Главная Обратная связь

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






Эта штука, которую вы читаете 1 часть



СОДЕРЖАНИЕ

 

То, что не может быть проще

И вот мы снова здесь

Эта штука, которую вы читаете

Король Пойнтландии

Размышления в гамаке

Чайнатаун

Сознание определено

Mysterium non tremendum

История Маркандеи

Парадокс без парадокса

Горы и кроличьи норы

Злой Демон

Трилемма Агриппы

Разница между нами

Лунная соната

Наука: наши слепые факелоносцы

Религия: волшебная черепаха

Западная философия

Восточная философия

Философские зомби

Великое возражение

Из Песни детства

Теория и практика

Смысл и мнение

Вуаль восприятия

Домысел и вымысел

Ресторан на краю Вселенной

Шоу Трумана

Просветленная перспектива

Последняя религия

 


 

 

Джед МакКенна

Теория Всего

Просветленная перспектива

 

 

Sapere Aude

Дерзните знать

Гораций

 

Я не ожидаю ни признания общественности, ни какой-либо действительно широкой аудитории. Напротив, я бы не стал побуждать к чтению этой книги никого, кроме тех, кто способен или намерен серьезно поразмышлять со мной и освободить свой ум от смыслов и всех предвзятых мнений. Такие чтецы, насколько мне известно, малочисленны и находятся довольно далеко друг от друга. Те, кто не станет брать на себя труд вникнуть в четкую последовательность моих аргументов и связь между ними, но просто будет придираться к отдельно взятым сентенциям, как это нынче модно, не получат пользы от прочтения этой книги. Они могут найти возможность потрепать языком во многих местах, но им будет непросто найти сколько-нибудь значимые возражения, стоящие того, чтобы на них отвечать.

 

Рене Декарт

 

 


 

 

То, чо не может быть проще

 

Сократ. - Я хотел бы расспросить этого человека, в чем суть его искусства и чему именно обещает он научить. А остальное – образцы искусства – пусть покажет в другой раз, как ты и предлагаешь.

Калликл. - Нет ничего лучше, как спросить его самого, Сократ. То, о чем ты говоришь, было одним из условий его выступления: он предлагал всем собравшимся задавать ему вопросы, какие кто пожелает, и обещал ответить на все подряд.

Сократ. - Прекрасно! Херефонт, спроси его!

Херефонт. - Что спросить?

Сократ. - Спроси его, кто он.

 

Первая и последняя главы трилогии назывались “То, что не может быть проще”. В книгах трилогии мы увидели, как это соотносится с процессом пробуждения. Теперь же, мы посмотрим и увидим, не применимо ли это утверждение также к расшифровке реальности.



 

“Ты утверждаешь, что применимо, я полагаю?” - говорит Карл.

“Да, это то что я утверждаю, и если я прав в том, насколько это просто, то у меня не должно быть трудностей, чтобы показать это тебе, чтобы теоретически, ты понимал это так же хорошо, как и я.”

“Теоретически?”

“Да, то, что для меня является живой реальностью, парадигмой жизни, может быть только теорией для того, кто не совершил данное путешествие. Короче говоря, мы точно можем вместе посмотреть и увидеть, что это не только очень просто, но и не может быть упрощено дальше.

“Как долго, ты думаешь, это займет?”

“Ну, мы собираемся вскрыть все тайны мироздания, а ты не может найти немного свободного времени в графике?”

“Но если ты говоришь, что это так просто...”

“Прекрасно. Меньше пяти минут, если ты будешь играть честно, семь - если ты не будешь чинить препятствий.”

“Почему я должен чинить препятствия?”

“Майя.”

“Собака?”

“Другая.”

“Окей, сейчас два часа сорок семь минут. Проигравший покупает пиво. Хорошее пиво.”

“Играем. Ты веришь в то, что истина существует?”

“Я не собираюсь облегчать тебе задачу.”

“Хорошо, давай попробуем зайти с другой стороны. Ты веришь, что истины не существует?”

“Я чую ловушку.”

“Если мы скажем, что истины не существует, тогда мы будем утверждать, что истиной является не-существование истины. Самоуничтожающее утвеждение, как если бы мы сказали, что нет никаких абсолютов. Ты согласен?”

