Главная Обратная связь

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






Текст предназначен только для предварительного ознакомительного чтения. 1 часть



Робин Карр

Нечаянная радость

Карр, Робин. Нечаянная радость [Текст]: роман / Робин Карр; [пер. с англ. И.Н. Аношкиной]. – М.: Центрполиграф, 2012. — 378, [1] с. — (Harlequin. Romance).

Оригинал: Carr Robyn «A Summer in Sonoma», 2010

ISBN 978-5-227-03574-5

Переводчик: Аношкина И.Н.

Аннотация

 

Касси — молодая и очень привлекательная медицинская сестра экстренной помощи — давно мечтает о семье, но ни один из ее кратковременных романов не стал счастливым. Вот и на этот раз свидание едва не закончилось драматично: от изнасилования ее спас Уолт Арнесон — лохматый байкер, настоящий великан с наколкой на руке. Уолт оказался на редкость милым человеком: щедрым, умным, добрым, умеющим понимать и слушать. Касси и дня не может провести без него. Одна беда: он совершенно не похож на мужчину ее мечты — надежного обеспеченного парня в элегантном костюме, который будет достойно выглядеть в компании ее добропорядочных друзей.

Робин Карр

Нечаянная радость

Глава 1

 

В семь тридцать Касси и Кен вышли из бара. Быстро сгущались сумерки, наступала прекрасная июньская ночь. Он уверенно привлек ее к себе и поцеловал. «Ого», — подумала она. Поцелуй и в самом деле был впечатляющим — страстным и требовательным. Его ладони двигались вверх-вниз по ее спине. Потом одна ладонь легла ей на грудь, и она отстранилась. Слегка оттолкнув его, нервно засмеялась:

— Потише, приятель. По-моему, ты забегаешь вперед.

— Извини, — сказал он. — Я просто смотрел на тебя и гадал, ну, понимаешь…

— Можешь не напрягаться, я точно девушка, а не парень. Так какие у нас были дальнейшие планы? Живая музыка в парке?

— Хорошо, — засмеялся он и повторил еще раз: — Извини.

Пока они шли к его машине, она сказала:

— Девушки обычно не против небольшой дозы романтики. Но у тебя как будто есть тормоза, я права?

— Вполне, Касси.

— Вот и хорошо. А то, на мой взгляд, ты слишком заторопился.

Его внедорожник стоял в дальнем конце стоянки, и она подумала: «Он любит свою машину — скорее пройдет через всю парковку, чем рискнет получить вмятину, оставив ее на бойком месте».

Кен распахнул дверцу со стороны пассажирского сиденья, она скользнула внутрь, и, пока он обходил машину кругом, пристегнулась.

Он вставил ключ в замок зажигания, но не повернул его, вместо этого наклонился к ней и начал осторожно гладить предплечье. Потом придвинулся ближе, полузакрыв глаза, приоткрыв губы, явно в надежде на поцелуй. По крайней мере, на этот раз он давал ей время, ждал ее реакции. Касси мимолетно прикоснулась губами к его губам. Он попытался продлить поцелуй, но, когда она отстранилась, снова нервно смеясь, крепко схватил ее за руки.



— Касси, — выдохнул он, — что, если ну ее, эту музыку? Может быть, обойдемся?

— Я так не думаю. Я ждала этого концерта, — сказала она, чувствуя, как учащенно застучало сердце. Внутри шевельнулось нехорошее предчувствие.

— Давай не поедем, — попросил он. — Подумай. Ты не пожалеешь…

Касси быстро прокрутила назад цепочку событий. Она обедала в компании сослуживцев, когда увидела его. Они познакомились и долго болтали. Она работала медсестрой в отделении экстренной помощи, он оказался парамедиком, раньше они не встречались, но ей уже приходилось сталкиваться по работе с ребятами из пожарной охраны, и они казались очень славными. Он держался вежливо, был внимательным, предупредительным. Симпатичный парень и с чувством юмора. Она записала номер его мобильного и согласилась снова встретиться и выпить кофе. Свидание не должно быть рискованным. Он вел себя как джентльмен, после кафе проводил ее до машины и на прощание обнял, вполне по-братски. Тогда она и дала ему номер своего мобильника. Они еще несколько раз созванивались и вот договорились послушать в парке живую музыку. Касси все еще не позволяла ему заезжать за ней — они условились встретиться в баре, потому что в многолюдном парке нелегко отыскать друг друга.

