Главная Обратная связь

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






Географическое учение о лесе Г.Ф. Морозова



В конце девятнадцатого века в естествознании обозначилось новое науч­ное направление. Оно было направлено на изучение не отдельных природ­ных тел и явлений, а взаимосвязей между ними. Природоведы увидели тес­ную генетическую взаимосвязь форм рельефа, горных пород, атмосферы (климата), вод, растений и животных. Они увидели также, что взаимосвя­занные части природы, ее компоненты образуют многократно повторяю­щиеся природные единства.

Родоначальником этого нового направления познания природы явился В.В. Докучаев (1936). Не случайно, что именно почвовед, изучающий ком­плексное по своей природе образование – почву и почвообразовательный процесс, выявил основные почвообразователи, которые в различных соче­таниях образуют структуру почвенного покрова Земли. Новые подходы бы­ли совершенно необходимы при решении задач степного лесоразведения и анализа условий развития лесов на юге России. Исследования учеников В.В. Докучаева – Г.Н. Высоцкого (1904) и Г.Ф. Морозова (1926; 1930) рас­крыли взаимосвязи лесов с формами рельефа и слагающими их горными породами и отложениями.

Г.Н. Высоцкий на примере лесного массива Ставропольской возвышен­ности показал, что контуры природных зон тесно связаны с геологическим строением форм рельефа. На плакорах Ставропольской возвышенности на элювии известняков, подстилаемом трещиноватыми известняками, которые сушат поверхность, развиваются сухие степи. В то же время на склонах, где выклиниваются трещинные грунтовые воды, формируются дубравы с яру­сом граба.

В 1903-1919 годах Г.Ф. Морозов разрабатывает основные положения ландшафтного учения о лесе. Исходным положением этого учения было ландшафтное понимание леса как природного территориального комплек­са. Под лесом Г.Ф. Морозов понимал не только древесное сообщество рас­тений, но природное территориальное единство, объединяющее насажде­ние с условиями местопроизрастания. Насаждение и его территория по Морозову «должны слиться в единое целое – в географический индивидуум или ландшафт». Все пестрое разнообразие насаждений какого-либо регио­на по Морозову определяется пятью лесообразователями, а именно: атмо­сферой с ее климатическим режимом, рельефом с почвами и горными по­родами, древесными породами с их экологическими свойствами, животными и человеком с последствиями их жизнедеятельности. По современным представлениям – это полный ландшафтный или географический комплекс.

При последующем изложении материала «Курса лекций» под термином «лес» всегда будет пониматься ПТК независимо от ранга. Если речь бу­дет идти о растительности ПТК, то возможны следующие термины: растительная группировка, насаждение, лесной фитоценоз, ассоциация, группа ассоциаций.



Г.Ф. Морозов считал, что лесообразователи неравнозначны по «силе» при формировании леса. Условия местопроизрастания формируются при взаимодействии климата, рельефа и почвенно-геологических условий, а на­саждения и биоценозы являются производными от них. Он писал: «Приро­да пород, образующих насаждение, и свойства этих сложных образований суть факторы лесообразования – функциональные, зависящие от третьего или основного – условий местопроизрастания». Г.Ф. Морозов делает раз­личие между функциональными и основными лесообразователями и прида­ет последним доминирующее значение. Отсюда следует важнейшее мето­дическое указание: при выявлении типов насаждений смотреть одновре­менно на лесное сообщество, рельеф и почвенно-геологические условия.

Г.Ф. Морозов разделял представление о лесном фитоценозе как о сооб­ществе лесных растений. В то же время он предостерегал от классифика­ции леса по растениям-доминантам. Он отмечал, что живой напочвенный покров, как и древостой, динамичны - они меняются под влиянием пожа­ров, рубок, пастьбы, потрав, повреждений насекомых, фитоболезней, воз­растных изменений, разреживания полога по разным причинам и т.д. По­этому необходимо анализировать одновременно насаждение, его местопо­ложение в рельефе, геологическое строение и литологический состав гор­ных пород и отложений, которые в пределах лесорастительного района оп­ределяют условия местопроизрастания.

Г. Ф. Морозов признавал два рода лесных выделов: по условиям местопро­израстания и состоянию насаждений. Первое - «тип насаждения», второе – таксационный выдел планов лесонасаждений лесоустройства. Первый имеет наибольшее значение, так как определяет главную породу при назна­чении лесохозяйственных мероприятий и проектировании лесных культур.



