Главная Обратная связь

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






Эта штука, которую вы читаете 2 часть



Разрыв между парадигмами читателя и писателя реальный и широкий. Я высказываю теорию, но действую я не на уровне теории. Я сейчас низвожу просветленную перспективу до уровня словесного выражения, но это та реальность, в которой я живу. Я полагаю вполне вероятным, что любая парадигма, отличная от своей собственной, должна казаться безумной, но если это то, куда ведет истина, ищущий должен последовать за ней.

Потратив минуту на тщательное исследование, я обнаружил, что “парадигма” - это также термин, который мы позаимствовали у науки, найдя ему лучшее применение. Согласно научной терминологии, если вы изменили набор гипотез о Вселенной от Ньютоновских до Эйнштейновских, у вас произошла смена парадигмы. В этой книге я использую слово “парадигма”, чтобы обозначить мировоззрение в самом широком смысле. Потому как все мы живем в одной и той же парадигме высшего уровня - время, пространство и материя, дуальность и причинность, и тп - никому никогда не приходилось сводить это к словесному описанию. Все это понимают и так. Мы находимся на одной странице.

Итак, две основные мои проблемы, связанные с написанием этой книги - это, первое, свести живую реальность неизвестной читателю парадигмы - моей - к очень неполноценному словесному эквиваленту, и, второе, передать понимание моей, неизвестной читателю, парадигмы, выраженной с помощью этого неполноценного словесного эквивалента, в совершенно иною парадигму, в которой я когда-то жил, но которая стала сейчас совершенно нереальной для меня, - в вашу.

Я подхожу для задачи, которую выполнил, став человеком, который смог написать трилогию, но у меня нет личных амбиций делать больше. Я прилагаю необходимые разумные усилия, занимаясь теорией всего, но это на самом деле это скорее послесловие. Сейчас, пожалуй, хороший момент, чтобы упомянуть, что я не духовный человек и никогда им не был, и что, на мой взгляд, поиск истины - это не духовное устремление и никогда им не являлось. Более того, истина состоит в том, что истина не имеет актуального значения. У нее нет практической ценности или применения в реальном мире. Она ничего не меняет и не улучшает. Я могу осознавать, что консенсусная реальность не является истинной или даже возможной, но вот он я. Истина находится за пределами всех парадигм, но живем-то мы внутри них.

Просто поскольку я не хотел бы не переоценивать не недооценивать свое положение. Я живу в одной единственной не ложной парадигме. Я вижу то, что есть и не вижу того, чего нет, поэтому не нуждаюсь в вере, чтобы прятать от себя то, что не хочется видеть и добавлять то, чего не хватает. Тем не менее, я вышел на пенсию. Я не думаю больше, так как мышление - это единственное настоящее оружие массового уничтожения, и мне оно больше не нужно. Я замыслил этот мир до смерти.



 

Во всем, что касается просветления, я совершенный мастер. Моя реализация истины абсолютна. Могут существовать равные мне, но не превзошедшие меня. По мере того, как складывается общение, я выполняю работу довольно хорошо, но я не мастер в коммуникациях. Что же касается рассмотрения настоящей темы, я вообще не мастер чего-либо, у меня просто есть ясный взгляд на вещи. У меня нет интереса к науке, философии или теологии - эти штуки скучны до оцепенения - так что сделайте скидку на это. То, что я говорю здесь, не предназначено для того, чтобы вы этому доверяли или в это поверили. Просто посмотрите на это сами.

В любом смысле кроме самого широкого, ничего из этого особого смысла не имеет. Я предположительно просветлен, и я пишу для тебя, о читатель, книгу, объясняющую, что ты и я не существуем, и что тот мир, в котором мы не существуем, - и в котором я я тебе это передаю, а ты получаешь - также не существует. Вроде того.

Но в самом широком смысле это все обладает совершенным смыслом, и эта книга затрагивает именно самый широкий смысл. Теория всего не может быть ничем меньшим, нежели взглядом с самой высокой вершины, и потому должна быть истинной и взглядом с просветленной перспективы.

 


 

 

Король Пойнтландии

 

Отрывок из романа Эдвина Эббота Эббота “Флатландия: роман о множестве измерений”, 1884. Двухмерный герой романа знакомится с более широком реальностью с помощью трехмерной сферы. Они выказывают презрение не имеющей измерений точке, которая удовлетворена и непоколебима своей уверенностью в том, что она является тотальным бытием. Является ли точка всем или ничем? Мудрой или глупой?