Но теперь его поведение беспокоило ее. Следовало осадить молодого человека, и немедленно. Ее влекло к нему, но она абсолютно не была готова переходить к следующему этапу отношений.

— Мне не о чем думать, — проговорила она, уперев ладони ему в грудь. — Я собиралась послушать музыку. Сегодня чудесная ночь. А если у тебя на уме что-то другое, то меня вовсе не привлекает заниматься этим на парковке…



Но он вдруг положил руку на ее затылок, с силой притянул к себе и закрыл ей рот своим. Она отталкивала его, нечленораздельно мыча, а он тем временем, продолжая зажимать ей рот губами, перебрался на ее сиденье. При его росте в метр восемьдесят с лишним такое было трудно представить, но он проделал это с легкостью. Не успела она опомниться, как в считаные секунды он оседлал ее и теперь нависал над ней, как башня.

— Эй! — вскрикнула она, когда он на миг оторвался от нее. — Что ты делаешь?

Вокруг них стояло несколько машин, но на отдалении, и стекла его машины были тонированы. Ее мысль быстро заработала: «Неужели это возможно? Он же нормальный парень. Парамедик из пожарной службы. Муж моей лучшей подруги тоже в пожарной службе.

Я знаю многих его друзей, они лучшие из людей, они ангелы-спасители!»

Он прижал ее к спинке сиденья и с жадностью терзал ее губы, тяжело сопя. Потом отстегнул ее ремень, а она, продолжая сопротивляться и протестовать (хотя вместо криков наружу вырывался только писк, заглушаемый его губами), с ужасом отмечала, как стремительно развивается его нападение. Неужели он собрался изнасиловать ее на сиденье своего внедорожника? К тому же на ней шорты, раздеть ее будет непросто!

Тут он нажал кнопку, и ее сиденье начало откидываться назад. Его план стал понятнее, как только сиденье примет горизонтальное положение, он стянет с нее шорты, это уже не составит ему труда. Если он изнасилует ее, а потом отпустит, и на ней не останется следов побоев, он заявит потом, что все произошло по взаимному согласию. Ей приходилось оказывать помощь жертвам изнасилования, слышать их рассказы, в то время как полицейский со скептическим видом делал записи. Ну, так она, по крайней мере, вынудит его оставить следы! И она принялась бешено брыкаться, извиваться, мотать головой из стороны в сторону.

— Перестань, — проговорил он. — Прекрати. Мы же оба знаем, что хотим этого.

— Отпусти меня, сукин сын!

— Ах, Касси, — засмеялся он, словно она произнесла слова нежности. — Ну давай же, крошка, я без ума от тебя.

— Ты с ума сошел! Пусти меня. Пусти немедленно!

— Ну-ну, успокойся…

— Нет! — яростно завопила она.

«Кричи, — сказала она себе. — Брыкайся, кусайся, царапайся, визжи, ори, бей». Она толкнула его одной рукой, а другой попыталась нащупать ручку дверцы, не найдя, принялась стучать кулаком по стеклу в надежде разбить его, визжа и уворачиваясь от его губ. Она даже попыталась ударить его головой, но он со смехом схватил ее за плечи! Она так металась, что машина наверняка вся тряслась. Он попытался поймать ее за запястья, и она с размаху ударила его в глаз. Он застонал от боли, но ее в ответ не ударил. Она все продолжала кричать и стучать в окно. Уехать с этой парковки он не сможет, пока не пересядет назад на водительское сиденье. В тот же миг она выскочит из машины.

