Главная Обратная связь

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






Этимология и мифология мафии 1 часть



Сегодня ни один специалист - ни у нас, ни за рубежом - не берется восстановить точную историю мафии, этимологию этого термина на основе строго подтвержденных эмпирических данных и научных концепций. Вот почему в литературе существует несколько версия происхождения слова <мафия>, одних из которых связывают его с лозунгом патриотов Сицилии, другие - с арабским завоеванием острова, третьи - с романтической историей безутешной матери, потерявшей дочь, четвертые: Впрочем, обо всем по порядку.

Согласно одной из версий, корни мафии уходят в глубины средневековья, когда в XIII веке народ Сицилии вооружился для борьбы против французских захватчиков. Во время антифранцузского восстания 1282 года родился клич "Смерть Франции, вздохни Италия" ("Morete Alla Francia, Italia Anela"). Начальные буквы этого призыва и составляют слово мафия. Долгое время мафия как объединение людей, в основном связанных кровными узами, была чисто деревенским явлением и задачи ее очень отличались от нынешних. Постепенно мафиози перебрались в города - сначала итальянские, а затем и американские.

Другие специалисты прослеживают историю самой мафии и соответствующего термина вплоть до 9 в. н.э., когда Сицилию завоевали арабы. Арабское слово maf(f)ja означает <место спасения> (Arlacchi). Тогда сицилийцы были угнетены арабами, многие из них прятались в горах, где основали тайное общество, которое поддерживало родовитые сицилийские семьи и пропагандировало национальные ценности. В 11 в. Сицилию захватили викинги. Сами они стали преуспевающим сословием, а сицилийцев превратили в своих рабов. Беглые рабы-сицилийцы укрывались среди холмов, где возводили <мафии> - опорные пункты сопротивления. В 15 в. на острове появились новые захватчики - на этот раз испанцы. Оружием устрашения была у них инквизиция и орудия мучительной пытки. Сицилийские крестьяне вновь вынуждены были искать защиту в укрепленных мафиях.

Согласно другой лингвистической версии, слово <мафия> впервые появилось в эпоху французского завоевания острова в 1282 г. Лозунгом для сицилийских патриотов, мстивших захватчикам, стали слова: (<Смерть французам во всей Италии!>[455]). Заглавные буквы девиза как раз и дают слово mafia. Примерно в это время на острове Сицилия были организованы отряды бойцов, которые собирали с крестьян подать в обмен на защиту от набегов внешних врагов, коих у Сицилии было достаточно - и французские морские разбойники, и банды наемников из Северной Италии, и беспокойные заморские соседи, алжирские и турецкие пираты. Именно эти отряды самообороны придумали боевой клич, превратившийся в самоназвание.



Объединения вооруженных сицилийцев, облагающие данью соотечественников, стали объединяться в единую систему только в XIX веке, точнее, в 1862 году, когда конституция Сицилии провозгласила отмену феодального режима. Мафии казалось, что этот закон навязан им ненавистной Северной Италией, поэтому она предложила свои услуги Джузеппе Гарибальди, который двумя годами раньше помог сицилийским повстанцам в борьбе с правительственными войсками.

Парадоксы истории Гарибальди, национальный герой и знамя патриотизма, освободил страну, опираясь на помощь боссов мафии. В 1860 г. Гарибальди высадился на Сицилии всего с тысячей горячих голов. Эта легендарная <тысяча> росла с каждым шагом по земле Юга. Но другая мафия, Camorra, убила его в Неаполе. А вот другой политический деятель Италии, Б.Муссолини, диктатор и основатель фашистского режима, прослывший злодеем и угнетателем, непримиримо боролся с мафией. Правда, победить ее так и не смог. В 2001 г. встрече министров финансов "большой восьмерки" пытались помешать антиглобалисты. Полиция обнаружила несколько тайников с пистолетами, щитами, дубинками и баллончиками-распылителями с перцем. Участники акции протеста оделись в красные рубашки, как бойцы-гарибальдийцы, сражавшиеся в XIX в. за объединение Италии. Освободить Сицилию Гарибальди помогли тогдашние боссы сицилийской мафии, а нынешний поход был частично профинансирован Каморрой - неаполитанской разновидностью мафии.

