:

(936)
(6393)
(744)
(25)
(1497)
(2184)
(3938)
(5778)
(5918)
(9278)
(2776)
(13883)
(26404)
(321)
(56518)
(1833)
(23400)
(2350)
(17942)
(5741)
(14634)
(1043)
(440)
(17336)
(4931)
(6055)
(9200)
(7621)






Христос требует истинного поклонения



Проповедь Христа обличала самоправедность фарисея так же, как и безнравственный образ жизни падшей женщины. Служение Христа в 3-й и 4-й главах Ев. Иоанна охватило обе стороны морального спектра.

4-я глава Ев. Иоанна содержит одну из самых знакомых и самых прекрасных бесед во всем Св. Писании. Здесь наш Господь предлагает спасение отверженной женщине так, как если бы Он предлагал ей глоток воды. Но не сочтите Его прямое предложение за поверхностную весть.

Противящиеся Господству Христа в жизни верующего часто указывают на эту историю как на доказательство того, что спасение есть дар, отделенный от какого-либо требования об обязательствах в жизни грешника.1 Но мы не должны основывать наше учение о спасении только на информации, содержащейся в этой истории — или еще хуже, называть основные элементы Евангелия несущественными только потому, что они опущены в 4-й главе Ев. Иоанна. Прежде всего помните, что Иисус, зная сердце женщины, точно понимал, что ей нужно было услышать, чтобы прийти к вере. Он не упомянул о возмездии за грех, о покаянии, вере, искуплении, Своей смерти за грех или воскресении. Должны ли мы сделать вывод, что это не обязательные элементы проповеди Евангелия? Конечно, нет.

Женщина была уникальным образом подготовлена Святым Духом для этого мгновения. Нет смысла спорить о том, насколько она познала истину до этого разговора. В отличие от Никодима она не была богословом, но ее сердце было готово признать свой грех и принять Христа. То, что Он заговорил с ней, имело целью привлечь ее к Нему, а не предложить доступное изложение Евангелия как норму свидетельства другим людям. Мы должны учиться на методах нашего Господа, но мы не можем изолировать этот отрывок и пытаться на его основании изобразить модель универсальной проповеди Евангелия.



Все, что мы знаем о прошлом этой женщины, — это то, что ее жизнь была сплетением прелюбодеяний и расторженных браков. В том обществе подобное прошлое делало ее отверженной изгнанницей, общественный статус которой ничем не отличался от статуса блудницы. Она могла быть кем угодно, но только не объектом для свидетельства. Чтобы привлечь ее к Себе, Иисус должен был заставить ее увидеть свое безразличие, страсть, эгоцетричность, аморальность и религиозные предрассудки.

Эта женщина — сильный контраст, полная противоположность Никодиму. Никодим был иудеем, а она — самарянкой. Он был религиозным начальником; она — падшей женщиной. Он был представителем высшего класса; она — самого низкого, ниже, чем изгои Израиля, ибо она была самарянским изгоем. Он был богат; она — бедная. Он признал Иисуса как Учителя от Бога; она не имела понятия, Кем Он был. Трудно себе представить двух более разных людей.



Но тот же могучий и всеведущий Христос явил Себя и ей. Обратите внимание, это не только история о самарянке. Скорее, это самооткровение Христа как Мессии. Из всех случаев, когда Иисус открывал, Кто Он есть, первой Он избрал эту неизвестную жен-щину-самарянку. Нам может быть непонятно, почему Он не пошел в центр Иерусалима, не вошел в храм, чтобы там объявить собравшимся вождям, что Он есть Мессия. Почему Он открыл это сначала необразованной падшей женщине?

Конечно, Он намеревался показать, что Евангелие было для всего мира, а не только для еврейского народа, и что Его служение относилось к бедным изгнанникам так же, как и к религиозной элите. Для иудейской верхушки было обличением то, что Мессия Израиля проигнорировал их и открыл Себя блуднице-самарянке. Когда Он все-таки открыл истину вождям Израиля, они все равно не приняли ее.

Мы находим только самые главные моменты из разговора Господа с женщиной. Св. Писание ничего конкретного не говорит о ее мыслях или чувствах. Нам не открыто, насколько она поняла и поняла ли она вообще предложение Господа дать ей живую воду. Неясно и то, когда ей открылось, что Он, в действительности, говорил о духовной жизни. Единственное, что мы знаем о реакции ее сердца — это ее слова и действия.

