Главная Обратная связь

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






Текст предназначен только для предварительного ознакомительного чтения. 6 часть



Он усмехнулся:

— У меня ничего особенно нового. В прошлые выходные покатался в предгорьях. А ты помимо работы чем-нибудь занимаешься?

— Особенно ничем. В свободные дни по утрам гуляю со Стивом, а если работаю, то вывожу его днем. Занимаюсь садом. И я уже рассказывала — несколько дней назад обедала со школьными подругами. Мы дружим вчетвером.

— Расскажи о них, — попросил он.

— Когда-то все мы были фанатками футбола. Я тогда была постройнее…

— Касси! — Он со смехом покачал головой. — Ты прекрасно выглядишь.

— Спасибо, — сказала она. — В общем, одна моя подруга парикмахер, другая — домохозяйка с тремя детьми, и обе они замужем за пожарными. А еще одна — врач. Это из-за нее мы не можем часто собираться вместе. У нее очень плотный график работы. Но с Джулией — это моя самая близкая подруга — я вижусь постоянно.

— Это та, у которой трое детей.

— Ты запомнил?

Он вскинул брови.

— Я тот вечер помню почти так же хорошо, как ты. У тебя, кстати, в той связи больше не было никаких проблем?

— Нет, спасибо. А как твоя рука? — спросила она. — Гипс-то до сих пор не сняли.

Он поднял загипсованную руку:

— Нужно сделать повторный рентген. Доктор каждый раз посылает меня на рентген. А там всего лишь маленькая трещина. Теперь, наверное, уж точно снимут на будущей неделе.

К столику подошла официантка. Он заказал кока-колу, она — бокал пино нуар, и они попросили у нее несколько минут, чтобы обсудить меню ужина.

— Ты не хочешь разве взять пиво или еще чего-нибудь? — спросила Касси.

— Я уже выпил достаточно, — ответил он.

— Да? Ты сегодня так рано начал?

— Нет, — сказал он. — Я имею в виду, раньше. Когда я был помоложе, сильно прикладывался. Попал однажды в переделку, подвел семью. Родителей. Я был еще совсем пацан тогда, но понял, что пришло время завязать, торжественных обещаний, правда, не давал, просто решил, что хватит.

— Да? — пробормотала она.

— Алкоголь и мотоцикл плохо сочетаются. При моей работе всегда надо быть в отличной форме.

— Что же ты тогда делал в баре, если не пьешь? — спросила она.

— Я обычно высматриваю мотоциклистов. Встречаюсь с клиентами, беседую, раздаю визитки, приглашаю заглянуть в салон, обращаться с проблемами. Я люблю байкеров. Кстати, многие из них полицейские. Мы дружески общаемся. — Он пожал плечами. — Правда, той ночью, когда с тобой это случилось, я испытывал совсем другие чувства. С радостью вытащил бы того типа из машины и разобрался с ним как следует. Просто первой мыслью было — все ли с тобой в порядке?



— Тебе удалось нагнать на него страху, — засмеялась она. — Ты выглядишь так, что с тобой никто не пожелает связываться. В том смысле, что у тебя полный набор знаков опасности — татуировка, байкерская форма, да и твои габариты…

— Раз или два это доставляло мне неприятности, — сказал он. — Я выгляжу как любитель подраться. Я, впрочем, не против производить впечатление неслабого парня, это может пригодиться. Но обычно я стараюсь, как могу, избегать драк, честное слово. Драки все очень осложняют.

— Ну а если приходится? — спросила она, придвигая к себе принесенное официанткой вино.

— Скорее всего, сумею отстоять свою правоту, — скромно пожал он плечами.

— Надо думать, — засмеялась она. — Давай решим, что закажем, а потом расскажи мне про свою работу.