Внезапно в окно забарабанили.

— Эй! — окликнул снаружи грубый мужской голос. — Что там у вас?

— Господи! — воскликнула Касси с облегчением и надеждой. — Помогите! — закричала она. — Помо…

Но тут Кен зажал ей рот и опустил стекло на сантиметр.

— Проходи, приятель, видишь, мы тут заняты. — И быстро снова поднял стекло.

Касси изо всех сил укусила его за руку, и он резко подскочил, ударившись головой о потолок машины. Касси услышала, как мужчина с грубым голосом дергает запертую дверцу. Тут оконное стекло щелкнуло и покрылось паутиной трещин, хотя все-таки не разбилось. В месте удара образовалась вмятина. Какой-то острый предмет, может быть ключ, пробился сквозь нее и принялся дырявить стекло, выбивая алмазоподобные осколки, которые посыпались внутрь машины. Кен счел за лучшее вернуться на водительское сиденье.

— Эй, ты что творишь, парень?! — заорал он.

В дыру просунулась огромная ладонь, а за ней следом ручища, и отперла замок. Касси вывалилась наружу из распахнутой дверцы и ахнула, увидев перед собой мужчину куда более устрашающего вида, чем Кен. Это был гигант в обтягивающей мощный торс белой футболке, черной кожаной жилетке, увешанной цепями. На руке, освободившей ее, красовалась наколка в виде обнаженной женщины. Лицо покрывала растительность — густые баки и борода. Волосы были стянуты в хвост. Великан поддержал ее за локти, помог встать и спросил:

— Вы пострадали?

Голос прозвучал очень грозно, он сурово насупился. Касси была ростом метр шестьдесят, и он возвышался над ней сантиметров на тридцать, как минимум.

— Нет, — пробормотала она, переводя дыхание. — Да. То есть нет. Он…

Она не смогла закончить фразу. Парень оттащил ее от внедорожника и, развернув, встал между ней и машиной.

— Вызвать полицию? Скорую? — спрашивал он, вынимая из кармана штанов телефон.

— Нет, — мотнула она головой. — Вы вовремя успели. — Горло у нее перехватило, по ее щекам побежали слезы. — О господи!

— Может, я позову кого-нибудь? — предложил он, и его голос чудесным образом смягчился.

Внезапно рядом взревел двигатель внедорожника — Кен, вежливый, с чувством юмора парамедик, стремительно стартовал с парковки. Дверца пассажирского сиденья при повороте машины закрылась сама собой.

— Моя сумочка… — всхлипнула Касси.

Внедорожник перед самым выездом с парковки вдруг резко затормозил, из разбитого окна пассажирского сиденья вылетел какой-то предмет и шлепнулся на землю. Машина тут же унеслась прочь.

— Вот и сумка, — сказал парень. — Стойте тут.

Он дошел до конца парковки, присев на корточки, собрал вывалившиеся из сумки предметы и принес Касси.

— Вот, возьмите, — произнес он, протягивая ей сумку.

Касси подняла глаза на спасшего ее человека. Судя по виду — типичный байкер, нечесаный, страшный как черт. Но на деле чертом-то из них двоих оказался чисто выбритый, аккуратный Кен.

— Господи, — снова пробормотала она. — Я не ожидала ничего подобного… Если бы не вы…

— Вы правда в порядке? Может, я вызову полицию?

— Он ничего мне не сделал — я только испугалась до смерти. Совершенно не ожидала ничего подобного.

— Мне на мгновение показалось, что дела у вас совсем плохи.

— Одно мгновение они и были плохи. Я уже решила, что он меня сейчас… — Она замолчала, не в силах назвать вещи своими именами.

— Ну, все обошлось. Вы уверены, что с вами все в порядке? — снова спросил он.

Трясущимися руками Касси порылась в сумочке в поисках ключей.

— Да. — Она шмыгнула носом. — Со мной все нормально. По-моему.

