:

(936)
(6393)
(744)
(25)
(1497)
(2184)
(3938)
(5778)
(5918)
(9278)
(2776)
(13883)
(26404)
(321)
(56518)
(1833)
(23400)
(2350)
(17942)
(5741)
(14634)
(1043)
(440)
(17336)
(4931)
(6055)
(9200)
(7621)






Христос призывает к новому рождению 3



Взгляд Чейфера на Св. Писание определялся его желанием сохранить различие между веком «чистой благодати» (век Церкви) и двумя веками «чистого закона» (эпоха Моисея и тысячелетнее Царство), которые он видел наслоенными на век благодати.10 Он писал, например, что Нагорная проповедь — часть «Евангелия Царствия», «манифест Царя».11 Он считал, что цель этого учения — проповедь «основных свойств [тысячелетнего] Царствия». Он принимал его как закон, а не как благодать, и заключил, что оно не указывает ни на спасение, ни на благодать. Он писал: «Такое полное опущение какого-либо указания на какой-либо признак нынешнего века благодати — это факт, который должен быть тщательно взвешен».12

Другие диспенсационалистские авторы взвешивали эти идеи и продолжали недвусмысленно утверждать то, на что Чейфер только намекал: что учение Нагорной проповеди «не имеет применения к христианину, а только к находящимся под законом, и, следовательно, должно применяться к другому, не нынешнему Завету».13 Эта неудачная герменевтика широко применяется к земному учению нашего Господа в различной степени, ослабляя проповедь Евангелия.14

И неудивительно, что возникающая из такой системы проповедь, сильно отличается от благовествования Христова. Если мы начнем с предположения, что большая часть проповеди Христа предназначалась для того времени, то почему наша проповедь должна быть такой, какую Он проповедовал?



Но это предположение опасное и непрочное. Иисус не пришел провозглашать слово, которое было бы бездейственным до Великой скорби или Тысячелетнего Царства. Он пришел взыскать и спасти погибшее (Лук.19:10). Он пришел призвать грешников к покаянию (Матф.9:13). Он пришел, чтобы через Него был спасен мир (Иоан.3:17). Он провозглашал спасительное Евангелие, а не просто заявление для будущих веков. Его Евангелие — единственная весть, которую мы должны проповедовать.

 

Неправильное деление Слова

Давайте внимательнее посмотрим на диспенсационалистскую тенденцию создавать неправомочные контрасты между взаимосвязанными или параллельными истинами. Важно, чтобы мы проводили черту между существенно различными Библейскими аксиомами (2Тим.2:15). Потому что можно переступить эту черту. Необузданное рвение некоторых представителей учения о диспенсациях в создании таких разделений привело к многочисленным неудачным прибавлениям к Евангелию.



Например, Иисус Христос — Господь и Спаситель (Лук.2:11), и никакой истинный верующий не будет даже спорить об этом. «Спаситель» и «Господь» — это отдельные служения, но мы должны быть осторожными в их разграничении, чтобы не разделять Христа (1Кор.1:13). Тем не менее, из лагеря диспенсационалистов раздаются громкие голоса, утверждающие, что можно отвергать Христа как Господа, но принимать Его как Спасителя.

В самом деле, есть люди, которые хотели бы, чтобы мы верили, что норма спасения — это принять Христа как Спасителя, не подчиняясь Ему как Господу. Они делают невероятное утверждение, что любое другое учение равняется лжеевангелию, «потому что оно утонченно добавляет дела к ясному и простому условию, установленному в Слове Божьем».15 Они и дали название взгляду, который они отвергают, «Господское спасение».

Спасение через принятие Господства Христа, по определению одного человека, который назвал его ересью, — это мнение, «что для своего спасения человек должен поверить в Иисуса Христа как Спасителя от грехов и вручить себя Христу как Господу своей жизни, подчиняясь Его верховной власти».16

Поразительно, что находятся такие люди, которые характеризуют эту истину как небиблейскую или еретическую, но растущий хор голосов повторяет обвинение. Скрытый смысл здесь в том, что признание Господства Христа — это человеческое дело. Это ошибочное мнение нашло поддержку во многих литературных томах, где говорится о людях, «сделавших Иисуса Христа Господом своей жизни».17

Мы не «делаем» Христа Господом; Он есть Господь! Непринимающие Его как Господа будут виновны в отвержении Его. «Вера», которая отвергает Его могущественную власть, на самом деле есть неверие. Наоборот, признание Его Господства не больше человеческое дело, чем покаяние (ср. 2Тим.2:25) или сама вера (ср. Ефес. 2:8-9). На самом деле, отдача себя Христу — это важный аспект производимой Богом спасающей веры, а не что-то прибавленное к вере.

