Главная Обратная связь

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






Я знаю, что я зависим, но я сам забочусь о своей зависимости



Самозависимость для меня - синоним душевного здоровья. Извне мне требуется, прежде всего, одобрение Мы все нуждаемся в одобрении.

Когда мне было пять лет, единственным человеком, который мог его дать, была моя мама. Не было на зем­ле никого, кто мог бы ее заменить.

Повзрослев, я осознал, что если мама не может меня в чем-либо поощрить, то это может сделать кто-либо другой.

Может так случиться, что некоторые вещи, которые я отстаиваю или которые приносят мне истинное на­слаждение, не нравятся моей супруге, с которой мы вместе уже двадцать семь лет...

Но неправильно было бы отказываться от них лишь по этой причине.

Вполне вероятно, что они нравятся другим.

Скорее всего, я могу разделить свои увлечения с кем-нибудь еще.

А может быть, я смогу принять следующий факт: до­статочно того, что они нравятся мне.

Конкретный факт моего равнодушия к магическо­му реализму не означает того, что моя супруга должна отречься от своего любимого автора.

В худшем случае, если она заводит разговор о сво­их литературных пристрастиях, а я просто не выношу этой темы, ей придется подыскать другого собеседни­ка, с которым она сможет разделить свои интересы. Она может пойти на фильм с Ричардом Гиром в другой компании, потому что мне не интересен Рнчард Гир. И ей совсем не обязательно, превозмогая себя, со­провождать меня на оперу, если ее она не вдохновляет, потому что я всегда могу пригласить Мигеля или Литу, зная, что им это нравится.

Вот что я вкладываю в понятие самозависимость.

Самозависимый должен ответить самому себе на три основных экзистенциальных вопроса: кто я, куда я иду и с кем?

Но ответить следующим образом.

Будем осторожны, чтобы не заблудиться, связав на­правление движения со своими спутниками. Будем бдительны, чтобы не ответить на вопрос «с кем мы?» вместо вопроса «кто мы?».

Потому что таким образом мы повторим историю семейной пары, которая отправилась в путешествие по Европе, купив один из популярных туров вроде «Восьми стран за десять дней».

На мосту над рекой в центре одного прекрасного горо­да жена спрашивает:

Что это за город, милый?

А какой сегодня день?

Вторник.

Он загибает пальцы и в конце концов выдает:

Тогда это Брюссель.

Нам не подходит эта схема.

Я не могу выбирать свой маршрут, исходя из твоего, и не должен ограни­чивать себя дорогой, по которой иду. Я должен понять; прежде всего, мне нужно решить, кто я.

Кстати, я часто повторяю, что ответы на эти вопросы определяют, являюсь ли я человеческим существом, индивидуумом или личностью.



Потому что это три разных понятия.

С рождения мы все человеческие существа, так как принадлежим к человеческому роду. Как его представители, мы все одинаковы. По мере того как мы растем, мы развиваем в себе составляющую, заложенную в нас на генетическом уровне, а именно: нашу внешность, наши сильные и слабые стороны, — и это часть нашего отношения к жизни другими словами, характера.

На современном этапе развития науки, с учетом последних достижений в изучении человеческого генотипа и с появлением новой науки невробиоиммуноэндокринологии, практически неоспорим тот факт, что каждая личность от рождения обладает характером, связанным с другой генетической информацией цветом волос, цветом кожи, полом и т. д. А потому ха­рактер мы не выбираем, он врожденный.

Родившись, мы являемся всего лишь человечески­ми существами. Именно характер, который поначалу схож с миллионами других или попросту идентичен им, благодаря опыту и личной истории превращает каждого из нас в личность.

«Индивидуум» в переводе с латыни означает «неделимое», ибо каждый из нас представляет собой цельную систему, но также имеет коннотацию «единственный», в смысле особенный.

Все мы человеческие существа с момента появления на свет, и как таковые имеем некоторые общие черты: сердце с двумя желудочками и двумя аортами, мозг и т. п. Но как индивидуумы мы располагаем осо­бенностями, присущими только нам.

Процесс взросления предполагает, что индивидуум осознаёт взаимосвязь между своим характером и дей­ствительностью и может превратить образ жизни, ко­торый ведет, в свой личный, индивидуальный образ жизни.

Мы познаём свои отличия от других, перестаем по­ходить на остальных



Те из нас, у кого несколько детей, знают, что у каж­дого из них свой подход к жизни и наступает момент, когда маленький человечек принимает свою собствен­ную индивидуальность. Усваивает, что такое «я» и что оно отлично от других; понимает, что его брату нра­вится лошадка с повозкой, а ему вертолет, что ему нра­вится занимать в машине место у окошка, а его брат всегда садится посередине. Он начинает себя диффе­ренцировать, отделяя от всех остальных, и позицио­нирует себя как нечто особенное.

Это обособленное и непохожее на остальных чело­веческое существо называется индивидуумом, но не­достаточно быть индивидуумом для того, чтобы счи­таться личностью.

Личность- более высокий статус. Почти все человеческие существа, которых я знаю, смогли стать индивидуумами, но очень немногие — личностями. Чтобы называться личностью, необходимо быть во­влеченным в некоторый процесс и управлять им. «Процесс превращения в личность», как называл его Карл Роджерс в одноименной книге, болезненный; он влечет за собой отказ от некоторых вещей, приоб­ретение других и тяжелую внутреннюю работу.


Эта страница нарушает авторские права

allrefrs.ru - 2017 год. Все права принадлежат их авторам!