“Я полагаю, да”

“Это не мнение или ощущение, это простая логика. Ты видишь ошибки в логике этого утверждения?”

“Нет, я согласен, что утверждение “Истины не существует” является логическим противоречием.”

“Следовательно?”

“Если исходить из факта, что истина не может НЕ существовать, так как было бы абсурдно считать верным утверждение “не-истина это истина”, - я согласен, что истина должна существовать. Я не знаю, что такое истина; я знаю только, что что-то должно быть истинным.”



“Итак, ты согласен, что что-то должно быть истинным. Вне зависимости от того, чем она является, истина должна существовать. Так?”

“Да, я согласен с этим.”

“Я бы не хотел, чтобы нам пришлось возвращаться к этому пункту, так как мы проскочили его слишком быстро. Есть ли у тебя некие сомнения, связанные с утверждением, что вне зависимости от любых обстоятельств, что-то должно быть истинным?”

“Я убежден в этом. Не-истина не может быть истиной, значит что-то должно быть истиной. Осталось четыре минуты.”

“Окей, теперь, когда мы определились, что что-то должно быть истиной, вне зависимости от того, что это такое, давай посмотрим, что еще мы можем утверждать наверняка. Например, как ты думаешь, может ли истина изменяться? Может ли это быть одна вещь сейчас и другая позже?”

“Если это нечто изменчивое, это не может быть истиной. Истина должна быть неизменной. Даже если время перестанет существовать, истина все равно должна оставаться истиной, или же она таковой никогда не являлась.”

“Тогда, даже если истина неизменна вне времени, может ли это быть одна вещь и никакая другая?”

“Пожалуйста, приведи пример.”

“Как считаешь, может ли быть истиной что-то вроде света, любви или красоты?”

“Не похоже на то. Эти вещи кажутся частями чего-то бОльшего и не могут существовать сами по себе. Они нуждаются в своих противоположностях. Что есть свет без тьмы? Что есть добро без зла, или любовь без ненависти? Очевидно, истина не может быть отдельной частью чего-либо.”

“Итак, ты бы согласился с тем, что, чем бы ни была истина, это должно быть нечто неизменное и целое?”

“Несомненно, это должно быть нечто постоянное и неизменное, да. И я бы согласился, что это должно быть целое, не часть, так как чем тогда будет другая часть? Другой истиной? Очевидно, нет. Не-истиной? Очевидно, что нет.”

“Тогда, как ты думаешь, истина может быть чем-то субъективным? Как полагаешь, моя истина может отличаться от твоей? Может ли она быть относительной?”

“Разумеется, нет. Мы установили, что истина должна быть универсальной истиной, или это вообще не истина.”

“Как ты полагаешь, истина конечна или бесконечна?”

“Мы установили, что истина не может быть конечной. Если бы существовало что-либо за пределами истины, тогда эта штука тоже должна была бы быть истиной, и в этой случае, ни одна из этих вещей не могла быть быть истиной, а действительная истина должна была бы быть чем-то бОльшим, всеохватывающим. Три минуты осталось.”

“Терпение, единая истинная Теория Всего займет 6 минут.”

“Тогда я получу озарение и пиво. Я чиню препятствия?”

“Ты играешь честно, но не будь слишком честен. Пожалуйста, не дай нам пропустить какой-то момент, по которому у тебя могут быть сомнения. Если подвести резюме, мы уже определили, что истина существует, так?”

“Я уверен в этом.”

“И мы определили, что истина не может меняться; она не может быть одной вещью сейчас и другой позже. Она должна быть чем-то неизменным. Это верно?”

“Да, я согласен, что истина должна быть неизменной, иначе это уже не более истинно, чем чириканье воробья или форма облака.”

“И кроме того, не может ли быть возможным, что, что бы не обнаружили как истину, она должна оказаться найденной во всех вещах? Что ничто существующее не может быть изъятым из истины или существовать вне истины?”

“Очень возможно. На самом деле, я должен настаивать на этом. Истина должна присутствовать в сущностной природе всего, что существует, и ничто не может существовать независимо от истины. Абсурдно предполагать, что что-либо может существовать в не-истине.”

“И мы определили, что истина не может быть частью чего-либо бОльшего, или половиной целого. Мы согласны с этим?”