Два самых ясных места о спасении во всем Св. Писании подчеркивают Господство Христа: «Веруй в Господа Иисуса Христа, и спасешься ты и весь дом твой» (Деян.16:31); а также «Если устами твоими будешь исповедовать Иисуса Господом и сердцем твоим веровать, что Бог воскресил Его из мертвых, то спасешься» (им.9:10). Проповедь Петра вдень Пятидесятницы закончилась следующим заявлением: «Итак, твердо знай, весь дом Израилев, что Бог соделал Господом и Христом Сего Иисуса, Которого вы распяли» (Деян.2:36). Никакое обещание спасения никогда не предусмотрено для тех, кто отказывается согласиться с Господством Христа. Следовательно, нет иного спасения, кроме «Господского спасения».18

Противники спасения посредством Господства Христа далеко ушли в своих утверждениях, говоря, что слово «Господь» в этих стихах не значит «Повелитель», но указывает только на Его Божество.19 Даже если они докажут этот спор в свою пользу, то это просто подтвердит, что приходящие к Христу за спасением должны признать, что Он Бог. Смысл этого еще более требователен, чем если бы «Господь» только значило «Повелитель»!

Дело в том, что во всех этих стихах «Господь» означает «Бог». Точнее, оно значит «Бог Повелевающий»,20 и это только укрепляет аргументы в пользу спасения посредством Господства Христа. Никто, просящий спасения с искренней верой и осознающий, что Христос есть всемогущий, вездесущий Бог, сознательно не отвергнет Его власти. Истинная вера — это не служение уст. Наш Господь лично провозгласил осуждение тем, кто чтил Его только своими устами, а не жизнью (Матф.15:7-9). Он не становится чьим-либо Спасителем, если человек не признает Его Тем, Кем Он есть

— Господом всех (Деян.10:36).

А.В. Тоузер сказал:

 

Господь не спасет тех, кому Он не может повелевать. Он не разделит Свои служения. Вы не можете поверить Христу наполовину.

Мы принимаем Его, как Он есть — помазанный Спаситель и Господь, Который есть Царь царей и Господь господствующих! Он не был бы Тем, Кем Он есть, если бы спас, избрал и призвал нас без нашего взаимного согласия, что Он может руководить и управлять нашей жизнью.21

 

Вера и истинное ученичество

Те, кто говорит и учит, что послушание и смирение чужды спасающей вере, вынуждены делать твердое, но небиблейское различие между спасением и ученичеством. Это разграничение, подобно учению о плотских и духовных христианах, устанавливает два класса христиан: просто верующие и истинные ученики. Большинство тех, кто придерживается этого взгляда, отвергают евангелиза-ционное направление практически каждого записанного призыва Христа, говоря, что они относятся к ученичеству, а не к спасению.22

Верить ли нам, что, когда Иисус обращался к множеству людей с призывом отвергнуться себя (Лук.14:26), взять крест (ст. 27), оставить все и последовать за Ним (ст. 33), то Его слова не имели никакого отношения к необращенным людям? Как это могло быть истиной в отношении Того, Кто сказал, что пришел призвать не праведников, но грешников? (Матф.9:13).

Джеймс М. Бойс в своей книге «Призыв Христа к ученичеству» пишет с проницательностью о разграничении между спасением и ученичеством, мягко называя его «ущербным богословием»:

 

Такое богословие отделяет веру от ученичества и благодать от послушания. Оно учит, что Христос может приниматься как Спаситель и не приниматься как Господь.

Это обычный недостаток во времена благоденствия. В трудные времена, в частности во времена гонений, те, кто находится в процессе становления как христиане, прежде чем взять крест Назарянина, подсчитывают цену ученичества. Проповедники не заманивают их ложными обещаниями легкой жизни или потворством греху.

Но в спокойные времена цена не кажется такой высокой, и люди носят имя Христа, не испытывая коренного преобразования жизни, которое подразумевает истинное обращение.23

 

Зов Голгофы должен восприниматься таким, каким он есть: призыв к ученичеству под Господством Иисуса Христа. Ответить на этот призыв — значит стать верующим. Что-либо меньше этого — это просто неверие.

