Главная Обратная связь

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






Текст предназначен только для предварительного ознакомительного чтения. 4 часть



Он считает, что это забавно. Предлагает мне расслабиться. А тебя от Билли не тошнит временами? — спросила она Джулию.

— Еще как! Только по другой причине…

— Правда? А по какой?

«Он очень плодовитый. А следовательно, и я. И слишком романтичный, словно мы все еще школьники, которые занимаются этим при любой возможности, подростки, которые не могут удержаться, не владеют собой. И еще оптимистичный до отвращения, просто не от мира сего. А наш теперешний мир — это кипы счетов, мизерные доходы. Вот если бы он работал в одном только пожарном депо и в выходные помогал бы управляться по дому, с детьми!..» Вслух она сказала:

— Иногда по тем же самым причинам, и еще…

— Еще?..

Она пожала плечами:

— На меня запах не производит особого впечатления. — «Да потому, что у меня проблемы посерьезнее, — подумала она с завистью и раздражением. — Тесный домишко, заложенный к тому же, раздолбанные автомобили, счета, которые бесконтрольно множатся…» — Ну, неприятно бывает, конечно. Но по мне, так у вас с Джо райская жизнь.

— Это из-за нашей яхты? — сощурилась Марта. — Джу, да не нужна мне эта яхта! Да я лучше умру, чем проведу на этой посудине еще одни выходные. Я мечтаю об отдыхе вдвоем с Джо на каком-нибудь модном курорте. На Гавайях или там Багамах… И фильмы хочу смотреть не о том, как совокупляются или портят воздух. Хочу хоть изредка обедать в ресторане. Или прокатиться в Лас-Вегас, провести ночь в классном отеле, принять минеральную ванну, полежать у бассейна, но Джо говорит — зачем нам ехать загорать в Лас-Вегас, когда у нас яхта.

Может, я так рассуждаю, потому что именно мне приходится заготавливать впрок продукты, готовить, а потом все убирать, когда мы швартуемся? Это для меня не забава, а лишняя работа. — Марта прожевала порцию салата и добавила: — Вот ты счастливица. Билли носится с тобой, как с новобрачной.

«Да уж, — подумала Джулия. — Почему-то я не чувствую себя счастливицей. Может, потому, что одной любовью сыт не будешь?»

Глава 3

 

Перед уходом из ресторана Джулия зашла в дамскую комнату. Отрывая туалетную бумагу, она взмолилась: «Господи, ну пусть там будет кровь!» Но, увы, было только то, что она и ожидала. Выйдя из кабинки, она встретилась в зеркале глазами с Челси.

— Привет! — воскликнула та, сияя. — Как мы часто стали пересекаться.

Они, как бы в поцелуе, прикоснулись друг к другу щеками.

— Ты как здесь? — спросила Джулия.

— Обедала после делового совещания, — отчиталась та. — Наше представительство всего в паре кварталов отсюда.



— Ну да, ты же теперь торгуешь автомобилями, — припомнила Джулия.

— «Хаммерами», — снисходительно улыбнулась Челси. — Я — менеджер по сбыту. Моя контора недавно получила два госзаказа!

Джулия отметила, что на Челси симпатичный костюмчик, а туфли такие, ради которых и умереть не жалко. Сама Джулия отошла от моды — одежонку она приобретала на распродажах, когда появлялись кое-какие деньги. Но она сразу поняла, что туфли у Челси — дико дорогие. А на Джулии был сарафан и сандалеты, и то и другое она носила уже четыре года, и в них же ходила в овощную лавку. Можно подумать, что все эти вещи с барахолки.

— И как нынче продаются «хаммеры»? Наверное, туго?

— Ничуть не бывало, — беспечно махнула рукой Челси. — Даже сейчас, в кризис, мы сбываем их целыми партиями. Люди их обожают. Считают символами благополучия — и чем больше машина, тем лучше.

— И это с нынешними-то ценами на бензин? — засомневалась Джулия, отмечая другие подробности в облике Челси — наманикюренные ногти, выщипанные брови, осветленные локоны, почти профессиональный макияж.