По другой легенде, в 1282 году, в пасхальный понедельник, девушку-сицилианку изнасиловал французский солдат (или несколько солдат). Это случилось в день ее свадьбы. Мать девушки, обезумев от горя. Носилась по улицам с душераздирающим криком: "Ma fia! Ma fia!" ("Моя дочь! Моя дочь!"). На другой день, в пасхальный вторник, в стране вспыхнул бунт. За один вечер взбунтовавшиеся перерезали тысячи (скорее всего, конечно, сотни) французов. Этот бунт вошел в историю под названием "Сицилийская вечерня" (сигналом к нему якобы послужил колокольный звон, призывающий прихожан к вечерне).



Члены сицилийской мафии возводят свое проис-хождение к средневековой секте последователей Святого Франциска ди Паоло, будто бы основанной в 1185 г. В XVIII веке члены этой секты, или тайно-го общества, обитали в Палермо, в подземных пеще-рах, днем молились, а ночью, как рассказывали в на-роде, совершали вылазки, чтобы защищать угнетен-ных бедняков.

Однако самый древний документ, где обнаружено слово <мафия>, датируется 1658 г., и в нем оно приводится как прозвище <магары>, женщины, которая занималась магией. Много позже его стали использовать для обозначения криминальных явлений на Сицилии. В 1838 г., когда слово <ма-фия> еще не существовало в своем нынешнем значе-нии, генеральный прокурор Трапани Дон Пьетро Уллоа в своем раппорте писал:

<На Сицилии нет служащего, который не раболепствовал бы перед сильными ми-ра сего и который не пытался бы извлекать выгоду из своей должности. Эта всеобщая продажность приве-ла к тому, что народ стал прибегать к средствам очень странным и опасным. Во многих местностях существуют братства в виде сект, которые провозгла-шают себя партиями и которые не проводят собра-ний, вообще не устанавливают между своими чле-нами никаких связей, кроме общей зависимости по отношению к главе братства, которым здесь является землевладелец, а там - священник. Общая касса вы-ручает их в нужде, когда надо добиться отставки од-ного чиновника или подкупить другого, когда надо защитить кого-то или засудить невиновного. Народ научился договариваться с преступниками. Когда случаются кражи, появляется посредник, который предлагает свою помощь для возвращения украден-ных вещей. Многие высокопоставленные служа-щие магистрата покрывают существование таких братств, покровительствуя им... Невозможно добиться от городских поли-цейских, чтобы они патрулировали улицы, невоз-можно найти свидетелей преступлений, совершае-мых средь бела дня. И в центре этого беспорядка - столица, со своей роскошью, со своими феодальны-ми претензиями в середине XIX века, город, где жи-вут 40 тысяч пролетариев, существование кото-рых зависит от капризов сильных мира сего. В этом средоточии всей Сицилии торгуют общественными должностями, покупают правосудие, совращают не-винность...>[456]

Что касается публичного появления, то по одной версии слово <мафия> в 1862 г. впервые употребил в своей пьесе Джузеппе Риззуто (Giuseppe Rizzuto) под названием (<Мафия в Викарии> (так называлась тогда тюрьма в Палермо), повествующая о тайных преступных группах, по другой - префект Палермо маркиз Филиппо Гвалтерио в своем донесении от 1865 г. Во всяком случае о мафии как о состоявшемся, причем именно социальном, феномене уже в мае 1875 г. заме-ститель префекта Палермо кавалер Сораньи писал министру иностранных дел: <Мафия (... эта огромная организация... которая распространилась на весь со-циальный организм и, действуя противоположными методами запугивания и покровительства, пытается подменить собою публичную власть...) имеет ныне большую силу, нежели правительство и закон>.