 

— Взгляните туда, — сказал мой Проводник. — Во Флатландии вы живете. Лайнландию вы видели во сне. Вместе мы воспаряли в высоты Трехмерия. Чтобы изведанное вами обрело полноту и завершенность, я низведу вас на низшую ступень бытия: мы проникнем в пределы Пойнтландии, в Царство Нулевой Размерности.

Взгляните на несчастное создание, которое находится перед вами. Эта Точка — существо, подобное нам, но обреченное на вечное пребывание в пучине Нулевой Размерности. Для нее в ней самой заключен свой мир, своя Вселенная. Она не в силах представить себе никого, кроме себя. Она не ведает ни длины, ни ширины, ни высоты, ибо эти понятия чужды всему, с чем ей когда‐либо приходилось сталкиваться. Эта Точка не имеет ни малейшего представления ни о числе два, ни о том, что такое «много». Она сама воплощает для себя. Единичное и Общее, будучи в действительности Ничем.

Извлеките же отсюда урок: быть самодовольным значит быть гнусным и невежественным, стремиться к возвышенной цели лучше, чем слепо и бессильно погрязнуть в невежестве. А теперь прислушайтесь!

Сфера умолкла, и я услышал, что крохотное непрерывно жужжащее создание издает едва различимые монотонные, но все же отчетливые звуки, напоминающие звуки вашего фонографа. Я смог разобрать лишь слова:

— Неисчерпаемая красота бытия! Она! Она есть Она и только Она, ничего, кроме Нее.

— Кто эта таинственная Она, о которой вещает крохотная Точка? — спросил я.

— Наша Точка имеет в виду себя, — пояснила Сфера. — Разве вам не случалось замечать прежде, что малые дети и те, кто впадает в детство, неспособны отличать себя от внешнего мира, говорят о себе в третьем лице. Но тсс! Послушаем лучше, что говорит Точка.

— Она заполняет собой все Пространство, — продолжало свой монолог крохотное создание, — и существует лишь то, что Она заполняет собой. О том, о чем Она мыслит, Она вещает, а тому, что Она вещает, Она внемлет. Она воплощает в себе мыслителя, оратора и слушателя, мысль, слово и слух. Она — Единичное, и в то же время Все во Всем. О счастье, о радость бытия!

— Не могли бы вы вывести Точку из состояния самодовольства, в котором она пребывает? — спросил я. — Расскажите ей о том, что она в действительности представляет собой, как вы некогда рассказали мне, откройте ей всю ограниченность Пойнтландии, увлеките ее за собой в Пространство более высоких размерностей.

— Это нелегкая задача, — ответил мне мой Наставник. — Впрочем, не хотите ли попытать счастья сами?

Изо всех сил напрягая свой голос, я обратился к Точке со следующей речью:

— Умолкни, самодовольное существо, умолкни! Ты называешь себя Всем во Всем, но в действительности ты Ничто. Твоя так называемая Вселенная — не более чем крохотное пятнышко на Прямой, а Прямая — не более чем тень по сравнению с...

— Тсс! Хватит! Того, что вы сказали, вполне достаточно, — прервала меня Сфера. — А теперь послушайте, какое действие возымела ваша речь на короля Пойнтландии.

Свечение монарха Пойнтландии, ставшее после моих слов, ярче, чем прежде, ясно показывало, что чувство самодовольства не покинуло его. Стоило мне замолкнуть, как он вновь принялся за самовосхваления:

— О наслаждение, о радость мышления! Чего только Она не может превзойти силой своей мысли! Умозрительным путем Она дошла до мысли о своем ничтожестве, но и сама мысль об этом лишь увеличила меру Ее счастья! Минутная слабость рассеялась, уступив место торжеству! О божественная, созидающая сила Всего в Одном! О радость, безмерная радость бытия!

— Видите, — заметил мой Наставник, — сколь малого вы достигли своей речью. Все, что монарх Пойнтландии вообще в силах понять, он воспринимает как свои собственные мысли, ибо ему трудно представить, что на свете существует кто‐нибудь еще, кроме него. Восприняв новые идеи, он принимается восхвалять «Ее» за, гибкость и неисчерпаемое разнообразие мышления, усматривая в этом еще один пример Ее созидающей силы. Предоставим же этому богу Пойнтландии предаваться невежественной иллюзии его всеведения и вездесущности.

