше размер его фигуры. Когда все хорошо в семье, ребенок изображает себя ро­стом с маму и папу, рядом с ними. Если он рисует себя с краю после братьев и сестер, далеко от папы и мамы, это может гово­рить о его ревности к другим детям.

Об эмоциональной близости или разобщенности родственни­ков может свидетельствовать маленькое или большое расстоя­ние между ними. Чем ближе эмоционально члены семьи друг другу, тем ближе они расположены на бумаге. В неблагополуч­ных, конфликтных семьях родственники изображаются дале­ко друг от друга, а пространство между ними заполнено веща­ми, предметами.

Кинетический рисунок семьи. Ребенку дается инструкция нарисовать каждого члена семьи, включая себя, делающего что-нибудь. Эти кинетические (изображающие действие) рисунки могут быть более информативными, чем рисунки, выполнен­ные по традиционным инструкциям.

Таким образом, детские рисунки человеческих фигур могут быть получены с использованием различных инструкций и ме­тодов анализа.

Подробнее о рисуночных методиках можно прочитать в книгах:

БарканА. И. Его величество ребенок. — М., 1996;

Берне Р. С, Кауфман С. X. Кинетический рисунок семьи. —-М., 2000;

Венгер А.Л. Психологические рисуночные тесты. — М., 2003;

*** Лосева В. К. Рисуем семью. — М., 1995;

••* Маховер К. Проективный рисунок человека. —М., 1996(2-

ое издание);

■*•* Хоментаусках Г. Т. Использование детского рисунка для исследования внутрисемейных отношений // Вопросы пси­хологии. —1986. —№ 1.

Для изучения семейных взаимоотношений педагог может использовать методики комментирования картинки, заверше­ния рассказа, неоконченных предложений, а также игровые задания.

Игровые задания

Педагог может предложить ребенку поиграть в игру « Чем я близких своих порадую, чем могу огорчить». Предлагаются два контура лица человека (хмурое и улыбающееся) и набор сюжет-

46

ных картинок, отражающих и плохие, и хорошие поступки де­тей. Ребенку предлагается рассмотреть картинки, представить себя главным действующим лицом и затем разложить картин­ки. Если маме (папе, бабушке) поступок понравится, картинку надо положить к улыбающемуся лицу, а если огорчит, — к хму­рому. Анализ выполнения задания дает основание судить о вза­имоотношениях взрослых и ребенка, о единстве требований, предъявляемых ребенку взрослыми членами семьи, ценност­ных ориентациях семьи.

Методика комментирования картинок. Ребенку предъявляются картинки, изображающие сцены из семейной жизни. Предлагается описать картинку (Что нарисовано?) и озвучить (например, что мама или папа говорили дочке или сыну). Ребенок рассказывает о картинке, опираясь на соб­ственный опыт, наделяя персонажей своими переживаниями и отношениями.

Методика завершения рассказа. Педагог предлагает ребен­ку сочинить вместе рассказ: «Я придумаю начало, а ты конец». Конец рассказа придумывает ребенок в зависимости от того, как реагировала бы его собственная мама в подобной ситуации.

Методика неоконченных предложений используется дос­таточно часто. Педагог предлагает ребенку «поиграть»: «Я нач­ну предложение (фразу), а ты закончишь». Педагог играет роль ребенка, а ребенок мамы (папы). В ходе игры «ребенок» (педа­гог) обращается к «маме» (ребенку) с просьбами. Как и в других проективных методиках, предлагаются хорошо известные ре­бенку ситуации.

Проективные методики и игровые методы помогают педаго­гу увидеть «глазами ребенка» стереотипы повседневного обще­ния в семье, помочь родителям понять мотивы поведения соб­ственного ребенка, убедить в целесообразности изменения от­ношения к нему, если в этом назрела необходимость.

Широкие возможности для изучения семейных взаимоотно­шений и положения ребенка в семье предоставляет проектив­ная методика Рене Жиля, содержащая 42 вопроса и рисунки, на которых ребенок определяет свое место среди членов семьи в разных ситуациях.

С детьми начиная с 6-летнего возраста можно использовать метод интервью. По наблюдениям специалистов ребенок спосо­бен точно определять суть семейных взаимоотношений, семей­ные роли.

47

Информация, которую

можно получить при обследовании семьи

Изучение структуры семьи

Одной из первых попыток создания диагностических ин­струментов, удобных для практики, была циркуляционная модель Олсона [Olson, 1979]. На основе этой модели был разра­ботан ряд опросников и клинических шкал (Приложение II).

В работе с семейными проблемами широко используется техника «семейной скульптуры», пришедшая из психодрамы. Членов семьи просят с помощью телесной метафоры изобразить структуру взаимоотношений в их доме. Помогая людям занять определенные метафорические позы, психолог может мягко открыть семье ее структуру.

Существуют технологии с применением замещающих фигур для членов семьи.