Первый словарь сицилийского диа-лекта, в который включено слово <ма-фия>, - словарь Трайны, изданный в 1868 г. В нем это слово представле-но как новый термин, завезенный на Сицилию жителями Пьемонта, т.е. чиновниками и солдатами, появивши-мися здесь в результате восстания Га-рибальди, хотя не исключено, пишет Ф.Кальвио, что сам термин происходит из Тосканы, где maffia (с двумя ) значит <нищета>, а словом smaferi обозначают сбиров, т.е. полицейских агентов. Трайна по-лагает, что оба эти слова и их значе-ния сближает тот тип людей, которых на Сицилии называли мафиози. Ма-фиози обладает самоуверенностью и надменностью сбира, но это одновре-менно и отверженный, поскольку <во-истину нищим можно назвать того, кто почитает себя великим человеком исключительно благодаря грубой си-ле; это обнаруживает в нем великую грубость, то есть то, что на деле он яв-ляется не чем иным, как великой ско-тиной>. Следовательно, мафия - это <видимость отваги и твердости духа>. И ничего больше[457].

Таким образом, в самой Италии единства мнений о происхождении и сущности мафии нет. Одни авторы полагают, что это широко разветвленная преступная организация, другие призывают не преувеличивать опасности, полагая, что мафия - это определенный стиль жизни, а мафиозо - определенный тип людей. Так считал один из самых крупных специалистов по сицилийским народным традици-ям Джузеппе Питре из Палермо (1841-1916): <Мафия - это не секта или организация, у нее нет ни правил, ни уложений. Мафиози же - это не вор и не бродяга, и если в связи с но-выми веяниями этот термин применя-ют теперь к ворам и бродягам, то толь-ко потому, что у не слишком образованной публики не было достаточно времени, чтобы понять значение этого слова, к тому же обычно она не утруждает себя знанием того, что, в отличие от во-ра или бродяги, мафиози бывают исключительно храбрыми и твердыми людьми, людьми, которые ни-когда не попадаются на удочку, и в этом смысле быть мафиози - важно и даже нужно. Мафия - это сосре-доточенность на самом себе, чрезмерное полагание на собственную силу - первого и последнего арбит-ра в любом деле, в любом конфликте, материальном или идейном; отсюда - нетерпимость по отноше-нию к чужому превосходству, а еще более - к чужо-му высокомерию. Мафиози хочет, чтобы его уважа-ли, и почти всегда сам уважает других. Если он оскор-блен, то он не полагается на закон, на правосудие, но самолично его вершит; когда же ему для этого недо-стает силы, он действует с помощью других людей, которые чувствуют так же, как и он>[458].

В происхождении слова <мафия> немало легенд, мифологии и романтического подхода к собственной истории. Так, некоторые исследователи доказывают, что в нем заложен вовсе не преступный, а, скажем так, гендерный оттенок, обозначающий бесстрашное начало в мужчине. Героизация термина - естественная реакция населения на неоднократные волны завоеваний. В 9 в. Сицилию завоевали арабы, в 11 в. - норманы, в 12 в. - французы, в 15 в. - испанцы, а кроме них на остров вторгались греки, немцы и австрийцы. Тайные общества мужчин-воинов, прятавшихся на холмах и в горах, являлись необходимым звеном протестного движения сицилийцев. Мафия олицетворяла не только общенациональное движение освобождения от иностранных завоевателей, но и локальные очаги сопротивления крестьян против беспредела феодалов, а также вооруженной защиты самих феодалов от банд разбойников, нападавших на их замки и поместья. Мафиози считались эдакими Робин Гудами, <рыцарями из народа>, <людьми чести>.

И наши дни на Сицилии всё ещё много сторонников независимости. Жители острова даже считают, что говорят не по-итальянски, а по-сицилийски. Правительство ничего не может поделать с мафией не в последнюю очередь потому, что для местных жителей мафиозо - свой, а чиновник, назначенный из Рима, - чужак.

Долгое время мафия как объединение людей, в основном связанных кровными узами, была чисто деревенским явлением, и задачи ее очень отличались от нынешних. В течение веков сицилийские земли принадлежали дворянам. Удаленность от центральной власти и необходимость защиты своих владений от нападения создавали для итальянских сеньоров немало проблем. Самая крупная среди них - частые разбои, выражавшиеся в похищении людей и требовании за них выкупа, а также кража скота. Для того чтобы бороться с ним, владельцы имений вынуждены были заключать соглашения с единственной силой, способной поддерживать хотя бы видимость порядка, - мафией.

Задайте вопрос Как правильно писать - мафиози или мафиозо? Дело в том, что mafiosi - это множественное число от mafioso. Понятно, в каких случаях употребляется то или иное слово в русском эквиваленте. Однако в прессе данное правило не соблюдается. В результате оба слова употребляются для характеристики одного человека.

