Главная Обратная связь

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






Я всех людей теперь дичусь



К ним нет теперь во мне участья,

Не радуюсь чужому счастью..

Я ненавижу всех людей...

Мне звери во сто раз милей.

25-го мая. Таганрог

(Публикуется впервые)

Через два месяца, однако, философские размышления поэта-подростка привели ее к заключению, диаметрально противоположному прежним мизантропическим настроениям. Она решила, что тщетно презирать людей, что хоть любви они и не заслуживают, «но жалеть их, жалеть мы должны ежечасно, / Пожалеют зато нас самих» (Ю — 18 ). Возможно, такая перемена настроения объясняется новым увлечением, которое возникло в ее жизни, — христианством. В конце стихотворения она уговаривает себя «не глумиться... над жалкою средою» и напоминает себе, что «не насмешкой холодной и дикой враждою / Иисус свою цель достигал». Эти строки — первый след христианства в сохранившемся наследии Парнок.

В тот же июльский день она написала «Портрет Илички Редиктина», стихотворение в совершенно ином, комико-ироническом ключе. Моделью для портрета молодого героя могла послужить или сама Парнок, или кто-либо из юношей Таганрога, в ком она находила сходство с собой и с кем она вступила в свое первое романтическое соперничество. В стихотворении говорится, что Редиктин, так же, как и сама Парнок, добивался благосклонности Софи Криссан.

Иличка Редиктин выглядит мужским двойником «Сонички» Парнок. О нем говорится, что он «жертва страсти» и был «в ее всесильной власти с детства».

В обществе молодых девиц он весел, беззаботен, разговорчив, но «зато далее отметок / Не заходит он с отцом». Упоминание о нежелании молодого обожателя женского пола общаться с отцом особенно красноречиво, учитывая «далекие» и натянутые отношения, сложившиеся с отцом у юной Парнок. Для Илички Редиктина характерно то же целомудренное отношение к женскому полу, которое было в то время у Парнок:

Целомудренный ужасно,

Любит все же пол прекрасный —

В том сознался сам...

(Ю — 26 ).

Стихотворение «Портрет Илички Редиктина» и еще одно, длинное и неоконченное — «Переписка», написанное на следующий день, свидетельствуют, что Парнок в то время еще не чувствовала себя достаточно уверенной, чтобы свободно писать о женской однополой любви. Попытавшись однажды открыто выразить свои чувства в стихотворении «К Жене», она снова скрыла свое я под маской мужского героя, чтобы написать о любви к женщинам. Это и не удивительно, так как в ее время о женской чувственности рассуждали, как в медицине, так и в поэзии, исключительно представители мужского пола Не следует также забывать и о том, что любовная поэзия с женским лирическим я, которое говорит о своей любви к женщине, была вообще крайней редкостью как в западной, так и в русской поэзии.26



В «Переписке» есть несложный сюжет шестнадцатилетний подросток пишет старшему, более умудренному и «пресыщенному» другу о том, что к нему, наконец, пришла настоящая любовь. Он понял это только после того, как во время любовных ласк сдержал бушующую страсть из уважения к своей возлюбленной «Чармочке». Друг считает, что любовь — это «рефлекс половых инстинктов» и только дурак «уважает» женщину. Он советует молодому другу быть смелее и добиваться желаемого. «Влюбленный» оскорблен циническим советом друга и отвечает:

Я вступил в законный брак,

Вас попрошу я это знать

И больше мне уж не писать.

«Переписка» содержит, хотя и в косвенной форме, богатый материал для психологии юного поэта. Каждый из рассказчиков как бы представляет половину ее я, юношеского и цинического, в рассуждениях о том, «идти ли до конца» в отношении с женщиной, которую по-настоящему любишь. Опыт юного любовника поразительно напоминает переживания самой Парнок

Когда совсем уж опьяненный,

Ее я целовал,

И взор мой хищный, восхищенный

По ней блуждал, блуждал,

Когда я вне себя от страсти,

Ее груди прижимал,

Тогда… (не верить в твоей власти),

Ее я уважал.

И слабым жестом отстраненный,

Страдая и любя,

Я, злой до боли и влюбленный,

Я сдержал себя.

(Ю — 25 «Влюбленный — к другу».)

Старший отвечает.

Любезный друг! Тебя недуг

Прескверный одолел...

В шестнадцать лет



Я целый свет

С слезами уверял,

Что женщин всех

И даже тех,

Что кое-где встречал,

Я уважал...

Но теперь он знает, что все это пустое. Уважать целомудрие женщины — значит зря терять время

Ты ж не робей!

Смело вперед

Смелый берет!..

Когда б ты лишь посмел,

Давно бы все имел...

Он заключает свои наставления вполне практическим определением «любви» и советует «ловить момент»:

Коль кипит кровь,

Вот и любовь!

Книгу, письмо,

Верь мне, смешно —

Лишь созерцать,

Ты человек —

Краток твой век…

Надо лобзать,

Жизнь прожигать!

Z

Советы старшего друга выглядят весьма циничными. Возможно, здесь отразилось желание Парнок научиться быть более настойчивой в отношениях с новой подругой. В то время целомудрие победило в ней циника Она хочет отодвинуть в сторону свои «инстинкты» и смирить тревогу, которую они вызывают. Это удается ей, может быть, потому, что инстинкты кажутся ей не такими «отталкивающими», как о них было принято думать.

Циничный «старший друг» в стихотворении Парнок напоминает байронического героя, сердцееда Печорина. В более поздней поэзии, когда Парнок была уже в возрасте «старшего друга», ее женское лирическое я в ряде любовных коллизий выражает себя по-печорински. Некоторые детали в ее более поздней поэзии показывают, что впоследствии Парнок превратилась в своеобразного «петербургского сердцееда», тип, который она осуждала в шестнадцатилетнем возрасте.

«Переписка» раскрывает читателю, что для юного автора вопрос о значении истинной любви представляется отнюдь не риторическим. Цинический голос в стихотворении — это не поэтический прием, введенный ради диалогической формы. Парнок пыталась решить важный для нее вопрос, к которому у нее явно не было однозначного отношения. Целомудренное и «нравственное» в ней, шестнадцатилетней девушке, боролось с преувеличенно-циническим. Остается неясным, что или кто повлияли так на Парнок, что наконец полюбив, она все-таки чувствовала так сильно серьезную необходимость вернуться к прежним формам самовыражения и утверждать свою невинность на уровне мещанской морали, той самой морали, против которой впоследствии так открыто бунтовала?27

В конце июня у Сони началась тяжелая, почти суицидальная депрессия, о причинах которой она только мимоходом упоминает в стихотворении « Что жизнь, когда в ней нет очарованья « (Ю — 27). Тема стихотворения — попытка найти какую-то цель в жизни, которая помогла бы избежать «ряд унижений, пыток и страданий» в будничном и бескрылом существовании, каким казалась ей таганрогская жизнь. Она советовала себе:

Ищи во всем очарованье,

В науках и искусстве,


Эта страница нарушает авторские права

allrefrs.ru - 2017 год. Все права принадлежат их авторам!