Она уже знала, что Уолт вырос в Розвилле и был вторым из четверых братьев. Во время этого ужина она также узнала, что ему тридцать два года, что он имеет только среднее образование, а еще что, не достигнув и двадцати двух лет, три раза попадал в полицию, задерживался за езду в нетрезвом виде, не говоря о массе причиненных окружающим незапротоколированных неприятностей. В общем, «был полным идиотом и забиякой». В то время он был зол на всех, все были злы на него, и он сел на свой байк и тронулся в путь. Решил, что больше не может мириться с окружающим дерьмом, взял тайм-аут и поехал по стране.

— После этого я изменился, только не спрашивай, каким образом. Я, наверное, был слишком тупой, чтобы сознательно к этому стремиться, и просто ложился на землю, смотрел на темное небо, полное звезд, — и чувствовал себя крохотной пылинкой. В общей картине мироздания я ровно ничего не значил. На дороге, в горах, в поле, на морском берегу я все время думал. Кругом такая огромная, поразительная, прекрасная земля, а я всего лишь точка, лишенная смысла. Ничто. Так и оставаться мне дальше пылинкой, единственно для того, чтобы заставлять страдать отца и мать? Или попытаться сделать что-то получше? Ничего особенно важного, героического и потрясающего, а чтобы просто не позорить свою семью.



Касси протянула вперед руку и легко коснулась пальцами татуировки.

— Это сделано до того или после?

— Одна из моих последних шалостей, — ухмыльнулся он. — Служит очень хорошим напоминанием. А вообще-то я к ней даже привязался.

— Может, одеть ее? — предложила Касси.

— Все равно суть не изменится.

Вернувшись в Калифорнию после долгого отсутствия, он нашел работу в маленькой мастерской по ремонту мотоциклов, и попал в самую точку. После полученного в поездке опыта, когда приходилось чинить мотоцикл самому прямо на дороге, после того, как он кое-что узнал от других байкеров, он прекрасно разбирался в мотоциклах и в людях, которые к ним тяготели. Он мог поговорить о каждой модели, сделать ремонт, дать совет. К ужасу владельца, часто мелкий ремонт он делал клиентам бесплатно и щедро делился информацией. Так поступали байкеры на дорогах. Результатом стал большой приток клиентов. Байкеры доверяли Уолту.

— С тех пор та мастерская превратилась в фирму, с несколькими магазинами, с правом торговли на льготных условиях, но суть осталась прежней — мы делаем все для нужд байкеров. Они считают наш салон скорее своим клубом, проводят там свободное время, беседуют с другими байкерами, мы держим журналы, каталоги, угощаем бесплатным кофе, повсюду расставили удобные кресла. Организуем совместные поездки по выходным — тоже бесплатно, — и люди охотно участвуют. Все затраты прекрасно окупаются, — сказал он. — С тех пор как я этим занялся, прошло уже лет восемь, я знаю об этом бизнесе все. В четырех местах долины есть четыре наших магазина. Дельце хорошо раскрутилось. А поскольку я люблю мотоциклы, это то же самое, как если тебе платят за твое хобби. Для меня самый удачный день — это когда кто-то приходит с байком, который мне удается починить, и я знаю, что он отрегулирован на славу или, по крайней мере, неожиданно не подведет. Конечно, это не бог весть что, но настроение поднимает.

Он рассказал о своих братьях: старший был бухгалтером, самый младший еще ходил в колледж, изучал энтомологию.

— Наука о жуках. Думает пойти работать в «Оркин», — засмеялся он. — Ну а Кевин, ты уже знаешь, он коп.

Им принесли кофе. Уолт заказал себе большой кусок шоколадного торта, от которого Касси машинально отковырнула вилкой кусочек попробовать, так, словно они были давними приятелями. Потом взглянула на часы и воскликнула:

— Боже, половина девятого! Мне пора.

Она помахала официантке, прося счет, но, когда счет принесли, Уолт перехватил его.

— Ну нет, — запротестовала Касси. — Это же я тебя пригласила.

— Позволь мне, — сказал он. — Пожалуйста. Я давно так хорошо не проводил время.