“Я согласен, что истина не может быть ограничена или конечна. Я с полной свободой могу заявить, что она должна быть универсальной и бесконечной, без каких-либо ограничений. ”

“Итак, истина должна быть безграничной?”

“Она должна быть таковой”.

“Тогда истина абсолютна, это не часть, не подмножество и не аспект?”

“Конечно. Истина должна быть абсолютной или это не истина вообще. Уже два пятьдесят. Две минуты осталось.”

“Просто чтобы все выяснить досконально - могут ли существовать две истины?”

“Конечно нет! Если одна вещь абсолютно истинна, другая не может быть таковой. Если та, другая - абсолютно истинна, тогда первая не могла быть таковой. Это очень просто.”

“Спасибо. Мог ли бы ты сказать тогда, что истина существует во времени и пространстве?”

“Ну, было бы абсурдно так думать. Это сделало бы ее конечной и изменяющейся, но если истина конечна и изменчива, то это не абсолют. Поэтому, истина не существует во времени и пространстве, которые оба изменяющиеся и непостоянные.”

“Так значит капитан Ахаб был прав, по твоему мнению, когда сказал что истина не имеет границ?”

“Это должно быть именно так, ведь если бы истина имела границы, то что было бы за ними? Еще больше истины? Истина должна быть безграничной.”

“А что же касается не-истины? Куда ее втиснуть?”

“Некуда. Такой штуки как не-истина вообще быть не может. Я не претендую на то, чтобы это понимать, и я не знаю, как это можно вписать в то, как я вижу реальность, но логика совершенна. Не вызывает сомнений то, что истина абсолютна, а не-истины не существует. Не-истина не может быть истинной, так же как не-бытие не может быть, а не-существование - существовать.”

“Тогда, подведем итоги снова. Ты согласен, что истина существует, и утверждаешь, что не-истина не существует. Остались ли в твоих мыслях какие-либо не разрешенные моменты?”

“Нет, за последние несколько минут сидения тут я вижу, что поскольку истина должна быть абсолютной, дело совершенно ясное. Истина должна существовать, а не-истина существовать не может. Часики тикают. Два пятьдесят один. Одна минута осталась. Я боюсь за тебя.”

“Ну, я боюсь тебя разочаровывать, но похоже я был слишком быстр. Еще пару секунд бы заняло, чтобы прикурить сигарету и закинуть ноги повыше, но я не курю, а ноги уже и так высоко.”

“Тик-так. 50 секунд.”

“Но мы уже практически закончили. Мы определили, что истина существует и должна быть абсолютной. Что может быть проще? Мы заявили первую посылку категорического силлогизма: Истина есть всё. Ты несогласен?”

“Этот не предмет для рациональных споров. Истина существует и не-истина не возможна, следовательно, истина есть всё. Есть только истина. Не может быть иначе. Я полностью согласен.”

“Итак, чтобы определить, что есть истина, мы должна определить только то, что, с абсолютной уверенностью, существует. О чем ты мог бы сказать с абсолютной уверенность, что это истинно?”

“Это просто, философия 101. Я могу утверждать, что Я Есть. Я знаю, что Я существую. 15 секунд.”

“И что является природой твоего существования?”

“Природа моего существования? Сознание, конечно же. Я сознателен и твое время вышло. Это было очень увлекательно и я бы хотел продолжить нашу беседу, но ты мне должен пиво. Хорошее пиво.

“Я тоже с удовольствием продолжу эту беседу, после того, как мы выпьем пиво, которое ты купишь, потому что мы только что нашли ответ на все тайны мироздания за пять минут.”

“Разве? Тогда почему я до сих пор не знаю?”

“Ты знаешь, просто еще не осознал это, что впрочем не должно учитываться в отведенные мне пять минут, не так ли?”

“Не должно, если всё так, как ты говоришь. Но я не вижу, чтобы ты сделал то, что обещал.”

“Ты знаком с силлогизмами?”

“Да, это из логики; Если/и/следовательно. Если все мужчины смертны, и Сократ мужчина, следовательно Сократ смертен.”

“Да, этот довольно известен. Две посылки “Все мужчины смертны” и “Сократ - мужчина”, приводят к заключению “Сократ смертен”. Если посылки верны, то и заключение должно быть верным.”

