Главная Обратная связь

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






Текст предназначен только для предварительного ознакомительного чтения. 19 часть



По пути в магазин она думала: «Интересно, рассказал ли он обо мне сослуживцам?» Очень может быть, и хорошо, что она надела самые свои дорогие джинсы, сапожки на каблуках, водолазку и темный шерстяной пиджак. Чистые блестящие волосы были распущены по спине, именно так, как ему нравилось. Уолт очень любил играть с ее длинными прядями.

Касси, хотя и давно не заглядывала в этот салон, сразу узнала продавца, который несколько месяцев назад встретил ее в демонстрационном зале.

— Привет, — поздоровалась она. — Не знаете, Уолт Арнесон сегодня здесь?

— Да, я сам недавно его видел, — ответил парень. — Сейчас узнаю точно.

Он подошел к телефону на стойке, куда-то позвонил и вернулся к Касси:

— Сейчас к вам выйдут.

— Замечательно, — откликнулась она.

В зале появилась женщина лет пятидесяти, продавец указал ей на Касси, и женщина приблизилась.

— Здравствуйте, — сказала она. — Чем могу помочь?

— Я искала Уолта Арнесона, — ответила Касси. — Он, правда, меня не ждет. Я хотела сделать ему сюрприз. Это ничего?

— Будьте добры, представьтесь, — произнесла женщина несколько суховато.

Ох, подумала Касси, не навлечь бы на него неприятностей!

— Касси Расмуссен, — ответила она. — Я в самом деле не собиралась отрывать его от работы. Я подумала, что, может быть, он выйдет ко мне только на одну минутку…

— Я узнаю. Оставайтесь здесь.

Женщина, повернувшись, ушла. Касси снова подошла к продавцу и спросила:

— Простите, а кто эта женщина?

— Кларисса, Уолтова привратница, в смысле секретарша, — улыбнулся он.

— У него разве есть секретарша? — потрясенно спросила Касси.

— Да, и осторожнее с ней, она сущая тигрица. Не думаю, чтобы Уолту это нравилось, но понимаете, без нее никак не обойтись. Каждый норовит пообщаться с Уолтом лично. И он сам хочет пообщаться с каждым лично. Даже если времени нет.

Касси вспомнила про телефонный номер, который Уолт редко кому давал. Люди, понятное дело, стремятся получить у него консультацию по телефону, не утруждаясь посетить магазин.

— Значит, вот как…

— А вы мотоцикл выбираете? С удовольствием помогу вам.

— Нет, спасибо, я только искала Уолта. Но раз я не позвонила, а он, наверное, очень занят, мне придется… я, пожалуй, пойду, — нехотя проговорила она.

— Хотите посидеть на новых моделях, пока ждете его? — спросил продавец.

— Да, а можно?

Продавец по очереди подвел ее к нескольким мотоциклам, потом показал занимательный ролик на видео, посвященный фирме «Харлей Дэвидсон», привел несколько цифр, а когда заговорил о программе финансирования компании, Касси взглянула на часы и увидела, что пролетело уже сорок пять минут.



— Спасибо, но, если мне понадобится узнать про финансирование, я просто спрошу у Уолта. Видимо, он не сумел освободиться. Не стану вас больше отвлекать…

— Касси! — услышала она голос Уолта.

Он вышел из-за конторки и направился к ней, и она чуть не лишилась чувств. Это несомненно был Уолт собственной персоной — хвост, баки, усы, все остальное, но при этом на нем была накрахмаленная рубашка с длинными рукавами, галстук, отутюженные брюки и кожаные туфли. Он подошел к ней, положил руки ей на плечи и быстро поцеловал в губы.

— Ничего не случилось, милая?

— Нет. Просто хотела сделать тебе сюрприз, уговорить тебя сходить выпить кофе, но… — Она приподняла его галстук. — Утром, когда ты уходил, был одет по-другому.

— Я заезжал домой переодеться. Сегодня мне потребовалось выглядеть более официально.

