Главная Обратная связь

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






Формы собственности и их многообразие



 

Вопрос о формах собственности относится к числу самых сложных в экономической теории. Собственность, будучи сложнейшей системой отношений, состоит из разнообразных элементов, образующих те или иные характерные для нее структуры. Рассмотрим эти элементы, учитывая то обстоятельство, что каждая из структур отражает особенности какой-либо из сторон отношений собственности.

В теории прав собственности различают три основные системы собственности: государственную (коллективную), общедоступную (коммунальную) и частную. Альтернативные правовые режимы требуют разных затрат на свое содержание и защиту. Характер отношений собственности влияет при этом на распределение ресурсов, и на объем и условия обмена, и на уровень дохода, и на ценообразование.

В условиях системы частной собственности собственником является тот, чье слово в решении вопросов об использовании ресурса признается окончательным. Отдельные индивидуумы находятся в привилегированном положении в смысле доступа к тем или иным ресурсам: доступ открыт только собственнику или лицам, которым он передал, или делегировал, свои полномочия. Он сам определяет, как использовать или кому и на каких условиях передать принадлежащие ему блага.

При системе государственной (коллективной) собственности рассматриваемая проблема решается введением правил, согласно которым доступ к редким ресурсам регулируется ссылками на коллективные интересы общества в целом. Это предполагает, во-первых, установление принципов, определяющих, в чем же именно заключается коллективный интерес (благо общества), а во-вторых, разработку процедур, переводящих эти общие принципы в конкретные способы принятия решений по использованию каждого отдельного ресурса (т.е. решается ли это голосованием, делегированием прав профессиональным экспертам, единоличным распоряжением правительства и т.д.). Никто не находится в привилегированном положении в том смысле, что все как индивидуумы исключены из доступа к ресурсам: ничья ссылка на личный интерес не признается достаточной для распоряжения ими. Совладельцы государственной собственности не обладают единоличными, исключительными, продаваемыми на рынке правами по использованию ресурса.

При системе общедоступной (коммунальной) собственности также никто не находится в привилегированном положении. Но здесь, напротив, доступ открыт всем без исключения. Такой собственности соответствует экономика с полностью размытыми, неустановленными и неопределенными правами. Коммунальная собственность "ничья", общество, целиком построенное на подобной основе, являло бы пример общества без правил. Но поскольку предложение большинства ресурсов ограничено, в действие обычно вступает принцип "первым захватил, первым воспользовался". Он и становится неформальным регулятором доступа к ресурсам.



Три режима собственности, взятые в чистом виде, обозначают как бы три предельных случая, отсутствие каких бы то ни было фиксированных прав собственности, рассредоточение их среди множества индивидуальных агентов и их полное сосредоточение в рынках центрального органа, выступающего от имени всего общества.

Система частной собственности. В набор правомочий, образующих полное право частной собственности, включаются обычно следующие основные элементы: 1) право пользования имуществом; 2) право на доход; 3) право изменять его форму и субстанцию;
4) право передавать его другим по взаимно согласованной цене (при этом допускается передача правомочий как всех вместе, так и каждого по отдельности).

Подобная связка правомочий обладает важными информационными и мотивационными преимуществами. Частная собственность побуждает экономических агентов сообщать через сигналы рыночных цен истинную информацию о своих производственных возможностях и потребительских предпочтениях. Она мотивирует агентов к принятию наиболее эффективных экономических решений, которые в условиях рынка способствуют повышению благосостояния всего общества. Эти преимущества обеспечиваются такими ее свойствами, как исключительность, отчуждаемость, дробность и всеобщность.

Исключительность означает, что все, кроме самого собственника, исключены из доступа к ресурсу. Отчуждаемость предполагает отсутствие ограничений на свободную продажу или передачу правомочий. Дробность позволяет расщеплять право собственности на частные правомочия и образовывать из них новые комбинации. Всеобщность подразумевает, что объектом собственности потенциально могут становиться любые ресурсы, как настоящие, так и будущие.



Проблема экономической эффективности напрямую связана с этими характеристиками. Во-первых, в силу исключительности права частной собственности на собственника и только на него падают все положительные и отрицательные результаты осуществляемой им деятельности. Он оказывается заинтересован в максимально полном их учете при выработке решений. Это обеспечивает эффективность решений, принимаемых экономическими агентами (в смысле преобладания положительных последствий над отрицательными).

