:

(936)
(6393)
(744)
(25)
(1497)
(2184)
(3938)
(5778)
(5918)
(9278)
(2776)
(13883)
(26404)
(321)
(56518)
(1833)
(23400)
(2350)
(17942)
(5741)
(14634)
(1043)
(440)
(17336)
(4931)
(6055)
(9200)
(7621)






Призыв к покаянию



Исследовав подход Христа к отдельным людям и изучив притчи и образы, которые Он использовал, чтобы показать на примерах истину Своим ученикам, сосредоточим наше внимание на богатом доктринальном содержании Его проповеди к народу. Здесь мы изучим основные темы, придававшие остроту проповеди Христа, и на фоне учения Самого Спасителя взвесим упрощенное учение нашего времени. В процессе рассмотрения мы постараемся получить более ясное представление о терминологии, использованной Христом. Большая часть нынешних противоречий относительно Евангелия вращается вокруг определения нескольких ключевых слов, таких как покаяние, вера, ученичество и Господь. В этом последнем разделе мы изучим эти термины и увидим, как Сам Христос использовал их.

Мы начнем с главы о покаянии, потому что именно с этого и начинал Спаситель. В Матф.4:17 описано начало общественного служения Христа: «С того времени [заключения Иоанна Крестителя в темницу] Иисус начал проповедовать и говорить: покайтесь, ибо приблизилось Царство Небесное». В 4-й главе мы отмечали, что вступительное слово той первой проповеди было темой всего земного служения Христа. Затем мы отметили, что Он описал Свою задачу так: «Призвать ... грешников к покаянию» (Лук.5:32). Мысль о покаянии повторяется во всех Его проповедях перед народом. Он стоял перед жестоковыйным народом и прямо провозглашал: «Если не покаетесь, все так же погибнете» (Лук.13:3, 5).



 

Отсутствующая нота

Когда последний раз вы слышали проповедь Евангелия, выраженную в таких словах? В ХХ-ом столетии стало не модно проповедовать Евангелие, требующее покаяния. Почему же в наше время проповедь настолько отличается от благовествования Христова? Еще в 1937 году д-р X. А. Айронсайд отметил, что Библейское учение о покаянии разбавлялось людьми, которые хотели исключить его из Евангельской вести. Он писал: «Учение о покаянии сегодня — отсутствующая нота во многих кругах, традиционно считающихся доктринально здравыми».1 Он говорил о «мнимых проповедниках благодати, которые открыто отвергали необходимость покаяния, чтобы оно, как им казалось, не нарушило свободу благодати».2 Д-р Айронсайд, сам будучи сторонником учения о дис-пенсациях, осудил крайних диспенсационалистов, которые утверждали, что покаяние было требованием для другого времени. «Священные слова нашего Господа: «Если не покаетесь, все так же погибнете», — так же важны сегодня, как и тогда, когда были сказаны впервые, — писал Айронсайд. — Никакие диспенсационалист-ские различия, важные для понимания и толкования человеком Божьих путей, не могут изменить эту истину».3



Еще в свое время Айронсайд признал опасность зарождающейся поверхностной веры. Он писал:

Поверхностная проповедь, которая не решает проблему ужасного факта человеческой греховности и вины и не повелевает «всем людям повсюду покаяться», приводит к поверхностным обращениям; и поэтому сегодня так много профессоров, которые вообще не проявляют признаков возрождения. Пустословя о спасении по благодати, они не показывают действия благодати в своей жизни. Громко утверждая, что они оправданы только верой, они не могут запомнить, что «вера без дел мертва»; и что оправдание делами перед людьми не должно игнорироваться, как если бы оно находилось в противоречии к оправданию верой перед Богом.4

Тем не менее, многие выдающиеся диспенсационалисты продолжали продвигать свое убеждение о том, что проповедь покаяния неспасенным оскорбляет дух и содержание Евангельской вести. «Систематическое богословие» д-ра Льюиса Сперри Чейфера перечисляет покаяние как один из «наиболее обычных моментов человеческой ответственности, которые слишком часто ошибочно добавляются к единому требованию веры».5 Чейфер отметил, что слово покаяние не встречается в Евангелии от Иоанна и только однажды встречается в Послании к имлянам. Он также указал, что в Деян.16:31 Павел не говорил, чтобы филиппийский стражник покаялся. Чейфер рассматривал это молчание, как «огромной величины доказательство [утверждая это], что Новый Завет не навязывает покаяние неспасенным как условие спасения».6