Сицилийские мафиози сразу поняли перспективность нового вида деятельности. С одной стороны, мафия должна сдерживать бандитов, но не уничтожать их до конца, дабы держать земельных баронов в страхе и тем самым обеспечивать постоянный спрос на свое покровительство, а с другой - она могла под видом разбойников сама поживиться хозяйским добром, которое, по мнению членов мафии, не всегда наживалось справедливым способом.

В поисках безопасного места феодалы частенько покидали сельские именья и перебирались в город, препоручив заботу о них управляющим <габелотти> (gabelloti)[459], которые должны были поддерживать порядок и взимать арендную плату. Разумеется, такими распорядителями чаще всего оказывались члены мафии.

С социологической точки зрения в этот момент произошла кардинальная перестройка классовой структуры. Состав высшего класса - сицилийских землевладельцев - полностью сменился: место легальных сеньоров - представителей классических европейских феодалов - заняло новое поколение нелегальных баронов - донов. Габелотти, сельские администраторы не были аристократами по крови[460]. Сельские менеджеры вытеснили земельных баронов и сами вскоре стали баронами, но только криминальными. Эти нувориши вскоре полностью захватили власть в сельской местности Сицилии. Они не унаследовали поместье, а перекупили его у своих бывших хозяев, на которых недавно работали. То, что габелотти не были аристократами в истинном смысле слова, еще не самое страшное, считают итальянские социологи. Гораздо опаснее те методы, которыми они добивались богатства. Часто преступным путем они доставали себе именья и баронские титулы, а затем не менее преступными средствами принуждали трудиться в них местных крестьян - почти за бесценок и под угрозой насилия. Ф.Кальвио в связи с этим делает ценное наблюдение: <На Сицилии не было ни революции, ни просвещенного абсолютизма, земля перешла от ба-ронов к <буржуа> (буржуа в кавычках, поскольку нельзя говорить о существовании буржуазии на Си-цилии в собственном смысле этого слова) через опе-рации, которые с полным основанием можно на-звать мафиозными. Крестьяне стали campieri (своего рода феодаль-ной полицией, зависимой от барона), затем campieri стали gabellotti (то есть арендаторами земли); запуги-вая баронов, они давали им ссуды под ростовщичес-кие проценты, крали доходы и наконец сумели за-владеть их землей. Но когда рабы стали хозяевами, они вместе с положением наследовали пороки преж-них хозяев: им нужна была только земля, и как мож-но больше земли; получив ее, они удовольствовались доходами, которые эта земля обычно приносила. Они не желали ничего менять, совершенствовать, пе-реустраивать. Доходы от земель вкладывались во все новые земли>[461].

Смена целой страты, ее криминальное обновление в масштабах целого общества произошло впервые. Возможно, стратификационное обновление наблюдалось, по крайней мере в ХХ веке, и в других странах, прежде всего Третьего мира, где преступные группировки прорывались к рычагам политического управления, но этот вопрос требует специального изучения. Можем лишь отметить, что подобная угроза ныне существует и в России, где, по оценкам ряда специалистов, в середине 1990-х годов произошла так называемая <криминальная революция>.

Исход землевладельцев в города, продолжавшийся целое столетие, совершенно преобразил лицо сицилийского общества. Глава мафии занял место феодального сеньора, присвоив присущие послед-нему полномочия так называемой <чистой и сме-шанной власти>, заключавшиеся в праве на жизнь и смерть обитателей городов и деревень, а также в пра-ве произвольного налогообложения. Теперь мафия не напрашивалась, но навязывала свои услуги, установив в сельских округах полное господство. И хотя новый порядок и террор выжимали из крестьян гораздо больше, чем это могли сделать бароны, в народе сохранилась еще добрая память о славных временах борьбы с иноземными оккупантами и мужественных рыцарях без страха и упрека.