— Я, кажется, пришла в неудачный момент. Но странно все-таки…

Он бросил на нее несколько смущенный взгляд, помедлил, потом решительно взял за локоть:

— Пойдем со мной, дорогая. Пойдем.

Он провел ее за конторку в глубь помещения, которое состояло из небольших кабинетов. И подошел вместе с ней к Клариссе. У той был явно недовольный вид.

— Кларисса, — сказал Уолт, — это Касси, моя девушка. Она никогда не должна ждать, никогда. Вы поняли?

— Очень хорошо, — ответила Кларисса. — Но члены правления уже собрались и…

— Предложите им пообедать. Закажите все в офис и скажите, что я скоро вернусь. Пойдем со мной, — сказал он Касси и повел ее в другую комнату, маленькую, но стильно оформленную, со множеством моделей, постеров с «харлеями», кубков и наград на полках и стенах. Большой стол загромождали бумаги и папки, в одной из стен стеклянная раздвижная дверь открывалась в зал заседаний с длинным столом, за которым сидели в основном мужчины средних лет, все как один в галстуках.



— Что все-таки случилось, Касси? — спросил он.

— Что? — Она посмотрела через стекло в зал. — Это мне надо тебя спросить, что происходит.

— Сейчас идет собрание членов правления. Извини, я и подумать не мог, что ты сегодня заедешь. Обсуждается важный вопрос — я в самом деле немного занят.

— Уолт, — проговорила она в замешательстве, — но что же это…

— Дорогая, я не думал, что придется объясняться вот так впопыхах, но дело в том, что магазин этот мой. Моя фирма. Мы собираемся покупать магазин в Рено. Это члены правления и финансисты. Банкиры. День будет трудным. Извини меня. Наверное, я не сумею выбраться.

Она проглотила комок в горле.

— Твоя фирма?

— Да. Но у меня есть инвесторы.

Она снова посмотрела в стеклянную дверь и увидела отца Уолта, Дика. Он помахал ей и улыбнулся. Она слабо помахала в ответ.

— Это не он мне ее купил, — быстро пояснил Уолт. — Все было как я говорил — я начал работать в магазине, старался как мог, но потом владелец решил его продать. Я нашел инвесторов, некоторое время был весь в долгах, потом рассчитался, купил еще один магазин… Примерно как отец со своими круглосуточными гастрономами — у меня был хороший пример. Я занимаюсь мотоциклами, Касси, продаю их, имею дело с покупателями, делаю все понемногу.

Касси перевела дыхание.

— И этот салон твой?

— Да, мы торгуем по лицензии. Всего магазинов четыре. В Рено будет пятый. Да, я ими владею, а они мной.

— И какой у тебя статус?

— Статус? Он на самом деле ничего не значит…

— Все-таки? — настаивала она.

— Председатель правления, директор-распорядитель и президент фирмы «Райдер». Работаем по лицензии «Харлей». Такой вот маленький бизнес.

— Похоже, что не такой уж маленький.

— Развивается он неплохо, — признал Уолт.

— Почему же ты мне не сказал? — воскликнула она. — Только говорил все время, что у тебя много работы и… Нет, почему ты не сказал мне?

— Касси, я все время повторял, что у меня достаточно денег. Извини меня в самом деле за эту мистификацию. Ты просто сразу решила, что я механик, который безрассудно транжирит деньги. Милая, если нам суждено было полюбить друг друга, я хотел, чтобы ты полюбила Уолта-механика, а не Уолта — владельца компании. И сейчас ничего не изменилось, разве что тебе не надо беспокоиться, что я много трачу на тебя. Вот и все.

— Ты намеренно ввел меня в заблуждение, — спокойно проговорила она, недоверчиво покачивая головой.

— Нет, ничего подобного, — возразил он, скрещивая на груди руки. — Вот он я — все тот же, люблю возиться с байками, кататься на них, навещать клиентов. И хвост, и татуировка — они при мне, и одеваюсь я как байкер. Я на самом деле именно такой. Даже имей я десяток магазинов, Касси, все равно остался бы таким же. Мне нет дела до всякой прочей чепухи, меня заботит моя фирма, и люди, которые работают со мной, и те, кто приходит за новыми машинами или за ремонтом. Я люблю мотоциклы. И не хочу подстригаться и бриться. По-моему, игра стоила свеч. — Глаза его блеснули. — Ведь стоила?