 


 

 

Размышления в гамаке

 

Истинно, всё это — в безграничном океане себя самого, оживляемое красочными волнами миров, внезапно возникающих в ветре сознания.

 

Аштавакра-гита

 

Находясь всё в том же гамаке, я читал свои заметки и пытался их сократить. Через несколько минут я получил следующее:

 

сознание/универсальное множество/вселенная… вселенная/ подмножество/сознание… Я Есть/сознание = истина… все остальное = вера… время, пространство и дуальность = вера … энергия, материя, причинность = вера.. жизнь, смерть, бог = вера… никакая вера не истинна … неистинное не существует… есть только истина … сознание - король … С-король…

 

Я пялился на свои записи несколько минут и вздыхал. Похоже, я держу в руках писательский проект.

 

“С-Король?”, спрашивает Карл.

“Да, С-Король, сознание - это король, как противоположность царствующей парадигме “В-Король”, Вселенная - это король, которую мы все знаем и любим.”

Карл просматривает мои заметки. Обдумывает их.

“Нет”, - говорит он, “Я так не думаю”.

Несколько минут мы тратим на обсуждение.

“Разница между В-Король и С-Король простая”, объясняю я ему. “Представь себе лист белой бумаги и поставь точку где-нибудь посредине. Белая страница не имеет границ, она продолжается бесконечно во всех направлениях. Окей?”

“Окей.”

“Теперь, давай назовем безграничный лист бумаги Вселенной, а точку назовем Сознанием. Окей?”

“Окей.”

“Это то, что я называю В-Король, наша общая парадигма реальности. Несмотря на все прочие соображения, это то, как все воспринимают реальность. Я обладаю сознанием, и мое сознание - это маленькая штука в великой и громадной вселенной. Согласен?”

“Разумеется”, говорит он.

“И эта вселенная такова, как мы ее знаем. В ней существуют время и пространство, энергия и материя, все то, что является нашим повседневным опытом. В ней куча людей, планет, звезд, непостижимых просторов и сложностей, всё, что мы имеем в виду, говоря о вселенной, верно?”

“Да, хорошо.”

“Это царствующая парадигма реальности. Вселенная - король, В-Король. Твое сознание - это точка, она маленькая штука в необъятной вселенной.”

“Да.”

“Ты все еще держишь лист бумаги в уме?”

“Да”. Он улыбается снисходительно, но его глаза светятся умом. “Так как же нам переехать в эту твою вторую парадигму?”

“Просто поменять местами названия.”

Улыбка остается на его лице, но я вижу, что он крепко задумался. Он замер на несколько долгих секунд.

“Нет”, говорит он сквозь улыбку, “я так не думаю.”

 

Ну да, кто б сомневался. С-Король: Сознание - это Король. Сознание - это универсальное множество вселенной, а не наоборот и никак иначе. Стоит нам внести это незначительное исправление в наш ход мышления, как реальность становится совершенно ясной. Любой вопрос отвечен/уничтожен. Любая тайна разрешена/устранена. Ничто не остается необъясненным, не возникает нарушения в умозаключениях. Переосознание реальности, исходя из этой новой перспективы может занять годы, но что касается теории всего, - это всё. С-Король, Сознание - Король; единственная истинная, всеобъемлющая, надежно защищенная от пуль, пожаров, идиотов и гениев, - теория всего.

 

“Окей, подожди минуту”, сказа Карл. “Ты понимаешь, что ты сейчас сказал? Ты это говоришь очень легко, мол, давай, просто поменяй местами названия, но ты хоть понимаешь, что если это сделать.. что это будет значить? Я имею в виду, ты вообще хоть знаешь, что это значит?”

“Я думаю, да,” говорю я.

“Это же будет значит, что не существует никакой вселенной,” говорит он c долей раздражения, “что мы просто всё это себе воображаем.”

“Что-то вроде этого, да.”

“Ты утверждаешь, что не существует реальной вселенной?”

“Я утверждаю, что не существует ничего реального.”