Хотя мы и предполагаем, что она приняла Христа как Мессию и стала верующей, но этот факт не обосновывается в тексте. Мы судим об этом по ее поведению — особенно по тому факту, что она побежала сказать другим о Нем, и они поверили.

Поэтому мы должны быть внимательными и понимать, что эта история сама по себе не может быть подходящим основанием для понимания сущности Благой вести. В отличие от нас Христос знал сердце женщины. Когда Он говорил с ней, то мог видеть ее реакцию и судить, насколько она понимала и верила. Он был в состоянии передать истину именно в такой форме, в какой ей нужно было услышать. Он не пользовался заранее подготовленными методами или планами духовных законов.

Тем не менее, беседа Иисуса с женщиной-самарянкой дает некоторые ясные указания для личной евангелизации. В стремлении привести ее к покаянию Он со знанием направлял тему беседы, обращая ее внимание от глотка воды к откровению, что Он есть Мессия. По ходу действия Он тщательно избегает ее попыток управлять разговором, изменить тему или задавать неуместные вопросы. По крайней мере, пять уроков выделяются как решающие истины, которые необходимо использовать при изложении вести спасения.

 

Урок у колодца:

Христос пришел взыскать и спасти погибшее

Обратите внимание на события, приведшие к этой встрече. Иисус оставил Иудею и был на пути в Галилею (Иоан.4:3). Стих 1 говорит нам, что в народе разошелся слух о Его успехе. Толпы людей стекались, чтобы видеть Его. Это создало серьезную проблему. Иудейские вожди ненавидели Иоанна Крестителя, потому что он учил, как найти истину, и таким образом осуждал их. Поэтому можно представить, что они думали об Иисусе. Чем больше людей приходило увидеть Иисуса, тем большую тревогу испытывала религиозная верхушка. Кстати, с этого момента непрерывная борьба Христа с фарисеями становится постоянной темой в Его служении. В конце концов, она достигла апогея, и они предали Его смерти.

Иисус оставил Иудею не потому, что боялся фарисеев, а потому что еще не пришло время противостояния. У Него также была положительная причина для ухода: «Надлежало же Ему проходить чрез Самарию» (ст. 4). Это не было географической необходимостью. На самом деле проезд через Самарию не был нормальным явлением для евреев. Самаряне были для них таким оскорблением, что они меньше всего хотели ставать ногой на землю Самарии. Хотя кратчайший путь лежал прямо через Самарию, иудеи никогда не шли тем путем. У них была своя дорога, которая шла на север Иудеи, на восток к Иордану, а затем назад в Галилею. Иисус мог пройти этим хорошо исхоженным путем из Иудеи в Галилею.

Вместо этого, избрав путь через Самарию, наш Господь показывал Свою любовь к грешникам. Самаряне были нечистокровными евреями, которые заключали браки с окружающими их народами, когда Израиль был взят в плен в 722 году до .Х. (ср. 4Цар.17:23-25). Они отвергли Иерусалим как центр поклонения и построили свой храм на горе Гаризим в Самарии. Их смешанные браки и идолопоклонство были настолько великими преступлениями, что религиозные евреи не имели с ними никаких контактов (ст. 9). Самария, по существу, стала отдельной нацией, более презираемой иудеями, чем язычники. Эта ненависть и вражда между иудеями и самарянами продолжалась несколько столетий. Даже просто проходя через Самарию, наш Господь расшатывал вековые барьеры.

Причина, по которой Он должен был путешествовать этим путем, заключалась в том, чтобы исполнить Божественное поручение у колодца Иаковлева. Он пришел взыскать и спасти погибшее (Лук.19:10), даже если это означало серьезное нарушение культурных традиций. Он шел туда, когда подошло время. Прибудь Он к тому колодцу на 10 минут раньше, женщины там бы не было. Но Его расписание было идеальным; Он Сам составлял его прежде начала времен.

