:

(936)
(6393)
(744)
(25)
(1497)
(2184)
(3938)
(5778)
(5918)
(9278)
(2776)
(13883)
(26404)
(321)
(56518)
(1833)
(23400)
(2350)
(17942)
(5741)
(14634)
(1043)
(440)
(17336)
(4931)
(6055)
(9200)
(7621)






Христос предлагает Свое иго покоя 4



 

Сюжет

Значение этой притчи совсем не трудно для понимания. Сын Человеческий — Иисус — посеял детей Своего Царства в этом мире. Враг — сатана — испортил чистоту посева, смешав своих детей с теми, кого посеял Сын Человеческий. Эти неверующие дети лукавого живут вместе с верующими в мире. На последнем суде Бог отделит пшеницу от плевел.

Как все просто, но, тем не менее, многие, изучающие Библию, полностью упускают этот момент. Хотя ясно говорится, что поле представляет мир, очень многие богословы видят поле как церковь. Для них притча есть откровение о ложных элементах в церкви и о Божественном разрешении оставить их в покое, пока Господь с ангелами не отделит истинное от лживого при последнем суде.

Очевидно, что смысл притчи не в этом. Такое учение нарушило бы все, что Новый Завет учит о церковном наказании. Сатана любит сеять плевелы как можно ближе к пшенице, и он сеет некоторые из них в церкви. Но эта притча не учит христиан, что они должны терпеть неверующих в своей среде. Мы не должны иметь ничего общего с лжеучителями и мнимыми верующими (2 Иоан.9-11). Мы имеем ясное повеление очиститься от таких влияний в церкви (1Кор.5:2, 7).

Эта притча содержит наставления для церкви в мире, а не разрешение для свободного прохода мира в церковь. Сатана сеет своих людей повсюду. Мы, принадлежащие к церкви, существуем в том же пространстве, что и неверующие. Мы дышим тем же воздухом, едим такую же пищу, ездим в таком же транспорте, работаем на тех же предприятиях, ходим в те же школы, посещаем тех же врачей, те же магазины, живем по соседству с ними, греемся под тем же солнцем, омываемся тем же дождем. Но мы никогда не сможем разделить с ними духовное общение (2Кор.6:14-16), и эта притча учит именно этому.



Притча о пшенице и плевелах лишь утверждает, что Бог не одобряет никаких попыток силой очистить мир от неверующих. Ученики были готовы взять серпы и избавиться от детей диавола. Мы понимаем их стремление. И мы, конечно, можем понять молитву псалмопевца, «Нечестивые да погибнут от лица Божия» (Пс.67:2). Мы можем понять, почему Иаков и Иоанн, сыновья Громовы, спрашивали Иисуса: «Господи! Хочешь ли, мы скажем, чтобы огонь сошел с неба и истребил их, как и Илия сделал?» (Лук.9:54).

В сущности, именно об этом спрашивали слуги владельца земли, когда сказали: «Хочешь ли, мы пойдем, выберем их [плевелы]?» (ст. 28). Владелец земли мудро указал им не выдергивать плевелы, потому что выдергивание плевел могло повредить пшеницу.



Мировая история подтверждает мудрость такого плана. Всякий раз, когда в христианстве возникало религиозное движение искоренения язычества или ереси, больше всего страдала истинная церковь. Прочитайте, например, «Книгу мучеников» Фокса. За всю историю Церкви многие из замученных за веру были истинными верующими, которых предавали на смерть заблуждающиеся зилоты, утверждавшие, что они представляют Бога. Инквизиция ответственна за смерть несчетного множества христиан, убитых за то, что они возносили авторитет Слова Божьего выше, чем учения руководителей церкви. У одного из моих друзей есть Библия XVI-ro века, запятнанная кровью мученика, преданного на смерть только за то, что у него была эта Библия. елигиозные фанатики всегда видят врагов в искренних верующих.

Бог не призывает Свой народ на служение инквизиции. Сейчас не время выдергивать плевелы. Наша миссия — не политическая или военная кампания, и сейчас не время суда. Более того, мы не призваны творить возмездие. Но мы направлены быть посланниками Христа, источниками Его благодати и милости.

Мы здесь не случайно. Мы поставлены Господом в мире. Мы никогда не должны пытаться избежать этого. Мы не имеем повеления уединяться в монастыре или отделяться с другими верующими в святые сообщества. Мы должны находиться там, где мы поставлены, и приносить плод. Мы даже можем иметь положительное влияние на плевелы.