Сегодня раздаются многие голоса, пропагандирующие эти же идеи. «Учебная Библия с объяснениями» профессора айри включает краткий обзор учения, которое причисляет покаяние к «ложным приложениям к вере», если оно делается условием спасения, кроме тех случаев, «когда [покаяние] понимается как синоним веры». 7 Другой влиятельный богослов говорит, в сущности, то же самое: «Библия требует покаяния для спасения, но покаяние не означает обращение от греха, или перемену поведения. ... Библейское покаяние подразумевает перемену ума или отношения к Богу, Христу, мертвым делам и греху».8 Даже один профессор семинарии пишет: «Покаяние означает перемену ума; оно не подразумевает перемену образа жизни человека».9 Эти авторы и другие настолько исказили понятие покаяния, что оно лишается своих нравственных последствий. Они определяют его просто как перемену взгляда о том, Кто такой Христос.10 Такое покаяние не имеет ничего общего с отвращением от греха или оставлением своего старого «я». Оно полностью лишено какого-либо признания собственной вины, намерения повиноваться Богу или стремления к истинной праведности.

Это не покаяние, проповеданное Христом. Как мы неоднократно видели, благовествование Христово призывает как к вере, так и к оставлению греха. С первой и до последней проповеди темой нашего Спасителя был призыв грешников к покаянию — и это не только значило, что они получали новое видение того, Кто Он есть, но они также поворачивались от греха и от себя и следовали за Ним. Весть, которую Он повелевает нам проповедовать, такая же: «Покаяние и прощение грехов» (Лук.24:47)».11

 

Что такое покаяние ?

Покаяние есть решающий элемент обращения,12 но не посчитайте его просто синонимом слова «вера». Греческое слово метаноя происходит от слов мета, «после» и ноео, «понимать». Буквально оно обозначает «поздняя мысль» или «перемена мыслей», но его Библейское значение этим не ограничивается.13 В тех случаях, когда слово метаноя используется в Новом Завете, оно всегда говорит о перемене намерений и особенно об отвращении от греха.14 В том смысле, в котором использовал его Христос, покаяние призывает к отречению от старой жизни и обращению к Богу за спасением.15

Именно такую перемену намерений Павел имел в виду, когда описывал покаяние фессалоникийцев: «Вы обратились к Богу от идолов, чтобы служить Богу живому и истинному» (1 Фес. 1:9). Обратите внимание на три элемента покаяния: (1) они обратились к Богу; (2) обратились от зла; и (3) намерение служить Богу. Никакая перемена ума не может называться истинным покаянием, если она не включает все три элемента. Простой, но слишком часто остающийся незамеченным факт, что настоящая перемена ума обязательно выразится в перемене поведения.

Покаяние — это не просто стыд или сожаление о грехе, хотя настоящее покаяние всегда включает элемент стыда.16 Это пересмотр направления движения человеческой воли, целеустремленное решение оставить всю неправедность и стремиться к праведности.

Но покаяние — не просто человеческое действие. Оно, как и любой другой элемент искупления — могущественно ниспосланный дар Божий. Первоапостольская Церковь, признавая подлинность обращения Корнилия, пришла к заключению: «Видно, и язычникам дал Бог покаяние в жизнь» (Деян.11:18; ср. 5:31). Павел писал Тимофею, чтобы он с кротостью исправлял тех, кто противится истине: «Не даст ли им Бог покаяния к познанию истины» (2Тим.2:25). Если Бог дает покаяние, то оно не может считаться человеческим делом.

Но более всего, покаяние — это не попытка привести жизнь человека в порядок перед тем, как он получит спасение. Призыв к покаянию — не повеление исправить грехи перед обращением с верой к Христу. Наоборот, это повеление признать свои беззакония и возненавидеть их, повернуться к ним спиной и прийти к Христу, всецело отдавая Ему свою жизнь. Как Дж. Пакер писал: «Покаяние, которое Христос требует от Своих людей, состоит из обдуманного отказа устанавливать какие-либо пределы требованиям, предъявляемым Христом к их жизни».17

Покаяние — это не просто умственное действие; подлинное покаяние включает интеллект, волю и чувства. Геерхардус Вос писал:

Мысль нашего Господа о покаянии столь же глубока и постижима, как и Его понятие праведности. Из трех греческих слов, использованных в Евангелиях для описания этого процесса, первое, метамеломай, подчеркивает эмоциональный элемент раскаяния, сожаления о прошлой жизни в зле, Матф.21:29-32; второе, метано-ео, выражает полную перемену умственного восприятия, Матф.12:42; Лук.11:32; 15:7, 10; третье, эпистрефомай, показывает перемену направления жизни, замену одной цели другой, Матф.13:15; Лук.17:4; 22:32. Покаяние не ограничивается каким-то одним участком разума: оно включает всего человека, интеллект, волю и чувства. ... Но опять-таки, в новой жизни, которая следует за покаянием, абсолютное Господство Бога — главенствующий принцип. Покаявшийся обращается от служения «маммоне» и своему «я» к служению Богу.18

В отношении ума покаяние начинается с признания греха — с понимания того, что мы — грешники, что наш грех есть оскорбление святому Богу, и конкретно, что мы лично ответственны за свою вину. Покаяние, ведущее к спасению, должно включать признание того, Кто есть Христос, вместе с пониманием Его права руководить жизнью людей.