— Может, хотите, чтобы я проводил вас домой? Мало ли что еще может случиться…

Она едва не рассмеялась сквозь слезы. Представить только, что такой парень провожает ее, узнает, где она живет. Внезапно мир перевернулся с ног на голову.

— Я сейчас поеду не домой, а к подруге. У нее злая немецкая овчарка и муж-пожарный.

— Вы уверены, что все-таки не хотите заявить в полицию? — спросил он, хмуря брови. — Рассказать, как все было.

— Еще у нее трое детей, — невпопад сказала Касси.

Здоровяк засмеялся гулко и раскатисто:

— Да, это, пожалуй, любого отпугнет.

Из губ Касси снова вырвался смешок, и тут она разревелась уже по-настоящему, навзрыд. Сумочка выпала у нее из рук, и она, всхлипывая, уткнулась парню головой в грудь.

— Ну-ну, — сказал он. — Пожалуй, стоит угостить тебя чашкой кофе, чтобы ты немного подбодрилась перед тем, как сесть за руль…

— Я не… я не пила, — выдавила из себя Касси.

— Я не имел в виду — протрезвилась, — хмыкнул он, наклонился, снова подобрал сумочку, обнял ее за плечи большой рукой и бережно повел к бару.

Она взглянула на него:

— Вдруг он вернется?

— Он не вернется, — заверил ее здоровяк. — Сейчас ты в безопасности. Пойдем, выпьем по чашке кофе. Успокоишься немного, а потом поедешь к своей подруге, идет?

Пока он это говорил, они подошли к двери бара. Она вытерла щеки, глаза.

— Я даже не знаю, как лучше, — пробормотала она.

— Я знаю, — ответил он. — Кофе — именно то, что сейчас нужно.

Через пару минут она уже сидела в углу зала напротив здоровенного, пугающей внешности байкера и смотрела в чашку с черным кофе. Перед ним тоже стояла чашка с кофе. Касси чувствовала себя измученной, выжатой, беспомощной и одновременно испытывала облегчение. Но едва ее истинное состояние дошло до ее сознания, как она смущенно взглянула в ярко-голубые глаза своего спасителя.

— Господи, мне так стыдно, — выдохнула она.

— Тебе нечего стыдиться, — сказал он. — Не ты же на него напала. Это ему должно быть стыдно, но вряд ли такое случится. Сейчас он боится.

— Тебя?

— Не обязательно. Знаешь, еще не поздно вызвать полицию. Между прочим, мой младший брат — полицейский. Сегодня не его дежурство, но все равно его можно вызвать. По крайней мере, он сможет что-то посоветовать. — Он засмеялся. — Когда-то среди нас, мальчишек, он был самым отпетым. И вот пожалуйста — стал копом. И очень крутым. Слушай, ты хорошо знаешь этого парня?

— На самом деле не очень, — покачала она головой. — Мы познакомились в кафе во время ланча, потом еще пили кофе, но больше разговаривали по телефону. Он работает с людьми, которых я знаю. Кажется…

— Кажется?

— Ну, он сказал, что он парамедик в пожарной части, а муж моей подруги как раз тоже там работает. Я знаю многих их друзей. И я решила, что у нас должны быть общие знакомые. Может быть, он все наврал?

— Номер машины не соврет.

— А как ты догадался, что мне нужна помощь?

Он улыбнулся:

— Шутишь? Я услышал твои крики. И машина вся ходуном ходила. Двое на переднем сиденье? Я решил — будь все по согласию, вы расположились бы на заднем. — Он пожал плечами. — Так что стоило убедиться.

— А чем ты разбил окно?

Он поднял руку. Она уставилась на его пальцы — суставы распухли и покраснели.

— Боже мой! — воскликнула она. — Ты-то в порядке?

— Да. Все правда нормально. — Он усмехнулся. — Может, он захочет на меня в суд подать? Хорошо бы. Да, я Уолт. Уолт Арнесон.

— Касси, — представилась она. Потом покачала головой. — Ты, наверное, считаешь меня невероятной дурой.