Здесь, конечно, символизм прекращается. Настоящие плевелы не могут стать пшеницей, но сыны лукавого могут быть преобразованы в детей Царствия. В этом вся суть спасения. Во 2-й главе Послания к Ефесянам Павел писал: «Мы ... были по природе чадами гнева, как и прочие» (ст. 3). Спасение дает нам новую природу и превращает нас из «сынов противления» (ст. 2) в своих Богу (ст. 19), из плевел в пшеницу. «Мы — Его творение» — писал Павел в стихе 10 этой же главы. И мы «созданы во Христе Иисусе на добрые дела, которые Бог предназначил нам исполнять». В духовном смысле всякая пшеница возрождается из плевел.

Мы не должны выдергивать плевелы, или требовать, чтобы они жили по духовным законам Царства. Бесполезно пытаться заставить плевелы приносить хороший урожай. Без Божественного возрождения плевелы никогда не станут пшеницей. Ухаживание за плевелами, чтобы они выглядели, как пшеница, не заставит их давать зерно. В Матф.7:6, в Нагорной проповеди, Христос сказал: «Не бросайте жемчуга вашего перед свиньями». Иными словами, не пытайтесь заставить общество, которое живет вне Царствия, жить по законам этого Царствия.

Христиане не должны навязывать миру внешние преобразования, но мы должны обличать мир в грехе. Мы имеем повеление проповедовать Евангелие (ср. Матф.28:19-20) и жить как образцы праведности. Но мы не Божьи палачи.

 

План

Во время жатвы пшеница и плевелы будут отделены. «Жнецы суть ангелы» (Матф.13:39). Они будут производить суд в конце веков. Плевелы — «сыны лукавого» — будут собраны и сожжены (ст. 40). Их вечным обиталищем будет ад. Жнецы «ввергнут их в печь огненную» (ст. 42). Картина ужасающая: «Там будет плач и скрежет зубов». Сыны Царствия — «праведники» — навеки унаследуют Царствие.

Как же жнецы будут отличать пшеницу от плевелов? Как всегда, по духовным плодам, которые они принесут. Плевелы могут выглядеть подобно пшенице, но они не могут давать пшеничные колосья. Зрелое растение явно отличается от плевел. Так же и в духовном мире. Сыны лукавого могут подражать чадам праведности, но они не могут производить истинной праведности: «Дерево худое [не может] приносить плоды добрые» (Матф.7:18). Язык притчи подтверждает это. Плевелы — это «соблазны и делающие беззаконие» (ст. 41). Пшеница — «праведники» (ст. 43). Ясно, что пшеницу от плевел отличают по характеру и поведению. На суде разница будет вполне видна.

Тем не менее, эта притча не говорит, что мы должны быть безразличными к разнице между пшеницей и плевелами до последнего суда. Она не побуждает нас принимать плевелы как пшеницу. В ней не одобряется безразличие к грехам погибающих людей. В ней также не предлагается, чтобы мы забывали о том, что на поле есть плевелы, или были невнимательными к опасности, которую они представляют. Она просто говорит нам отдать окончательный суд и возмездие в руки Господа и Его ангелов.

В конце настоящая пшеница будет узнана по урожаю, который она принесет. Пшеница не произведет одуванчиков. Она не вырастет похожей на перекати-поле. По своей природе она произведет пшеничный колос, хотя и растет на поле, усеянном плевелами.

Подобны этому и дети Царствия. Они живут в мире, где преуспевают сыны лукавого, но дети Царствия имеют Небесную природу. Плод, который они принесут, будет отличаться от плода, приносимого детьми лукавого. Вне всякого сомнения.

 

 

--------------------------------------------------------------------

1 Павел обличал коринфян за высокомерие и терпимость к греху в своей среде (1Кор.5:2). Он подразумевал, что они не имели права считать, что блудник был истинным верующим, — его грех был настолько отвратительным, что даже язычники не делали такого открыто (ст. 1). Он потребовал, чтобы коринфяне отлучили такого человека от церкви (ст. 2, 5, 13) и говорил о нем, как о называющем себя «братом» (ст. 11). Павел, конечно, сомневался, чтобы возрожденный человек поступал так недостойно.

2 Неприятно осознавать, но скандалы 80-х и 90-х годов раскрыли более постыдные грехи в церкви, чем на политической арене. Однако по иронии, многие христиане кажутся более расположенными, чем мир, к восстановлению своих дисквалифицированных руководителей на видных постах, нарушая основное требование Св. Писания, что руководитель должен быть непорочен (1Тим.3:2, Тит.1:6).

