Главная Обратная связь

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






Великий князь Петр Федорович, император Петр III



С. Понятовский, секретарь английского посланника (1755-57 ):

«…Природа сделала его трусом, обжорой и фигурой столь комичной во всех отношениях, что, увидев его, трудно было не подумать: вот Арлекин, сделавшийся господином.

…Болтовня его бывала, правда, и забавной, ибо отказать ему в уме было никак нельзя. Он был не глуп, а безумен, пристрастие же к выпивке еще более расстраивало тот скромный разум, каким он был наделен. Прибавьте к этому привычку курить табак, лицо, изрытое оспой и крайне жалобного вида, а также то, что ходил он обычно в голштинском мундире, а штатское платье надевал всегда причудливое, дурного вкуса — вот и выйдет, что принц более всего походил на персонаж итальянской комедии».

Ж.-Л. Фавье, секретарь французского посланника в Петербурге (1762 г.):

«Вид у него вполне военного человека. Он постоянно застегнут в мундир такого узкого и короткого покроя, который следует прусской моде еще в преувеличенном виде».

Академик Якоб Штелин, учитель, затем библиотекарь Петра Федоровича (1743-1762 .):

«Характер императора Петра III. Натуральный или физический.

С малолетства слабого сложения, прибыл (в де­кабре 1741 года) в Петербург ко Двору, очень бледный, слабый и нежного сложения. Его бело-русые волосы причесаны на итальянский манер.

…Впоследствии упражнения с голштинскими сол­датами укрепили его силы. Он постоянно пил вино с водою, но когда угощал своих генералов и офицеров, то хотел по-солдатски разделять с ними все и пил иногда несколько бокалов вина без воды. Но это никогда не проходило ему даром, и на другой день он чувствовал себя дурно и оставался целый день в шлафорке.

Интеллектуальный.

Довольно остроумен, в особенности в спо­рах, что развивалось и поддерживалось в нем с юности сварливостию его обер-гофмаршала Брюммера. Любит музыку, живопись, фейерверк и проч. От природы судит довольно хорошо, по привязанность к чувственным удовольствиям более расстраивала, чем развивала его суждения, и по тому он не любил глубокого размышления.

Память отличная до крайних мелочей. Охотно читал описания путешествий и военные книги. Как только выходил каталог новых книг, он его про­читывал и отмечал для себя множество книг, которые составили порядочную библиотеку. …Выписал из Киля библиотеку своего покойного родителя и купил за тысячу рублей инженерную и военную библиотеку Меллинга.

Моральный.

Не был ханжею, но и не любил никаких шуток над верою и словом Божиим. Был несколько невнимателен при внешнем Богослужении, часто позабывал при этом обыкновенные поклоны и крес­ты и разговаривал с окружающими его фрейлинами и другими лицами».



Н. Загряжская, придворная дама (1762 г.):

«Я была очень смешлива; государь, который часто езжал к матушке, бывало, нарочно смешил меня разными гримасами; он не похож был на государя».

Княгиня Е.Дашкова (конец 1750-х):

«…Человек, погруженный в самое темное невежество, не заботящийся о счастье его народа, готовый управлять с одним желанием -- подражать прусскому королю».

 

Хроника «дворцовой революции» 28-29 июля 1762 года

После развода караула в Ораниенбауме в 13.00 28 июня 1762 года Петр III с многочисленной свитой из особ первых пяти классов отправляется в Петергоф, чтобы присутствовать там на молебне в честь Дня Святых Первоверховных апостолов Петра и Павла и «при большом обеде в Монплезире у Ее Величества императрицы», далее рассказать о том, что в 14.00, приехав в Петергоф, император узнал о том, что Екатерина в 5 часов утра тайно уехала в Петербург. Отметить растерянность и отчаяние Петра III, предательство приближенных (все отправленные Петром III на разведку случившегося в Петербург, не возвращались), поздно принятые решения, подчеркнуть, что момент, когда можно было изменить ситуацию, был упущен.

По предложению 79 летнего фельдмаршала Миниха было решено идти морем к Кронштадтской крепости, где находились войска, так как голштинцы не могли оказать сопротивление гвардии из-за недостаточного вооружения. (Но были готовы сражаться и, выполнив, первоначальный приказ Петра, выдвинулись к Петергофу, но вскоре под влиянием Я. Штелина приказ был отменен, и войска вернулись в Ораниенбаум).

К этому моменту по ее приказанию Екатерины командование Кронштадтской крепостью уже принял адмирал Иван Лукьянович Талызин, преданный заговорщикам, поэтому караульные на бастионе крепости потребовали, чтобы корабли отошли к морю, иначе они откроют огонь.



Петр III отказался плыть на границу с Пруссией к армейским частям, которые готовились к войне с Данией, так как он не предполагал и не мог поверить до конца, что что-то угрожает его жизни. Он, убежденный своей свитой, и, прежде всего, Елизаветой Воронцовой, согласился примириться с супругой и отказаться от сопротивления. Галера с императором и его свитой на борту взяли курс на Ораниенбаум, а яхта направилась в Петергоф.

Около 2 часов пополуночи галера с Петром III, вице-канцлером Голицыным, генерал-майором Измайловым, генерал-адьютантом А.В. Гудовичем, Елизаветой Воронцовой приблизилась к Ораниенбаумской гавани, а яхта с большей частью сопровождающих Петра III с полупопутном ветром шла к Петергофскому рейду.

3 часа ночи. «Государь подходит на галере к Ораниенбаумской гавани и идет в свой малый дворец внутри крепости, где его ожидают верные ему Голштинские войска». Там он проведет всего около 1,5 часов. Из Петерштадта император отправился в Японский павильон. В павильоне был подъемный стол, но из еды нашлись только хлеб и соль. Обмороки у императора следовали один за другим. Им овладело отчаяние. Петр III захотел исповедоваться, и из церкви Святого Пантелеймона пришел православный священник. Император отправляет своей супруге униженные письма - просит разрешения вместе с Елизаветой Воронцовой покинуть Россию и уехать в Киль. Первое письмо доставил Александр Михайлович Голицын около подворья Троице-Сергиевой лавры, второе – генерал Измайлов, который перешел на сторону Екатерины II, и по ее поручению возвратился в Ораниенбаум вместе с Григорием Орловым, чтобы заставить Петра III собственноручно подписать отречение от престола, что было успешно достигнуто.

Около часа дня императора Петра III как пленника вместе с Елизаветой Воронцовой и верным Гудовичем в сопровождении М.М. Измайлова повезли в Петергоф. Затем сказать о том, что наша экскурсия продолжится в Петергофе, где мы сможем проследить те события, которые происходили там и увидим их глазами императрицы Екатерины II и других участников «дворцовой революции» 1762 года.

Гарнизон крепости Петерштадт был разоружен отрядом гусар и конной гвардии под командованием Василия Ивановича Суворова, отца будущего генералиссимуса, и Олсуфьева. Всех солдат и офицеров гарнизона крепости Петерштадт объявили военнопленными. На следующий день 30 июня 1762 года, поданные Российской империи были приведены к новой присяге на верность императрице Екатерине II, «иноземцы» - подданные герцога Гольштейнского, короля Пруссии и других государств отправили в Кронштадт, а оттуда - в Германию. Но из-за шторма судно потерпело крушение и затонуло, только немногим удалось спастись вплавь.


Эта страница нарушает авторские права

allrefrs.ru - 2017 год. Все права принадлежат их авторам!