— Нисколько, — качнул он головой.

— Я думала, что веду себя осторожно! Я, конечно, не испытывала его на детекторе лжи, но мы встречались пару раз, действительно много о чем разговаривали, и мне казалось, он не способен на такое. Я соглашалась встречаться с ним. Позволяла ему целовать себя.

— Все в порядке, Касси. Ты вовсе не глупо себя вела. Просто иногда трудно определить точно…

— Но если точно не определить, что же тогда делать? — спросила она скорее себя, чем его. — До него я встречалась с парочкой нахалов, но чтобы такое!..

— На насилие способны скорее те, кого хорошо знаешь, так я, по крайней мере, слышал.

— Насилие, — произнесла она, осторожно выговаривая слово. — Вот что это было.

— Да… — Он кашлянул. — А… он знает твой адрес?

— Ну, адрес я ему не давала, но он знает мою фамилию, и где я работаю, и район, где живу…

Уолт сунул руку в карман жилетки, достал визитную карточку и протянул ей. Она прочитала: «ОАО «Райдер», мотоциклы, продажа, техобслуживание».

— Это на случай, если тебе понадобится свидетель или просто поддержка. Не сомневайся. Я не прочь еще раз к нему вломиться.

— Ты работаешь с мотоциклами?

— Да, и со всяким таким. Мотоциклы — моя специальность.

— Не думала, что механики носят визитки.

— Да, и многие. Мотоциклетный бизнес весьма успешный. Люди обожают свои аппараты.

— И ты этим пользуешься?

— Я вожусь с мотоциклами уже лет шестнадцать, даже больше. В общем, с детства. — Он, нахмурившись, проследил, как она подносит к губам чашку. — Ты вроде как поранилась.

Касси поставила чашку и взглянула на тыльную сторону кисти. Две костяшки покраснели и распухли. Она смущенно улыбнулась.

— Я врезала ему и, кажется, попала прямо в глаз.

— Молодец, — улыбнулся он.

— Послушай, если ты не возражаешь, я бы хотела уже уйти отсюда.

— Конечно, — сказал он, доставая из заднего кармана кошелек.

— Нет, за кофе заплачу я, — проговорила Касси, роясь в своем кошельке. — Самое меньшее, что я могу…

— Это дать о себе позаботиться, — перебил он. — Я провожу тебя до машины.

— Не обижайся, пожалуйста, но… мне как-то спокойнее одной.

— Понятно, — сказал он. — Я знаю хозяина этого бара. Хочешь, попрошу кого-нибудь из персонала проводить тебя? Для безопасности.

— Нет. Честное слово. Но спасибо тебе за все. — Она торопливо встала из-за столика.

— Касси, — окликнул он, протягивая ей карточку, которую она оставила на столе. — На случай, если ты передумаешь насчет полиции. Или он снова станет докучать, и тебе потребуется помощь. Возможно, нужен будет свидетель, чтобы подтвердить твою историю. Хорошо?

— Да, — сказала она. — Извини, я просто забыла.

— Ничего. Будь осторожна.

Она рассеянно улыбнулась ему и вышла из бара. Но едва она оказалась на улице, как темнота и тишина окутали ее. Она вернулась назад и подошла к его столику.

— Извини, но, может, ты и правда проводишь меня до машины? Там на улице… так тихо.

— Конечно. Буду рад. У тебя мобильник с собой?

— Да, — кивнула она.

— Все будет в порядке. — Он вышел из-за стола и, галантно взяв ее под локоть, вывел наружу. — Запри дверцы, держи наготове мобильник, поглядывай в зеркало заднего вида. Но гарантирую, что он оставил тебя в покое. Я хочу сказать — ты ведь осталась здесь со мной. — Он хмыкнул. — И главное, я знаю номер его машины.

— Ты что, успел записать?