“И мы создали силлогизм за пять минут?”

“Да. Нерушимое, герметичное, идеальное силлогическое доказательство. Мы определили, что истина есть всё, и что сознание существует, оба утверждения несомненны, не так ли?”

“Истина есть всё, да. И “Я существую” это то же самое что “Сознание существует”, верно.”

“Можешь ли ты утверждать, что что-либо еще существует?”

“Нет. Я довольно хорошо знаком с принципом cogito и солипсизмом, и твоими книгами, и я определил это наверняка к моему полному удовлетворению. Единственная вещь, которую я знаю наверняка - это то, что я существую, и это равнозначно утверждению, что сознание существует.”

“И мы собирались вывести из этих посылок силлогическое заключение?”

“Истина есть всё и сознание существует? Я думаю, если истина есть всё, и сознание существует, следовательно аааа, следовательно я должен тебе пиво.”

Хорошее пиво.”

 

 

То, что не может быть проще:

 

 

если

Истина есть Всё

 

и

Сознание существует

 

следовательно

“Сознание - это Всё”

 


 

 

И вот мы снова здесь

 

Иногда я сидит и думает,

а иногда я просто сидит.

 

Сэтчел Пэйдж

 

 

Я помнил, какой сейчас день недели, когда в этом была необходимость, а сейчас я различаю два типа дней: обычные дни и дни-когда-люди-не-ходят-на-работу. Это был день-когда-люди-не-ходят-на-работу, а я, как всегда, был занят своей работой. В этот день моя работа включала в себя качание в гамаке с шляпой надвинутой на глаза, что несмотря на всю мою болтовню об этом, было тем, что я на самом деле никогда не делал.

Именно так начиналась эта глава первоначально, и именно так, я полагаю, она и будет продолжаться. Первая версия была довольно многословной, но на самом деле не особо содержательной, поэтому я почистил лишнее следующим образом:

Майя и я посетили местность, где я когда-то владел маленьким кусочком земли, о котором никто не знал. Главной особенностью этого заросшего лесом холмистого места был старый заросший каменно-известковый фундамент рядом с ручьем. Ш думаю, когда-то это была церковь, по крайней мере так мне казалось. Долгое время я ухаживал за этим фундаментом на мелководье, приводя его в порядок. Я изменил русло ручья так, чтобы вода затекала на маленькую площадку уровнем выше, затем падала со скалы в большое углубление внизу, образуя таким образом два спокойных прудика. Через самое низкое отверстие в большей секции вода текла на три широкие каменные ступени, попадала в сделанный мной канал, и возвращалась по нему обратно в ручей. Я наслаждался, возясь с обустройством этого местечка, используя его как свой приватный уголок в течении нескольких лет. Это была совершенно бесполезная и непригодная к продаже недвижимость, поэтому когда я покинул эту местность, я предложил ее своему знакомому, Карлу, надеясь, что место придется ему по душе и он будет наслаждаться им вместе со своей женой Сэнди и их подрастающими близняшками. Он согласился. Прошли годы.

Во время этого путешествия я хотел навестить место, и мы с Майей выехали в сторону государственного парка, через который можно было добраться до бывшего моего счастливого уголка. Я ожидал увидеть это место полностью вернувшимся в состояние первозданной природы, каким оно и было, когда я его обнаружил почти два десятилетия тому назад. Но вместо этого я нашел его намного более ухоженным, чем когда я его оставил. Я не ожидал, что встречу кого-либо, но это был день-когда-люди-не-ходят-на-работу, и оказалось, что Карл и его семья иногда устраивают там пикник по выходным. Итак, как это часто бывает, то, что как я надеялся, не произошло, все же произошло, и оказалось очень удачным.

 

За несколько ночей до этой ностальгической воскресной поездки, я лежал в номере отеля с Майей. Мы наполовину смотрели научную программу и наполовину дремали, когда случилось то, что не случалось уже много лет, и что, как я был уверен, уже никогда не случится снова.

Популяризатор науки Митио Каку рассказывал о бозоне Хиггса и Большом Адронном Коллайдере ио том, как наука надеется сократить большую неуклюжую Стандартную Модель Вселенной, приведя ее к изящной маленькой теории всего, когда Майя пихнула меня, и слова Теория Всего впились шипами в мой мозг. Это их термин, ученых, введенный в обиход физиками, но он настолько грандиозный, и, говоря откровенно, настолько далеко выходит за рамки науки, что когда я услышал его в своем полупробужденном состоянии, это запустило во мне что-то, что по ощущению было похоже на новый писательский проект. Я не ожидал подобного.