В отношении чувств подлинное покаяние часто сопровождается преисполняющим чувством печали. Эта печаль, сама по себе, еще не есть покаяние; человек может сожалеть и испытывать чувство стыда, не имея покаяния. Иуда, например, испытывал угрызения совести (Матф.27:3), но он не совершил покаяния. Богатый юноша отошел с печалью (Матф.19:22), но он не покаялся. Но все же печаль может привести к подлинному покаянию. Во 2Кор.7:10 сказано: «Ибо печаль ради Бога производит неизменное покаяние ко спасению». Трудно представить покаяние, которое не включает хоть какого-то элемента сокрушения — не сожаления пойманного, не печали за последствия, но чувства страдания за согрешение против Бога. В Ветхом Завете покаяние часто изображалось с вретищем и пеплом, как символами траура (ср. Иов.42:6; Ион.3:5-6).

В отношении воли покаяние включает перемену направления, преобразование воли. Не представляя собой только перемену ума, оно утверждает желание, а точнее, решение оставить упрямое непослушание и отдаться воле Христа. Как таковое, подлинное покаяние неизбежно приведет к перемене поведения. Перемена поведения — это не покаяние, но плод, который, несомненно, принесет покаяние. Где нет видимой перемены в поведении, там не может быть уверенности, что покаяние имело место (Матф.3:8; ср. 1 Иоан.2:3-6; 3:17).

Настоящее покаяние изменяет характер всего человека. Как сказал Д. Мартин Ллойд-Джонс:

Покаяние — это осознание того, что в присутствии Божьем вы — виновный, мерзкий грешник, заслуживающий гнев и наказание от Бога, что вы — пленник ада. Это значит, что вы начинаете сознавать, что то, что называется грехом, находится внутри вас, что вы стремитесь избавиться от него, и поворачиваетесь спиной к любой форме или образу греха. Любой ценой вы отвергаете мир со всеми его прелестями, отвергаетесь себя, берете крест и следуете за Христом. Ваши близкие и дорогие, а также весь мир могут назвать вас глупцом или религиозным фанатиком. Вам, может быть, придется испытать притеснения, но это не оттолкнет вас от Христа. Это есть покаяние.19

Покаяние — это не проходящее событие. Покаяние, которое происходит при обращении, дает начало поступательному процессу исповедания, продолжающемуся всю жизнь (1 Иоан.1:9). Это активное, продолжающееся состояние покаяния приводит к сознанию духовной нищеты, печали и кротости, о которых говорил Христос в Нагорной проповеди (Матф.5:3-6). Это признак истинного верующего.

 

Плоды покаяния

Когда Христос проповедовал: «Покайтесь, ибо приблизилось Царство Небесное» (Матф.4:17), то те, кто слышал Его, понимали проповедь. Имея богатое наследие Ветхого Завета и раввинского учения, Его слушатели не могли заблуждаться в отношении значения покаяния. Они знали, что Он призывал к чему-то большему, чем простой перемене ума или новому взгляду на то, Кто Он. Для них покаяние означало полное подчинение своей воли Богу и неизбежную перемену поведения — новый образ жизни, а не просто изменившееся мнение. Они осознавали, что Христос призывал их признать свои грехи и обратиться от них к Богу, оставить свои грехи, свое «я» и следовать за Ним.

В конце концов, иудейская концепция покаяния была хорошо развита. аввины считали, что в Ис.1:16-17 описывалось девять шагов покаяния: «Омойтесь, очиститесь; удалите злые деяния ваши от очей Моих; перестаньте делать зло; научитесь делать добро; ищите правды; спасайте угнетенного; защищайте сироту; вступайтесь за вдову». Обратите внимание на последовательность: начиная изнутри, с очищения, покаяние затем проявляет себя в отношениях и поступках.