— Уолт, ты должен был мне сказать.

— Сначала я просто не хотел показаться… слишком приглаженным, что ли. Презентабельным. Хотелось, чтобы ты выбрала меня такого, какой я есть. Потом решил отложить всякие подробности до тех пор, пока мы не будем уверены друг в друге, пока не начнем обсуждать наше будущее. Наверное, это была неудачная мысль, но ты так долго держала меня на расстоянии. Я никогда…

— А твои родные были в курсе? Они знали, что я считаю тебя простым механиком, и были в заговоре с тобой, чтобы скрыть от меня правду?

— Нет, — твердо произнес он. — Я никому ничего подобного не говорил. Это было только между нами двоими.

— А если бы все вдруг открылось? Если бы твой отец спросил тебя о твоей фирме в моем присутствии?

— Он и правда пару раз заговаривал со мной о работе, но ты, по-моему, не обратила внимания. И брат, кстати, тоже. Если бы все выяснилось раньше и ты спросила бы меня, я, конечно, не стал бы лгать. Но тебе первой пришла мысль, что я…

— Да, — выдохнула она. — И ты, наверное, страшно забавлялся, слушая мои разговоры об экономии, о том, что я готова взять дополнительные часы дежурства…

— Дорогая, я нисколько не забавлялся, скорее умилялся. Я и не думал смеяться над тобой.

— Ты десятки раз мог остановить меня и сказать: «Не волнуйся из-за цены, Касси, я при деньгах». А наша первая поездка в горы и та куртка за семьсот долларов? — Она затрясла головой, и на глаза ей навернулись слезы. — Ты даже не представляешь, как я боялась вспотеть в ней или запачкать. — Она судорожно глотнула. — А мог бы сразу сказать, что эта куртка твоя. Что все там — твое!

— Касси, послушай меня! Когда я принес ее тебе, я только хотел сделать приятное.

— Уолт, скажи правду хотя бы сейчас — ты миллионер?

Он пожал плечами:

— Разве что номинально.

— Только номинально?

— Ну, быть может. Я не беден. У меня есть деньги.

— И ты боялся, что если я узнаю про твои деньги, то полюблю их, а не тебя? Да? И ты никогда не сможешь быть уверен…

— Нет, Касси, ничего подобного! — Он шагнул к ней.

«А если бы я на самом деле знала?» — подумала она. И попятилась от него.

— Как забавно, — проговорила она дрожащим голосом, — оказывается, я поверила тебе раньше, чем ты мне.

— Нет, это не…

— Это правда. Я так долго волновалась, как ты сводишь концы с концами и как отразятся наши частые поездки на твоем бюджете, потому что ты все время платил за меня. Я даже всерьез думала перестать видеться с тобой, если ты и дальше собирался тратить заработанные с трудом деньги на… всякие вещи, не имеющие никакого значения. Как, например, вино за сто долларов. — Она покачала головой. — Ты знаешь хотя бы, сколько часов мне надо работать, чтобы купить что-то подобное? — спросила она, и по щеке у нее покатилась слеза.

— Это все неправда, — сказал он. — Я не планировал никаких проверок. Я знаю, что ты беспокоишься о расходах, и думал, что ты только обрадуешься, узнав, что я…

— Что ты что, Уолт? Не был со мной искренним?

— Касси… милая… я никогда не хотел причинить тебе боль. Я хотел, чтобы ты была спокойна. Я так гордился, что ты полюбила меня, даже считая, что у меня и ночного горшка не сыщется. Я не боялся, что ты полюбишь мои деньги, — мне это все равно. Я больше был озабочен остаться тем, кто я есть, и не подстроиться под тот идеал, который ты считала наиболее приемлемым для себя. Как, например, — не побриться, чтобы понравиться твоим друзьям…

— Да, конечно, — сказала она спокойно. — Слушай, ты же очень занят. Возвращайся на свое совещание. Мы потом поговорим, хорошо? — Она улыбнулась дрожащими губами. — И все-таки ты должен был предупредить… чтобы я знала, кто ты.