— Но, Уолт… это не значит, что платить должен ты один. Давай хотя бы пополам. — «Он механик, работяга, вечно с руками в масле, мотается весь день по клиентам, откуда у него лишние деньги?» — подумала она.

— Нет, разреши мне, я хочу заплатить.

— Ну, если ты настаиваешь, хотя… — Она замолчала, подумав — ведь это не свидание. «Ты же представить не могла свидание с таким, как он. Как сказать хорошему парню, в чьем обществе два с половиной часа пролетели, словно несколько секунд, что он ни в малейшей степени не привлекает тебя как мужчина?»

Когда они вышли на стоянку, он дошел с ней до машины.

— Можно позвонить тебе как-нибудь?

— Гм, да, разумеется, только… я не хочу тебя обманывать. Сейчас меня ничто другое не интересует, кроме как простые дружеские отношения. Понимаешь? После… ты знаешь чего, — проговорила она. Не могла же она сказать: «С таким, как ты, я могу только дружить».

Но он улыбнулся:

— Очень хорошо. Друг никогда не помешает.

Не успела Касси войти к себе домой, как зазвонил мобильный. Она схватила его, полагая, что это Джулия или Марта. Но это оказался Уолт. «Не отвечай, — сказала она себе. — Не поощряй его».

— Алло?

— Слушай, как насчет того, чтобы в воскресенье прокатиться по Сономе? Это прекрасное занятие для выходных. Я знаю отличное место, где можно позавтракать. Там подают пирожные таких размеров, каких ты точно никогда не видела.

— Не думала, что под «как-нибудь» ты подразумеваешь «через полчаса», — засмеялась она.

— Но все-таки, Касси? Посмотрим, как тебе понравится, когда ветер дует в лицо, а солнце припекает спину.

— Ты же знаешь, я сейчас не готова встречаться…

— Это просто прогулка на мотоцикле, Касси. Ты развлечешься. И ведь со мной тебе спокойно, я абсолютно безопасен. Можешь, если хочешь, позвонить Кевину в его полицейское управление, хотя предупреждаю, он может и не дать мне положительный отзыв. Кажется, он затаил на меня обиду, лет эдак с четырнадцати. Ну, попробуй рискнуть. Может, по моему виду и не скажешь, но я хороший парень.

В этом-то Касси не сомневалась.

— Хорошо, — засмеялась она. — Была не была.

— Отлично. И… хотя ты мне очень нравишься в шортиках, но для поездки лучше надеть брюки. Джинсы. И ботинки, если у тебя есть.

— Ладно. Во сколько?

— В семь. Разрешишь за тобой заехать?

«Господи, — подумала она, — ну что я делаю?»

— Заезжай. Сейчас я объясню тебе, как до меня добраться.

 

В воскресенье Касси встала и оделась задолго до семи часов. То, что Уолт должен за ней заехать, ее странно взволновало. Чтобы застегнуть джинсы, пришлось лечь на кровать, на спину — она снова набрала несколько килограммов. Но с Уолтом ее это не беспокоило — она не старалась произвести на него впечатление. Какое облегчение! Рокочущий звук мотоцикла она услышала задолго до того, как он въехал к ней во двор. Он позвонил в дверь, как только часы начали бить семь. Она с улыбкой открыла и отступила назад, чтобы продемонстрировать свой наряд.

— Нормально?

— Более чем. Это просто фантастика, до чего ты потрясающе выглядишь. Но волосы лучше завязать — на ветру они спутаются. — На пальце, за петельку Уолт держал кожаную куртку. — Это может понадобиться в горах, — пояснил он.

В переднюю вышел Стив с плюшевой лягушкой во рту и, глядя на Уолта, завилял хвостом.

— О, привет! — Он наклонился и почесал псу подбородок. — Я много слышал о тебе. — И обратился к Касси: — Как он, выдержит твое отсутствие?

— Конечно, ведь он уже не щенок. — Она сняла куртку с его пальца и по привычке взглянула на ярлык. — Уолт, где ты ее взял? Это же Винс!

— Мы в нашем салоне начали продавать кое-что из байкерской одежды.