— Представь, объем сбыта у нас даже не снижался. А ты что здесь делаешь?

— Обедала с девочками, — пожала она плечами. — Вытащить куда-нибудь Бет нечасто удается.

— А, ну да. Кстати, ты хорошо выглядишь, — заметила Челси. — Свеженькая такая, хорошенькая, стиль кантри — это явно твое.

Джулия почувствовала, что ей делают одолжение.

— Спасибо за комплимент. Я отхватила это в «Костко». — «Ну и зачем я это сказала», — тут же подумала она. В кошельке Челси сейчас не меньше, чем ее недельный бюджет. — А почему ты ушла с прежней работы? Ты ведь, кажется, трудилась в страховой компании?

— В центре медицинских консультаций. — Она слегка подняла бровь. — Это уже давно было, Джу. Я ушла туда, где больше платят. Там тоже было неплохо, но тут масштабы совсем другие и перспективы роста. Здесь во всех отношениях лучше.



— Сложно было привыкать на новом месте? Все-таки весьма разные отрасли…

— Это только на поверхности, а в глубине бизнес везде одинаков. Когда я решила, что мне нужны перемены, — начала по выходным работать в представительстве, а когда поработала достаточно, чтобы оценить перспективу, — ушла со старого места и позже уже перешла на полный рабочий день. Знаешь, какие здесь премии? Но больше всего меня интересуют дилерские полномочия и в конечном счете заключение сделок на уровне фирмы.

— Мечтаешь стать коммерческим директором в двадцать девять лет?

— Ну, это еще не на будущей неделе случится, — засмеялась Челси. — Слушай, если еще раз соберетесь пообедать с девочками, позвоните мне тоже, хорошо?

— Непременно, — произнесла Джулия и про себя подумала: «Вот уж чему не бывать». — Сегодня все вышло стихийно. Мы договорились только часов в десять…

— Я легка на подъем, — заверила Челси. — Ну, пора бежать. Начальник ждет.

— Конечно, беги, — одобрила Джулия, поворачиваясь к раковине. — Но не переусердствуй. — Она принялась мыть руки еще до того, как за Челси затворилась дверь. Все эти чмоки-чмоки — просто одно притворство. Лишь через год после окончания школы они перестали царапаться, как кошки в мешке. Но практически ничего не изменилось. Челси сохранила дружеские отношения с Мартой, но она несколько раз встречалась с Билли во время одной из его непродолжительных размолвок с Джулией, поэтому о дружбе двух молодых женщин не могло быть и речи. Потому и Касси с ней тоже не общалась. Бет, однако, эта мелодрама мало занимала. До сих пор у Челси блестят глаза при виде Билли. И это приводило Джулию в ярость.

Но Челси, безусловно, преуспевает. Она, как и Билли, получила диплом. Если бы не тот факт, что Челси училась без перерыва на дневном, тогда как Билли мог посещать лишь вечерние занятия, Джулия заподозрила бы ее в том, что она его преследует. Билли получил диплом преподавателя труда, Челси — учительницы начальных классов. Но ни один из них так и не работал учителем.

Джулия не питала к Челси любви, но ее слова заставили молодую женщину призадуматься. Почему Билли не идет по этому пути? Не найдет сферу деятельности, где мог бы устроиться сначала на полставки, с перспективой перейти на полную. Вместо того чтобы тесать камень ради дополнительного заработка? Почему Билли не ищет место, где больше платят?

Выйдя из ресторана, она увидела Бет и Касси, стоявших у машины Бет. Они, видимо, прощались. Она помахала им и села в свой автомобиль. Вставила ключ в зажигание и подумала — если не заведется, я подам в суд на магазин запчастей. Но мотор завелся. Она посмотрела на одометр — почти сто семьдесят тысяч километров.

 

После ланча с подругами Касси проводила Бет до машины.

— Ты серьезно говорила, что можно родить без мужчины?

— Если бы я хотела ребенка, а мужа не предвиделось, я бы сама это сделала, — сказала Бет. — С какой стати отказываться от мечты всей жизни только потому, что не подвернулся подходящий мужчина?