Ветхий Завет изобиловал истинами о покаянии. В Иез.33:18-19, например, говорится: «Когда праведник отступил от праведности своей и начал делать беззаконие, то он умрет за то. И когда беззаконник обратился от беззакония своего и стал творить суд и правду, он будет за то жив». Во Второй книге Паралипоменон 7:14 дается похожий рецепт покаяния: «И смирится народ Мой, который именуется именем Моим, и будут молиться, и взыщут лица Моего, и обратятся от худых путей своих: то Я услышу с неба, и прощу грехи их, и исцелю землю их». В Ис.55:6-7 дается Ветхозаветный призыв к спасению, и основной элемент там — покаяние: «Ищите Господа, когда можно найти Его; призывайте Его, когда Он близко. Да оставит нечестивый путь свой и беззаконник помыслы свои, и да обратится к Господу, и Он помилует его, и к Богу нашему, ибо Он многомилостив». В Ион.3:10 говорится: «И увидел Бог дела их, что они обратились от злого пути своего, и пожалел Бог о бедствии, о котором сказал, что наведет на них, и не навел».

Посмотрите внимательно на этот стих в книге Ионы. Как Бог оценил покаяние ниневитян? По их делам. Не потому, что Он прочитал их мысли или услышал их молитвы, хотя Всемогущий Бог, несомненно, мог и таким образом видеть реальность их покаяния. Но Он ожидал дел праведности.

Иоанн Креститель также требовал от людей показать добрые дела как подтверждение покаяния. Он проповедовал о покаянии еще до того, как Христос начал Свое служение (ср. Матф.3:1-2). Св. Писание говорит нам, что когда религиозные лицемеры подошли к Иоанну, желая креститься, он сказал им: «Порождения ехиднины! кто внушил вам бежать от будущего гнева? Сотворите же достойный плод покаяния» (Матф.3:7-8).

Какое приветствие! Далекое от льстивого: «Прошу внимания, вот наши уважаемые вожди». Мы не знаем, почему они пришли креститься, но, очевидно, их побуждения были неправильными. Возможно, они пытались снискать расположение у народа или примкнуть к популярности Иоанна. Какими бы не были их причины, они, на самом деле, не покаялись, и Иоанн отверг их попытки присоединиться. Вместо этого, он осудил их как религиозных обманщиков.

Почему же Иоанн был так жесток к ним? Потому что эти лицемеры отравляли весь народ своим губительным обманом. Ничто в их поведении не показывало, что они действительно покаялись. Здесь есть важный урок: если покаяние подлинно, то нам следует ожидать, что оно принесет видимые результаты.

В чем плод покаяния? Такой вопрос задали мытари Иоанну Крестителю (Лук.3:12). Его ответ к ним был в следующем: «Ничего не требуйте более определенного вам» (ст. 13). Солдатам, задавшим этот же вопрос, Он ответил: «Никого не обижайте, не клевещите, и довольствуйтесь своим жалованьем» (ст. 14).

Другими словами, в поведении человека должна быть искренняя перемена. Человек, искренне покаявшийся, прекратит делать зло и станет жить праведно. Вместе с переменой ума и отношения, истинное покаяние станет производить перемену в поведении.

Коренную перемену в поведении Павел считал доказательством покаяния. Обратите внимание, как он описал свое служение царю Агриппе: «Я не воспротивился небесному видению, но ... язычникам проповедовал, чтобы они покаялись и обратились к Богу, делая дела достойные покаяния» (Деян.26:19-20, курсив добавлен). Тот факт, что верующие покажут свое покаяние в праведном поведении, был решающим элементом проповеди Павла.20

 

Евангелие и покаяние

Покаяние всегда было основанием Новозаветного призыва к спасению. Когда Петр делал призыв в день Пятидесятницы, в первом евангелизационном служении после Воскресения Христа, центром его призыва было покаяние: «Покайтесь, и да крестится каждый из вас во имя Иисуса Христа для прощения грехов» (Деян.2:38).

Никакая проповедь, исключающая покаяние, собственно, не может называться благовествованием, ибо грешники не могут прийти к Христу, не испытав коренной перемены сердца, ума и воли. Покаяние требует духовного кризиса, ведущего к полному повороту, и в итоге, к абсолютному преобразованию. Только такое обращение признает Св. Писание.21

В Матф.21:28-31 Христос использовал притчу, чтобы показать на примере лицемерное исповедание веры, не имеющей покаяния:

«А как вам кажется? У одного человека было два сына; и он, подойдя к первому, сказал: сын! пойди сегодня работай в винограднике моем. Но он сказал в ответ: не хочу; а после, раскаявшись, пошел. И подойдя к другому, он сказал то же. Этот сказал в ответ: иду, государь, и не пошел. Который из двух исполнил волю отца?»

Вы, может быть, задумаетесь, почему Христос не включил в притчу третьего сына, который бы сказал: «Я пойду», и сдержал бы слово. Возможно, потому что эта история характеризует человечество, а мы все падшие люди (ср. им.3:23). Таким образом, Христос мог описать только два вида религиозных людей: тех, кто притворяется послушными, но на самом деле противятся, и тех, кто начинает с противления, но раскаиваются.