Обобщая большой фактический материал предшественников и собствен­ные исследования в российских и немецких лесах, он показывает влияние рельефа на условия местопроизрастания. Он отмечает, что высота над уровнем моря, крутизна склонов и форма поверхностей влияют на атмо­сферу, геологические процессы, мощность отложений, перераспределяют энергию солнца и света, осадки, испарение, силу ветра, снеготаяние, сток, дренаж, делювиальные и эрозионные процессы, опреснение и засоление, заболачивание, развевание отложений. Непосредственно рельеф влияет на длину вегетационного периода и величину прироста, ветровал и бурелом.

Г.Ф. Морозов и его современники широко пользовались термином «почво-грунт». Этим они подчеркивали недостаточность анализа почв для понимания типов насаждений. Необходим анализ не только всей корнеобитаемой толщи субстрата, включающей различные пласты чет­вертичных отложении и коренных горных пород, но также всей толщи горных пород, прямо или косвенно влияющих на водно-минеральное пи­тание лесных растений. Он писал, что насаждения «зависят в своей жиз­ни и формах от почвенно-грунтовых условий до такой степени, что явля­ются производными от них».

Такие биологические свойства древесных пород, как теневыносливость, размножение, плодоношение, вегетативная способность, долговечность, ус­тойчивость против вредителей, качества древесины контролируются харак­тером почво-грунтов. Позднейшие исследования подтвердили влияние эко­логических режимов лесных земель на качество древесины (Полубояринов, 1980). При однородности условий местопроизрастания почво-грунты, по Г.Ф. Морозову, направляют взаимоотношения между различными древес­ными породами в сообществе в силу их неодинакового требования к одним и тем же режимам субстрата. Поэтому они определяют ярусность, видо­вой состав ярусов, темпы изреживания, полноту, возрастные и восстанови­тельные смены.

Г.Ф. Морозов одним из первых обратил внимание и описал природные территориальные единицы различной сложности и величины. Изучая ландшафтные единицы различных порядков, он положил начало ландшафтно-морфологическим исследованиям структуры природных террито­риальных комплексов. Он показал, что между типом насаждения и лесорастительной зоной существует иерархическая система природных территори­альных единиц различной величины и сложности. Типы насаждений (ландшафтные фации в современном понимании) являются элементарными единицами и структурными частями типов лесных массивов (ландшафтные местности и урочища морфологического ландшафтоведения).

Типы лесных массивов, по Г.Ф. Морозову, формируются в пределах од­нородных типов рельефа. В свою очередь, типы лесных массивов являются структурными элементами лесорастительных областей и районов. И, нако­нец, последние слагают лесорастительные зоны. Г.Ф. Морозов указывает, что ландшафтные единицы различных рангов формируются под влиянием одних и тех же лесообразователей. Это не единицы произвольного райони­рования, а исторически сложившиеся, объективно существующие природ­ные территориальные комплексы.

Г.Ф. Морозов считал, что система ландшафтных единиц создает геогра­фическую основу ведения лесного хозяйства. Эта основа поможет преодолеть общероссийский шаблон и всеобщие правила как при инвентаризации лесных ресурсов, так и в нормах и правилах ведения лесного хозяйства. Он говорит о необходимости новой дисциплины, которая должна быть цен­тральной и основной в лесных и сельскохозяйственных вузах. «Необходи­мо учение о земной поверхности, которое знакомило бы с морфологией су­ши, ее динамикой, происхождением, жизнью, распределением различных форм земной поверхности. Связать в один узел сведения из геологии, ме­теорологии, петрографии - разработать методы описания любой страны. Для лесоводов – землеведение и страноведение должны быть ближайшими предметами из числа так называемых основных наук». Он считал, что ландшафтный анализ лесных территорий должны вести сами лесоводы, а не географы, почвоведы, геологи или геоботаники. В журнале «Почвоведе­ние» за 1899 г. он пишет: «Почвовед и метеоролог, не знакомые с вопроса­ми лесоводства, не имеющие лесоводственного ока, не в состоянии много сделать, что мог бы с успехом выполнить лесовод, получивший основа­тельную естественно-историческую подготовку».


Эта страница нарушает авторские права

allrefrs.ru - 2018 год. Все права принадлежат их авторам!