Небольшая предыстория. Несколько десятилетий назад я совершил путешествие, которое делают очень немногие, и написал три книги о нем. Как это бывает, одной из вещей, которую ты получаешь после этого особого путешествия, это совершенное знание; полное и абсолютное понимание всего. Я никогда не говорил об этом моменте раньше, но сейчас, я полагаю, я это сделаю.

Итак, я слушал, как доктор Каку говорит о теории всего, и хотя я безусловно слышал о ней и раньше, в этот раз это запустило во мне какой-то процесс. Я со всей очевидностью знаю, что у науки нет и не может быть теории всего. Точно так же очевидно, что у меня она должна быть. Я имею в виду, что либо у меня есть теория всего, которая на самом деле не теория, и действительно объясняет всё, и является истинной и безупречной, или же я полон дерьма и всегда таким был. Это было бы чертовски интересным поворотом событий, хоть и не слишком вероятным. Я упомянул об этом, поскольку это то, что должно вас интересовать. Любой, кто утверждает что он реализовал истину или просветлен, должен быть в состоянии привести непоколебимое, не требующее веры объяснение абсолютно всего. Это не должно быть сложной задачей, так как существует только одно объяснение.

Затем мне пришло в голову, что да, разумеется, у меня есть теория всего, но нет, я никогда ей не делился ни с кем. И теперь, впервые, это показалось мне немного странным. Теперь, впервые, это показалось мне чем-то, что я должен выразить. Итак, теперь, впервые после завершения трилогии, мне показалось, что есть что-то еще, что необходимо высказать.

“Это все, что у тебя есть?” - спрашивает Карл, перетасовывая небольшую стопку напечатанных листов.

“Я только начал”, ответил я.

“А как же первоначальная версия, которую ты упомянул?”

“В ней было около тридцати страниц рукописи, сгорели синим пламенем”.

“Могу поспорить, она была хороша”, - говорит он, “История о том, как мы нашли тебя возле прудов, грустного и одинокого, забрали тебя с собой, и дали крышу над головой, и вдохновили писать снова, и приучили пить хорошее пиво.”

“Это звучит совсем иначе в твоих устах”, сказал я. Кстати, в устах Карла всё звучит иначе. Английский - его четвертый или пятый язык, и у него уникальный акцент. Он хронически веселый и странно большой, как будто бы он меньший образец некого большего, счастливого вида.

Мы сидим в выходящей на открытый воздух гостиной на заднем дворе Карла. Майя и я уже несколько дней гостим в его отдельно стоящих апартаментах.

 

“Ты пишешь некую теорию всего”, - спрашивает Карл таким тоном, что знак вопроса ставить не нужно.

“Не просто некую теорию”, говорю я, “единственно возможная теория всего это истина. Это довольно очевидно, не так ли? Я имею в виду, что нам может быть известно, как истина? Cogito, верно? Единственный факт - что я существую. Я Есть.”

“Да, я это понимаю”.

“Тогда что может быть известно науке как истина”?

“Ничего более этого, я думаю”.

“Да, верно. Я Есть - это фундаментальная универсальная константа знания. Все остальное - это допущение, мнение. Скорость света - это не константа истины, но константа знания.”

“Почему ты говоришь, что скорость света - это не константа?”

“Потому что время, пространство и свет не существуют”.

Он вылупился на меня на секунду, как будто ждал продолжения.

“Это звучит безумно”, говорит он.

“Несомненно, так и есть”, соглашаюсь я и вспоминаю о высказывании Шерлока Холмса, которое мы использовали в одной из книг: “Когда вы исключите все невозможное, - то что останется, сколь бы невероятным оно не казалось, должно быть истинным”.