Христос сказал эту притчу для фарисеев, которые не считали себя непослушными грешниками. Когда Он спросил их, какой сын исполнил волю отца, они правильно ответили: «Первый» (Матф.21:31). Признавая это, они, таким образом, осуждали себя за свое лицемерие.

Как обличение Христа обожгло их! «Истинно говорю вам, что мытари и блудницы вперед вас идут в Царство Божие» (Матф.21:31). Фарисеи жили в иллюзии, что Бог одобрял их, потому что они сделали свою религию внешне красивой. Проблема была в том, что это было только снаружи. Они были подобны тому сыну, который сказал, что пойдет и не послушался. Их утверждение, что они любили Бога и соблюдали Его закон, было равнозначно безбожию. Те фарисеи были подобны многим сегодня, кто говорит, что верит в Христа, но отказываются повиноваться Ему. Их исповедание веры беспочвенно. И если они не покаются, то погибнут.

Мытари и блудницы имели меньше проблем, чем фарисеи на пути в Царство, потому что они скорее признавали свой грех и раскаивались в нем. Даже тягчайшие грехи не смогут закрыть грешнику путь в небо, если он раскается. С другой стороны, даже производящий самое глубокое впечатление фарисей, который укрывает свой грех и отказывается признать его и покаяться в нем, окажется вне Царства. Нет спасения без покаяния, отвергающего грех.

Многие сегодня слышат истину о Христе и сразу же принимают ее, как тот сын, который сказал, что пойдет и не послушался. Их не спасет положительный отклик Христу. Плод их жизни показывает, что они никогда по-настоящему не каялись.

С другой стороны, многие поворачиваются спиной к греху, неверию и непослушанию и принимают Христа с верой, которая повинуется. Именно такое покаяние истинно, когда подтверждается праведностью, которую оно производит. Они — истинные праведники (1Пет.4:18). В этом и состоит конечная цель благовествования Христова.

 

 

----------------------------------------------------------------

1 Н. A. Ironside, Except Ye Repent (Grand Rapids: Zondervan, 1937), 7.

2 Там же, 11.

3 Там же, 10.

4 Там же, 11.

5 Lewis Sperry Chafer, Systematic Theology (Dallas: Dallas Seminary, 1948), 3:372.

6 Там же, 376. Это было странное заключение к разделу, который Чейфер начал со следующего утверждения: «Насколько догматически ... может выразить язык, что покаяние необходимо для спасения и никто не может получить спасения отдельно от покаяния» (стр. 373). Очевидное противоречие Чейфера основывается на его определении покаяния; он видел его просто как перемену ума (стр. 372), поворот от неверия к вере. Покаяние, по его определению, не связано с грехом и раскаянием.

Он заявил, что покаяние в контексте спасения есть ничто иное, как «синоним слова вера» (стр. 377). Таким образом, призвание людей к вере в Христа по системе Чейфера — это то же самое, что и проповедь покаяния. Можно заключить, что Чейфер предпочел бы вообще исключить слово покаяние из проповеди Евангелия и таким образом избежать путаницы по вопросу «славной благодати» в умах тех, кто понимает покаяние как нечто большее, чем просто вера (стр. 378).

7 Charles С. Ryrie, The Ryrie Study Bible (Chicago: Moody Press, 1976), 1950.

8 G. Michael Cocoris, Lordship Salvation — Is It Biblical? (Dallas: Redencion Viva, 1983), 12.

9 Thomas L. Constable, «The Gospel Message», Walvoord: A Tribute (Chicago: Moody Press, 1982), 207.

10 Charles C. Ryrie, Balancing the Christian Life (Chicago: Moody Press, 1969), 176.

11 Обратите внимание, что так записал Великое Поручение нашего Господа Лука. Он — единственный из евангелистов, записавший слова Христа о содержании вести, которую Господь повелел проповедовать Своим ученикам. Покаяние, несомненно, есть центр евангельского призыва, который Он повелел ученикам нести по всему миру.

12 Berkhof пишет: «Истинное покаяние никогда не существует отдельно от веры, и наоборот, где есть истинная вера, там есть и истинное покаяние. ... Эти два понятия неразделимы; они просто дополняющие друг друга части одного процесса» (Louis Berkhof, Systematic Theology [Grand Rapids: Eerdmans, 1939], 487).

13 Преобладающее интеллектуальное понимание слова метаноя как перемены ума играет очень незначительную роль в Новом Завете. Больше подчеркивается решение человека полностью обратиться к Богу. Очевидно, что мы не заинтересованы ни в чисто внешнем обращении, ни в просто интеллектуальной перемене идей» (J. Goetzman, «Conversion », in Colin Brown, gen. ed., New International Dictionary of New Testament Theology [Grand Rapids: Zondervan, 1986], 1:358).