Во-вторых, право на отчуждение позволяет передавать в процессе обмена благо тому, кто готов предложить наивысшую цену (т.е. для кого оно представляет максимальную ценность). Тем самым обеспечивается эффективное распределение ресурсов.

В-третьих, благодаря дробности права частной собственности частичные правомочия могут беспрепятственно отпочковываться, дифференцироваться, комбинироваться и рекомбинироваться. Любой экономический агент получает возможность специализироваться в осуществлении какого-то одного или нескольких частичных правомочий (например, права на управление или права на распоряжение капитальной ценностью ресурса, как это происходит с менеджерами и акционерами корпораций).

В-четвертых, потенциальная распространимость прав собственности на любые ресурсы по существу означает, что экономика располагает полным набором рынков.

Чем лучше и надежнее специфицированы права собственности, тем выше экономическая эффективность. Обратное явление - размывание прав собственности имеет место тогда, когда они либо неточно установлены и плохо защищены, либо подпадают под разного рода ограничения (прежде всего со стороны государства). При этом нарушается обратная связь между действиями экономических агентов и получаемыми ими результатами.

Размывание прав собственности приводит к подрыву рыночного механизма и отказу от него в пользу иных методов распределения экономических благ. Это может быть либо борьба за физический захват ресурсов, либо система командно-бюрократического распоряжения ими из единого центра.

Система общедоступной собственности. С экономической точки зрения, эта система формируется там, где издержки по спецификации и защите индивидуальных прав собственности высоки. Выгоды от установления таких прав либо недостаточны, чтобы перевысить необходимые затраты, либо вообще отсутствуют, если ресурс имеется в изобилии.

Вместе с тем издержки, сопряженные с действием данной системы, велики и возрастают с увеличением масштабов экономической деятельности. Исключительность и отчуждаемость прав собственности в ней отсутствуют. Никто не лишен возможности пользоваться ресурсом, поэтому никто не в состоянии передать свои права на него кому-либо другому. Рыночный обмен невозможен, ресурсы имеют нулевую денежную цену. В условиях действия принципа "первый захватил, первым воспользовался" ценовая конкуренция уступает место конкуренции за физическое обладание экономическими благами.

Несмотря на формально юридическое отсутствие, исключительность может достигаться временно через фактическое использование ресурса: на скамейке в городском парке может сидеть всякий, но никто не вправе согнать уже расположившегося на ней человека, чтобы занять его место, рыба в коммунальном пруду считается общей, но, пойманная, она начинает принадлежать выловившему ее рыбаку. Коммунальный ресурс остается "моим", только пока я им реально пользуюсь. В условиях коммунальной собственности все участники организации (коммуны), которой такая собственность принадлежит, обладают общим правом использовать блага (до его присвоения) и частным правом на использование после того, как удалось его получить (присвоить) во временное или постоянное владение. Ситуация, естественная для режима частной собственности, когда ресурс фактически не используется, но доступ к нему тем не менее закрыт, становится невозможной.

Неотчуждаемость коммунальных прав также не вполне абсолютна. Если исключительность они приобретают за счет фактического использования, то их отчуждаемость может достигаться политическим путем. Местное население вправе принять совместное решение о продаже или передаче коммунального ресурса частному лицу, государству и т.д.

Основной проблемой общей собственности является ее сверхиспользование: каждый индивид стремится опередить другого в потреблении того, что достается ему бесплатно. То, что в результате хищнической эксплуатации могут сократиться возможности потребления других собственников, его не интересует. Но поскольку так поступают все, благо, находящееся в общей собственности, быстро истощается (например, эрозия почв, истребление популяций ценных животных и т.д.).

Поэтому общая (коммунальная) собственность оказывается неустойчивой, нестабильной и с течением времени превращается либо в частную, либо в государственную собственность. В первом случае общедоступный ресурс дробится на индивидуальные части (лес делится на участки и т.д.) и стимул к сверхиспользованию исчезает. Во втором - изменение касается структуры прав не до, а после захвата ресурса (например, вся добыча из леса, принадлежащего данному племени, начинает считаться коллективной, а не достоянием отдельных охотников и делится между всеми "по справедливости").