— ХКУ936, бирюзовый «тахо», — отчеканил Уолт. — Тебе сейчас и правда стоит повидаться с подругой, рассказать все, побыть с людьми, с которыми чувствуешь себя в безопасности. А твой неудачный кавалер — вот увидишь, сделает вид, что ничего не произошло. Но все равно, если он позвонит или объявится, не слушай никаких оправданий, звони в полицию. А потом мне, я все подтвержу.

— Очень мило с твоей стороны.

— Ты бы тоже так поступила, — сказал он.

Они подошли к ее машине, и Касси открыла ее пультом. Он подержал ей дверцу.

— Ты все еще нервничаешь, так что поезжай аккуратно.

— Да. Спасибо тебе.

 

Касси поехала прямиком к дому Джулии. Они с Джулией дружили с седьмого класса. В то время как Джулия в девятнадцать лет вышла замуж и зажила семейной жизнью, Касси и в свои двадцать девять все еще оставалась одна. Джу и Билли не расставались с выпускного класса школы. Он — защитник в футбольной команде, она — капитан команды болельщиков. Идеальная пара. В последнее время, правда, они часто спорили, но ничего, все образуется. Как-никак у них трое детей и собака Тесс — такая банда дает достаточно поводов для споров.

Касси бы многое отдала, чтобы встретить такого парня, как Билли. Она никогда не была влюблена в него, он стал ей как брат, потому что Джулия была как сестра, и все же…

Нажимая кнопку дверного звонка, она уже слышала, что в доме стоит шум и гам. Сейчас половина восьмого, значит, Джулия пытается загнать детей в спальню. И действительно, открывая дверь, Джулия кричала кому-то через плечо: «Немедленно в душ!» И только потом перевела взгляд на Касси.

— Ты как здесь? — удивилась она. — Разве у тебя сегодня не ответственное свидание?

— Можно я войду?

— Ну конечно! Он что, не пришел?

— Нет, просто предпринял одну нехорошую попытку…

Касси вошла в переднюю, которая находилась в состоянии вечернего хаоса. То же самое можно было сказать и о Джулии: светлые волосы растрепались и падали ей на глаза, она была в растянутой футболке без лифчика, с голыми грязными ногами, на лице ни грамма косметики. Позади нее, гоняясь друг за другом, бегали из гостиной в кухню трех— и четырехлетний голенькие малыши и немецкая овчарка.

Увидев ее, дети дружно закричали:

— Касси! — и побежали навстречу.

Касси застыла в дверях как вкопанная, потому что на каждой ее ноге повис голый ребенок.

Джулия пытливо смотрела на нее:

— Что случилось?

— Я бы сперва выпила вина, если у тебя есть. А потом все расскажу. — Касси пожала плечами, и ее глаза наполнились слезами. — Не хочется возвращаться домой. — И добавила, шмыгнув носом: — Ты иди пока, у тебя тут дети голые по дому носятся. — Она нагнулась и поцеловала по очереди маленькие головки.

— Та бутылка, что ты привезла неделю назад, все еще в холодильнике, — ответила подруга, приглаживая ладонью волосы. — Ты и правда неважно выглядишь.

— Ничего, сейчас буду в порядке.

Дети отцепились от нее и побежали дальше, преследуемые матерью. Касси бросила сумочку на кресло и прошла в кухню. Но потом вернулась и закрыла входную дверь на щеколду. Отыскав на кухне бокал, она налила вина из холодильника — всякий раз, приходя к подруге в гости, она обычно приносила с собой бутылку. Джулия и Билли соблюдали режим строгой экономии и не могли позволить себе лишние траты — даже на то, что помогает немного расслабиться в конце рабочего дня, хотя муж работал на двух работах, а жена управлялась с тремя детьми в одиночку.

Касси прошла в гостиную, села на диван, скинула туфли и положила ноги на кофейный столик. Почти тут же в комнату вошел Джеффи. Ему уже исполнилось девять. Он подошел и пристроился на диване рядом с Касси, почти что ей на колени.

— Хочешь посмотреть, что я умею? — спросил он, раскрывая маленький ноутбук. Касси вспомнила — этот старый ноутбук подарил ему брат Джулии.