— Я недавно любовалась такой курткой в Нейман-Маркусе, — сказала она. — Но она стоит больше семисот долларов.

— Да? Мы не любим слишком поднимать цены, но не секрет, что байкеры не жалеют трат на свои аппараты и аксессуары. Я еще захватил с собой защитные гамаши, если тебе интересно.

Она отметила, что сам он одет в плотные джинсы и ботинки с непременными цепями.

— Думаешь, мне не обойтись без гамаш? — спросила она.

— Я думаю, что мы и так будем в полной безопасности, но, если ты волнуешься, можешь дополнить ими свой костюм.

— Гамаши тоже из салона? — поинтересовалась она. И когда он кивнул, спросила: — Неужели никто не против, что ты берешь товары для своих поездок на выходные?

— Абсолютно, — успокоил ее он. — Я даю салону гораздо больше. Все в полном порядке.

— Ну что же…

Касси натянула шикарную куртку, собрала длинные прямые черные волосы в хвост, закрутила их в узел, поцеловала Стива в голову и попросила быть умницей. На улице она позволила Уолту надеть ей защитные гамаши и водрузить на голову шлем. Он помог ей устроиться на заднем сиденье, сел сам и запустил мотор. И сказал через плечо:

— Сейчас начнется самое интересное.

Она обхватила его руками, и он тронулся, не спеша проехал по еще спящей улице, и вскоре они неслись на запад по шоссе по направлению к Сан-Франциско. Сперва Касси, как медсестра экстренной помощи, ненавидевшая идиотскую манеру байкеров проскакивать между автомобилями или обгонять по обочине, напряженно следила за тем, как он управляет мотоциклом, но вскоре поняла, что он осторожен и внимателен. Он сигналил перед перекрестком, благодарил пропустившего его водителя поднятием руки, гудел в знак признательности. И она расслабилась и стала обращать внимание на пейзаж.

Он свернул на север, оставив позади город, потом снова направился на запад, через холмы, к Сономе.

По зеленым холмам были рассыпаны пасущиеся стада, тянулись рисовые поля, мелькали домики фермеров. С шоссе они повернули на проселочную дорогу, миновали маленький населенный пункт, который Касси никогда раньше не видела, и въехали в городок Петалуму. Уолт остановился у закусочной, у входа в которую толпились люди, очевидно, место пользовалось популярностью. Они встали в очередь, которая, впрочем, быстро продвигалась, а когда вошли, навстречу к ним поспешила улыбающаяся официантка:

— Привет, Уолт, как поживаешь?

— Хорошо, Ширли. Нас двое, позавтракать.

— Отлично. — Она провела их через переполненный зал к маленькому столику. — Кофе? — спросила она.

Касси кивнула и взяла меню. Было почему-то очень приятно оказаться в таком месте с человеком, которого здесь знали. Ей приходилось заходить с элегантными парнями в фешенебельные места, где их тоже знали, но они не вели себя так дружелюбно и непринужденно, как Уолт. В месте наподобие этого, с дешевой едой и простыми людьми, популярность Уолта казалась более значительной. Она поймала себя на мысли: «А он не одной мне нравится!» За разбойничьей внешностью скрывался простой славный парень.

— Ты, наверное, частенько здесь бываешь? — спросила она.

— Когда я еду на запад, это место самое лучшее для завтрака. А если направляюсь на восток, то останавливаюсь в Фолсоме.

— Ты каждые выходные так путешествуешь? — поинтересовалась она.

— По возможности, — улыбнулся он. — Кто-то играет в гольф, кто-то бегает трусцой. Я люблю поесть и поездить на мотоцикле. Ну, какие у тебя впечатления?

— Поесть я всегда любила, а что касается езды — пока она мне не надоела.

— Дальше будет еще интереснее, — пообещал он. — Не возражаешь, если я сам закажу? Ты все ешь? Я знаю, что здесь самое лучшее.

— Давай, — разрешила она. — Подозреваю, что сегодня мне не придется есть салат на завтрак. И слава богу.