14 W. E. Vine, Vine’s Expository Dictionary of Old and New Testament Words (Old Tappan, N.J.: Revell, 1981), 3:280.

15 «Оно требует коренного обращения, преобразования природы человека, решительного отвращения от зла, твердого обращения к Богу в полном послушании (Марк 1:15; Матф.4:17; 18:3).... Такое обращение — раз и навсегда. Там не может быть возвращения назад, а только стойкое продвижение вперед, по пути к вечности. Это воздействует, прежде всего, на человека и главным образом на центр личной жизни, затем логически на его поведение во всякое время и в любых ситуациях, на его мысли, слова и дела (Матф.12:33; 23:26; Марк 7:15). Вся проповедь Христа ... это призыв безусловного обращения к Богу, безусловного отвращения от всего, противящегося Богу, не просто от открытого зла, но от всего, что, в данном случае, делает полное обращение к Богу невозможным» (Матф.5:29, 44; 6:19; 7:13; 10:32-39; Марк 3:31; Лук.14:33, ср. Марк 10:21). (J. Behm, «Metanoia» in Garhard Kittel, ed., Theological Dictionary of the New Testament [Grand Rapids: Eerdmans, 1967], 4:1002).

16 «Словарь греческого языка» под редакцией Тэера определяет метаноя как «перемену ума тех, кто стал ненавидеть свои блуждания и преступления и решил стать на путь лучшей жизни, которая принимает реальное осознание греха, и сожаление о нем и искреннее исправление, знаками и последствиями которого есть добрые дела» (Joseph Henry Thayer, trans., Greek-English Lexicon of the New Testament [Grand Rapids: Zondervan, 1962], 406).

17 J. I. Packer, Evangelism and the Sovereignty of God (Downers Grove, 111.: InterVarsity, 1961), 72.

18 Geerhardus Vos, The Kingdom of God and the Church (Nutley, N.J.: Presbyterian and Reformed, 1972), 92-93.

19 D. Martin Lloyd-Jones, Studies in the Sermon on the Mount (Grand Rapids: Eerdmans, 1959), 2:248.

20 См. Приложение 1.

21 «Обращение, как понимает его Христос ... есть больше, чем разрыв со старой природой. ... Оно включает весь жизненный путь человека, который водим Божественным Господством. ... «Обращение» объемлет все, что Царство Божье требует от человека» (J. Behm, «Metanoia», 4:1003).

 

- 17 -

 

Природа истинной веры

Таков как есмь, без дел, без слов,

Принявши с радостью Твой зов,

И с верою в святую кровь,

К Тебе, Господь, иду, иду!

 

Этот гимн на слова Шарлотты Элиотт, написанные ею в XIX-м столетии использовался как евангелизационный призыв, пожалуй, чаще, чем любой другой гимн в истории. Мысль, передаваемая в этих словах, — славная Библейская реальность: грешники могут прийти к Христу такими, как они есть — только на основании сокрушенной веры, и Он спасет их. Замечательное обетование Самого Господа находится в Иоан.3:16: «Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего Единородного, дабы всякий, верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную» (курсив добавлен). Позже Он добавил: «Приходящего ко Мне не изгоню вон» (Иоан.6:37).

азмывание Евангелия в наши дни коварно исказило эту истину. Язык современной проповеди очень похож на слова «таков как есмь», но разница в значении огромная. В наши дни грешники слышат, что Христос не только примет их такими, как они есть, но и позволит им оставаться такими! По иронии многие считают, что они могут прийти к Христу, получить прощение грехов и бессмертие, а затем продолжить жить, как им нравится, даже решив «оставить Бога и жить по старой природе».1

Несколько лет тому назад руководство одной христианской молодежной организации попросило меня дать оценку учебному фильму, который они подготовили. Темой фильма была евангелизация, и в фильме молодежные работники получали наставление не говорить неспасенным молодым людям, что они должны повиноваться Христу, отдать Ему свое сердце, свою жизнь, раскаяться в своих грехах, подчиниться Его Владычеству и последовать за Ним. Если неспасенным объяснять, что они должны делать, говорилось в фильме, то это запутает проповедь Евангелия. Фильм призывал давать только объективные факты о смерти Христа (не упоминая о Его Воскресении), и настаивать на необходимости поверить. В заключение в фильме говорилось, что итог спасающей веры — в понимании и принятии фактов Евангелия.