 

Тем вечером, по просьбе Карла, я кратко объяснил “С-Король” всем остальным, когда мы сидели около сверкающего пламени встроенного в стол газового камина. Сэнди была занята вязанием, пока мы беседовали. Ее мать, Грэмс, пришла на ужин, и сидит сзади нее с бокалом вина. Меня предупредили, что, вероятно, Грэмс мне не придется по нраву, но я не особо увлекаюсь людьми, так что еще один не понравившийся человек - для меня не проблема.

“Может ли действительно существовать единственная теория всего?” спрашивает Клэр, дочь Карли и Сэнди университетского возраста.

“Один ответ, объясняющий всё?” спрашивает Джон, брат-близнец Клэр.

“Разумеется”, отвечаю я, “истина. Истина - это единственный ответ, конечно. Единственная возможная теория всего.”

“Но что такое истина?” спрашивает Джон.

“Это большой вопрос,” добавляет Клэр.

“Да”, подтверждает Джон.

“Истина - это абсолют,” говорю я, “неизменный, не имеющий качеств, одно без другого, вне времени и пространства. Охватывающий всё, и не охваченный ничем. Всё, что соответствует данным критериям, должно быть истинным.”

“И вы говорите, что это сознание?” спрашивает Клэр.

Я рассказываю им краткую версию о перемене местами названий, и они обсуждают ее несколько минут со своим отцом, пока я работаю над своими заметками. В конце концов, Грэмс выносит вердикт.

“Что за чушь”, говорит она, и я с удивлением обнаруживаю, что она мне нравится. Она совершенно права. Это и есть полная чушь. Это самая невероятная бессмыслица, которую вы могли бы придумать, и если исключить тот факт, что это истина и это та домашняя парадигма, в которой я живу, - то я, как и эта серьезная пожилая леди, думал бы, что это нелепица.

 

“У нас есть коан дзен для вас,” гордо провозгласил Джон, когда нас познакомили несколько лет назад.

“Как звучит хлопок одной ладонью?” Клэр озвучила коан. Им тогда было по 8 или 9 лет.

“Я не знаю”, ответил я, “А как звучит хлопок двумя ладонями?”

Они завизжали от восторга и хлопали ладошками отвечая на мой вопрос, но вопрос остался без ответа. Не стоит быть столь умными в постановке вопросов, если мы оставляем незатронутыми предпосылки, из которых они исходят. Как звучит хлопок двумя ладонями? Вот единственный коан дзен, который всем нужен. Доберись до основы любой вещи, и доберешься до основ всех вещей. Просто выбери место и начни копать.

 

“Итак, ты смотрел телевизор, занимался своими делами, и внезапно понял теорию всего?” спрашивает меня Карл позже вечером. Мы прогуливались с Майей и Дюком, медленно наматывая круги в ближайшем парке среди других людей, их детей и собак.

“Вроде того”, говорю я. “На самом деле, мне никогда не приходило в голову писать на эту тему до той научной программы о теории всего. Она зажгла эту искру. Я немедленно подумал тогда, что единственной возможной теорией всего является истина, и что я живу ей. Я знаю о ней всё, и я могу быть одним из очень немногих, кто знает, и одним из еще более немногих, кто сконструирован способным к выражению подобных вещей. Наука использует термин “теория всего”, на самом деле охватывая далеко не всё, так что я просто взял их фразу и возвысил ее до полного, принадлежащего ей по праву значения.”

“Упоминалось ли это все в твоих книгах?”

“Должно было, поскольку это мое мировоззрение, моя перспектива. Я могу вспомнить несколько мест из книг, как например, когда я не мог найти различий между концом света и хрустом ветки, или что я един со всем, что я вижу, или что для меня нет разницы между смеющимися детьми и детьми в ожоговом отделении, подобные вещи. Со стороны ворот, это выглядит как непривязанность, но с этой стороны этот термин не имеет смысла. Упомянутые мной tat tvam asi, то что ты есть, neti neti, недвойственности относятся туда же. Я думаю, я говорил, что, более ленивым наблюдателям просветленное состояние может показаться бедствием или психически расстройством. Джулия в одном из писем упоминала, что столкнулась с тем, что я не сказал, это вероятно об этом. Любое упоминание царства сна тоже об этом. Я не заглядывал в книги, но это мировоззрение, С-Король, должно быть отражено везде, поскольку это мое мировоззрение. Это то, где я живу.