Сравнительный анализ систем общедоступной и частной собственности показывает, что общедоступная собственность при прочих равных условиях предполагает сокращение объемов инвестиций, преобладание трудоемких технологий, низкую производительность труда, высокие издержки недобросовестного поведения. Для общедоступной собственности характерны многочисленные неценовые регламентации, служащие суррогатом тех самоограничений, которые были бы введены владельцами в условиях частной собственности (ограничение на размер плуга, величина ячеек в рыболовных сетях, установление охотничьих сезонов и т.д.). Вследствие такого рода регламентаций общедоступная собственность оказывается технически взаимосвязана и переплетена с государственной, потому что обычно именно государство вводит эти ограничения и следит за их соблюдением.

Система государственной собственности. Как и при общедоступной собственности, владельцами ресурсов, находящихся в ведении государства, являются все члены общества, но уже не порознь, а совместно, как единое коллективное целое. Государственная собственность, взятая в чистом виде, предполагает полное сосредоточение прав на принятии решений в руках центрального органа, действующего от имени общества. Распределение ресурсов осуществляется при этом посредством приказов-команд без участия рыночных цен.

Можно выделить несколько важнейших отличий государственной собственности от частной.

1. Главным фактором является неспособность совладельца государственной собственности продать или передать свою долю участия в ней. Более того, никто не может избежать обладания ею. Уклониться от "совладения" обороной страны можно, лишь переехав на необитаемый остров.

2. Отсутствие тесной корреляции между поведением индивидуальных совладельцев государственной собственности и результатами ее использования не менее важно: при системе государственной собственности издержки, связанные с каким-либо решением, ложатся на избирателя в меньшей степени, чем на владельца в условиях частной собственности. Члены общества, следовательно, слабее заинтересованы в контроле за результатами пользования государственной собственностью.

3. У совладельцев государственной собственности меньше стимулов контролировать поведение наемных управляющих (бюрократов), которым делегированы права пользования. Вследствие менее эффективного, чем в частных предприятиях, контроля за поведением управляющих у последних появляется больше возможностей злоупотреблять своим положением в личных интересах.

Итак, совладельцы государственной собственности не могут производить концентрации своего богатства в избранных ими областях (не могут, например, увеличить свою долю "собственности" в здравоохранении, уменьшив долю "собственности" в обороне); расщеплять пучки правомочий и специализироваться в реализации частного правомочия только одного типа; налаживать действенный контроль за своими агентами.

Физическая невозможность проконтролировать использование всех распоряжений из центра имеет два практических следствия. Во-первых, в известных пределах права на принятие решений делегируются агентам на нижестоящих ступенях государственной иерархии. Другими словами, происходит ранжирование и рассредоточение полномочий по вертикали: каждый наемный агент (бюрократ) наделяется усеченным пучком соответствующих правомочий. Но такой набор прав не принадлежит ему лично, а закрепляется за занимаемым им местом и, следовательно, не подлежит передаче. При этом разграничение функций между такими агентами (в отличие от частных собственников) часто бывает очень приблизительным, что неизбежно отражается на эффективности принимаемых решений.

Во-вторых, образование полуавтономных государственных структур создает предпосылки для установления горизонтальных экономических отношений как непосредственно между ними, так и между ними и частными организациями. Отсюда и потенциальная возможность для формирования рынка. Существует огромное множество промежуточных форм, где прерогативы центральной власти очень ограничены, а ее представители на местах пользуются правами, почти совпадающими с правами частных собственников. Государственная корпорация, действующая на конкурентном рынке, может отличаться от частной только тем, что часть дохода от ее деятельности идет государству, а не индивидуальным акционерам.

Однако в любом случае государственная собственность означает пусть частично, но ограниченное право на получение дохода и свободную передачу ресурса. Невозможность получить полную ценность ресурса в денежной форме агенты государства компенсируют получением дополнительных неденежных выгод.

В данных условиях ценовая конкуренция уступает место конкуренции физических характеристик. Производители товаров и поставщики услуг начинают стремиться иметь дело с теми, кто обладает наиболее привлекательными, с их точки зрения, личными чертами. Отсюда неизбежные потери в эффективности. Это отражается и на структуре распределения богатства: в выигрыше оказываются участники с наиболее "удобными" физическими характеристиками. Например, известно, что во всем мире государственные электростанции отдают предпочтение крупным потребителям электроэнергии, подвергая дискриминации мелких.

Имеется богатый фактический материал по сопоставлению предприятий, находящихся в собственности государства и частных лиц. Он показывает, что государственные предприятия при прочих равных условиях устанавливают более низкие цены на свою продукцию, используют более капиталоемкие технологии, имеют более высокие операционные издержки, реже пересматривают цены, слабее реагируют на изменения в спросе, производят менее разнообразную продукцию, медленнее осваивают новую технику.