— Тебе понравится, — сказал он.

Не прошло и пятнадцати минут, как их столик был заставлен тарелками с сосисками, яичницей, жареной рыбой, лепешками, пирожными и сладким соусом.

— Господи! — воскликнула пораженная Касси.

— Попробуй всего хотя бы понемногу, — посоветовал он. — Даже я не могу съесть все, что они предлагают.

— А куда мы все-таки едем? — спросила она. — В Напу?

— В Сономе много всего, кроме Напы. Я люблю здешние места, мы сначала поднимемся в горы, чтобы ты насладилась видом, а потом прокатимся по долине. Хорошо?

— Звучит заманчиво. Слушай, я тебя не успела спросить: долго мы собираемся кататься? Я обещала Джулии, что загляну к ней, если вернусь не очень поздно. По воскресеньям она устраивает небольшой фуршетик, когда у Билли и у меня выходной.

— Сколько ты захочешь, — пожал он плечами. — Просто скажи, к какому времени тебя доставить назад.

— Не волнуйся, нет никакого точного времени. Она знает, что у меня на сегодня планы. Я для них как… член семьи. — Тут Касси внезапно пришли в голову две вещи: первая — что она, может, и как член семьи, но все же это не то же самое. И еще… он, может быть, рассчитывает, что она позовет его зайти вместе?

— Ты скажи, когда надо вернуться, — сказал он, накладывая еду с огромного блюда на ее тарелку. — Чтобы у тебя еще осталось время принять душ и отдохнуть. Тебе захочется, уж поверь мне. Хотя вроде бы просто едешь, а байк делает всю работу, все равно можно устать. Запылиться.

— Надеюсь, что не ломаю твои планы, — сказала она.

— Нисколько, — заверил он, подкладывая ей на тарелку лепешек и соуса. — Это твой первый выезд. Я буду подстраиваться под тебя. Вот еще это попробуй. Это вообще классно.

Она отделила вилкой кусок лепешки, обмакнула в соус и положила в рот, где все это вмиг растаяло.

— М-м-м!.. — произнесла она. — Ты знаешь толк в еде.

— Я подглядел это в меню у дьявола, — засмеялся он.

К столику подошла новая официантка:

— Уолт! Как дела?

— Как всегда, прекрасно, спасибо, Сьюзан.

Пока они завтракали, к их столику подошли еще две официантки, просто поздороваться. А когда уходили, с Уолтом поздоровались один из посетителей кафе и его жена, и Уолт познакомил их с Касси.

— Ты что, знаешь всех на свете? — спросила она, когда они вышли.

— Только постоянных клиентов. Приятные люди. — Он протянул ей шлем и наблюдал, как она снова стягивает волосы в узел. — Как ловко у тебя это получается! Вот бы ты научила меня, как это делать.

Она рассмеялась. Представить только, что они обмениваются секретами прически.

— Знаешь, я все же прокачу тебя в горы, там есть парочка очень живописных троп. Думаешь, ты выдержишь?

— Это страшно?

— Не очень, но если занервничаешь, только дай мне знать — похлопай по руке или еще как-то. И все — повернем назад. Как ты, не боишься высоты?

— Не знаю. — Касси пожала плечами. — Раньше никогда не поднималась в горы на двух колесах.

— Понятно. В общем, дай мне знать.

Они сели на «харлей» и, выехав из города, принялись петлять между холмами, опоясывающими долину Напа. Касси крепко держалась за своего спутника, пока они преодолевали подъемы и спуски, проносились мимо ферм и ранчо, ютившихся на горных склонах и в уютных лощинах. Мимо мелькали захватывающие дух пейзажи, то и дело встречались пасущиеся стада овец и лам. Изредка по полю проезжал трактор, но в основном на маленьких участках в несколько десятков квадратных метров паслись лошади или же были разбиты виноградники, редко попадались винодельни и пансионаты. Здесь вдалеке от шоссе все дышало миром и покоем, первозданной чистотой и нисколько не напоминало густонаселенную Калифорнию, к которой она привыкла. Пару раз Уолт притормаживал у обочины и спрашивал у нее, как дела, и Касси отвечала — все прекрасно. Откровенно говоря, она была в восторге. Чем выше в горы они поднимались, тем реже попадались фермы, чище и прохладнее становился воздух. Она радовалась, что на ней куртка — красивая, кожаная, нарядная, которую она никогда не сможет себе позволить из-за ее цены. Касси надеялась только, что куртка не пропахнет потом.