“Джулия говорила, что ты ничего не пропустишь.”

“Нечего пропускать, это верно. Я не выдумываю это всё, я просто говорю о том, что вижу.”

“Была причина не говорить об этом больше в книгах?”

“Несколько. Во-первых, я никогда раньше не приводил это всё к словам. Единственным точным описанием чего-либо является сама эта вещь, что-либо меньшое всегда будет далеко от достоверности. Фактически для всех, даже за великим перевалом, живая реальность В-Король примерно одинаковая, и необходимости ее описывать или отстаивать не возникает. Никто не сталкивается с трудностями словесного выражения, потому что нет никого вне, кому это выражение предназначалось бы. Даже пришельцы или высокоорганизованные существа, по нашим обобщенным предположениям, жили бы из парадигмы В-Король. Но если ты попробуешь описать мировоззрение, из которого ты живешь, кому-то, кто его не разделяет, ты найдешь довольно сложным втиснуть то, что по сути является всей твоей вселенной, в крохотные частички. Это все начинает выглядеть смехотворным, будучи выраженным словами, но жизнь вовсе не смехотворна.”

Дюк находится поблизости от Карла. Майя исчезла.

“Вдобавок ко всему,” продолжаю я, “мне кажется вполне естественным то, что никто не может поверить в существование мировоззрения, отличного от его собственного. Я в некотором роде уникален тем, что в полной мере проживал в обоих парадигмах. Когда я был в В-Король я бы считал, что С-Король - это абсурдно и невероятно, так же как сейчас я считаю В-Король абсурдной и невероятной.”

“Но ты действительно жил в В-Король.”

“Это не делает ее более правдивой более, чем правдивым был увиденный прошлой ночью сон. Я пробудился от него и когда я посмотрел назад, то увидел вполне ясно, что это никогда не было реальным.”

“Итак, ты прошел через смену парадигмы?”

“Ох, ну, да и нет.”

 

 

Термин “смена парадигмы” начинают употреблять слишком свободно. На более низких уровнях религии, политики, науки и культуры, мы можем скакать и меняться как нам угодно, но парадигма на самом высоком уровне превосходит и охватывает всё. Самой близкой аналогией смене парадигм, которую мы имеем, это переход от сна к бодрствованию, но даже это не высший уровень. Идея о том, что парадигма высшего уровня, которую мы все разделяем, ложная, и что некая другая, которую мы все находим нелепой, является истинной, едва ли станет мегапопулярной.

Карл и я гуляли и болтали о парадигмах. Это не я инструктировал Карла, это мы пытались найти для этой штуки смысловую форму, чтобы я мог использовать это здесь. Мы прогуливались среди других вечерних гуляк. Майя появлялась ненадолго и снова исчезала за деревьями.

“Есть ли какие-то другие парадигмы, которые ты хотел бы упомянуть?” спрашивает он.

“В высшем смысле,” говорю я, “я не могу даже придумать другую парадигму. Может что-то вроде места, где пространства будет течь в одном направлении, а время иметь три измерения или типа того, я не знаю. Мы можем ввести термин Х-Король, чтобы учесть возможность существования другой парадигмы высшего порядка, но я не могу её придумать. Придется это оставить писателям жанра научной фантастики.”

“Похоже есть много общих моментов между этими парадигмами,” говорит Карл, “многие элементы твоей парадигмы С-Король присутствуют также и в В-Король, как например, высшее функционирование, о котором ты говоришь.”

“Ну, в сущности, есть полное совпадение, потому что мы все в сознании. В-Король это просто неверная интерпретация С-Король, в которой мы все находимся, поэтому, естественно, что любой в В-Король может иногда в некоторой степени воспользоваться возможностями высших функций, которые входят в стандартный комплект С-Король: высшее знание и навигация, неординарное восприятие, манифестация, вопиющее везение, движение в потоке, наблюдение паттернов и тому подобное. Это потому что это высшие функции всегда тут, всегда доступны. Вам не нужно быть достойным этих высших функций или знать как их призывать, вам нужно просто перестать им препятствовать.”

Майя возвращается из своих набегов выглядя очень довольной самой собой. Она вывалялась в чем-то невыразимо отвратительном и не может дождаться возможности поделиться этим со мной.