Христос прибыл на назначенное место, участок земли, приобретенный Иаковом и данный Иосифу. В Иоан.4:6 сказано: «Иисус, утрудившись от пути, сел у колодезя; было около шестого часа». Здесь мы мельком видим человеческую природу Христа. Будучи в полном смысле Человеком, Он устал с дороги. Автор Послания к Евреям говорит, что Он испытал ощущение наших немощей (Евр.4:15).

Иоанн, вероятно, использовал римскую систему отсчета времени. имское время начиналось в полдень, поэтому шестой час обозначал шесть часов вечера. Люди в Сихаре к этому времени закачивали работу, и женщины, выполняя повседневный труд, носили воду. Наш Господь совершил длинное путешествие под жарким солнцем, Он устал и хотел пить. Он был в назначенном месте, в назначенное Богом время, в полной готовности исполнить Его волю. Он находился там, чтобы взыскать и спасти одну несчастную погибшую женщину.

 

Урок с женщиной-самарянкой:

Бог нелицеприятен

«Приходит женщина из Самарии почерпнуть воды» (ст. 7). Эта женщина была моральным изгоем, изгнанницей общества. Представьте ее потрясение, когда Иисус, не имея чем почерпнуть воды, сказал ей: «Дай Мне пить» (ст. 7). Она была, безусловно, сильно поражена. Она ведь привыкла быть всеми избегаемой, потому что по обычаям того времени не полагалось говорить с женщинами в общественном месте — даже со своими женами. Более того, Христос расшатывал расовые барьеры. Она была изумлена тем, что Иисус обратился к ней, но еще более поражена тем, что Он просил пить из ее «нечистой» посуды. Она спросила: «Как Ты, будучи Иудей, просишь пить у меня, Самарянки?» (ст. 9).

Бог нелицеприятен (Деян.10:34), и Христос не стыдился пить воду из посуды женщины, за которую Он пришел умереть. Никто — ни эта женщина, ни такой законопослушный фарисей, как Никодим, ни даже самый отвратительный прокаженный — не находился за пределами Его Божественной любви.

 

Урок с водой:

Всякий жаждущий пусть приходит

«Иисус сказал ей в ответ: если бы ты знала дар Божий, и Кто говорит тебе: «дай Мне пить», то ты сама просила бы у Него, и Он дал бы тебе воду живую» (ст. 10). Так неожиданно Он придал ситуации противоположный смысл.

Как мы увидели, люди, придерживающиеся мнения, что спасающая вера не имеет отношения к послушанию или посвящению, часто указывают на эту историю как на явное доказательство, что никакого подчинения Божественному авторитету не требуется. Один автор заходит настолько далеко, что говорит:

 

Слово «посвящение» не может быть синонимом слова «вера» в Новом Завете. Например, в Иоан.4:14 Иисус сказал: «А кто будет пить воду, которую Я дам ему, тот не будет жаждать вовек». Позже Иисус сказал: «Ядущий Мою Плоть и пьющий Мою Кровь имеет жизнь вечную» (Иоан.6:54). Очевидно, что эти утверждения предполагают «получение», а не посвящение».2

 

Можем ли мы допустить, что глагол пить передает идею получения без посвящения? Конечно, нет. Матф.20:22 («Можете ли пить чашу, которую Я буду пить?») и Иоан.18:11 («Неужели Мне не пить чаши, которую дал Мне Отец?»), — оба эти места используют слово «пить» таким образом, что оно предполагает полное согласие и подчинение. Более того, попытка определять веру посредством метафоры есть необоснованная избирательность. Что же нам тогда делать с такими стихами, как Иоан.3:36: «А не покоряющийся Сыну, не увидит жизни» (Новый перевод с греческого подлинника) и Евр.3:18-19: «Они [непокорные] не могли войти за неверие», которые явно сравнивают неверие с непокорностью?

Тот факт, что Христос предложил этой женщине живую воду, ни в коем случае не приуменьшает фактор посвящения, присутствующий в настоящей вере. Живая вода, которую Он давал ей, есть дар спасения, включающий все, что присуще реальности избавления: свободу от греха, решение следовать за Иисусом, способность покоряться Божьему закону, а также силу и желание жить жизнью, прославляющей Его.

К сожалению, она, видимо, все еще буквально подразумевала воду. «Женщина говорит Ему: Господин! Тебе и почерпнуть не чем, а колодезь глубок: откуда же у Тебя вода живая? Неужели Ты больше отца нашего Иакова, который дал нам этот колодезь, и сам из него пил, и дети его, и скот его?» (ст. 11-12).