— Гм. Я как-то над этим не задумывалась, — призналась Касси. — Но, Бет, у тебя ведь в институте были серьезные отношения с тем парнем. Вы же прожили вместе года два…

— Поверь, я бы лучше родила без мужа, чем снова испытала нечто подобное. Кончилось-то все скверно. Было тяжело и обидно. И теперь я вряд ли смогу избавиться от мнительности…

— Да, это ужасно, — проговорила Касси. — Так вот, есть женщины, которые то и дело рожают детей без мужа. Но они или звезды, или миллионерши, никак не простые смертные. Не обычные трудящиеся.

Бет сдержанно улыбнулась:

— Я думаю, что эти звезды трудятся побольше нас с тобой.

— Может, мне правда стоит об этом подумать? Я хочу семью, но я всегда считала…

— Слушай, Касси, мы с тобой смотрим на предмет с разных точек зрения. Я не уверена, что когда-нибудь захочу замуж. Я очень придирчивая, неуступчивая. Да и эгоистка. Возьми претензии Марты к Джо — вроде пустяк, но мне было бы этого достаточно, чтобы всерьез задуматься об убийстве. А ты — ведь тебе нужен именно муж? Даже больше, чем ребенок?

— Если говорить правду… Но посуди сама — мне почти тридцать, так надоело ходить в неудачницах. Я никогда даже не обдумывала варианты.

— Взгляни на вещи шире, — сказала Бет. — Вот ты полагаешь, у Марты и Джо все в ажуре? Что это лишь обычные придирки жены?

— Не знаю… Я всегда считала, что у них все о’кей.

— Они не похожи на счастливую пару. А возьми Джу. С ней явно что-то творится. Она делает вид, что все прекрасно, но что-то тут не то.

— У них действительно серьезные трудности. Денег не хватает — Билли работает на двух работах и дома почти не бывает. Джулия устала — дети ее выматывают. Но это ведь Джу и Билли! Они ссорятся и тут же мирятся. У Марты и Джо не так — дело конечно же не в одной яхте.

Бет засмеялась:

— Улавливаешь, какие возникают проблемы при совместной жизни? Люди рвут и мечут из-за яхты.

— Похоже, у них все сложнее. Они не находят компромисс. Тут любой станет рвать и метать.

— Видишь сама, — пожала плечами Бет. — Из меня никудышная кандидатка в жены. Я-то совсем не способна на компромисс — мне нравится, чтобы было только по-моему.

«А я бы на все согласилась, — подумала Касси. — В самом деле, на все. Но мне такой возможности не предоставляют».

— Так ты считаешь, что это будет безумием — родить ребенка? — спросила она.

— Да ни в коем случае, — не задумываясь ответила ее подруга. — Я, наоборот, думаю, что это неглупо. Безумием я как раз считаю выйти замуж за кого попало только потому, что хочешь создать семью. Если бы мне хотелось ребенка, я бы всерьез об этом задумалась. Но для меня это пока не стоит на повестке дня.

— Ты думаешь, сколько времени у меня — у нас — в запасе?

— Лет шесть-семь, а может, даже больше. Все растет число женщин, успешно рожающих в зрелые годы. Но у меня сейчас даже времени нет задумываться о партнерах и детях, честное слово! Появись у меня сейчас бойфренд, и я не буду знать, что мне с ним делать. Придется бросать его по каждому телефонному звонку. Слушай, у меня нет готового совета для тебя — с меня моего отрицательного опыта достаточно. Я слишком занята, я не могу уделять мужчине много внимания, наверное, именно поэтому у меня тогда все так прискорбно кончилось. Я отвлекаюсь на разные вещи, слишком поглощена собой. А если, скажем, мне попадется мужчина вроде меня? Мы будем чужими под одной крышей — каждый занят только собой. Мне лучше никогда не встречаться с хорошим человеком. А ребенка я не смогу воспитать без няни — сомневаюсь, что хватит ответственности.