 

 

- 12 -

 

Сокровище Царства

Один друг, кальвинист, как-то заметил, что современная церковь часто проповедует Евангелие недостаточно ясно для того, чтобы неизбранные отвергли его. И в этом есть доля истины. Евангелие, популяризованное нашим веком — это сладкая пилюля, предназначенная скорее ублажить грешников, чем обратить их.

Евангелие, проповеданное Иисусом, находится в абсолютном контрасте с таким современным учением. Наш Господь часто отсылал прочь самых восторженных любопытствующих. Мы уже рассматривали вызов, брошенный Им богатому юноше. Этот случай не был исключением в Его евангелизационном служении. В Лук.9:57-62, например, рассказывается о том, как Иисус охладил пыл других горячих приверженцев. Вспомните также толпы, следовавшие за Христом в первые дни Его служения. Почему так много из них уклонились от истинного пути (ср. Иоан.6:66)? Потому что Иисус неоднократно предъявлял трудные требования. Он повелел тем, кто искал вечной жизни, отвергнуться себя, оставить все и следовать за Ним. Он никогда не предлагал надежду спасения тем, кто отказывался подчиниться Ему как Господу. Его слова к народу в Марк 8:34-37 едва ли могли быть более прямолинейными: «Кто хочет идти за Мною, отвергнись себя и возьми крест свой и следуй за Мною. Ибо кто хочет душу свою сберечь, тот потеряет ее; а кто потеряет душу свою ради Меня и Евангелия, тот сбережет ее. Ибо какая польза человеку, если он приобретет весь мир, а душе своей повредит? Или какой выкуп даст человек за душу свою?»

Некоторые попытались смягчить это требование тем, что истолковывали его как призыв для спасенных людей сделать следующий шаг, т.е. посвятить себя на служение.1 Но похожее высказывание Господа в Иоан.12:24-25 делает смысл Его слов безошибочным. Тема здесь ясна — вечная жизнь и спасение: «Истинно, истинно говорю вам: если пшеничное зерно, падши в землю, не умрет, то останется одно; а если умрет, то принесет много плода. Любящий душу свою, погубит ее; а ненавидящий душу свою в мире сем, сохранит ее в жизнь вечную» (курсив добавлен). Отвергнуться себя ради Христа — это не дополнительный шаг ученичества, следующий после обращения; это неотъемлемая часть спасающей веры.

В таких словах Спаситель последовательно излагал Свое учение. Вера, как Он характеризовал ее, есть не что иное, как полная отдача всего себя, чтобы в нас был виден Он. Две короткие притчи в Матф.13:44-46 в точности показывают на примерах эту истину. Они показывают несравнимую цену Царства Небесного и природу посвящения, требуемого от всякого, желающего войти в него:

Еще подобно Царство Небесное сокровищу, скрытому на поле, которое нашед человек утаил, и от радости о нем идет и продает все, что имеет и покупает поле то. Еще подобно Царство Небесное купцу, ищущему хороших жемчужин, который нашед одну драгоценную жемчужину, пошел и продал все, что имел, и купил ее.

Обе притчи доказывают одно и то же: грешник, который понимает бесценное богатство Царства, с радостью отдаст все самое дорогое, что имеет, чтобы приобрести его. Аналогичная истина ясна по смыслу: те, кто льнет к своим земным сокровищам, лишаются намного большего богатства Царства Небесного.

Некоторые, изучающие Св. Писание, возражают против такого истолкования этих притч. Они видят Христа, а не грешников, как Того, Кто продает все, чтобы купить драгоценное сокровище и жемчужину. Ч. И. Скоуфилд, например, писал так:

Толкование притчи о сокровище, которое представляет купившего поле купца грешником, ищущим Христа, не подтверждается самой притчей. Поле означает мир (ст. 38). Ищущий грешник не приобретает мир, но, напротив, оставляет его ради того, чтобы приобрести Христа. Более того, грешнику нечего продавать, а Христос не продается, не скрыт Он где-то и на поле; а сам грешник, найдя Христа, не станет снова прятать Его (ср. Марк 7:24; Деян.4:20). Так что подобное толкование не выдерживает критики от начала до конца.