Христово благовествование твердо и окончательно исключает поверхностную веру. Попытка применения трудных требований нашего Господа только к христианам высшего класса ослабляет силу всей Его проповеди. Она дает дорогу «дешевому» и тщетному верованию, которое не имеет никакого влияния на греховную жизнь по плоти. Это не спасающая вера.

 

Благодатью через веру

Спасение дается только благодатью через веру (Ефес. 2:8). Эта истина есть Библейский водораздел всего, чему мы учим. Но она ничего не значит, если мы начинаем с неправильного понимания благодати или неверного определения веры.

Божья благодать не мертвый символ, посредством которого Он пассивно принимает ожесточенных, нераскаянных грешников. Благодать не оставляет нетронутым характер человека при перемене его положения перед Богом. Истинная благодать, по Св. Писанию, учит нас, «чтобы мы, отвергнувши нечестие и мирские похоти, целомудренно, праведно и благочестиво жили в нынешнем веке» (Тит.2:12). Благодать — это сила Божья для исполнения нами Новозаветных обязанностей (ср. 1Кор.7:19) несмотря на то, как противоречиво мы временами поступаем. Очевидно то, что благодать Божья не дает разрешения жить по плоти; она дает силу жить по Духу.

Вера, как и благодать, не мертва. Спасающая вера — это больше, чем простое понимание фактов и интеллектуальное молчаливое согласие. Она неотделима от покаяния, самоотдачи и сверхъестественного стремления к послушанию. Ни одно из этих проявлений не может классифицироваться как человеческое действие, как и не может считаться человеческим усилием сама вера.

Недопонимание по этому главному пункту — основа заблуждения тех, кто отвергает спасение посредством Господства Христа. Они считают, что так как Св. Писание противопоставляет веру делам, то вера должна быть несовместимой с делами. Они ставят веру в противоположность послушанию, смирению или отвращению от греха и определяют все практические плоды спасения как человеческие дела. Они претыкаются на родственных истинах, что спасение — это дар, но оно стоит дорого.

Эти идеи парадоксальны, но они не исключают друг друга. Такой же диссонанс слышится в словах Самого Христа: «Возьмите иго Мое на себя», последовавших за словами: «Я успокою вас» (Матф.11:28-29). Покой, в который мы входим верой, не есть покой бездействия.

Спасение — это дар, но оно приобретается верой, которая простирается дальше простого понимания или согласия с истиной. Такую «веру» имеют бесы (Иак.2:19). Истинных верующих характеризует вера, которая имеет отвращение к греховной жизни и преклоняется перед милостью Спасителя. Привлеченные к Христу отвлечены от всего остального. Христос описал истинных верующих как «нищих духом» (Матф.5:3). Они подобны кающемуся мытарю, настолько сокрушенному, что он не смел даже поднять глаза на небо. Он мог только бить себя в грудь и взывать: «Боже! Будь милостив ко мне, грешнику!» (Лук.18:13).

Отчаянная молитва этого грешника — одна из самых ясных картин подлинного, Богом произведенного покаяния во всем Св. Писании. Такая мольба не была никоим образом делом ума человеческого или попыткой заслужить праведность. Наоборот, она показывала полное отсутствие у него уверенности в религиозных делах. Как доказательство этому, он стоял «вдали» от молящегося фарисея. Он понимал, что мог получить спасение только через Божью милующую благодать. На этом основании, истощив свои силы, он получил спасение как дар. Иисус сказал, что тот человек «пошел оправданным в дом свой» (ст. 14).

Целью нашего Господа было продемонстрировать в этом примере, что покаяние находится в основании спасающей веры. Греческое слово метаноя, переведенное как покаяние, буквально обозначает «думать после». Оно подразумевает перемену ума, и те, кто противится Господству Христа в спасении, попытались этим ограничить его значение.24 Но определение покаяния не может извлекаться только из этимологии греческого слова.

Покаяние, как охарактеризовал его Иисус в данном случае, включает признание полной греховности и отвращение от своего «я» и греха и обращение к Богу (ср. 1 Фес. 1:9). Отнюдь, не будучи делом человеческим, оно есть неизбежный результат Божьего действия в человеческом сердце. И оно всегда показывает предел человеческих усилий заслужить Божье благорасположение. Это гораздо больше, чем простая перемена ума, — оно включает полное обновление сердца, отношений, интересов и направления. Это — обращение в полном смысле этого слова.