— Ну, вот уж неправда…

— Почему? Возьми моих родителей — талантливые эгоцентрики, которым ни до чего, кроме работы, нет дела. Во мне их волновало единственно мое образование. С ними можно говорить минут пятнадцать, а они так и не услышат ни слова. Это у нас в крови, я тоже такая. Поэтому меня все и считают чудачкой.

— Я не считаю, — улыбнулась Касси. — По-моему, ты потрясающая. И пациенты твои тебя любят.

— Тут мне правда повезло, — сказала она с признательностью. — Я думаю, что стала неплохим врачом чисто случайно. Это просто чудо. Я совсем не принимаю это как должное, поверь. Я очень люблю свою работу. — Она мечтательно улыбнулась. — Я живу ради нее. Все остальное не важно.

 

Касси всегда завидовала уму и достижениям Бет, хотя на самом деле ей нужно было то, что имела Джулия. Бет всегда казалась такой уверенной в том, чего хочет. И в юности никогда не комплексовала оттого, что не пользуется успехом у парней. Даже серьезные неудачи — а Бет пришлось пережить и их — не сбивали ее с пути. Она шла по жизни, повинуясь своим инстинктам, делала то, ради чего появилась на свет.

Родители Бет были высоколобыми чудаками. Мать работала в библиотеке колледжа, отец был профессором гельминтологии. Изучал червей. Бет выросла в доме, загроможденном научными трудами и микроскопами, с переполненными книжными шкафами, грудой нестираной одежды в ванной, с незаправленными постелями, штабелями грязной посуды в раковине. Мама с папой были целиком погружены в интеллектуальные занятия, на дочь внимания обращали мало. Лишних денег в семье не водилось, но образованию придавали первостепенное значение и воспитали гениальную дочь, которая превзошла их обоих. С шести лет она занималась по программам для одаренных детей.

Но Джулия! У Джулии был Билли, уже тринадцать лет как обожавший ее. До сих пор он смотрел на нее так, словно она была единственная женщина во вселенной. Да, они экономили каждый цент, но отношения у них были незыблемые, непоколебимые. Джулия, может, и сомневалась, что сможет оплатить счета, но в любви Билли сомневаться ей не приходилось. А если они сталкивались с серьезной проблемой, то энергично брались за нее вместе.

Если бы Касси дан был выбор, она выбрала бы детей, бедность и истинную любовь, и потому считала себя дурочкой. Рациональный взгляд на жизнь куда практичнее и надежнее, с ним люди и становятся докторами медицины.

Ее путь домой лежал мимо мотосалона. Она проехала вперед три квартала, потом развернулась и двинулась назад. Войдя в салон, она увидела все того же улыбчивого продавца.

— Привет, — сказала Касси. — Хотела узнать, Уолт Арнесон сегодня работает?

— Сию секунду, — улыбнулся он, подошел к телефону на стойке, набрал номер, что-то быстро сказал в трубку и протянул ее Касси: — Мисс?..

— Алло, — проговорила она. — Это Уолт?

— Привет, — услышала она его голос. — Как дела?

— Все хорошо. Я ехала домой, проезжала мимо и подумала… может, ты хочешь, чтобы я угостила тебя кофе?

— А ты очень торопишься?

— Ну… вообще-то не очень. А что?

— Я сейчас на складе, но, если ты подождешь немного, минут двадцать, я появлюсь.

— Нет, слушай, я не хочу создавать тебе проблемы…

— Касси, я очень хочу выпить с тобой кофе. Никаких проблем нет, поверь.

— Точно?

— Ты скрасила мой день. Иди пока в книжный, возьми две чашки кофе, садись на наше место, если оно не занято, и через двадцать минут увидимся.

— Ладно, если ты точно уверен.

— Я уверен. Только иди не спеша. — Он повесил трубку.

«Полный идиотизм, — поймала она себя на мысли, — чего ради меня сюда занесло?»

— Вы звонили на другой склад? — спросила она продавца.

— Ну да. Туда, где он сейчас. Ему много приходится перемещаться.