Итак, сицилийские феодалы в середине Х1Х в. покидали деревенскую глубинку. Вскоре - в конце Х1Х и начале ХХ в. - в путь тронулись и мафиози, но уже за границу. Соединенные Штаты, встречавшие одну волну эмиграции за другой, в тот период стали золотым клондайком для итальянских мафиози. Они перебрались не только на другой континент, но и в другую историческую эпоху - из феодальной Италии в капиталистическую Америку. Капитализм не убил мафию, а, напротив, дал ей второе дыхание. Именно в США итальянская мафия стала интернациональной силой и глобальным проектом, выступила образцом для подражания многим народам, создавшим преступные организации по типу сицилийской мафии.

В зависимости от местных обычаев и клановой принадлежности тайные общества на Сицилии получали собственные имена. Так, в одном городке мафию могли называть Birritti (кепки), в другом - ManoFranterna (Братская рука), в третьем местечке - Cudi Chaiatti (Плоские головы). В южной Италии криминальная структура получила наименование Каморра (Camorra). Ее центром является Неаполь.

Проходили века, а мафия оставалась символом патриотических сил Сицилии. Эти силы составляли группы патриотов-активистов, с оружием в руках боровшихся с захватчиками. Постепенно военизированные группы превратились в тайные иерархические сообщества, возглавлявшиеся донами (вождями), каждому из которых подчинялся разветвленный клан кровных родственников - так называемая семья. Семьи подобно паутине охватили территорию всей страны. Они закрепляли за собой тот или иной крупный населенный пункт - поселок или городок. Центром всей паутины был город Палермо. Здесь жил босс всей мафии.

Некоторые историки полагают, что перерождение мафии из освободительной организации в криминальную началось в 18 в. Действительно, в 1700-е годы уже сложилась многовековая традиция борьбы с оккупантами и ее финансирования за счет местного населения. Часто партизанские отряды подолгу задерживались в горах, им необходимы были оружие, пропитание, одежда. Иногда необходимые средства приходилось изымать силой - и не только у дворян, но и у крестьян. Если население не оплачивало благородное дело освобождения, в ход шли запрещенные приемы, как-то: похищение детей, поджоги и взрывы зданий, убийства. К началу 19 в. тайные общества бывших освободителей превратились в крупные и хорошо организованные подразделения по изъятию денежных средств у населения.

По мнению Джо Дориго, ученые собрали недостаточно сведений, чтобы доказать, будто мафия ХIХ века действительно берет свое начало от средневековой мафии. Да, в период с 1300 по 1800 год на Сицилии промышляли подпольные шайки. Но между ними и той организацией, которую мы сегодня называем "мафией", едва ли существует какая-либо прямая преемственность.

Само слово "мафия" произносят не везде, чаще говорят <Коморра> или "Почетное общество". Некоторые (в том числе сами гангстеры) именуют свою организацию "клан", "компания", "организация", "мы", "наши", "свои", "честные" и т.п. Название "Cosa Nostra" (Наше дело) было пущено в оборот руководством ФБР в 1930-е годы.

Классический период мафии

Среди всех типов мафии наиболее ярким и самобытным явлением считается сицилийская мафия. Ее еще называют Коза ностра, просто мафия, Большая мафия.

История мафии, если считать самые ранние свидетельства о ее существовании, насчитывает около тысячи лет. Родиной мафии в ее классическом смысле является Сицилия. Этот небольшой остров треугольной формы, который отделен от материковой Италии 16-километровом Мессинским проливом. Сами сицилийцы говорят на итальянском языке со странным акцентом, что выделяет их из общеитальянской массы. Именно они, выходцы с Сицилии, стали основой Козы ностры. Не будучи сицилийцем, невозможно стать членом семьи.

Сицилия получила свое название от первых поселенцев - племен сикулов и сиканов. В XII веке до н. э. (когда еще никто и никогда не слышал о мафии) начинается торговля жителей Сицилии с финикийцами, едва освоившими мореплавание. Освоив его получше, выходцы из Аравии тут же принялись устраивать на острове колонии. В 700-х годах до н. э. это благодатное место открывают для себя греки, в числе прочих городов основавшие здесь знаменитые Сиракузы. Сицилия становится крупным торговым и культурным центром. За лакомый кусок с переменным успехом борются финикийцы и греки, греки и римляне. В III в. до н. э. идут знаменитые Пунические войны, во время которых римляне стирают с лица земли прекрасный город Карфаген, укрепляются в Средиземноморье и делают Сицилию частью Римской империи.