— Касси, перестань! Это не было заговором или розыгрышем. Просто это казалось таким неважным. Ну, не держи на меня зла. Я не хотел отвлекаться в наших с тобой отношениях на всякую ерунду… То, что есть между нами…

— Я пойду, Уолт. Мне надо немного подумать. Мы поговорим потом. Возвращайся, тебя там люди ждут.

Она повернулась и быстро прошла мимо Клариссы, мимо продавца в зале, забралась в свою машину и там, закрыв лицо руками, разрыдалась. Но не прошло и нескольких секунд, как зазвонил ее мобильный. Касси выхватила его из сумки, и так и есть — это был он. Но она сейчас не могла больше с ним разговаривать, ей нужно было подумать. И она отключила телефон.

Касси доехала до реки, вдоль берега которой любила гулять со Стивом, остановилась там и снова заплакала. «Ведь он знал, — думала она, — знал с самого начала, что я не хотела им увлекаться, что он был не тем парнем, которого я мечтала встретить». Ему даже сомневаться не приходилось, она сказала ему об этом в лоб! Правда больно жалила ей сердце. Если бы пять месяцев назад она узнала, что Уолт — миллионер, она могла взглянуть на ситуацию совсем с другой стороны. Между чудаком и неудачником все-таки существует громадная разница. Она не сумела сразу разобраться, что он — не то и не другое, ей потребовались месяцы! Для Касси, искавшей серьезных отношений, идеального партнера, он мог оказаться слишком большим искушением, узнай она о нем всю правду. Да, она сразу поняла, что он удивительный, но татуировка и хвост заставили ее сомневаться слишком уж долго…

Как тогда сказала ей Джулия?.. «А если он побреется, подстрижется и повесит на шею стетоскоп? Тогда ты привела бы его не колеблясь?» Так вот, ответ — конечно да! Знакомство ее друзей с байкером казалось неестественным и ненормальным, ведь она «вращалась совсем в других кругах». Касси хорошо помнила, как удивилась тому, что в ее компании Уолт всем без исключения пришелся по душе.

Она не знала, что хуже — думать, что он считал ее сопротивление забавным, зная, что может быстренько заставить ее согласиться, упомянув решающий фактор. Или что бедненькая простодушная бережливая Касси волновалась из-за его трат, из-за подарков, которые она не могла бы себе позволить? А может, ему любопытно было просто наблюдать, как она идет на поводу у чувств, занижает свои требования, готовая довольствоваться необразованным, низкооплачиваемым механиком.

Касси чувствовала себя такой униженной! По дороге домой ей вдруг пришло в голову еще одно соображение. На телефоне сигнал о сообщении отчаянно мигал, он конечно же хотел поскорее уладить это маленькое недоразумение со своей запоздалой идентификацией. Касси не обращала внимания, не отвечала на сообщения. Дома она сразу села за компьютер и нашла Ричарда Арнесона. Ну разумеется! Миллионером был не один только Уолт, но прежде всего его отец. Арнесоны были состоятельнейшим семейством, они жертвовали деньги в огромное количество благотворительных организаций, о существовании многих из которых Касси даже не подозревала.

Уолт знал — все они, вероятно, знали, — что подсознательно она считала его не ровней себе, тогда как это именно она — бедная девушка, вынужденная работать с пятнадцати лет, — была ему не ровней!

Снова зазвонил телефон, и, взяв его, она увидела, что звонит Джулия. Касси поспешно ответила, сдерживая слезы.

— Слава богу, я тебе дозвонилась. Ты не отвечала на звонки.

— У меня случилась… непредвиденная ситуация…

— Твоя ситуация подождет! Тут такое с Бет! Она упала в обморок прямо на работе. Я привезла ее домой, потом подошла Марта. Касси, ей плохо, а я не знаю, что делать.