Если бы она только знала, что Он был несравнимо больше Иакова и Его вода была бесконечно лучше воды Иакова. Он стал объяснять подробнее об уникальных свойствах Его живой воды: «Иисус сказал ей в ответ: всякий, пьющий воду сию, возжаждет опять; а кто будет пить воду, которую Я дам ему, тот не будет жаждать вовек; но вода, которую Я дам ему, сделается в нем источником воды, текущей в жизнь вечную» (ст. 13-14). Это была вода, способная утолить жажду ищущей души.

Ее ответ был мгновенным: «Господин! дай мне этой воды, чтобы мне не иметь жажды и не приходить сюда черпать» (ст. 15). Очевидно, она все еще была несколько смущена, подразумевал ли Он буквально воду или что-то духовное. Но в любом случае она желала этой живой воды!

Один автор пишет об этой беседе:

 

Трудно не восхититься великолепной простотой того, что Иисус предлагает этой обремененной грехом женщине-самарянке. Недостаток ее познания и есть частью ее величия. Это только вопрос даяния и принятия без каких-либо других прилагаемых условий. ...

Не делается усилие получить от женщины обещание исправить свою безнравственную жизнь. Если она желает этой воды, она может получить ее. Вода бесплатна!... Нужно подчеркнуть, что здесь нет призыва к подчинению, признанию Господства Христа или чего-либо подобного. Дар предлагается женщине, которая никак не заслуживает Божьего благоволения. И чтобы получить его, женщине не требуется делать какого-либо духовного посвящения. Ей просто предложено попросить.3

 

Но такое истолкование полностью упускает самое главное. В этой ситуации Иисус не просто дал ей воду жизни, хотя она и просила. Женщина попросила о ней и, вероятно, приняла бы, если бы Он дал ей воду сразу. Но Иисус не искал упрощенного псевдообращения. Он знал, что она еще не была готова принять живую воду. Прежде необходимо было показать ей грех и ее истинное состояние.

Иисус никогда не одобрял какую-либо форму «уцененной» благодати. Он не предлагал вечную жизнь как приложение к жизни, заполненной неисповеданным грехом. Немыслимо, чтобы Он дал кому-либо живой воды, не призывая этого человека к перемене греховного образа жизни. Он пришел спасти Своих людей от грехов их (ср. Матф.1:21), а не даровать бессмертие людям, находящимся в плену греха (ср. Быт.3:22-24).

Господь обратился к сущности вопроса, дав ей понять, что она не может скрыть свой грех: «Пойди, позови мужа твоего и приди сюда» (ст. 16). Это было трудное указание. Паутина прелюбодеяний этой женщины была настолько запутана, а ее грех так велик, что она даже не пыталась объяснить. «У меня нет мужа» (ст. 17) — вот все, что она сказала.

Христос и так знал всю истину: «Правду ты сказала, что у тебя нет мужа; ибо у тебя было пять мужей, и тот, которого ныне имеешь, не муж тебе; это справедливо ты сказала» (ст. 17-18). Представьте стыд женщины, когда она поняла, что Он все знал о ее грехе! Конечно, она предпочла бы сохранить его в тайне. Она не солгала Ему, но и не сказала всей правды. Тем самым Иисус как бы сказал: «Хорошо, если ты не хочешь исповедовать свой грех, Я обличу тебя, сказав тебе о нем».

Затем женщина все-таки исповедала свой грех, сказав: «Господи! вижу, что Ты пророк» (ст. 19). На самом деле, она говорила: «Ты прав. Это я. Это моя грешная жизнь. То, что Ты сказал обо мне, есть правда».

Здесь она, должно быть, сообразила, что, Кем бы этот Человек ни был, Он знал все подробности ее греховной жизни. Он снял с нее все прикрытие. Полностью понимая ее испорченность, Он, тем не менее, предлагал ей воду жизни! Если бы она хорошо знала Св. Писание, то ей бы пришло на память место из Ис.55:1: «Жаждущие! идите к водам». Живая вода предлагается не только религиозным людям, таким как Никодим, — всякий жаждущий может прийти и пить живую воду, — даже падшая женщина, чья жизнь пресыщена грехом.