Однажды я выступал на духовно-назидательной конференции, где хорошо известный проповедник сказал проповедь о спасении. Он высказал мысль, что говорить неспасенным людям, что они должны подчиниться Христу равносильно проповеди спасения от дел. Он определил спасение как безусловный дар вечной жизни, даваемый людям, верящим в факты о Христе, независимо от того, решают ли они следовать за Ним или нет. Одним из главных моментов его проповеди было то, что спасение может изменить, а может и не изменить поведение человека. Преобразование поведения, безусловно, желательно, сказал он, но даже если перемена в образе жизни не происходит, уверовавший в весть Евангелия, может пребывать в уверенности о спасении.

Толпы людей приходят к Христу на таких условиях. Считая, что Господь не будет обличать их грех, они с радостью принимают Его — но не имеют ни чувства вины за свой грех, ни желания освободиться из плена греха. Они были обмануты извращенным благовествованием. Им сказали, что только вера спасает их, но они не понимают истинной веры, и не владеют ею. «Вера», на которую они уповают, — это только интеллектуальное согласие с набором фактов. Она не спасет их.

 

С мертвой верой к вечной жизни ?

Не всякая вера избавляет. В Иак.2:14-16 сказано, что вера без дел мертва и не может спасти.2 Иаков описывает ложную веру как чистое лицемерие (ст. 16), просто познавательное согласие (ст. 19), лишенную каких-либо подтверждающих дел (ст. 17-18) —- ничем не отличающуюся от бесовской веры (ст. 19). Очевидно то, что спасающая вера — это больше, чем просто подобранный набор фактов. Вера без дел бесполезна (ст. 20).

И, тем не менее, некоторые современные христиане отказываются признать связь между верой и делами. Ограничившись этим, они фактически вынуждены принимать любое исповедание веры как настоящее. Есть по крайней мере один автор, который открыто заявил, что мертвая вера может спасти.3 Поразительно, но одно популярное толкование 2-ой главы Послания Иакова учит, что мертвая вера служит подтверждением спасения.4

Другие признают бесполезность «веры», которая есть ничто иное как пустое, теоретическое признание истины, но избегают определения веры терминами, которые подразумевают повиновение или посвященность жизни человека.5 Кстати, широко распространено мнение, что вера и посвященность по природе своей изолированы друг от друга.6 Типичная идея веры относит ее к кратковременному мгновению, происходящему в уме, решению поверить фактам Евангелия — «ничто иное, как отклик на Божественную инициативу».7

В этом лежит заблуждение широко распространенного в наши дни подхода к евангелизации. Евангельский призыв прикреплен к недостаточному в целом объяснению того, что значит верить. Современное определение веры исключает покаяние, стирает нравственную значимость веры, избегает Божьего действия в сердце грешника, делает живую веру в Господа необязательной. Отнюдь не защищая истину, что дела человека не имеют места в спасении, современное либеральное богословие полностью сделало веру делом человека, слабым временным атрибутом, который может и не выжить.8

Утверждать, что человек может испытать веру в момент спасения, но никогда не увидеть ее плода — это не Библейский взгляд. Слова Павла во 2Тим.2:12 прямо говорят об этой теме: «Если терпим, то с Ним и царствовать будем; если отречемся, и Он отречется от нас». Терпение — отличительная черта всех тех, кто будет царствовать с Христом в Его Царстве. Очевидно то, что терпение — это свойство настоящих верующих, тогда как вероломство и отступничество показывают неверное сердце. Отрекающихся Христа и Он отречется. Павел продолжает и говорит: «Если мы неверны, Он пребывает верен, ибо Себя отречься не может» (ст. 13). Таким образом Божья верность представляет собой блаженное утешение для верных, пребывающих в Нем верующих, но ужасное предупреждение для лжехристиан (ср. Иоан.3:17-18).

 

Объяснение веры в Священном Писании

Мы уже увидели, что покаяние дается Богом; оно — не дело человека (Деян.11:18; 2Тим.2:25). Подобно тому, и вера — это сверхъестественный дар от Бога. Ефес. 2:8-9 — знакомое место: «Ибо благодатию вы спасены чрез веру, и сие не от вас, Божий дар; не от дел, чтобы никто не хвалился». О каком «Божьем даре» говорит Павел? Вестскотт называет его «спасающая сила веры».9

Однако, фраза «и сие не от вас» не имеет конкретного имени существительного. Греческое местоимение, переведенное как «сие», — местоимение среднего рода, а слово «вера» женского. Поэтому, кажется, что слово сие не может указывать на слово вера. Проблема в том, что в этом месте нет конкретного имени существительного. Слово «сие» может указывать на акт веры, заменяя собой имя существительное, которое не называется, но подразумевается. Возможно также, что Павел имел в виду весь процесс — благодать, веру и спасение — как Божий дар. Конечно, обе возможности соответствуют контексту: «И нас, мертвых по преступлениям, [Бог] оживотворил со Христом, — благодатию вы спасены» (ст. 5). Духовно мертвые, мы были беспомощными, пока Бог не взялся оживить нас. Вера — это неотъемлемая часть «дара», данного нам Его благодатью.

