Главная Обратная связь

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






О визитах Ораниенбаум при А.Д.Меншикове



Из: Повседневные записки А.Д. Меншикова

27 мая 1716 г. «… отъехал и прибыл в Стрелину мызу, изволил смотреть работы, и осмотря, отъехал до Питергофа, куда прибыв, також осмотря работ, отъехал до Аранимбома, куда уже в 9-м часу пополудни, и гуляв по строениям, прибыл в полаты».

14 мая 1717 г. «…его светлость … в буере изволили ехать в Питергоф. И заехав в Стрелину мызу, смотря работы и приказав к лутчей работе, что надлежит, сухим путем отъехал в Питергоф, где також осмотря работ и приказав к лутчей работе, отъехал сухим же путем в Аранибом».

8 августа 1717 г. «…в 6-м часу пополуночи его светлость встав, убрався, отъехал в дом свой и по прибытии получил от ее величества государыни царицы письма. И оные выслушав и ответствовав, отъехал в Питергоф морем. И по прибытии осмотря работу и что принадлежит к лутчему приказав, отъехал до Аранибома. Покушав, отъехал на Котлин остров, где також осмотря все работы и по тому ж приказав, что принадлежит, отъехал паки в Аранибом з генералом-маеором Чернышовым. И по прибытии откушав вечернее кушанье, лех опочивать».

25 августа 1717 г. «…в 5-м часу пополуночи его светлость встав, убрався, изволил убирать полаты и столы к прибытию ее величества государыни царицы и их высочеств государынь царевен, которые изволили прибыть в 10-м часу. И по прибытии гуляв, изволили кушать, при том же столе были генерал-маеор Чернышов, брегадиры Кропотов, Порошин, генерал-адъютант Девиер, полковник Шамордин, между которым и после кушанья довольно изволили веселитца. И в 4-м часу пополудни паки изволили отъехать до Питергофа. Его светлость, проводя, мало позабавясь, купно со оными изволил ехать на Котлин остров и заезжали на аглинской и галанской военные карабли, с которых для приезду и потом между забавами про здоровье довольно стреляли ис пушек. И довольно забавясь, отъехал, и прибыв в свой дом, отслушав всенощное пение, лех опочивать».

7 сентября 1717 г. «…его светлость в 5-м часу пополуночи встав и убрався, в 6-м часу отъехал на буере в Питергоф, куда прибыв, осмотря всех работ, отъехал в Аранибом и дорогою изволил заезжать к полковнику Шамордину, у которого быв с полчаса, отъехал. П по прибытии в Аранибом изволил гулять по полатам и по другим строениям, к тому прибыл генерал-маеор и обор-штер-крикс-камисар Чернышов и по довольных разговорех купно изволили кушать. После кушанья в 5-м часу пополудни купно ж отъехали на Котлин остров, куда прибыв, изволил смотреть в церкве иконостасу». (Ночь в своем доме в Кронштадте, на следующий день – на буере в Петербург.)



18 августа 1727 г. «…его светлость встал в 7-м часу и слушал дела, в 9-м часу изволил поитить на пруды гулять и гулял до 11 часу, в 11-м часу изволил поитить в церковь и слушал литоргию. По окончании той литоргии в 12-м часу пошел в покои свои и изволил сесть кушать и откушав в 1-м часу пополудни, а в 3-м часу изволила прибыть в Аранибом Ея императорское величество, и ради прибытия Ея величества была пушечная стрельба, и изволила сесть кушать. При столе Ея императорского величества кушали: Его королевское высочество герцог Голштинский, тайные действительные советники канцлер граф Головкин, граф Толстой, князь Дмитрий Голицын, вице-канцлер барон Остерман, генерал-оейтенант и кавалер Ягушинской, Михайло Ширяев, доктор Сталь, да при Ея величестве гофдамских персон шесть. За 2-м столом кушали генералы-маэоры Макаров, Измайлов, Сенявин, генерал-адъютант Волынской, гофмаршал Шепелев, штацкой действительный советник Василей Степанов, граф Левольд, архиатор Блюментрост, гвардии капитаны Мишуков, Милюков, гофмейстер Елагин, шталмейстер Кошелев, Степан Лопухин, да Его королевского высочества камергеров 5 человек. За 3-м столом кушали Ея величества гофковалеры; а в 5-м часу Ея величество изволила откушав, встать и веселиться до 9-го часа. А в 9-м часу изволила поитить в нижние новые покои и, побыв с четверть часа, изволила путешествовать и со всеми при Ея величестве бывшими; а его светлость, проводя Их величество с пушечною стрельбою, побыв в оных палатах до 10 часа, в 10-м часу, пришед в верхние свои покои, изволил сесть кушать, откушав, в 11-м часу пошел опочивать».