Однако в определенных ситуациях государственная собственность дает лучшие результаты. Существует особый класс благ, называемых общественными (например - оборона страны), когда без вмешательства государства не обойтись. Это блага, потребление которых одним человеком не уменьшает их количества, достающегося другим. Здесь в действие вступает политический механизм принятия решений.

Следовательно, в каких-то случаях наиболее эффективной оказывается коммунальная собственность (при изобилии ресурсов или высоких трансакционных издержках), в других - государственная (производство общественных благ), в третьих - частная.

С этой точки зрения, интересно взглянуть на современное положение нашей экономики. В рыночной экономике, в условиях четко определенных прав собственности каждый знает, что он может повысить благосостояние, не захватывая чужого имущества, а только приумножая свое. В переходной экономике выгоднее бороться за присвоение бывшей государственной собственности. Налицо типичная борьба за захват ресурсов по принципу "первый занял, первым воспользовался". Претендентами в этом соревновании выступают администрация предприятий, их трудовые коллективы, органы управления, новые коммерческие и государственные структуры. Перераспределительная деятельность подменяет производительную, инвестиционная активность парализуется. Присвоив собственность, новый владелец не чувствует себя застрахованным от возможных переделов и конфискаций. Это пробуждает к проеданию капитала, скорейшему превращению производительных благ в потребительские. Таким образом, экономика нашей страны в полной мере ощущает сейчас на себе все негативные последствия, порождаемые отсутствием полной спецификации прав собственности.

В марксистской трактовке собственности на основе характера соединения субъектов со средствами производства выделяют частный и общественный типы собственности. На рис. 3 приведены принципиальные черты частного и общественного типов собственности.

 

 

Частная собственность в ее конкретных вариантах и исторических формах (рабовладельческая, феодальная, капиталистическая) характеризуется прежде всего частным индивидуальным владением средствами производства, использованием труда несобственников, дающим возможность распоряжаться не только условиями производства, но и результатами труда других, присваивать часть их труда. У перечисленных форм частной собственности имеются вместе с тем различия в механизме соединения работников с чужими средствами производства.

Общественная собственность рассматривается как антипод частной и выделяется по критериям совместного владения средствами производства и соединения в одном коллективном субъекте собственника средств производства и работника и по вытекающему отсюда совместному присвоению результатов производства.

Способ соединения непосредственного производителя со средствами производства определяет различные исторические типы собственности (в рамках формационного подхода к анализу социально-экономического развития):

* соединение посредством насилия одного человека над другим: рабовладельческий и, в значительной степени, феодальный тип собственности;

* соединение при помощи отношений купли-продажи рабочей силы: капиталистический тип собственности.

Частная собственность, пришедшая на смену первобытнообщинной, трактовалась Марксом как прогрессивное явление. Это был объективный естественно-исторический процесс, связанный с возникновением прибавочного продукта. Частная собственность являлась той формой, при которой наиболее полно реализуется экономическая обособленность товаропроизводителя. Следовательно, частная собственность и связанное с ней экономическое обособление, наряду с общественным разделением труда, является необходимой предпосылкой возникновения и развития товарного производства, а также способствует становлению человека как индивидуальности, личности, "вырывает" его из первобытного стада. Тем не менее именно с частной собственностью марксистская теория связывала все противоречия и конфликты буржуазного общества, эксплуатацию, нищету и деградацию пролетариата.

Однако функционирование частной собственности в предпринимательской деятельности оказывает действенное влияние на эффективность экономики в целом. Относительно же эксплуатации чужого труда, понимаемой как отторжение у работника части созданного его трудом прибавочного продукта (прибыли), заметим, что подобное изъятие имеет место при любой форме собственности. При этом доля изымаемой реальным собственником средств производства прибавочной стоимости в условиях общественной собственности на средства производства может быть нисколько не меньше, чем в условиях частной собственности. Куда же направляются эти средства, опять-таки мало определяется господствующей формой собственности, а больше зависит от регулирующей функции государства и объективных потребностей производства и общества, отдельных социальных групп.