Касси шмыгнула носом.

— Я сейчас буду.

 

Касси осторожно постучала в дверь дома Бет, и Джулия впустила ее, прижимая палец к губам:

— Она спит. На диване в гостиной.

— Что случилось? — спросила Касси, заходя в дом.

— Сама толком не знаю, — ответила Джулия. — Она потеряла сознание у себя в больнице, но не захотела, чтобы ее положили. Позвонила мне и попросила ее забрать. Касси, она не могла дойти до машины самостоятельно! Я везла ее на кресле. Я сразу позвонила Джероду, он сейчас едет сюда с залива и сам уже два раза звонил с дороги, все спрашивал, как она.

— Я должна ее осмотреть, — проговорила Касси, стаскивая с себя пиджак и отдавая его Джулии.

Она быстро прошла в гостиную, где на диване лежала бледная и неподвижная Бет. Касси присела рядом с ней на корточки, потрогала лоб, пощупала пульс, который оказался нитевидным. Бет открыла глаза, взглянула на Касси и проговорила:

— Это просто реакция на химию. Мне надо чуть-чуть отдохнуть. Волноваться абсолютно не о чем.

— Слабость слишком долго не проходит, — пробормотала Касси.

— Мне просто захотелось, чтобы за мной поухаживали, — чуть улыбнулась Бет.

— Это ты получишь сполна — Джерод уже на пути сюда. Джулия его вызвала.

— Господи, вот это напрасно. У него же пациенты. И ехать ему сюда целых два часа.

— Успокойся, он ждет, что мы ему позвоним, ты же знаешь. У тебя где-нибудь болит?

— Нет. Только слабость. И немного кружится голова. Усталость просто неправдоподобная.

— Дышать не трудно?

— Это не эмболия, — сказала Бет, — а только усталость и слабость.

— Закрой глаза. Отдохни. Мы будем в кухне.

Касси встала и вывела Марту и Джулию из комнаты.

— Пусть поспит. Скоро уже Джерод приедет, наконец?

Джулия взглянула на часы:

— Через полчаса, я думаю.

— Оставим пока ее одну, а я буду заглядывать к ней каждые пять минут.

Они прошли в кухню, примыкающую к гостиной, где Марта успела сварить кофе. Она снова наполнила кофейник и подошла к столу, за которым сидела над своей чашкой Джулия.

— Когда это случилось с ней? — спросила Касси, доставая из шкафчика чашку для себя.

— Часа два назад. А она не… как тебе кажется?

— Что? — не поняла Касси.

— Она ведь не… — Джулия не могла выговорить слово «умирает».

— Умирает? — прошептала Касси. — Господи, нет! Ну да, она похудела, пульс у нее слабый, но это просто сон. — Касси села за стол к подругам. — Джерод знает, что надо делать. Наверное, он заберет ее в больницу…

— А ты где была все это время? — сердито прошептала Джулия. — Я тебя никак не могла найти. И до смерти перепугалась. Я не знала, что с ней делать!

— Извини, я отключала телефон. Просто Уолт звонил и звонил.

— Почему же ты не отвечала? Вы поссорились или что?

— Нет. Да. Не знаю. — Она опустила голову на ладони. — Тут такое… Я выяснила, что он меня обманывал. Я очень расстроилась, тут ты и позвонила насчет Бет.

— Обманывал тебя? — Марта подалась вперед. — Насчет чего?

— Оказывается, никакой он не механик. Он только позволял мне так думать. Все эти месяцы. Все это время он добивался меня, очень терпеливо, и, как оказывается теперь, я влюбилась в отъявленного лгуна.

— Господи! — откинулась назад Марта. — Он «ангел ада»!

— Тише, — шикнула Касси. — Он никакой не «ангел», а миллионер!

Наступило молчание. Джулия сказала наконец:

— Какая неприятность.

— Подожди, как это миллионер? Он только притворяется байкером?