“Да, да”, слышу я ваши мысли, “но что мне даёт теория всего, прямо сейчас? Моя ситуация такова, что я ни черта не знаю и скоро сдохну, и все эти бесконечные наука, и философия, и религия, и духовность - это навозная яма, в которой я тону. Мне плевать, что обещает будущее. Мне плевать, куда все это приведет, и что принесет следующее столетие. Я не хочу быть счастливым, или сияющим, или блаженным, я просто хочу перестать быть чмом. Я могу умереть еще до ужина, но я не хочу помирать как сбитая с толку корова. Я хочу перестать ходить во сне, сорвать покров с глаз и увидеть, кто я, и что я, и где я действительно нахожусь. Я застрял в этой вязкой коме, но у меня есть достаточно оснований верить, что я могу вытащить себя из нее. У меня, наверное, не выйдет, но я, возможно, могу. Это честная сделка, и я сейчас должен решить, вступаю ли я в нее или проведу остаток своих дней в этом коровьем ступоре.”

Вот о чем я бы думал, так или иначе.

Так каков ответ? Вытолкнет ли вас эта книга из одной парадигмы в другую? Нет, определенно, нет. Понимание парадигмы С-Король не может сделать за вас то, чего вы не сделаете для себя сами. Оно даже не сделает вас более крутым парнем на коктейльных вечеринках. На самом деле, как любезно продемонстрировала Грэмс, оно может принести вам номинацию Главного Сельского Идиота, поэтому вы скорее всего захотите держать ее при себе.

 


 

 

Чайнатаун

 

Любое переживание никогда не бывает фактическим, оно может быть только концептуальным. Каким бы ни было то или иное переживание, это лишь нечто, происшедшее в сознании.

 

Рамеш Балсекар

 

Если бы я хотел быть супер-аналменом (дружище, это костюм супергероя, дизайном которого я бы не хотел заниматься) (или одевать его), я бы засорил эту книгу звездочками, ведущими к сноскам вроде этой*, сопровождаемыми пространными расшифровками. Но я не люблю делать сноски или относиться к читателям как к грудным детям. Я думаю, было бы лучше посоветовать вам расслабиться, принять во внимание ограничения, возникающие при коммуникации между разными парадигмами, и доверить себе расшифровать послание, когда придет время. Примите во внимание слова Декарта, приведенные в начале книги, и позвольте своему придирчивому уму отдохнуть денёк. Теория - это легкая часть. Перестроение личной реальности, протекающее годами и десятилетиями, вот, где начинается настоящая работа.

 

* невзирая на неотъемлемые противоречия

 

Мы будем сталкиваться с этим снова и снова на последующих страницах. В одном отдельно взятом предложении может содержаться пять явных противоречий. Мой совет: не дайте словам поймать вас. Пусть вас волнует значение, а не проблемы корректного выражения. Не становитесь одним из придирщиков Декарта - не соглашайтесь на столь малое.

Если мы придем к такому соглашению сейчас, это убережет вас от раздувания огромного объема интеллектуальной возни, которое возникает, когда, чтобы распутать одно предложение, приходится использовать еще три. Предмет этой книги действительно довольно простой, но есть некие неотъемлемые противоречия, связанные с его выражением. Это отражается не в качестве идей, которые передаются, но в хитростях их передачи. Наслаждайтесь путешествием и постарайтесь не думать слишком много, иначе перемудрите сами себя.

 

Чтобы описать парадигму С-Король требуется терминология, которая для жизни в ней не нужна. Слова - это всего лишь небольшие метафоры значения. Я понимаю свою парадигму напрямую без нужды в маленьких метафорах, поэтому если я хочу описать ее кому-то, кто не понимает ее напрямую, я должен убедиться, что все мои маленькие метафоры работают на это, а не против этого. Если я начну говорить о солипсизме, cogito и пустоте, тогда я буду использовать маленькие метафоры, которые обросли толстой корой от длительного злоупотребления и неверного употребления. А это может сделать их хуже, чем бесполезными для наших нужд, и если я хочу пойти дальше, чем наш существующий каталог старых ржавых метафор позволяет, я должен изобрести сияющие свежестью новинки.

Например, у меня не очень хорошее чувство по отношению к термину “теория всего”. Точно так же у меня никогда не было хороших чувств к термину “духовное просветление”. Это не мои термины, но в обоих случаях я привязан к ним, так как это признанные и узнаваемые термины, которые являются для меня четким отправным пунктом. Без этого, я бы объяснял не тем людям не те вещи.