Дополняя обвинение грешникам, Исаия дает вместе с тем замечательное обетование, которое обрадовало бы сердце женщины-самарянки:

 

Да оставит нечестивый путь свой

И беззаконник — помыслы свои,

И да обратится к Господу,

И Он помилует его,

И к Богу нашему, ибо Он многомилостив.

Ис.55:7 (курсив добавлен)

 

 

Урок истинного поклонения:

Теперь время благоприятное

Признав в Иисусе Кого-то большего, чем простого путешественника, женщина задала первый духовный вопрос, который пришел ей на ум: «Отцы наши поклонялись на этой горе; а вы говорите, что место, где должно поклоняться, находится в Иерусалиме» (Иоан.4:20). Так как Он был настоящим пророком, Он должен был знать, на чьей стороне правда!

Ответ Иисуса, подобно Его ответу Никодиму, обошел несвоевременный вопрос женщины и указал ей на ее настоящую нужду — прощение. «Женщина, поверь Мне, — сказал Он, — что наступает время, когда и не на горе сей, и не в Иерусалиме будете поклоняться Отцу» (ст. 21). Затем, почти случайно, Он сказал ей, что иудеи были правы, а самаряне ошибались: «Вы не знаете, чему кланяетесь; а мы знаем, чему кланяемся, ибо спасение от Иудеев» (ст. 22). Если бы она только знала, что Иудей, с Которым она разговаривала, был Тем, Кто пришел принести спасение!

«Где» для поклонения не было самым главным; главное — «Кто», «когда» и «как». Христос сказал: «Но настанет время, и настало уже, когда истинные поклонники будут поклоняться Отцу в духе и истине, ибо таких поклонников Отец ищет Себе. Бог есть Дух, и поклоняющиеся Ему должны поклоняться в духе и истине» (ст. 23-24). Истинное поклонение происходит не на горе и не в храме, а во внутреннем человеке.

Фраза «настанет время, и настало уже» придала словам Иисуса ощущение безотлагательности и личного внимания к этой женщине. Он как бы говорил: «Тебе не нужно идти на гору или в Иерусалим, чтобы поклониться Богу. Ты можешь поклониться Ему здесь, сейчас». Приведя ее к преддверию вечной жизни, Он утвердил безотлагательность спасения, о чем говорил Павел во 2Кор.6:2: «Вот, теперь время благоприятное, вот, теперь день спасения». Мессия рядом, день спасения пришел, и это было не только время Мессии, но и ее время тоже.

Очень важно, что Христос использовал выражение «истинные поклонники», говоря об искупленных людях. Все спасенные есть истинные поклонники. Нет возможности получить спасение и не поклоняться Богу в духе и истине. Божья цель в спасении — создать истинного поклонника4 (ср. Фил.3:3). Наш Господь пришел в мир, чтобы взыскать и спасти погибшее. Он открыл женщине-самарянке, что Его цель поиска и искупления грешников заключается в том, чтобы, сделав их истинными поклонниками, исполнить волю Божью. Затем Он пригласил ее стать одной из них.

Когда Христос сказал, что Отец ищет истинных поклонников, то это было больше, чем утверждение факта. Это было личное приглашение женщине-самарянке. Не упустите важности этого приглашения. Оно разоблачает понимание, что Иисус предлагал вечную жизнь, не требуя духовного посвящения. Господь славы не говорит «идите все к водам», отдельно от повеления «да оставит нечестивый путь свой» (ср. Ис.55:1, 7). Призыв к служению Отцу в духе и истине был ясным требованием к самому глубокому и исчерпывающему духовному послушанию.

Но женщина все еще была в смущении, и трудно винить ее за это. Она пришла к колодцу, чтобы просто набрать кувшин воды, а в короткой беседе был раскрыт ее грех, и она стояла перед необходимостью принятия решения стать истинной поклонницей живого Бога. Ее сердце стремилось к кому-то, кто мог бы прояснить ее запутанные мысли и придать смысл и направленность всей ее жизни. Поэтому она сказала Иисусу: «Знаю, что придет Мессия... когда Он придет, то возвестит нам все» (Иоан.4:25).