Библия не признает «обращения», которому не хватает этой коренной перемены направления (Лук.3:7-8). Истинный верующий не может оставаться в противлении или даже в безразличии. Подлинная вера неизбежно приведет к послушанию. Кроме того, Св. Писание часто сравнивает веру с послушанием (им.1:5; 14:25; 2 Фес. 1:8).25

«Верою Авраам [Отец истинной веры] повиновался» (Евр.11:8). Это суть 11-й главы Послания к Евреям, великого трактата веры.

Вера и дела не есть несовместимые. Иисус даже акт веры называет делом (Иоан.6:29) — не человеческим, но милостивым делом Божьим в нас. Он приводит нас к вере, а затем дает нам способность и силу к послушанию (ср. им.14:25).

Именно здесь необходимо провести основное различие. Спасение по вере, само по себе, не уничтожает дел. Оно отменяет дела как результат только человеческих усилий (Ефес. 2:8). Оно упраздняет любую возможность заслужить Божье благорасположение своими делами (ст. 9). Но оно не отменяет Богом предопределенной цели, что наше хождение должно характеризоваться добрыми делами (ст. 10).

Но мы прежде всего должны помнить, что спасение — это исключительно дело Божье. По-библейски оно определяется тем, что оно производит, а не тем, что делает человек, чтобы получить его. Дела не представляются необходимостью для получения спасения. Но истинное спасение, произведенное Богом, не перестанет творить добрые дела, которые и есть его плод (ср. Матф.7:17). Никакой аспект спасения не заслуживается человеческими делами, это полностью дело Божье (Тит.3:5-7). Таким образом, спасение не может быть недостаточным ни в каком измерении. «Ибо мы — Его творение, созданы во Христе Иисусе на добрые дела, которые Бог предназначил нам исполнять» (Ефес. 2:10). Как часть Своего дела спасения, Бог производит покаяние, веру, освящение, смирение, послушание и, в конечном итоге, — прославление. Так как Он не зависит от человеческих усилий в произведении этих элементов, то жизнь, в которой недостает одного из них, не может быть спасающим делом Божьим.

Если мы действительно рождены от Бога, то имеем веру, которая не может не побеждать мир (1 Иоан.5:4). Мы можем согрешать (1 Иоан.2:1), мы будем согрешать — но процесс освящения никогда полностью не остановится. Бог действует в нас (Фил.2:13) и Он будет совершенствовать нас до дня Иисуса Христа (Фил.1:6;1 Фес. 5:23-24).

----------------------------------------------------------

1 Zane С. Hodges, The Gospel Under Siege (Dallas: Redencion Viva, 1981),14.

2 Charles C. Ryrie, Balancing the Christian Life (Chicago: Moody Press, 1969), 169-70.

3 Иаков задает риторический вопрос: «Что пользы, братия мои, если кто говорит, что он имеет веру, а дел не имеет? Может ли эта вера спасти его?» (Иак.2:14). Одно направление современного богословия, кажется, говорит «да». Ср. Hodges, The Gospel Under Siege, 19-33. Тем не менее, проповедь Иакова ясна. Даже бесы имеют достаточно веры, чтобы понять основные факты (ст. 19), но это не искупительная вера. «Вера без дел мертва» (ст. 20 и 26). Слагая эти стихи воедино, мы должны заключить, что это определение тщетной веры, а не веры, которая однажды была жива, а теперь умерла.

4 См. приложение 2, где дан обзор исторического понимания церковью связи между спасением и делами.

5 Lewis Sperry Chafer, Не That Is Spiritual, rev. ed. (Grand Rapids: Zondcrvan, 1967), 21.

6 Получившие обучение в диспенсациопалистском богословии с удивлением узнают, что книга Чейфера была чрезвычайно противоречива, когда была впервые издана. В едком обзоре Б.Б. Уорфильд поднял вопрос об основной предпосылке Чейфера. Не отвергая очевидной истины, что христиане могут поступать по-плотски, Уорфильд решительно выступил против классифицирования плотского состояния как отдельного уровня духовной жизни. Уорфильд замечательно анализирует некоторые взгляды:


allrefrs.ru - 2018 . !