В V веке н. э. начинаются нападения на Сицилию варваров - вандалов и готов, в IX-X вв. остров находится под властью африканских мусульман. Сарацины Аравии были аристократами и возвели немало дворцов, превратив саму Сицилию в один из своих эмиратов. В XI-XII вв. из далеких северных стран на остров приплыли норманны. Они пробыли на острове недолго - с 1064 по 1100 г., но сделать успели много. Именно викинги насадили в Сицилии феодальную систему и превратили крестьян в фермеров. Теперь из острова сделали лоскутное одеяло малых и совсем маленьких городков, которые стали подвластны рыцарям Роджера I.

В XIII веке Сицилийское Королевство со столицей Палермо, ставшее к тому времени крупным культурным и научным центром, уступает натиску французов, на смену которым приходят испанцы. При испанцах появилась особая социальная прослойка - bravi (подручные сеньоров и других земельных собственников). По существу они стали прототипом мафиози. В Ломбардии (на севере Италии), когда австрий-ское владычество сменилось испанским, bravi как яв-ление исчезли благодаря крупным реформам в экономической сфере и аппарате управления. А вот на Сицилии, следы испанского владычества пережили самих ис-панцев, они остались. Мало того, постепенно bravi преврати-лись в мафиози.

В 1812 г. в Сицилии, управляемой Бурбонами, принимается конституция. 1848-1849 гг. - годы восстаний итальянского населения Сицилии, в результате которых 21 октября 1849 г. отсталая Сицилия объединяется с более передовым Королевством Италия. С острова на материк вместе с потоком сельхозпродукции и безработных устремляются мафиози. Так начинается освоение ими европейского континента. Через полвека на очереди встанет другой континент - американский.

Сицилия - тот самый кусочек суши, который пинает носком "итальянский сапог", называемый Апеннинским полуостровом.

В ХIХ веке в Италии сложились два основных центра организованной преступности: Неаполь, где царило тайное общество <Каморра>, и Сицилия, где доминировала классическая мафия, позже - уже в Америке, где было около 2 млн. сицилицев, - получившая название <Коза ностра> (<Наше дело>). В провинции Калабрия, на юге страны, действовала не менее влиятельная банда "Onorta Societa" (переводится по-разному: "Почетное общество", "Достопочтенное общество" или "Общество чести"), позже получившая название Н'Дрангета. Была еще четвертая группировка "Черная рука". Вернее это была не организованная банда, олицетворявшая конкретную <семью> или клан, а модель поведения: жертве предлагалось выплатить определенную сумму денег, не желающего платить избивали, вырезали его скот, поджигали дом или даже лишали его жизни. Жертве присылали письмо с отпечатком ладони, измазанной черной краской, отсюда и название распространенного вида шантажа - "Черная рука". За письмом могла стоять целая шайка или единственный вымогатель.

Через несколько десятилетий это название всплывет уже в Америке и будет олицетворять начало американского периода итальянской мафии (дон Вито).

К середине 19 в. Сицилию целиком и полностью контролировала разветвленная мафия, превратившаяся в тайную преступную систему. Теперь место вождей кланов - донов - заняли крупные феодалы, которые были способны навязывать свою волю правительству. Молодые члены мафии, еще будучи в возрасте тинейджеров, заучивали слова клятвы, учились владеть холодным оружием, терпеть боль и пытки, практиковались в повешении жертвы. В них воспитывали ненависть к любым представителям власти за исключением католической церкви, которая терпимо относилась к криминальным авторитетам.

В 1860-е годы в Сицилии насчитывалось более 25 преступных семейств, объединявших около 1700 так называемых <деловых людей>. Они называли себя La Cosa Nostra.

Контролируя бедное население Сицилии, в 1861 г. мафия стала реальной политической силой и смогла даже выдвинуть в Парламент своих кандидатов. Мафиози стали претендовать на место в высшем классе и почувствовали интерес к легальной жизни. В 1876 г. один из вождей мафии, Дон Рафаэло Пализзоло, вышел на политическую сцену. В буквальном смысле под дулом пистолета (использовав вооруженных сторонников) он принудил сицилийцев проголосовать за свою кандидатуру, а после выбором назначил премьер-министром правительства Сицилии своего дружка Дона Криспи. С тех пор органы власти на острове всегда находились под колпаком у мафии.