— Нет, он и есть байкер. Отчасти. Я хотела сказать, что он не просто работает в этом мотосалоне, он его владелец. У него четыре таких салона, и сейчас он как раз покупает пятый. А мне он позволил считать себя простым работягой. И еще дразнил меня, что я боюсь, что он не понравится моим друзьям — из-за своей внешности.

Снова все помолчали.

— Так ты что, Кэсс, не рада, что он не простой байкер? Что тут не так?

— Вы правда не понимаете? Он скрывал это от меня, чтобы удостовериться, что я не куплюсь на его деньги, на статус…

— Какой еще статус?

— Председатель совета директоров фирмы. Директор-распорядитель. Президент. Все в одном лице.

— По-моему, это неплохо, — сказала Джулия. — Ну и как фирма, не маленькая? Ты уверена, что он правда миллионер?

— Да, я спросила. Он признался. Не знаю, насколько большая у него фирма, но дома я нашла в Интернете его семью. Его родители богаты, как Бог, во что только не инвестируют. Холдинговая компания Арнесонов. Арнесоны держатели акций. Арнесоны то, Арнесоны се. А я боялась вспотеть в кожаной куртке, которую он дал мне для поездки на мотоцикле. Да он может позволить себе подтираться такими вот кожаными куртками! Он все это время, наверное, прыскал в кулак, глядя на меня.

— Но в конце-то концов он сказал тебе правду.

— Нет! Это я его уличила! Зашла неожиданно к нему в магазин, чтобы выманить его пообедать. Хотела выпытать, что бы такое он хотел получить на Рождество. — Она захохотала, и ее глаза наполнились слезами. — Собиралась потратить на него пару сотен долларов. И застала его в рубашке, галстуке, в разгар совещания директоров. Уолт в рубашке и галстуке! Господи.

— И что он сказал?

Она вздохнула, и по ее щеке скатилась большая слеза.

— Сказал, что думал, я обрадуюсь.

— Почему со мной не происходит ничего подобного, — устало произнесла Джулия. — Я бы такое пережила, честное слово.

— Как ты не понимаешь? — воскликнула Касси шепотом. — Я ведь очень долго колебалась. Мне он понравился сразу, но я не хотела связываться с байкером, с неудачником, который никогда не преуспеет. Все время, пока я раздумывала, достаточно ли он хорош для меня, он проверял — хороша ли я для него!

Из гостиной послышался какой-то звук, и все три подруги вскочили и бросились туда. Бет сидела привалясь к подушкам и тихо, бессильно смеялась.

— С вами никакой витамин В не сравнится! Вы могли бы перенести ваше обсуждение сюда?

— Тебе надо отдыхать, — сказала Касси, присаживаясь на край дивана.

— Какой тут может быть отдых. Так он оказался миллионером, я правильно расслышала? — весело спросила Бет.

— Ну у тебя и слух! Мы же шептались.

— У меня рак, а не глухота. И когда шепчутся, это заставляет вслушиваться.

— А как твой желудок? Не тошнит тебя? — спросила Касси.

— Уже нет, теперь могу пожаловаться только на слабость. Простите, что доставила вам столько хлопот.

— От тебя-то нет никаких хлопот, — сказала Касси. — Пойду принесу тебе стаканчик апельсинового сока.

Когда она вернулась в комнату с соком, Джулия помогала Бет усесться поудобнее. Бет сделала глоток и сказала:

— Вот уж действительно, Касси, ты единственная из всех, кого я знаю, способна переживать, что твой бойфренд оказался до неприличия богатым. Ты еще не устала экономить?

— Я бы, наверное, смирилась с этим, — сказала Марта. — Как у него с личной гигиеной?

— Лучше не бывает, — мрачно признала Касси. — Он даже маникюр делает, чтобы держать ногти и пальцы в порядке после работы с моторами. Он вообще-то и правда самолично возится с мотоциклами. Но все равно он мне врал!

— Нет, вы видели председателя правления компании, который самолично чинит мотоциклы? Мне он все больше нравится, — заявила Марта.