— А! Хорошо, спасибо. — Она медленно направилась в сторону книжного магазина. Немного походила вдоль полок, купила кофе и села в уголке, который, оказывается, уже стал «нашим».

Полчаса спустя она поняла, чего ради пришла сюда. Они вдоволь посмеялись вместе, когда она рассказала ему про ланч с подругами, про жалобы Марты на мужа, про Бет, которая считала нормой появление ребенка без отца. Она рассказала и про Стива, поделилась намерением через пару лет взять еще щенка ему в товарищи. Он рассказал, как в выходные ездил в горы, ненадолго, всего на несколько часов. Когда он описал пейзаж, озеро, покрытые пышной летней зеленью горы, Касси начала понимать, какое он находит во всем этом удовольствие. Но ей казалось странным, что этот обросший чудак, дикарь, и вдруг — любитель природы.

— Если ты так любишь природу, то как насчет охоты, рыбалки, походов?

— Я и хожу в походы. Отчасти, — сказал он, отпивая кофе. — Если выдаются свободные выходные, я беру свой рюкзак и спальник и нахожу особенно красивое место на берегу, под звездами, или лужайку с мягкой травой на холме и разбиваю лагерь. Для рыбалки у меня вряд ли хватит терпения. А стрелять в кого-то я просто не способен.

— А как насчет гольфа? — шутливо спросила она.

— Ты меня дразнишь! — Он рассмеялся. И правда — как представить такого, как он, в его сапогах с цепями и голой женщиной, прохаживающимся по полю вместе с джентльменами в джемперах?

Они узнали еще кое-что друг о друге. Оба не состояли в браке, у их родителей было четверо детей, хотя у нее — братья и сестры сводные. Он родом из здешних мест, она из Де-Мойна. Оба трудились на своей нынешней работе больше пяти лет.

Уолт спросил, по-прежнему ли она нервничает из-за того случая, и она ответила, что постепенно забывает, но решила стать более осторожной. Очень не хочется снова оказаться в такой ситуации.

— Я покончила с романтическими свиданиями, по крайней мере, с меня надолго хватит.

— Вполне понятно.

— Этого не должно было случиться. Обычно чутье меня не подводило.

— Ты ни в чем не виновата. Просто он подлец, вот и все.

Так незаметно пролетел час. Они еще посмотрели книги и посоветовали друг другу, что выбрать. На стоянке он сказал ей:

— Мне нравятся наши посиделки с кофе. Приятно проходит перерыв.

— Мне они тоже нравятся.

— Правда, это было всего два раза, но я уже жду следующего.

— Даже если приходится ехать через весь город?

— Даже в этом случае, — сказал он. Достал из кармана стопку визиток, порылся в них и одну протянул Касси. Там стояло только его имя и номер телефона. — Если ты захочешь кофе и позвонишь по этому телефону, тебе не придется меня долго дожидаться. Я мало кому даю этот номер — сразу же начинают звонить по поводу проблем с байками, просят взять работу на дом. Но я хочу, чтобы у тебя он был.

— Надо же, — сказала она. — У тебя такой график, что тебя могут отвлечь от работы в середине дня, и это ничего?

— Я с работой справляюсь, и никому нет никакого дела, если я вдруг отлучаюсь ненадолго по личным надобностям. В общем, если ты позвонишь, я приеду.

— Знаешь… я тебе свой номер не называю, потому что…

Он мягко положил руку ей на локоть:

— Я бы хотел знать твой номер, Касси. Но понимаю, что тебе важно чувствовать себя в безопасности. Ты можешь звонить мне в любое время. И я приеду.

— Спасибо. Мне очень приятно, что ты понимаешь.

— Ну, я ведь был свидетелем тогда, помнишь?

 

* * *

 

В дополнение к основной работе Билли трудился сдельно в строительной мастерской. Он мог сделать эту работу основной, и тогда зарабатывал бы гораздо больше, чем в пожарном депо, но перспектив роста тут не было никаких. Зато приработок получался очень приличный. Подрядчик давал ему возможность поработать в свободные часы во время двадцатичетырехчасового дежурства в депо и полные дни в выходные. В месяц это выходило от двенадцати до шестнадцати рабочих дней. Резать дерево и камень было нудно и утомительно, но Билли делал это старательно и получал хороший куш.