Ответ Иисуса, должно быть, потряс ее до основания: «Это Я, Который говорю с тобою» (ст. 26). Какое потрясающее свидетельство! Этот Человек, попросивший у нее воды, стоит перед ней, утверждая, что Он истинный Мессия, и, протягивая ей живую воду, обещает простить ее грехи и сделать из нее истинную поклонницу живого Бога!

Хотя этот отрывок конкретно и не говорит нам, что женщина-самарянка стала верующей, кажется достоверным, что она уверовала. Я считаю, что она приняла Его как Мессию и Спасителя, где-то между стихами 26 и 27. Для нее настал день спасения. Она была готова стать в ряды истинных поклонников и пить Воду Жизни. Неотразимая благодать Мессии пронзила и ее сердце. Шаг за шагом Он вскрывал ее греховное сердце и являл ей Себя, и она, очевидно, ответила Ему спасительной верой.

 

Урок свидетельства:

Этот Человек принимает грешников

Ученики были в селении, где покупали пищу, и Иоанн говорит нам, что «в это время» (ст. 27) они возвратились. Греческое выражение обозначает «точно в этот момент». Очевидно, они вернулись назад как раз тогда, когда Господь сказал: «Это Я, Который говорю с тобою». Приди они чуть позже, они не услышали бы заявления Иисуса о Его Мессианстве. Их, должно быть, шокировало то, что Он говорил этой отверженной всеми женщине о том, что Он есть Мессия, потому что Он никому прежде не говорил этого. Иоанн говорит: «[Они] удивились, что Он разговаривал с женщиною; однако ж ни один не сказал: «Чего Ты требуешь?» или: «О чем говоришь с нею?» (ст. 27).

Действия женщины в этот момент ясно показывают, что она уверовала. Она «оставила водонос свой, и пошла в город, и говорит людям: пойдите, посмотрите Человека, Который сказал мне все, что я сделала: не Он ли Христос?» (ст. 28-30). Она продемонстрировала все качества истинного обращения. Она почувствовала свою нужду, исповедовала свою вину и признала Иисуса как Мессию, а теперь она показывала плод своей преображенной жизни, приводя других к Нему.

Важно, что первым импульсом женщины-самарянки было пойти и рассказать другим о Христе. Желание говорить о своей вере — обычное дело среди новообращенных. Кстати, новообращенные — самые ревностные свидетели о Христе. Это потому, что их разум хорошо помнит тяжесть их вины и радость освобождения от нее. Так было и с этой женщиной. Первое, о чем она заявила людям в городе, было то, что Иисус сказал ей все, что она когда-либо делала. Он выставил ее грех на свет и принудил ее увидеть себя такой, какой она действительно была. Затем Он освободил ее от позора. То, что она говорила об этом так свободно, показывает, что она была освобождена от уз вины.

Иисус дал ей испить Воды Жизни, и она стала поклоняться Богу в духе и истине. Ей не нужно было более скрывать свою вину; она была прощена.

То, как женщина сформулировала свой вопрос, создает впечатление, что вопрос предполагал отрицательный ответ: «Не Он ли Христос?» (ст. 29). Но это не было выражение сомнения. Если бы она пришла в город и сказала: «Люди, я нашла Мессию» —- они или проигнорировали бы ее, или выгнали из города, посмеявшись над ней. Она, отверженная всеми блудница, была наименее подходящей личностью в городе для определения Мессии. Кроме того, в том обществе женщины не имели права разговаривать с мужчинами. Поэтому она выразила это в форме вопроса, по-настоящему возбудив их интерес. Благодаря этому они открыли свой разум для восприятия. Она знала, что Христос сделает все остальное.

Свидетельство женщины имело большое влияние на селение. Св. Писание говорит нам: «И многие Самаряне из города того уверовали в Него по слову женщины, свидетельствовавшей, что Он сказал ей все, что она сделала» (ст. 39). Именно весть о том, как Он раскрыл ее грех, произвела такое сильное впечатление. Другие также приняли Христа с большим рвением (ст. 40-42).

Причина такого ревностного отклика была в том, что те люди были самарянами. В каком-то смысле они все были в таком состоянии, как и женщина. Они знали, что Мессия должен был прийти, чтобы исправить положение вещей, и большинство из них со страхом ожидали Его пришествия. Их перспектива была противоположной той, что была у фарисеев. Иудейские начальники ожидали воинствующего победителя, который стал бы на их сторону и уничтожил врагов. Самаряне не имели таких надежд. Если евреи были правы, то гнев Мессии должен был обратиться на самарян.