Существуют две, основанные на противоположных объективных тенденциях, теоретические модели, обосновывающие актуальность развития частной собственности. Первая связана с тем, что мелкая частная собственность еще не исчерпала своего потенциала, она же обеспечивает достаточно высокий уровень эффективности в сфере услуг и сферах, не требующих крупных индустриальных систем. Там же, где они необходимы, наиболее типичны акционерные предприятия. Вторая модель связана с социализацией собственности, генезисом и упрочением демократических, самоуправленческих общественных форм.

В России до недавнего времени ведущей формой собственности объявлялась общественная (общенародная) собственность, что сегодня правомерно оспаривают многие экономисты. Общенародная собственность, по существу, не состоялась, потому что для нее не было объективных условий. Она не только не соответствовала доиндустриальному этапу развития, но в качестве единственной, всеохватывающей не соответствовала и потребностям состоявшейся индустриализации, современному этапу НТР. Отсюда были неизбежны деформация общенародной собственности, ее перерождение в условиях административно-командной системы. Это привело к таким социально-экономическим последствиям, как техническая отсталость промышленности, сельского хозяйства, всеобщий дефицит товаров и услуг, экономическая изолированность от мирового хозяйства.

Долгое время к общественной, общенародной, социалистической собственности у нас относили государственную собственность, хотя право использования и распоряжения ею принадлежало отнюдь не всем и даже не большинству народа, а лишь немногим представителям административно-командной системы. Понятно поэтому, что присвоение результатов производства, потребление и распределение произведенной продукции и всего общественного богатства были сосредоточены в руках административной элиты. Не случайно за десятилетия правления последней сформировалось негативное отношение к такой собственности, как к ничейной. Меры по разгосударствлению и приватизации собственности, предпринятые в последние годы в нашей стране, направлены на трансформацию отношений собственности и создание условий для функционирования многообразия форм собственности.

Поскольку собственность выражает не только характер экономических отношений в процессе производства, но и распределение полученного продукта, его обмен и потребление, поскольку она лежит в основе всей системы производственных отношений, пронизывает их многочисленными прямыми и косвенными связями, анализ этих отношений позволяет классифицировать структуру собственности по критерию общецивилизованной тенденции социализации частной собственности, выделив в качестве двух "полюсов" частную и общественную собственность.

Частная собственность - это отношения собственности, при которых экономическое лицо обособленно, независимо от других осуществляет функции распоряжения и присвоения, а все правомочия собственника сконцентрированы в руках этого лица.

Общественная собственность - это такие отношения, при которых различные экономические лица совместно осуществляют распоряжение, присвоение и правомочия собственника.

Что такое "экономическое лицо"? Это и фермер, самостоятельно ведущий хозяйство, распоряжающийся средствами производства и присваивающий продукты труда; и мелкий бизнесмен, организовавший маленькую лавочку, которая полностью является его собственностью; и акционерное общество, и в этом случае вопрос сложнее: отдельный акционер - частный собственник или он совместно с другими акционерами осуществляет распоряжение и присвоение богатства, принадлежащего данной акционерной фирме; еще более сложен вопрос о государстве и т.д.

За предельную величину возьмем индивидуальную частную собственность работника, когда все правомочия собственника сконцентрированы у отдельного физического лица - отдельной собственности или семьи. Следующее историческое отношение - появление коллективного использования средств производства в кооперативном трудовом процессе (мануфактуре, фабрике) - реализуется, как правило, в форме капиталистической собственности. Здесь работники отчуждены от средств производства, собственником которых (капитала) является буржуа (капиталист). Развитие индустриального производства и капиталистической экономики в массовых масштабах приводит к экспансии акционерной формы собственности, а затем и корпоративного капитала. И то и другое уже содержит элементы общественного распоряжения и присвоения богатства, т.е. является переходным к общественным формам собственности. Более "продвинуты" по шкале социализации коллективная (кооперативная) и государственная собственности, если они, конечно, содержательно являются собственностью работников (граждан), а не бюрократии.

В принципе, еще ближе к ассоциированной находится собственность общественных организаций, но также лишь при условии, что ею распоряжаются и ее присваивают члены данных объединений на равных для всех основаниях и что сами объединения носят открытый и добровольный характер.

Всю эту цепочку в ускоренном темпе и нелинейно проходит собственность переходной экономики, для которой в полной мере может быть применена систематизация отношений собственности с учетом специфики собственности в переходной экономике (рис. 4).

 

 

 


Эта страница нарушает авторские права

allrefrs.ru - 2018 год. Все права принадлежат их авторам!