Правда, работа была тяжелой. Обе его работы требовали больших физических усилий. Хотя он числился парамедиком, в первую очередь приходилось исполнять обязанности пожарного. Таким образом, он работал парамедиком и пожарным. Потом резал дерево и камень — изнуряющая, грязная работа. Времени едва хватало на еду, сон и дорогу с работы на работу, потом домой. Но деньги им с Джу были нужны позарез.

Ни разу с начала трудовой деятельности Билли не брал больничный, не имел выходных. Проработавшие в пожарной части лет восемь — десять получали повышение, очень существенную надбавку к окладу и дополнительный отпуск. Он же пока сам себе представлялся мальчиком, пальцем затыкавшим дыру в дамбе.

Сегодня он вернулся домой после суточного дежурства и прилег, надеясь немного поспать. Он знал, что Джу собирается пообедать с подругами, и очень хорошо — это поднимет ей настроение. Небольшой отдых от детей, женские разговоры. Может быть, она отведет душу, пожаловавшись на него подругам. Поспав часа четыре, Билли встал и поехал к теще, чтобы забрать Клинта и Стефи. Они уже пообедали, и поэтому дома ему осталось только уложить их спать.

Обычно в таких случаях он пользовался тишиной, чтобы поспать еще лишний часок, после обеда он собирался отправиться в мастерские и там поработать до полуночи. Но вместо этого сделал кое-какие домашние дела: вымыл пол в кухне, убрал за собакой, подрезал живую изгородь и полез на крышу, чтобы закрепить отваливающийся водосточный желоб. Желоб отваливался, потому что после прошлогоднего листопада кто-то не очистил его вовремя от нападавших туда листьев и веток, вот он и не выдержал тяжести. Этот «кто-то» был, конечно, он, Билли.

Он поставил ящик с инструментами на покатую крышу и потянулся к желобу с отверткой, но тут ящик заскользил вниз. Билли бросил отвертку в желоб и, подхватив ящик, толкнул его повыше. От этого движения лестница покачнулась, и устойчиво поставить ящик не удалось. Ища равновесия, Билли схватился за желоб, но выбор был неудачен — желоб и без того едва держался. Лестница ушла из-под ног вправо, и он лишился опоры. Некоторое время Билли висел на желобе, но недолго — под его тяжестью тот начал отрываться дальше, хотя и медленно. И Билли выпустил его, чтобы чертов желоб не оторвался совсем, и полетел вниз. Высота была не слишком большая.

Лестница с грохотом упала на землю, а за ней следом упал и Билли. Сперва он приземлился на ноги, потом с размаху сел на копчик. Потом позволил себе откинуться навзничь на траву. Первая мысль была: «Как глупо!» Вторая: «Только травмы мне сейчас не хватало». Не двигаясь, он прислушивался к ногам и позвоночнику. Зажмурившись, подумал еще: «Я всегда так хорошо управлялся с лестницей, как по-идиотски все вышло».

— Билли! — услышал он крик Джулии из дома. Он слышал, как она бежит через кухню к двери на задний двор, непрерывно крича: — Билли! Билли! О господи! Билли!

Он замер, слабо улыбаясь, с закрытыми глазами, и подумал, что это, наверное, подло. Она упала возле него на колени, приподняла его голову и спросила:

— Билли, ты умер?

Он открыл глаза.

— Вот так никогда нельзя делать — брать человека за голову. У меня мог быть поврежден позвоночник.

— Ты сильно ударился?

— Ты меня любишь? — спросил он.

— Да. Что случилось? — спросила она, в ее широко раскрытых глазах метался страх.

— Я упал с лестницы. Лежу и прикидываю, все ли цело. Я даже не знал, что ты вернулась. Так ты любишь меня?

— Какой идиот! — Она со стуком уронила его голову.

Тут послышался звук, что-то скользило по крыше.