Поэтому, когда эта женщина пришла и объявила жителям Си-хора, что Тот, Который называет Себя Мессией, милостиво обошелся с ней, хотя и знал все ее грехи, то они приняли Его с радостью в сердце.

Сопоставьте их реакцию с реакцией фарисеев, описанной в Лук.15:2: «Фарисеи же и книжники роптали, говоря: Он принимает грешников и ест с ними». В сущности, именно это сказала жителям Сихора женщина-самарянка: «Он — Мессия, но принимает грешников». То, что было невыносимо для книжников и фарисеев, стало Благой вестью для этих самарян, потому что они были готовы признать себя грешниками.

И Сам Христос сказал: «Ибо Я пришел призвать не праведников, но грешников к покаянию» (Матф.9:13). Те, кто отказывался признать свой грех, принимали Его как Судью, а не как Спасителя. Он никогда не ободрял таких людей, не давал им утешения или повода для надежды. Предлагаемая Им вода жизни давалась только тем, кто признавал беспомощность своего греховного состояния.

Бог ищет людей, которые отдали бы себя поклонению Ему в духе и истине. Такое поклонение невозможно для тех, кто прячет грех в своей жизни. С другой стороны, исповедующие и оставляющие свой грех увидят, что Спаситель готов принять их, простить и освободить их от грехов. Подобно женщине у колодца, они найдут источник живой воды, который навсегда утолит даже самую сильную духовную жажду.

Последняя глава Библии заканчивается приглашением, которое напоминает картину с женщиной-самарянкой: «Жаждущий пусть приходит, и желающий пусть берет воду жизни даром» (Откр.22:17). Хотя она и бесплатна, она не дешевая; Сам Спаситель заплатил предельную цену, чтобы жаждущие, кающиеся и ищущие Бога люди могли пить и утолять жажду.

 

---------------------------------------------------------------------

1 Ср. Zane С. Hodges, The Hungry Inherit (Portland: Multnomah, 1980). Ходжес видит большое значение в том факте, что «Иисус ... не сказал ни­чего [женщине-самарянке] о необходимости исправления ее жизни, в чем ее жизнь так нуждалась» (стр. 25). Это отвергает очевидные истины, что слова Иисуса к ней обличили ее в реальности ее греха (Иоан.4:7-19), что Он призвал ее поклониться Богу в духе и истине (ст. 23-24), и что явной реакцией ее сердца было раскаяние (ст. 29). Ходжес предпочитает заключить, что «Он ничего не сказал ей о ее обязательствах перед Богом по простой причине: Он предлагал ей дар» (там же). «Она не могла постигнуть ослепительного великолепия того дара, его величественного и полного богатства, если бы Он обременил Свое предложение призывом преобразить ее жизнь (там же, стр. 26)». Ходжес рассматривает этот отрывок как ключ к пониманию Евангелия и поэтому часто на него ссылается, чтобы поддержать свой взгляд, что Евангелие не выставляет моральных требований к жизни грешника.

2 G. Michael Cocoris, Lordship Salvation — Is It Biblical? (Dallas: Redencion Viva, 1983), 12-13.

3Zane C. Hodges, The Gospel Under Siege (Dallas: Redencion Viva, 1981), 14. Ходжес добавляет следующий комментарий: «Именно этот впечатляющий факт [что Господь не требует духовного посвящения] отличает истинное Евангелие от всех подделок». Но неправильно предполагать, что слова Иисуса, записанные в этом месте, представляют модель проповеди вести Евангелия. Ничто в проповеди Иисуса к этой женщине даже не напоминает об истинах, заключающихся в Его смерти, погребении или вос-кресеним. Он не упоминает идею искупления от грехов или саму веру. Но на мой взгляд никто — даже Ходжес — не станет спорить, что Евангелие исключает все эти истины.

4 Более подробное исследование темы истинного поклонения смотрите John F. MacArthur, The Ultimate Priority (Chicago: Moody Press, 1983).

 

- 4 -

 


allrefrs.ru - 2018 . !