Каждые двадцать минут Уолт останавливался, чтобы дать ей возможность полюбоваться видом. Они не разговаривали, просто смотрели во все глаза. Потом, с ее согласия, он начал спуск. Одноколейная дорога была выложена плиткой, она вилась между холмами, которые становились все более отлогими, а долины — более зелеными. Они обогнали вереницу из четырех грузовиков, принадлежавших местным фермерам. Вскоре они миновали место, откуда можно было видеть всю долину сразу и дальше — полоску тумана, за которой угадывался Тихий океан.

Предстоял крутой спуск, и Уолт притормозил. На поляне, устланной мягкой травой, росло несколько деревьев, тут и там стояли большие, покрытые мхом валуны. Неподалеку, за обнесенным колючей проволокой загоном, фыркал бык. Касси даже удивилась, как бык попал на такую высоту. И едва ли этот заборчик сможет удержать его… Уолт слез с мотоцикла и снял шлем, провел рукой по всклокоченным волосам, нисколько их не пригладив.

— Как ты? — спросил он с улыбкой Касси.

Она тоже сняла шлем и улыбнулась в ответ.

— Я наглоталась мошек, замерзла, все тело трясется, а на мягком месте определенно пролежни.

— Хочешь поскорее вниз? — спросил он со смехом.

— Подождем немного. Как ты нашел эту дорогу?

— Я исследовал местность, — сказал он. — Это один из моих самых любимых маршрутов.

— Ты думаешь, он не захочет с нами познакомиться? — кивнула она на быка.

— Проволока под напряжением.

— Как он сюда попал, интересно?

— Наверное, пришел пешком, — ответил Уолт. — Какие у тебя пока впечатления?

Касси склонила голову.

— Больше всего я горжусь собой. В жизни бы не подумала, что способна на такой подвиг.

Он раскатисто рассмеялся, заставив быка поднять голову и зафыркать.

— Не слишком радуйся, мне еще далеко до убежденной байкерши, но все было совсем неплохо. Виды тут потрясающие.

— Получше, чем из окна машины? — спросил он.

— Да, наверное. На машине сюда ни за что не подняться. Мы слишком привязаны к безопасным проторенным дорогам.

Он молча улыбнулся.

— Передохнем немного? Моя пятая точка в самом деле перетрудилась.

— Конечно. Хочешь кофе?

Она огляделась:

— Что-то не вижу тут ни одного кофе-хауса.

Уолт порылся в кофрах и достал термос и две пластмассовые кружки, разлил дымящийся кофе и одну кружку протянул Касси. После чего уселся на траву прямо напротив быка. Касси тоже опустилась рядом, хотя с некоторой опаской.

— Ты так в нем уверен? — кивнула она в направлении быка.

— В общем, да. Я уже раз двадцать тут останавливался, и он ни разу не возразил.

Они долго сидели, наслаждаясь восхитительным пейзажем, отхлебывая горячий кофе, под прицелом сонных бычьих глазок. Уолт нарушил тишину вопросом:

— Можно спросить тебя о чем-то личном?

— Давай, — разрешила она.

— Почему ты не замужем и не растишь троих детей?

Она повернулась к нему:

— Почему ты думаешь, что я этого хочу?

— Извини, — сказал он. — Просто пришло в голову.

— Почему ты спросил? — настаивала она.

Он пожал плечами:

— С тобой легко. Приятно, интересно, весело. И еще хочу сказать, что ты очень красивая. Не думаю, что тебе не с кем прокатиться на байке.