Билли схватил жену и перекатился с ней влево, закрыв ее собой. В метре с небольшим от них грохнулся ящик с инструментами, кое-что от удара вылетело наружу. Когда все стихло, Билли поднял голову.

— Две глупости за один день, — проговорил он. — Наверное, я слишком устал, чтобы этим заниматься.

— Пусти меня, я встану, — сказала она.

— Нет. Сначала скажи, что любишь.

— Я тебя ненавижу! Ты сейчас отнял у меня десять лет жизни.

Он прижался губами к ее губам. Она не отреагировала, и он приподнял голову и улыбнулся ей.

— Я вымыл кухню. Уложил детей. Собрал собачье дерьмо и подровнял изгородь.

— И упал с лестницы!

— Справедливо. Сегодня я уже больше на нее не полезу. А ты хорошо провела время?

— Угу.

— Пожаловалась девочкам на свое интересное положение? И на нехорошего, злого мужа?

— Я никому ничего не сказала, и ты тоже молчи.

— Ладно. Ты поможешь мне дойти до спальни?

— Так ты ушибся?

— Я перевозбудился. Ты могла бы немножко полежать рядом со мной голышом, а когда у тебя поднимется настроение, я чуточку вздремну.

— Это все, о чем ты способен думать?

— Да, когда лежу на тебе вот так. Я буду очень, очень нежен. И бережен. Ну, до определенной степени.

— Вот в чем корень всех наших проблем, — сказала она. — Я сейчас хочу одного — отлупить тебя, а ты хочешь меня трахнуть.

Он ласково улыбнулся:

— Если это самая большая твоя проблема, Джу, ее решение всегда под рукой.

— Не вполне уверена, — сказала она.

— Ты хорошо себя чувствуешь, куколка? — спросил он, любовно отводя прядь волос ей за ухо. — Тебя не тошнит? Нет спазмов, ничего такого?

Она покачала головой.

— Я волнуюсь немного из-за этой спирали, как она там вместе с ребенком?

Он нахмурился.

— Если ты полагаешь, что это неправильно…

— Я еще не раздумала тебя отлупить. — Она тряхнула головой.

Он улыбнулся:

— Вижу. — Он встал и помог подняться ей. — Пойдем, воспользуемся тем, что у детей сейчас тихий час.

Некоторое время спустя Джулия, успокоившаяся и размякшая, сказала:

— Я сегодня в ресторане столкнулась в туалете с Челси.

— Да? — зевнул он. — Ты ее сшибла или как?

— Мы немного поговорили. Знаешь, она ушла из своей страховой компании и теперь продает «хаммеры». Она устроилась менеджером по сбыту.

— Что-то такое она говорила, — ответил он, то ли скучая, то ли засыпая.

— В общем… я не в восторге от Челси, но в том, что она делает, есть смысл. Прежде чем перейти на новое место, она сперва поработала в этом агентстве по выходным, чтобы понять, какие там возможности, а уже потом ушла с предыдущей работы. Неплохо придумано, правда?

— «Хаммеры», — фыркнул он и устало помотал головой. — Кому сейчас нужны «хаммеры»?

— Челси уверяет, что они продаются как прежде. Люди их любят за то, что с ними чувствуют себя богачами.

— Недолго, — ответил он, закрывая глаза.

— Да дело не в этом, а в том, что очень даже неглупо найти перспективную работу и поработать на ней в свободное время, чтобы приглядеться, каковы шансы, а уже потом переходить. В твоих мастерских перспектив точно нет, это всего лишь подработка, и оплата хотя и хорошая, но лучше не будет. Но ты ведь такой умный, у тебя диплом. Можно оглядеться, найти место, где пригодится твое образование, где есть возможности роста…

— Угу, — проговорил он, и она услышала негромкое похрапывание.

Она склонилась и поцеловала его в щеку.

— А что, если ты на работе упадешь с лестницы? Что тогда мы будем делать?

В ответ он только тихо всхрапнул.

Когда она увидела в окно кухни валявшуюся на земле лестницу и лежащего рядом на спине Билли, неподвижного, с закрытыми глазами, первой ее мыслью было: «О нет, только не мой Билли! Нет! Нет!»