Новый виток сотрудничества мафии и власти - 1909 год. В этом году в Палермо, на площади Пьяцца-Марина, был убит американский следователь Джоу Петрозино. Он приехал, чтобы узнать все о сицилийских связях нью-йоркской преступной группировки <Черная рука>. Постепенно мафия стала настолько неотъемлемой частью итальянской жизни, что уже никто не разбирал, где государственные законы, где мафиозные. Мафия теперь действительно <почтенное общество>, членами которого могли быть самые родовитые и достойные. У мафиозо гордая осанка и выспренные манеры, его легко можно было узнать по раз-вязному поведению или яркому шейному платку.

Первым успешную операцию против сицилийской мафии провел в 1920-е годы диктатор Бенито Муссолини[462]. Он ата-ковал мафию на всех уровнях, репрессии коснулись как простых исполнителей, так и их шефов. Тоталитарный режим, как и всякий другой вид диктатуры, не мог допустить распыления властных полномочий или примириться с существованием института местного самоуправления, пусть даже в форме мафии. В 1925 г. Муссолини отменил выборы, и мафия лишилась главного инструмента политического влияния. Затем он отправил на Сицилию префекта Чезаре Мори, получившего прозвище <Железный префект>, с чрезвычайными полномочиями. В результате многие мафиози сели в тюрьму или были убиты. Фашистская партия заменила мафию в качестве посредника между крестьянами и правительством и стала основным гарантом общественного порядка на Сицилии[463].

Именно Муссолини, как бы мы к нему ни относились сегодня, первым доказал всему миру, что с мафией, организованной преступностью и терроризмом можно бороться только силой. Сего-дня единственным признанным средством против мафии является именно насилие.

Фашистский режим не уничтожил мафию, не смог лишить ее экономических и социальных коней. Удар был нанесен лишь по видимой части айсберга. Более того, репрессии вынудили многих мафиози мигрировать в Америку, где они установили тесные связи с американской организованной преступностью и создали основу международной торговли наркотиками. Историки говорят так: одна преступная группировка боролась с другой, а местом битвы выбрали маленькую Сицилию.

Но может быть это и к лучшему, что мафия выжила. Гонимые фашистами, мафиози пререшли на сто-рону антифашистов. Если на Сицилии, в период не-мецкой оккупации и после падения Муссолини, ве-лась вооруженная борьба с нацизмом, формирова-лись партизанские отряды и вообще действовало, как и на севере Италии, движение Сопротивления, то самыми авторитетными и мужест-венными организаторами, по мнению Ф.Кальвио, здесь были ма-фиози. В 1943 г., когда на Сицилии высадились англо--американские войска, во главе шли опять же боссы мафии. Вскоре войска союзников пригласили мафиози уча-ствовать в восстановлении органов гражданского са-моуправления. Особенно отличился знаменитый гангстер Счаст-ливчик Лучиано, наводивший ужас на мирных американцев в 1930-е годы. Он служил связующим звеном между сицилийской мафией и амери-канскими секретными службами, сыграв решающую роль в разгроме врага. После этого американцы выпустили его из тюрьмы, Лучиано вернулся в Италию, где в полном достат-ке и уважении спокойно окончил свои дни.

Таким образом, самый жесткий и самый первый выпад правительства против мафии завершился частичной победой. После Муссолини крупные удары по сицилийскоцй мафии нанесли спустя 60 лет - в 1992 и 2002 гг. Мафию первый раз не уничтожили, а попросту вытеснили. Влиятельным мафиози пришлось бежать в Соединенные Штаты. А время для этого было самое подходящее. В США свирепствовал "сухой закон", и кланы новых американцев итальянского происхождения за короткое время сделали капиталы на нелегальной торговле спиртным. Главным действующим лицом итальянской мафии в Америке 1920-30-х годов стал Аль Капоне, который устроил резню в День святого Валентина в 1929 г. и установил контроль над преступным миром Чикаго. Отмена сухого закона в 1933 г. нанесла сокрушительный удар по бизнесу мафии.


Эта страница нарушает авторские права

allrefrs.ru - 2017 год. Все права принадлежат их авторам!