Например, лучший термин, который я когда-либо придумал для состояния реализации истины - “нереализация неистины”, но если бы я ходил везде, называя его так и совал в заголовки книг, мы бы закончили не начав, поэтому мы использовали “просветление” для маневренности, по поводу терминологии написали следующее:

 

“Истина абсолютна, нет ничего больше ее, поэтому если кто-то говорит, что просветление не означает реализации истины, тогда это просветление, которое они преуменьшают, не истинно. Нет ничего больше истины, и все, что меньше истины - ложь, поэтому сказать, что просветление означает что-то меньшее, чем реализация истины, обязательно означает, что вы говорите это из заблуждения, которое звучит не очень-то просветленно.”

 

Это кажется мне ясным и законченным, как простая математика. Используя термин “просветление”, я приравнивал его к высшему возможному состоянию, а ничего выше истины нет. Я не говорю, что я просветлен, я говорю, что я реализовал истину, и указываю на то, что просветление должно означать то же самое или быть одновременно чем-то низшим и ложным.

Итак, теория всего - это нечто, на чем мы застряли, по крайней мере, с самого начала.

 

В парадигме В-Король, Вселенная - это универсальное множество. Время, пространство, материя, причинность и дуальность - подмножества вселенной; части, элементы, аспекты. Сознание - это тоже подмножество вселенной: мое сознание, твое сознание, неисчислимые отдельные сознания. Кратко говоря, В-Король - это реальность, где каждый знает это. Это столько очевидно и общепризнанно, что никто всерьез не сомневается в этом. Наука и математика построены на этом, философия это одобряет, и никто с этим всерьез не спорит. Даже Декарт сказал, что ни один здравомыслящий человек не будет в этом сомневаться.

В-Король это реальность как мы ее знаем, но когда мы хотим говорить точно, мы называем ее Коненсуссной Реальностью, чтобы напомнить самим себе то, что так легко забывается - что она не имеет под собой основы на самом деле. Это не реальная реальность, это лучше-всего-узнаваемая реальность, давай-просто-договоримся-и-будем-двигаться-дальше реальность. Тем не менее, В-Король - это реальность, какой мы ее понимаем. Это доминирующая и неоспоримая от-колыбели-до-могилы парадигма для всех, кто когда-либо жил. Несмотря на любые различия, которые могут нам разделять, В-Король - это парадигма, разделяемая всем человечеством и за его пределами; универсальная парадигма, так кажется честным сказать.

В парадигме В-Король вселенная - это универсальное множество для сознания. C-Король просто меняет эти два понятия местами, ставя сознание в позицию универсального множества. С этим одним незначительным исправлением, все приводится к совершенной ясности.

Как следствие парадигмы С-Король, вселенная, какой мы ее знаем, прекращает существовать. Абсолютно. Этот момент может быть сложным для осмысления: нет вселенной, нет времени и пространства, нет энергии или материи, нет дуальности или причинности. Все исчезло. Всё внутри сознания и ничего снаружи. Нет вселенной, есть только сознание.

Я хочу повторить последний кусочек. Есть только сознание. Все, что существует - это просто видимость в сознании. Нет никакой вселенной там снаружи, вообще нет никакого “там снаружи”, есть только вселенная здесь. Есть только сознание. Все, что утверждает вам иначе - это мнение, а ни одно мнение не истинно.

Чтобы признать истинность С-Король, мы должны признать ложность В-Король. В В-Король ничто не имеет смысла, и единственная вещь, которая когда-либо имела смысл, - это то, что ничто никогда не может иметь смысл. В С-Король, все имеет совершенный смысл моментально, даже убедительная видимость парадигмы В-король. Ничто не исключено или спрятано под ковер, ничто не окутано тайной или скрыто, ничто не нуждается в интеллекте Эйнштейна или суперколлайдерах или космических телескопах, чтобы быть понятым, ничто не требует посредников или заступников, которые бы переводили для нас. Это все очень просто, очевидно и доступно прямому постижению. Как истина могла бы быть чем-то иным?


Эта страница нарушает авторские права

allrefrs.ru - 2017 год. Все права принадлежат их авторам!