Но вскоре пришло облегчение, вслед за которым через какое-то время всколыхнулись старые страхи. Борьба с огнем, спасение людей на пожаре, резание гранита — все это занятия, сопряженные с риском. Если с Билли что-то случится, их экономное существование станет катастрофическим. Она с детьми лишится кормильца, и, когда исчерпает себя страховка и крупицы пенсии, она потеряет дом. Маме придется присматривать за детьми, чтобы она смогла работать. А на какую работу она может рассчитывать? После рождения Джеффи и до появления младших детей, пока Билли учился и работал, она тоже успела немного поработать, официанткой и секретаршей. Платили там и там чисто символически.

Но теперь детей будет четверо!

До сих пор Билли обходился без травм, у него быстрая реакция, и физически он сильный. Но усталость от тяжелой работы, от недосыпания накапливается… А как же он станет уставать, когда появится малыш и начнет плакать днем и ночью? Как он может так беспечно радоваться прибавлению семейства, когда новый младенец поставит под угрозу будущее всей семьи?

Тут она услышала, как проснулась Стефи и сразу заплакала и закашлялась, и мысли Джулии моментально устремились в иное русло. «Господи, только бы не заболела!» — взмолилась она. Поспешив в детскую, где спали младшие, она подхватила дочь на руки, отнесла в кухню и дала ей тайленол и противоотечное средство, надеясь, что это не простуда, не жар. Остаток дня она готовила ужин, забрала Джеффи из футбольной секции и отвезла его в летнюю группу — с тремя детьми в машине ей пришлось заехать за витаминным напитком для всей команды, потому что была ее очередь, утешала плачущую разболевшуюся дочь, вытирала рвотные массы, стирала, собирала одежду и игрушки. Когда часов в шесть проснулся Билли, часа на два позже обычного, что подтверждало, насколько он переутомлен, она сидела в ванной со Стефи на коленях над паром от горячей воды для снятия отека горла.

— Что случилось? — сонно спросил он.

— Со Стефи что-то творится. Ее вырвало три раза, после ужина, и она кашляет, как при крупе.

— А температура? — спросил он, потирая затылок, чтобы собраться с мыслями.

— Я сбила ее тайленолом. Но ей плохо.

Он наклонился к дочери, и она пошла к нему на руки, жалобно хныча:

— Папочка!

Бедная малышка.

— А Клинт как?

— Пока в порядке.

— Отдохни, я посижу с ней в этой парилке, — сказал он.

Она уступила ему место на крышке унитаза, понимая, что отдохнул он недостаточно и все равно будет стараться отработать свои часы в мастерской, даже если поздно начнет. А завтра с утра ему заступать на суточное дежурство в депо, и ей нельзя рассчитывать на его помощь ночью, если дочке станет хуже, он должен как следует восстановить силы ради собственной безопасности. Но до чего же она устала! На ранних сроках беременности ей постоянно хотелось спать, но даже прилечь ненадолго днем было некогда.

И в голове отчетливо прозвучало: «Дальше так продолжаться не может».

 

После ланча с подругами Марта, прежде чем идти домой, пробежала по магазинам. С трехгодовалым сынишкой Джейсоном сидел Джо, так что можно было не спешить. Она примерила кое-что, купила на распродаже парочку милых вещиц, хотя надевать их ей было некуда. Нынче самой популярной в ее гардеробе была рабочая и спортивная одежда. Но она просто влюбилась в креповые брюки, которые плотно облегали бедра и ягодицы, а внизу расширялись. И топ из того же материала с глубоким вырезом тоже сидел идеально — прелестный ансамбль для вечеринки, танцев, ужина вне дома. Потом она не смогла устоять перед облегающим платьем с разрезом сбоку, так выгодно подчеркивавшим фигуру. Оно было цвета лаванды и чудесно оттеняло ее рыжеватые волосы до плеч.


Эта страница нарушает авторские права

allrefrs.ru - 2018 год. Все права принадлежат их авторам!