3 сентября 1727г. «его светлость изволил встать в 6-м часу и вышед в Передспальню, изволил одеваться и слушать завтреню; у его светлости были канцлер граф Головкин, тайной действительной советник князь Голицын, генерал-лейтнант Алексей Волков, генералы-крикс-камисары Головин, Чернышов, тайные советники Бестужев, Макаров, генералы-маеоры князь Шаховской, Сенявин, сенатор Нелединской, Иван Львович Нарышкин, президенты князь Голицын, Сухотин и прочие господа штап- и обер-офицеры. В 12-м часу его светлость изволил со оными господами иттить в церковь и когда началось освящение церкви во имя святого Пантелеймона, тогда была пушечная стрельба. По окончании освещения, во время начатия литоргии была пушечная стрельба; по окончании литоргии паки была пушечная стрельба. Тогда его светлость изволил приттить в свой покой; в то время были генерал-адмирал его сиятельство граф Апраксин, адмирал Сиверс, генерал-лейтнант Дмитриев-Мамонов, генерал-маеор Нарышкин и протчие вышеписанные господа. Во 2-м часу пополудни сели кушать в Передспальне у его светлости кушали министры и генералитет, и некоторые из Сената и из штап-офицеров. В палате, подле Передспальне архиерей Феофан архиепископ Новгородский, Игнатий Коломенский и Коширский, и архимандриты, и протчие духовные персоны. Во время того кушанья была пушечная стрельба и великая музыка. В 4-м откушали, тогда некоторые господа розъехались, а другие по квартирам в Аранибом разошлись. А его светлость изволил иттить опочивать; в 6-м часу встав, вышел в Передспальню и забавлялся в карты. В то время были тайной действительной советник князь Голицын, геяералы-лейтнанты Д <митриев> -Мамонов, Волков, генералы-крикс-<комиссары> Головин, Чернышов, генералы-маеоры князь Шаховской, Сенявин, Иван Львович Нарышкин, президент князь Голицын. В 8-м часу сели кушать, в 9-м откушали, в 10-м его светлость изволил иттить опочивать».



 

Из: «Дневник камер-юнкера Берхгольца»

1721. Август. 1… « Выходя из нея, мы увидели устроенный на пруде, позади двора, большой широкий помпст , на котором и вокруг которого стояло множество народа. Мы подошли поближе и спросили у нашего вожатого, Немца, о причине такого собрания, узнали, что священник освящает воду. Это делается два раза в год по всей России: летом в этот день [Происхождение и внесение честных древ животворящего креста Господня] и зимою в день Крещения. Когда священник окончил церемонию и опустил несколько раз в воду крест с изображением распятия, все люди наперерыв бросились к помосту, чтобы наполнить кружки и бутылки святой водой, которая сохраняется целые полгода. Некоторые окунали по шею в четырехугольное отверстие помоста детей лет трех или четырех, в платье, как они были, и вытаскивали их совершенно мокрыми, что разумеется не обходилось без крику и плача. Но молодые ребята раздевались при всех до-нага, прыгали в воду и весело плавали вокруг помоста».

 

Из: Петербург в 1720 году: Записки поляка-очевидца. Русская старина. 1879. Т.25.

24 июня 1720 года Ораниенбаум посетил польский посол. Его сопровождали Петр I и Екатерина Алексеевна. Один из членов посольской свиты, известный как «поляк-очевидец», оставил нам следующее описание усадьбы:

«После божественной литургии флот тронулся , и мы за ним отправились в Ораниенбаум, лежащий у моря, в 4-х милях от Кронштадта. Это дворец князя Меншикова. В дороге мы обедали на корабле, а присалили к берегу, ожидали до 5 часов приказа; тогда приехал от царя генерал-адъютант Преображенского полка Румянцев с донесением, что царь пришлет шлюпкой, а если угодно прогуляться, то можно ехать во дворец сушею. Таким образом посол с супругою и наши отравились. Остановились мы у моста, где нас ожидали кареты; сев мы подъехали к итальянскому саду, расположенному у самого дворца; выйдя из кареты мы гуляли по саду. Этот сад украшают 3 фонтана, 46 различных статуй, а также клумбы и галереи…Красивый этот дворец; еще строят флигели; по углам его церкви. Здесь есть бани и пруды, воду в них доставляет река, протекающая у замка. В этой реке множество рыбы, в особенности осетров, семги и форели.