Наш Господь — купец, совершивший «акт купли» великой ценою Собственной крови (1Пет.1:18), а Израиль ... скрытый на поле, то есть в мире (ст. 38), и есть сокровище».2

На этом же основании Скоуфилд писал: «Церковь — это драгоценная жемчужина».3

Мы не можем быть категоричными в отношении притч, не объясненных Господом конкретно, но я против этого взгляда по нескольким причинам. Во-первых, поле в этой притче не названо миром. Стих 38 («Поле есть мир») относится к притче о плевелах. Семя, разбросанное там, есть «сыны Царствия» (ст. 38). В противоположность этому, в притче о сеятеле поле представляет почву сердец, а семя есть Слово Божье. Переносная речь совсем не одинакова в этих притчах. Одна притча не может использоваться для истолкования другой.

Во-вторых, Скоуфилд отрицает классическое истолкование этих притч, потому что он пытается вычитать из притч то, чего в них нет. Символизм в притче не предназначен для возведения в «энную» степень. Большинство притч имеют один основной урок, и если вы создаете аллегории, сильно преувеличиваете символизм или пытаетесь выжать новый смысл из второстепенных деталей, то неизбежно придете к черте, когда подобное толкование не выдержит критики. На самом деле, близкий взгляд на толкование, предлагаемое Скоуфилдом, открывает свои противоречия, некоторые из которых искажают доктрину благодати, которую Скоуфилд пытался защитить. Например, Христос не натолкнулся на Израиль случайно и не обнаружил Церковь после длительных поисков. Более того, Господь не приобрел Израиль или Церковь, потому что они были редкими сокровищами, достойными великой жертвы. Они были, как и все грешники, бесполезными обломками породы, пока Христос не искупил их (ср. 1Кор.1:26-29). Он не обнаружил от природы бесценные сокровища и затем приобрел их; скорее наоборот, Он купил то, что было полностью бесполезным и сделал его драгоценным.

В-третьих, и это самое важное, Иисус дал притчи, чтобы открыть тайны Царства Небесного, а не объяснить сущность искупления. Толкователи Библии знают, что самое простое и самое очевидное толкование — самое правильное. А в этих историях самое очевидное толкование в том, что они изображают Царство Небесное как сокровище более драгоценное, чем все богатства земные вместе взятые. Такое толкование согласуется со всем, чему Иисус учил о пути спасения. Если вы еще не убеждены, сравните эти притчи со словами, которые Иисус сказал богатому юноше в Марк 10:21: «Пойди, все, что имеешь, продай и раздай нищим, и будешь иметь сокровище на небесах». Параллель поразительна. Человек, продающий все, чтобы приобрести сокровище, изображает того, кто входит в Царство Небесное.

 

Скрытое сокровище

Хранить сокровища в тайниках было обычным явлением в Палестине тех дней. Израиль был землей войн. Иудейская история наполнена сражениями, осадами и захватчиками, которые приходили грабить и уничтожать. Иосиф Флавий, иудейский историк первого столетия, писал о «золоте и серебре и остатках тех драгоценностей, которые имели иудеи и хранили под землей в надежде всего этого не потерять».4

Матф.13:44 — это полная притча в одном стихе: «Еще подобно Царство Небесное сокровищу, скрытому на поле, которое нашед человек утаил, и от радости о нем идет и продает все, что имеет и покупает поле то». Иисус не сказал, как человек в притче нашел этот драгоценный клад. Возможно, он был нанят землевладельцем для обработки этого поля или, может быть, ему просто случилось проходить мимо и он зацепился за торчавший из земли край сокровища. Он сразу же положил его на место, где нашел. Затем он продал все, чем владел в мире, и купил то поле, чтобы сокровище было его.

Был ли его поступок неэтичным? Не принадлежало ли сокровище владельцу земли по закону? Нет. аввинский закон ясно гласил, что если человек найдет рассыпанные плоды или деньги, они принадлежат ему. Очевидно, этот тайник не принадлежал хозяину поля, иначе он выкопал бы его прежде, чем продать поле. Сокровище, несомненно, принадлежало предыдущему хозяину, ныне покойному. Оно могло находиться там несколько поколений, прежде чем было обнаружено. Человек, нашедший его, имел на него полное право.

На самом деле, действия этого человека показывают, каким честным и справедливым он был. Он мог просто уйти с сокровищем или же он мог незаметно украсть ровно столько, сколько необходимо было, чтобы выкупить поле. Но он этого не сделал. Наоборот, он избавился от всего, что имел и купил все поле, чтобы никто не обвинил его в нечестном приобретении сокровища.


allrefrs.ru - 2018 . !