— Но я-то чувствую себя полной дурой! — воскликнула Касси. — Это так унизительно.

— Ну и почему ты себя так чувствуешь? Разве ты виновата в том, что он тебе не сказал?

— Потому что он был прав! Меня нельзя было не обмануть. Я всегда искала в мужчинах не то, что надо, и поэтому никак не могла найти по-настоящему достойных. Я смотрю на машину, а не на того, кто за рулем, вот так и находила всех этих ничтожеств, которые только пыжатся что-то из себя изобразить. Наверное, он увидел это во мне. Я, кажется, даже сама ему рассказала! И он, чтобы убедиться, что я способна разглядеть человека, не разглядев прежде его тугой кошелек, позволил мне считать себя скромным работягой. — Она всхлипнула и высморкалась. — Но ведь я не считала его ничтожеством, несмотря на то что у него как бы не было денег. Я считала его совершенно исключительным человеком.

— Вот это и есть самое главное, — подвела итог Джулия.

— Тебе повезло, — улыбнулась Бет. — Все твои ничтожества остались в прошлом. Если только теперь ты для разнообразия найдешь силы выдержать бремя богатства, то выстоишь.

В дверь позвонили, и Джулия, резко сорвавшись с места, побежала открывать. В дверь поспешно вошел Джерод с медицинским саквояжем, а следом за ним курьер в форме. Джерод присел перед Бет, поцеловал ее в лоб, открыл саквояж, достал стетоскоп.

— Это ты по мне так соскучилась? — спросил он.

— Извини, что так вышло, — сказала Бет. — Это просто реакция. Не стоило тебе приезжать.

— Не уверен, — пробормотал он, считая ее пульс. Потом помог ей сесть попрямее и приложил стетоскоп к спине. — Дыши глубже. Хорошо. Еще подыши. — Он позволил ей лечь. — Хочу взять у тебя кровь, а курьер мигом доставит ее в лабораторию.

— Боюсь, что у меня едва ли найдется лишняя кровь, — сказала Бет. — Я уверена, что это была вполне естественная реакция. Правда, не помню, чтобы в прошлый раз я так резко уставала.

— В этот раз лечение более интенсивное, — объяснил он, вынимая принадлежности для взятия крови. Наполненную пробирку он запечатал в контейнер, вручил его курьеру, достал набор для капельницы.

— Вот это уж точно чересчур…

— Кто из нас двоих лечащий врач? — спросил он. — Я доктор, ты пациентка. — Он ввел ей иглу в вену. — Тебе следовало остаться в больнице…

— Очень сомневаюсь, — сказала она.

— Тогда мне не пришлось бы брать курьера. И результаты анализа готовы были бы быстрее. И во всех отношениях удобнее. Я вижу, ты собрала всю команду.

— Я как раз думала прокатиться…

— Правда? — спросил он. — Работать тебе не стоит до тех пор, пока не закончится лечение и ты немного не окрепнешь. Я останусь сегодня у тебя, а завтра отвезу в Сан-Франциско. Хочу показать тебя одному моему коллеге, который тебе наверняка понравится. Хотя сомневаюсь, что он поменяет лечение. Ты будешь жить у меня, чтобы я смог за тобой присматривать.

— Мои родители упадут в обморок.

— Да? Но ты же не хотела, чтобы они приехали к тебе и начали о тебе заботиться? Они разволнуются и перевернут тут все вверх дном вместо помощи. Потом, они слишком интеллигентные, чтобы падать в обморок. Кстати, не пора ли мне с ними познакомиться?

— Я не хочу, чтобы ты обо мне заботился, — сказала Бет, — это разрушит наши отношения.

— Скорее их разрушит то, что ты в такой момент слишком далеко от меня. И не спорь, я более опытный спорщик. Я тебя из этого вытащу, чтобы мы жили долго и счастливо.

Она приложила ладонь к его щеке:

— Как это я сумела найти тебя?

Он засмеялся и накрыл ее руку своей:

— Ты хорошо постаралась.