— Еще бы. Что тут у тебя такое?

— Я делаю небоскребы! Видишь? Между ними перекинуты мостики. Внизу плывут корабли.

— Гениально! — воскликнула Касси. — В кого ты такой умный? Неужели в меня? Но нет, я ведь только тетя. Но это правда здорово. — Она взъерошила темные волосы мальчика и поцеловала его в висок. — Ты уже побывал в ванной?

— Пойду после них, — сказал он. — Смотри, я могу сделать и самолеты. — Он потыкал в кнопки, и действительно, между высокими зданиями засновали маленькие летательные аппараты.

— А мне можно попробовать? — спросила Касси.

Он показал ей, что делать, и минут двадцать они развлекались так, пока не появилась Джулия. Теперь она помимо прочего была еще вся мокрая и обессиленная. Билли сейчас как раз был на своей второй работе — свою главную службу он нес в пожарной охране, а в свободные дни подрабатывал в строительной мастерской, резал дерево, гранит и мрамор. Пожарные дежурят сменами по двадцать четыре часа, в течение которых редко удается поспать. Он приходил домой в восемь утра, спал часа два, потом отправлялся в мастерскую на несколько часов, после чего утром уходил на новое суточное дежурство в депо. После шести двадцатичетырехчасовых смен Билли получал четыре дня выходных, и это были чудесные дни — он работал только на одной работе, в мастерской. Самым лучшим в этой его второй работе было то, что она была сдельной, и он брал всегда много работы, так как с деньгами в самом деле было туго. Обычно к концу шестидневки Джулия доходила до ручки, сейчас был тот самый момент.

Она забрала маленький ноутбук из рук сына.

— Может, прежде чем моделировать небоскребы, ты заглянешь в ванную?

— Уже иду.

— Сможешь сам положить грязную одежду в корзину?

— Конечно, мам.

Они вышли, и Касси осталась одна.

Когда в седьмом классе Джулия и Касси впервые увидели друг друга, между ними возникла мгновенная симпатия. Высокая худая блондинка Джулия и маленькая пухленькая темноволосая Касси. Вдвоем они смотрелись забавно. Через два года отчима Касси перевели из Калифорнии в Де-Мойн, но Касси не могла смириться с мыслью, что покинет своих друзей, свою школу. Мать Касси вышла замуж за Фрэнка, когда Касси было восемь, у них родилось двое детей, и в скором времени ожидался третий. В то время Касси не могла бы выразить это словами, но она не чувствовала себя частью семьи. Раньше семьей были она и мама, потом стали мама, Фрэнк и их дети, а Касси видела себя няней или гостьей.

И вот, после долгих просьб и переговоров, Касси поселилась в доме родителей Джулии, в ее маленькой спальне, и разделила с ней двуспальную кровать. Семьи обеих девочек были уверены, что это не продлится долго, что они начнут ссориться, как ссорятся сестры, или Касси заскучает по матери и маленьким сводным сестричке и братику и захочет соединиться с семьей. Но ничуть не бывало — Касси и Джулия оставались лучшими подругами все годы учебы.

На свою первую работу Касси устроилась в пятнадцать лет, чтобы не обращаться к маме и отчиму или напрягать родителей Джулии всякий раз, как ей понадобится белье или школьные принадлежности. Она стала содержать себя сама, только за жилье и стол платили родители. В день окончания школы мама Джулии вручила ей чек — она сберегала деньги, которые посылал отчим Касси на ее содержание, от пятидесяти долларов до (что бывало реже) двух-трех сотен.

— Если ты решишь поступить на них в колледж, то можешь жить у нас бесплатно, пока учишься. Если захочешь как-то по-другому потратить, мы обговорим приемлемую плату для тебя.

Для Касси открылись неожиданные возможности, мама и отчим ничем не могли ей помочь. Подарки на дни рождения всегда приходили в виде билетов на самолет, чтобы она могла навестить семью. И вот она поступила в колледж, где обучали сестринскому делу, получила диплом, и все время учебы работала, чтобы содержать себя.