Она опустила взгляд и натянуто рассмеялась:

— Уолт, представь себе, история моих знакомств не слишком удачная. Попадались в основном идиоты или зануды. А последний — просто криминальный тип, и счастье, что ты оказался рядом. Мне катастрофически не везет с мужчинами.

— Перестань, Касси, этого просто не может быть. Мужчины должны выстраиваться в очередь в ожидании, чтобы ты дала им шанс. Хорошие мужчины. Другого варианта я просто не могу представить.

— Спасибо, это мило с твоей стороны. Я сама не очень-то понимаю, в чем тут дело. Последнее время я много над этим думала. Дело, наверное, во мне. Может, я уж слишком хочу найти этого самого хорошего парня… Ну, ты понимаешь, о чем я. Одна моя подруга вышла замуж совсем молодой, вторая вообще не интересуется семейной жизнью. Но других таких, вроде меня, я не знаю. Вечно ищу принца, а получаю по лбу. Мне кажется иногда, что я в глубине души чувствую: «Это мерзавец» — и все-таки продолжаю надеяться сама не знаю на что, отключаю мозги, закрываю глаза на очевидное. — Она моргнула. — Сама не понимаю, почему так поступаю. Обычно я пользуюсь мозгами вполне успешно.

— Это видно, — серьезно кивнул он.

— И вот я решила, что хватит искать. Подала в отставку.

— В отставку?

Касси глубоко вдохнула:

— Лучше, когда это делаешь по доброй воле. А то в следующий раз меня просто стукнут дубинкой по голове и утащат куда подальше. Последний случай навел меня на размышления, знаешь ли. Это правда было страшно. Теперь мне кажется, что я сразу почувствовала в нем фальшь. Было в нем что-то странное. Я ведь мало его знала, но с точки зрения перспектив, как говорим мы, девушки, он казался вполне приличным.

— Перспектив? — нахмурился Уолт.

— Он сказал, что работает в пожарной охране, а я привыкла с доверием относиться к тем, кто там работает. Он был вежливый, сдержанный, спокойный, вроде бы работал на хорошо оплачиваемой работе, в общем, удовлетворял всем основным требованиям. Я всегда слишком обращала внимание на внешний вид. Может, я и немного поторопилась, потому что мне важно было… — Она замолчала, стыдясь признаться, до чего ей хотелось найти подходящего мужчину и создать с ним семью. — Короче, этот этап моей биографии закончен. Я все делала неправильно. Надо сосредоточиться на жизни, на моей собственной независимой жизни. Она, в конце концов, не такая уж плохая.

— Правильная мысль. Но что убедило тебя рискнуть встретиться со мной? И даже сесть на мотоцикл? — спросил он.

— Ты другой. — Она положила ему ладонь на руку, прямо на нагую женщину. — Ты стал для меня хорошим приятелем. Ты помог мне в критической ситуации, твой брат работает в полиции, и ты понимаешь, почему меня не интересует ничего, кроме дружбы.

— Извини за любопытство, но что ты в первую очередь ищешь в мужчине?

— Даже не знаю, — пожала она плечами. — Постоянства. Надежности. — И добавила с улыбкой: — Приятной внешности, перспективного будущего. Чтобы хотел иметь детей, любил меня… — «Пылкого любовника», — прозвучал в голове насмешливый голос.

— Все вполне разумно, — улыбнулся он.

— У меня есть правило в общении с мужчинами, о котором я все время забывала. Если он внимателен к тебе, но груб с официантами, он не слишком хороший человек.

— Вот как? — Он сдвинул брови.

— Конечно! Множество людей способны быть милыми, обворожительными, если им это нужно, если они хотят что-то получить. Но в некоторых ситуациях обнаруживается их истинная суть, это когда они приходят стричься, заказывают еду, ставят машину на мойку. Когда они придираются, критикуют, возмущаются. Ну, ты понимаешь… — И внезапно ей подумалось — а Уолт, он-то любезен с официантками, он со всеми добр. И все равно. Уолт нравился ей, но… по-другому.