Св. Писание последовательно утверждает, что вера не рождается человеческой волей, но она — суверенно данный Божий дар. Христос сказал: «Никто не может придти ко Мне, если не привлечет его Отец, пославший Меня» (Иоан.6:44). И «никто не может придти ко Мне, если то не дано будет ему от Отца Моего» (ст. 65). В Деян.3:16 говорится о вере, «которая от Него». В Фил.1:29 сказано: «Потому что вам дано ради Христа ... веровать в Него». А Петр писал верующим, как «принявшим с нами равно драгоценную веру» (2Пет.1:1). Откуда мы знаем, что вера — это Божий дар? Сами по себе, мы никогда бы не поверили: «Нет разумеющего; никто не ищет Бога» (им.3:11). «Итак помилование зависит не от желающего и не от подвизающегося, но от Бога милующего» (им.9:16). Бог привлекает грешника к Христу и дает ему способность веровать. Без данной Богом веры человек не может понять Спасителя и приблизиться к Нему. «Душевный человек не принимает того, что от Духа Божия, потому что он почитает это безумием; и не может разуметь, потому что о сем надобно судить духовно» (1Кор.2:14). Именно поэтому, когда Петр подтвердил свою веру в Иисуса как Сына Божья, Христос сказал ему: «Блажен ты, Симон, сын Ионин, потому что не плоть и кровь открыли тебе это, но Отец Мой, сущий на небесах» (Матф.16:17). Вера дается верующим по милости Божьей.

Как Божественный дар, вера не может быть преходящей или бессильной. Ее качество гарантирует, что она претерпит до конца. Знакомые слова из Авв.2:4: «Праведный своею верою жив будет» (ср. им.1:17; Гал.3:11; Евр.10:38), говорят не о мгновенном факте веры, но о живом, пребывающем уповании на Бога. В Евр.3:14 подчеркивается постоянство подлинной, живой веры. Сама ее долговечность и есть подтверждением ее реальности: «Ибо мы сделались причастниками Христу, если только начатую жизнь твердо сохраним до конца». Вера, данная Богом, не может исчезнуть. И дело спасения не может быть разрушено. В Фил.1:6 Павел писал: «[Я] уверен в том, что начавший в вас доброе дело будет совершать (его) даже до дня Иисуса Христа» (ср. также 1Кор.1:8; Кол.1:22-23).

Вера, данная по милости Богом, производит и хотение, и способность подчиниться Его воле (ср. Фил.2:13: «Бог производит в вас и хотение и действие по Своему благоволению»). Таким образом, вера неотделима от повиновения. Беркхоф видит три элемента подлинной веры: интеллектуальный элемент (нотитиа), который состоит в «положительном признании истины»; эмоциональный элемент (ассенсус), который включает «глубокое убеждение [и одобрение] истины»; и элемент хотения (фидициа), который включает «личную веру в Христа как Спасителя и Господа, включая предоставление себя... Христу».10Современное популярное богословие имеет тенденцию признавать нотитиа и часто ассенсус, но исключает фидициа. Но вера не будет истинной, если в ней отсутствует элемент подчинения Господству Христа.

Объясняя глагол «подчиняться» (пейто), В. Е. Вайн говорит:

Пейто и пистеуо (верить) этимологически близко взаимосвязаны; разница в значении только в том, что первое подразумевает послушание, которое причина второго (сравните с Евр.3:18-19, где о непослушании израильтян говорится в доказательство их неверия).

... Когда человек повинуется Богу, он представит единственно возможное доказательство, что в своем сердце он верит в Бога. ... В Новом Завете пейто предполагает действительный и видимый результат внутреннего убеждения и последовательной веры.11

Итак, уверовавший человек будет стремиться к повиновению. Но мы сохраняем остатки греховной плоти, поэтому никто не сможет повиноваться в совершенстве (ср. 2Кор.7:1; 1 Фес. 3:10), но желание творить волю Божью будет всегда присутствовать в истинно верующих (ср. им.7:18).12 Поэтому в Св. Писании вера и послушание так близко связаны между собой.

Концепция веры, не ведущей к подчинению воли, извращает проповедь о спасении. Павел говорил о благовествовании, которому следует покориться (им.10:16; 2 Фес. 1:8). Вот как он характеризовал обращение: «Вы, бывши прежде рабами греха, от сердца стали послушны» (им.6:17). езультат, к которому он стремился в своем служении благовестия, заключался «в покорении ... словом и делом» (им.15:18). Он неоднократно писал о «покорении вере» (им.1:5; 14:25).


allrefrs.ru - 2018 . !