Системный семейный тест Геринга

Эмоциональная близость между членами семьи представле­на здесь как расстояние между фигурами. Этот показатель точ­но отражает восприятие ими отношений в семье. Тестовый ма­териал состоит из доски, разделенной на 81 квадрат (9x9), жен­ских и мужских фигурок, а также цилиндрических блоков вы­сотой 1,5; 3 и 4,5 см. Расстояние между фигурками на доске отражает степень сплоченности семьи и отдельных ее подсис­тем. Высота фигурок, регулируемая с помощью цилиндричес­ких блоков, показывает семейную иерархию. Изменение рас­положения фигурок на доске от одной репрезентации к другой показывает степень гибкости семейной системы.

Анализ и интерпретация теста ведется относительно всей семьи в целом, и двух ее подсистем отдельно — супружеской и детской. В соответствии с этим определяется сбалансирован­ность подсистем и семьи в целом. Семьям, имеющим серьезные проблемы, соответствуют намного менее сбалансированные се­мейные структуры и многочисленные структурные наруше­ния.

Тест представляет собой удобный повод для групповой дис­куссии с семьей о взаимоотношениях между ее членами и же­лаемых изменениях. (Более подробно см. Черников Л. В. Интег-ративная модель семейной психотерапевтической диагности­ки. — М., 1997.)

Некоторые проблемы психодиагностики семьи

В последние годы все больше осознается психотерапевтичес­кая сущность рисования, музыки, театра, как и любой другой художественной деятельности - искусства вообще. Благодаря это­му стирается грань между психологическим обследованием и пси­хотерапевтическим сеансом, а диагностический инструментарий становится одновременно и средством арттерапии.

Широкое применение рисуночных и игровых методов, таких как методика неоконченных предложений, методика коммен­тирования картинок, методика завершения рассказа основано на принципе проекции, т.е. на вынесении вовне своих пережи­ваний, желаний, стремлений и т.п.

С помощью проективных методов выявляют неосознаваемые установки обследуемого, его подсознательные импульсы. Про­ективные тесты очень информативны, просты в проведении, не требуют специального оборудования, не занимают много вре­мени. Особенно эффективны такие методы при изучении де­тей. Выполнение заданий доступно детям со сниженным ин­теллектом и речевым недоразвитием. К тому же игра, рисунок помогают вступить в контакт с ребенком, расположить его к себе. Проективные методы могут использоваться многократно и при этом не теряют своего диагностического и психотерапевтичес­кого значения.

Первой стандартизованной рисуночной методикой является тест «Нарисуй человека* Ф.Гудинаф, разработанный в начале прошлого века. С тех пор было предложено много новых крите­риев оценки рисунков, стал развиваться подход, опирающийся на более обоснованные представления о формах самовыражения в художественной деятельности, в том числе изобразительной.

Основным недостатком проективных методик считается их недостаточная валидность, определенный субъективизм в ин­терпретации результатов, отсутствие статистических методов обработки данных. Поэтому эти методы обычно используются в комплексе с другими психодиагностическими методиками, сопоставляются с результатами наблюдений и бесед с членами семьи.

Рекомендуется использование набора из нескольких наибо­лее результативных рисуночных методов (А.Л.Венгер, 2003) для изучения различных психологических характеристик ре-

49

бенка, в том числе его отношения к домашней обстановке в це­лом и к отдельным членам семьи, среди них рисунки: «Моя будущая семья», «Рисунок семьи», «Кинетический рисунок семьи» и др.

Приоритетным направлением современной специальной (коррекционной) педагогики и специальной психологии в настоящее время является ранняя помощь семье. Это обус­ловливает особую важность разработки эффективных мето­дов диагностики отклонений в развитии у детей младенчес­кого возраста.

По данным Ю.А.Разенковой, Э.Л.Фрухт (1988—1999), толь-ко32,1% семейных детей и 6% детей-сирот развиваются в пре­делах возрастной нормы. При этом у 19,8% семейных детей и 47, 3% детей-сирот во втором полугодии жизни выявлено от­ставание по всем показателям развития более чем на 3—5 мес. На основе лонгитюдных исследований разработаны различные методы ранней диагностики в России и за рубежом, которые характеризуются единой возрастной и содержательной направ­ленностью. Контроль за ходом психического развития младен­цев осуществляется помесячно.

Отмечаются различия отечественных и зарубежных методик, которые касаются изучаемых областей развития ребенка, пока­зателей развития, сроков начала осуществления проверок.

Преимуществом отечественных методик является выделе­ние наиболее ранних возрастных сроков и показателей разви­тия новорожденных детей, что позволяет выявлять отставание в развитии детей на наиболее ранних этапах. Разброс показате­лей в зарубежных методиках, по-видимому, связан с различ­ными подходами к понятию возрастной нормы и различными социокультурными условиями воспитания детей в разных странах. Поэтому зарубежные методы не могут быть исполь­зованы в качестве скринирующего (просеивающего) диагно­стического инструментария. Так, при использовании Мюн­хенской функциональной диагностики развития детей пер­вого года жизни выявляется только 8—10% детей, нуждаю­щихся в ранней психолого-педагогической коррекции (Ю.А.Разенкова).