 

И вот я снова раскачиваюсь в гамаке на заднем дворе Карла, пишу заметки о теории всего и всём-всём-всём. Вот что я получаю за то, что смотрю на ночь научные программы. Конечно, я не ученый или философ, или религиозный или духовный мыслитель, или даже очень умный или воодушевленный этим вопросом. Кто я есть - это реализовавший истину, так что если вы прочитали трилогию и вы все еще со мной, значит я ваш уполномоченный туристический гид - но также вы знаете, что вам это не нужно. Как всегда, все, что вам нужно - это только смотреть на себя.

А если вы не читали трилогию, не волнуйтесь. Эта теория всего - вполне самостоятельная штука.

Я не должен называть ее просто теорией всего. Это не совсем верно. Это единственная теория всего, и на самом деле это вовсе не теория. В ней нет теоретических элементов. Это познается непосредственно, как четкая и очевидная истина, людьми даже с мозгами совершенно обычного размера, и чтобы ее увидеть самому, мы должны просто перестать видеть тайны там, где их нет.

“Так для тебя тут больше нет никаких тайн?”, спрашивает Карл.

“Нет”, отвечаю я, “Если бы оставались еще какие-то тайны, я бы не был готов, когда я был готов. Тогда все еще оставалось бы “дальше”. Я надеюсь, из книг вполне ясно, что “готов” означает “готов”. Это конец времени, конец вопросов, конец знанию.”

“Я знаю это из твоих книг”, говорит он, “но сложно поверить, что такая штука возможна”.

 

Карл и Сэнди предложили мне оставаться в отдельном жилище за их гаражом так долго, как мне захочется. Оно было переделано в музыкальную студию, но оставалось очень комфортным и для жилья. На их заднем дворе обустроена гостиная под открытым небом, с диванами, столами, лампами, потолочными вентиляторами и гамаком. У них живет славный черный лабрадор по имени Дюк, который очень тепло отнесся к Майе. Но в том значении, в котором я человек-собачник, Майя не собака-собачник. Ей не то чтобы не нравятся другие собаки, она просто не видит в них никакого смысла. Она может то и дело обнюхивать им зад, но без особой увлеченности. Так или иначе, гостевой домик Карла - прекрасное место, где я могу поработать, Майе он нравится, так что мы приняли приглашение побыть там некоторое время.

Я качаюсь в гамаке, играю идеями, дремлю, бросаю игрушки Майе и записываю то, что приходит в голову. Я заполняю примерно десять страниц небрежно нацарапанными заметками, пока не чувствую, что иссяк, после чего расслабляюсь и позволяю уму дышать. Затем, освеженный, я привел свои каракули к этому концентрированному путанному бардаку:

 

сознание первично/ возникает первым… первично ко времени, пространству, материи, дуальности, причинности, и тп…. все внутри/ничего снаружи… ничего не предшествует С… С=р3, единая истинная модель реальности, ответ на всё, пуленепроницаемая, неопровержимая, без аномалий и исключений, совершенная, безупречная… альфа/омега

наука/философия/духовность/религия… конец поиска/загадки/тайны… объясняет всё, не оставляет ничего необъясненным… убивает всех будд… никто не может сказать больше.. ясная и простая, доступна прямому познанию… теория всего.. полностью истинная… пасупатастра, мысль, уничтожающая всё и тп… сознание - король… сознание первично.. con-rex

 

Я отложил свои заметки в сторону и задумался, почему я думаю обо всем этом. делаю ли я это, чтобы понять это лучше? Научная программа запустила во мне что-то? Прошло уже более пяти лет с тех пор, как я завершил писательскую деятельность, более шести с финального щелчка, который ознаменовал окончание трилогии для меня, и я не скучал по этому - сильно. Немного, может быть. Это приятно, иметь проект больше чем ты один, сотрудничать, выражать что-либо и приводить это выражение к полноте и завершенности. Я наслаждался тем, что был занят проектом трилогии на протяжении шести или семи лет, пока был вовлечен в него. Но когда это все закончилось, я увидел и понял, что это конец. Я был удовлетворен тем, что она завершена и больше не чувствовал побуждения писать с момента того счастливого щелчка.

Этот процесс, которому я был подвергнут, время, проведенное в общении, книги, - ничто из этого не имеет большого присутствия в моей жизни. Я заостряю на этом внимание, потому что похоже, что некоторые ребята могут предположить, что коль уж ты становишься тем, чем стал я, то это и в дальнейшем поглощает все твое время, но для меня это незначительное чудачество из моего прошлого. Может пройти несколько дней, и я ни разу не подумаю об этом, а когда думаю, это напоминает по ощущениям обрывок сна или смутное воспоминание, которому я не могу доверять полностью. Действительно ли я сделал все это и написал те книги? Да, похоже так. Вау, это довольно странно.