Джулия тоже поступила в колледж, но не проучилась и года. Она забеременела, бросила учебу и вышла замуж за Билли — любовь всей своей жизни. Когда Джулия и Билли стали снимать маленькую квартирку, Касси осталась в доме родителей подруги, закончила учебу и приступила к работе в больнице, в отделении экстренной помощи.

А потом умерла мама. Фрэнк остался один с тремя детьми, и билеты на самолет перестали приходить, вместо них она теперь получала подарочные карты.

Когда Касси исполнилось двадцать пять, она сумела приобрести собственный маленький домик, и он не случайно оказался неподалеку от жилья Джулии и Билли. Вместе с ней поселился Стив, пес породы веймаранер.

Она колебалась — не сходить ли домой за Стивом и попроситься к Джулии на ночлег сегодня, но раздумала, решив, что у нее все-таки хватит смелости вернуться домой, вот только выпьет бокальчик вина и чуточку отдохнет. Она никогда не оставляла Стива на ночь одного — он же как ребенок! Сейчас она немного пожалела, что не учила его грозно рычать на чужих на случай, если понадобится защита. Но он и такой, какой есть, ужасно милый.

Джулия еще долго возилась с детьми, хотя было понятно, что церемония укладывания была сильно сокращена. Вместо того чтобы прибрать в комнатах, она прошла на кухню, налила себе в бокал яблочного сока и захватила для Касси бутылку шардоне. Потом плюхнулась рядом на диван, поджав под себя ноги, и повернулась к Касси.

— Расскажи, что случилось, — потребовала она. — Ты в самом деле какая-то бледная.

— Ты не поверишь. Да мне и самой не верится. Он набросился на меня — прямо в машине, на стоянке у бара, где мы договорились встретиться.

Джулия ахнула и зажала рукой рот.

— Это было так дико, неестественно. Он захватил меня врасплох, и я сначала даже не могла пошевелиться, ни оттолкнуть его, ни закричать. — И она пересказала подробности, включая то, как было разбито окно и как потом она пила кофе с байкером Уолтом, спасшим ее.

— Он сумел перелезть на твое сиденье? — спросила Джулия.

— Да! Меня это поразило, я только потом поняла, что передние сиденья там широкие. И оба они откидываются. И значит, он специально припарковался в стороне от других машин? — Касси тряхнула головой и невесело рассмеялась. — А я еще решила, что он боится, как бы его машину не поцарапали. Но нет — он все продумал заранее! Решил взять дело в свои руки, если я стану настаивать, чтобы мы поехали на концерт.

— Господи! Ты, наверное, пережила настоящий ужас. Как же этот байкер догадался, что тебе требуется помощь?

— Он сказал, что слышал мои крики и что машина раскачивалась. Потому что я очень сопротивлялась. — Она показала Джулии руку. — Даже не знаю, это оттого, что я била в стекло или что влепила ему по физиономии.

— Какой кошмар, Касси! А в полицию ты не хочешь заявить?

— Знаешь, я подумала об этом. Понимаешь, при мне несколько раз полицейские опрашивали жертв насилия, и, даже когда девчонки бились в истерике, все избитые, в разорванной одежде, полиция все равно не могла ничего доказать. Вот я — что могу сказать? Что парень, с которым я встречалась — и с которым целовалась на стоянке, а потом в автомобиле, — немножечко прижал меня, пока целовал? Он даже не ударил меня, не порвал одежду, не расстегивал шорты… А то, что мы оба знали, что именно он собирался сделать, — никому не интересно.

— Но у тебя есть этот свидетель…

— Да, Уолт. Он сам назвал это насилием. Конечно, это могло стать изнасилованием, но оно дошло только до попытки… — Она пожала плечами. — А я все равно напугалась до смерти.


Эта страница нарушает авторские права

allrefrs.ru - 2018 год. Все права принадлежат их авторам!