Обследование ребенка делается не из праздного любопытства. Оно преследует сугубо практические цели: оказать помощь ре­бенку и его семье. В этом плане трудно избежать хотя бы кос-

50

венных прогнозов относительно программ обучения, социаль­ной адаптации, перспектив трудоустройства. При этом важно определить ограничения, обусловленные, главным образом, интеллектуальной недостаточностью и те, которые связаны с любыми другими факторами и обстоятельствами. В то же время необходимо уметь оценивать ребенка в целом. Ребенок 12 лет с IQ (по Векслеру) равным 55 может быть достаточно упорным, настойчивым и в то же время доброжелательным и услужли­вым. Вполне возможно, что его впоследствии удастся трудоуст­роить, несмотря на его низкий интеллект. Другой подросток может иметь коэффициент интеллекта выше 70, но быть труд­ным в поведении: эмоционально лабильным, не способным дли­тельно концентрировать внимание и соблюдать производствен­ную дисциплину. В этом случае проблема заключается скорее в нарушении эмоционально-волевой сферы, чем в низком интел­лекте.

При решении вопроса: как помочь ребенку необходимо тща­тельно проанализировать его семейную ситуацию. Изучение семейных взаимоотношений помогает найти адекватные под­ходы к решению проблем ребенка. Бывают ситуации, когда ре­бенка неправильно воспитывают. Ребенок, воспитывающийся в условиях гиперпротекции со стороны матери, становится узур­патором в своей семье, претендует на единоличное владение ее вниманием и использует для этого различные уловки, напри­мер, настраивает одного родителя против другого, создавая тя­желую конфликтную ситуацию в семье. В некоторых таких се­мьях подросший ребенок спит только с родителями, хотя имеет собственную постель и даже собственную комнату. Убедить мать в том, что ребенка необходимо переместить в его собственную постель или еще лучше комнату- это верный шаг к эмоциональ­ной зрелости ребенка.

Никакое обследование ребенка и его семьи нельзя считать полным, если тщательно не рассмотрены все дополнительные проблемы, с которыми может столкнуться «особый» ребенок. Эти проблемы включают нарушения зрения, слуха, функций опорно-двигательного аппарата (детский церебральный па­ралич), судорожные припадки, эмоциональные нарушения в виде повышенной возбудимости, проблемы коммуникатив­ного поведения и многие другие. Такое обследование под силу команде специалистов, включающей педагога-дефектолога, психолога, социального работника, педиатра, психиатра, ло-

51

гопеда и, в случае необходимости, окулиста, сурдолога, ортопе­да и др.

Вопросы и задания

1. Какую информацию о семье следует получить от родите­лей «особого» ребенка?

2. В какой форме следует предоставлять информацию о ре­зультатах психодиагностического обследования родителям?

3. Какие методы используются для изучения семьи «особо­го» ребенка?

4. Назовите принципы диагностической работы с родителя­ми «особого» ребенка.

5. Какую информацию о семье и с помощью каких методов можно получить от ребенка?

6. Какие игровые задания для изучения семейных взаимоот­ношений можно предложить ребенку?

7. Какие рисуночные методы используются для изучения семейных взаимоотношений?

8. В чем преимущества проективных методов при работе с детьми?

 

ГЛАВА 4

Семья

нестандартного

ребенка

Интеграционные тенденции

Во всем мире нарастают интеграционные тенденции в отно­шении обучения и воспитания детей с недостатками в разви­тии. Первым этапом такой интеграции можно считать соци­альную приемлемость семейного воспитания таких детей. Вто­рым этапом можно считать те коррективы, которые были вне­сены в систему воспитания и обучения большой категории де­тей с ограниченными возможностями в США, где были упразд­нены вспомогательные классы при массовых школах и многие дети с легкой умственной отсталостью стали обучаться в «об­щем потоке».

В пользу такой интеграции детей приводятся следующие доводы:

1) снимается проблема « навешивания ярлыков»(обычно оно способствует снижению самооценки и уровня ожиданий);

2) в массовой школе более высокий уровень обучения, чем во вспомогательном классе;

3) выявляются дети, которым диагноз умственной отсталос­ти был поставлен ошибочно.

Однако не все так просто. Как показали специальные иссле­дования, интегрированных детей с легкой формой умственной отсталости могут отвергать их нормально развивающиеся одно­классники. Наибольшие трудности эти «интегрированные» дети испытывают в подростковом возрасте, так как именно в этот период «любовных записок» и назначений свиданий про­исходит наибольшее выражение неприятия со стороны сверст­ников. Это приводит к нарушению социальной адаптации «ин­тегрированных» детей. Им в это возрасте требуется помощь спе­циалистов, особенно психотерапевта.

. Принцип интеграции лежит также в основе воспитания и обучения детей с тяжелыми формами интеллектуальной не­достаточности, в частности, с синдромом Дауна. В настоя­щее время считается, что возможности таких детей недооце­нивались в прошлом и на самом деле можно достичь гораздо больших успехов в их воспитании и обучении. Благодаря раз­личным программам ранней педагогической помощи детям с отклонениями в развитии, одной из которых является про­грамма «Маленькие ступеньки» Ун


Эта страница нарушает авторские права

allrefrs.ru - 2018 год. Все права принадлежат их авторам!