— Да, понимаю, — сказал он.

— Но я отмахивалась от этого правила. Я видела предупреждающие сигналы и не обращала внимания, надеялась, что наши отношения состоятся. Но вскоре парень начинал и со мной вести себя так же грубо, а потом он переставал звонить, и я каждый раз страдала. Но теперь я с этим покончила. Первое — ни с кем никаких свиданий. Второе — если я и вернусь снова в строй, то буду очень и очень осторожна и внимательна.

— Так и надо, — сказал он. — Ты должна найти самого лучшего, и точка.

— Именно, — согласилась она, отмечая, что в Уолте есть нечто необыкновенное, раз она поделилась с ним тем, чем не делилась даже с подругами, кроме Джулии. — А теперь расскажи свою историю, — попросила она.

— Мою историю? — переспросил он.

— Твоих отношений с женщинами. Было что-то серьезное? Помолвка? Оставил позади миллион разбитых сердец? Или что?

Уолт засмеялся:

— Касси, я почти ни с кем не встречаюсь, я все время занят в магазине. Может, я и не делаю ничего особенного по большому счету, но это отнимает массу времени каждый день, каждую неделю. Были одна-две девушки, с которыми я иногда катался…

— Кататься, это на байкерском сленге означает — спать?

— На самом деле на байкерском сленге кататься означает кататься.

— Гм. — Она засмеялась. — Так. Значит, ты девственник?

— Все не настолько печально. Но у меня никого нет. Я, наверное, в той же ситуации, что и ты, — никто не встретился, и я перестал искать. Мне нравится моя работа. И я счастлив. Может, моя жизнь и чересчур незатейливая, но меня она устраивает.

«Хотелось бы мне рассуждать так же», — подумала она.

Он допил кофе и посмотрел на горы. Потом повернулся к ней.

— Ты следишь за временем? — спросил он.

— Нет. Тут так хорошо.

— Если не очень спешишь, внизу в долине есть виноградник. При нем дегустационный зал, ресторан. Может, ты пока еще не хочешь есть, но скоро наверняка проголодаешься.

— Ты намерен потчевать меня, пока я не раздуюсь как шар?

— Этого не случится. Но даже если вдруг ты и станешь как шар, то все равно останешься красавицей. — Он поднялся. — Ты готова ехать дальше?

— Готова. — Она дала ему руку, чтобы он помог ей встать.

Сев на мотоцикл, они поднялись еще выше в гору, где вид открывался просто сказочный, и они несколько раз останавливались, чтобы полюбоваться, затем начали медленный жутковатый спуск. Но Касси нисколько не нервничала из-за высоты, из-за того, что сидит на таком ненадежном виде транспорта, как мотоцикл. Ей нравилось держаться за Уолта, он был таким большим, основательным, с ним она чувствовала себя в безопасности.

В долине они зашли в два дегустационных зала, где Касси попробовала вино, и Уолт настоял на том, чтобы купить две бутылки. Наконец они добрались до тихого чистенького ресторанчика при винном заводе, куда вошли в запыленных джинсах, растрепанные и утомленные дорогой.

Уолта встретили как почетного гостя.

— Но ты ведь, кажется, бросил пить? — спросила она.

— Время от времени я позволяю себе бокал вина или пива, — сказал он. — Я тебя не обманывал, действительно несколько лет не брал в рот ни капли. Теперь я уверен, что перебор мне не грозит. Если я на мотоцикле, ни в коем случае не пью. Когда еду на пикапе, могу выпить немного за едой, скажем рюмку ликера после кофе. Теперь я гораздо осторожнее. Хотя я ни разу не попадал в аварию. Но дело было даже не в моем пьянстве. Я и без алкоголя наделал много глупостей. Но как я уже говорил — урок усвоил хорошо.


Эта страница нарушает авторские права

allrefrs.ru - 2018 год. Все права принадлежат их авторам!