Главным напоминанием является то, что я живу в отличной от окружающих меня людей парадигме, но меня окружает не так уж много людей, чтобы этот момент всплывал часто. А даже если это и случается, - моя новая норма жизни уже давно мне не в новинку.

На самом деле, я рассматривал возможность написания книги об энергетическом потоке и сонастройке, гладком безусильном функционировании и таком прочем. Я встречал множество книг о манифестации желаний, молитве и осознанном творении, использовании тех или иных техник, чтобы достичь тех или иных результатов, и мне было любопытно, смогу ли я внести некий вклад в эту тему.

Но нет. Все это было освещено в трилогии настолько хорошо, насколько я мог это сделать. Ключом является Человеческая Взрослость, и мне кажется, что в большинстве этих книг нет ясности в этом вопросе. Поэтому по факту они учат Человеческих Детей тому, как выжать максимум из своего детства, а не тому как его перерасти. Я не был заинтересован и не принимал бы участия в сотворчестве, связанном с обучением Человеческих Детей чему-либо, кроме того, как стать Человеческими Взрослыми, и продолжать развитие в этом направлении. Человеческая Взрослость - это ключ, который открывает жизнь, и едва ли я мог бы добавить что-либо к уже сказанному в прежних книгах.

 

Сейчас, пять лет спустя, я с удивлением ощутил, что писательский зуд появился снова. Появился же? Этот вопрос отвечает сам на себя. Если я не уверен, значит не появился. Я начну новый писательский проект только в том случае, если получу ясную инструкцию на это. И если я не уверен, что она получена, значит ее не было. Я больше не пишу по своему собственному желанию, как это было с духовным аутолизисом. Единственной причиной писать для меня может стать, как я объяснял в Духовной Войне, получение ясного понимания и всяческой поддержки, так что по-большому счету это не я пишу, это процесс сотворчества, где я играю определенную роль, и где все знают свои партитуры. Я не тяну, не толкаю и не управляю. Я жду пока необходимые части возникнут и затем исполняю надлежащее безусильно и ясно. Это касается не только писательства, но и всего прочего. Я расслабляюсь, отдаваясь бОльшему процессу. Я позволяю ему развернуться и чутко реагирую на едва различимые движения потоков.

Разумеется, вы уже знаете, что это проект в конечном счете получил зеленый свет, но на этом раннем этапе написания заметок, я не думал, что это случится. Я скорее думал, что моя поездка заставила меня ностальгировать, ну или что мне просто было скучно.


 

 

Эта штука, которую вы читаете

 

У меня не было времени написать короткое письмо,

и вместо этого я написал длинное

 

Марк Твен

 

У меня заняло некоторое время, чтобы написать короткий документ. Первый черновик я набросал за три недели, которые провел у Карла, затем, около двух месяцев я его дополнял, и еще два месяца потратил, чтобы сократить вдвое, и потом еще два - чтобы сократить вдвое снова. Я мог бы его закончить четыре месяца назад, оставив в четыре раза длиннее, но этот материал не охватывает столь широкий круг вопросов, как трилогия, - он рассматривает всего один предмет с разных точек зрения. Несмотря на все сложности, присущие попыткам общаться из совершенно разных парадигм, многословность не принесла бы преимуществ. Этот то случай, когда “меньше” значит “лучше”.

 

В проекте теории-всего была одна проблема - я никогда прежде не пытался втиснуть свое новое мировоззрение в слова, и это довольно странное занятие. Это не мелкая проблема. Это вопрос уровней парадигм, и по факту любой, несмотря на прочие различия, живет в той же самой парадигме высшего уровня. Как бы вы описали свою реальность человеку, живущему из другой парадигмы? Можете ли вы хотя бы вообразить себе историю или фильм, которая происходит в другой парадигме реальности высшего уровня? Я безуспешно ломал себе мозги много долгих секунд.


Эта страница нарушает авторские права

allrefrs.ru - 2017 год. Все права принадлежат их авторам!