 

К дому Билли и Джулии Уолт подъехал на своем пикапе. Он был в рубашке с засученными рукавами и расстегнутым воротом, галстук лежал рядом на сиденье. Во дворе Билли озабоченно заглядывал под капот машины, когда Уолт подошел к нему:

— Какие-то затруднения, Билли?

— Да! Я надеялся, что дело в батарее, но она не заряжается. Тут что угодно может быть.

— Не против, если я взгляну?

— О, ты сегодня приоделся, Уолт!

— Ерунда. Пусти меня. Я надеялся застать у вас Касси, но ее машины нет…

— Они все собрались у Бет. Ей стало плохо на работе, и Джулия поехала за ней и отвезла ее домой.

— Вот что! И как она?

— Ничего, Джулия звонила недавно. Она сказала, что Джерод уже подъехал, взял у нее кровь, поставил капельницу. Ей лучше. Джерод говорит, это побочный эффект от химиотерапии, он забирает ее к себе домой, чтобы как следует о ней заботиться! Думается, что девочки там уже не нужны.

— Однако, черт возьми, — пробормотал Уолт. — У Касси сегодня выдался тяжелый день.

Он покопался в инструментах Билли, потом открыл пикап и достал свой ящик. Поставил его на дорожку, нашел гаечный ключ и нырнул под капот.

— Как я рад, что ты заехал! А я уж собирался разыскивать тебя. Хотел кое-что тебе рассказать.

— Что? — спросил Уолт, не поднимая головы.

— Мы с Джо ездили к Кену Бакстеру, ну, к капитану депо северо-западного округа. Я все ему рассказал. — Уолт поднял голову и метнул на Билли встревоженный взгляд. — Я решил, пусть знает, что один из его парней под его именем познакомился с девушкой, а потом напал на нее. Посвятил его в подробности. Кен просто взбесился.

Уолт пристально смотрел на него. Потом снова заработал ключом.

— А когда уходили, то столкнулись с самим Перкинсом, представь! — продолжал Билли. — Я спросил его, помнит ли он Касси, но он прикинулся идиотом. Сказал, что не припоминает такую. Я и говорю: «Ту, которая сидела в твоей машине, ее еще байкер спас, стекло тебе разбил…» Ну и так далее. Он ничего не ответил, но все хорошо понял. И еще я сказал, что знаю Касси с пятнадцати лет и пусть он не сомневается, все ее друзья глаз с него не спустят. Никто не знает, на что способен этот подонок, но он точно больше не будет прикрываться именем капитана, знакомясь с девушками.

Уолт еще покопался в моторе, потом сказал:

— Попробуй запустить двигатель.

— Сейчас. — Билли сел в машину, но мотор не завелся. Он снова вылез.

Уолт закрыл крышку, вытер руки тряпкой.

— Ты сказал ему про меня?

— Я не назвал твое имя, если ты из-за этого волнуешься…

— Что мне волноваться? Если он попробует меня найти, будет скорее забавно.

Билли засмеялся:

— Я сказал ему, что мы хорошо знакомы с тем самым байкером, и он заметно побледнел. Главное, что это никак не отразится на Касси. Есть свидетель, и все депо теперь про него узнает. Он ничего не посмеет ей сделать.

— Полиция тоже знает. Я передал им информацию. Я говорил, что мой брат — коп?

— С ума сойти, Уолт, ты полон сюрпризов! — удивился Билли.

— Ты еще и половины не знаешь. Так вот, братец мой сказал, что присматривается к этому типу. Если кто-то заявит на него или на кого-то похожего на него по поводу чего-то подобного, это тут же станет известно. Я сказал, что готов выступить свидетелем, и Касси, я уверен, тоже не откажется. Пусть о нем узнают. Он или попадется, или притихнет. В любом случае это не сошло ему с рук. — Он отдал Билли тряпку. — Дело в стартере, я достану новый и привезу завтра или послезавтра. Я достаю запчасти практически бесплатно. Тебе сейчас нужна будет машина?


Эта страница нарушает авторские права

allrefrs.ru - 2018 год. Все права принадлежат их авторам!