 


Об интерьерах БМД.

Вестибюль

В отличие от современного, первоначальный (Меншиковский) вестибюль БМД, или «сени передние», имел большую протяженность в южном направлении. Пространство интерьера было разбито 10-ю кирпичными столбами с профильными карнизами – «гзымзами». Две боковые двери соединяли вестибюль с соседними комнатами. В стенах были устроены «поставцы» - встроенные шкафы, следы которых можно увидеть в нынешнем интерьере. По всей вероятности, только 1730-х . (в ходе реконструкции бывшего дворцового здания, переданного адмиралтейств-коллегии в 1736 г. с целью размещения в нем морского госпиталя) в южном конце вестибюля появилась большая лестница во второй этаж, начинавшаяся двумя параллельными маршами, поднимавшимися вдоль боковых стен. Эта лестница, зафиксированная на планах дворца 1730-х – 40 –х . была демонтирована в середине XVIII в. Вследствие сооружения новой парадной лестницы в 1749-50-х . пространство «сеней» было разгорожено дополнительными стенами и помещение, отделенное от лестничного объема существенно уменьшилось в размерах (новая поперечная стена прошла по линии третьей пары столбов). Из предметов внутреннего убранства, украшавших вестибюль в это время, в документах упоминаются картины на исторические темы. Во второй половина XIX в. вестибюль или «проходная на мраморный балкон» представлял собой род гостиной с мягкими диванами, паркетным полом и живописными полотнами на стенах. Тогда же здесь появились мраморные камины, разобранные в процессе последнего крупного ремонта помещения, проводившегося в 1902 г. под руководством архитектора О.А. Паульсона. В 1946-47 . капители и базы столбов и пилястр в вестибюле реставрировались специалистами Ленинградских Архитектурно-Реставрационных Мастерских.

 

Парадная лестница

К числу наиболее интересных и ценных «экспонатов» Большого Ораниенбаумского дворца принадлежит буковая лестница, сделанная в 1749-50-х . По проекту, подготовленному мастерской Ф. Растрелли. Обер-архитектор императорского двора был привлечен к работам по реконструкции Большого дворца после того как Ораниенбаум указом императрицы Елизаветы Петровны в 1743 г. Был пожалован наследнику престола – вел. Кн. Петру Федоровичу. Руководство работами на месте осуществлял каменных дел мастер М-Л. Гофман, под присмотром которого были разобраны простенки и междуэтажное перекрытие в южном конце центрального ядра, где до тех пор существовали маленькие «каморы» и чуланы на первом этаже, а на втором – устроенные еще при А.Д. Меншикове «малая кухня и сени проходные». Подряд на плотничные и столярные работы по сооружению лестницы взял И. Шмидт. Резные балясины из бука, специально присланного из Голштинии в 1749 г. Были изготовлены «отставным резчиком канцелярии от строений И. Казанцевым». Оформление перекрытия с монограммой вел. Кн. Петра Федоровича на падугах, датируется 50-60-ми . XVIII в. и связывается с именем архитектора А. Ринальди. Косвенным подтверждением этого (ввиду отсутствия документальных источников) служат стилистические особенности лепки, ее тематика, близки лепному убранству интерьеров, оформленных А. Ринальди ( в наибольшей степени это относится к интерьерам дворца Петра III, построенного в Ораниенбауме в 1759-62 .). Из документов известно, что стены лестницы в это время были украшены двумя большими и двумя малыми живописными полотнами в золоченых рамах изображающими «турецкую баталию», а для освещения лестничных маршей служило медное паникадило. В 1792-96 ., когда дворец находился в ведении морского кадетского корпуса облик парадной лестницы не изменился, только из-за отсутствия средств необходимых для «сделания вместо деревянной каменной лестницы», что было предусмотрено планом необходимых «переправок» представленных на рассмотрение Екатерине II в 1793 г. Несмотря на ремонты, проводившиеся в течение последующих лет лестница середины XVIII в. сохранилась до настоящего времени. В 1946-47 . выполнялась расчистка лепки на перекрытии скульпторами Ленинградских Архитектурно-Реставрационных Мастерских Е.Г. Челпановой и Л.Б. Рахманиновой были воссозданы разбитые угловые композиции падуг.

Белый (Концертный) зал

Большие залы, занимающие центральное место на плане сооружения, были характерны для дворцов петровского времени. Не стал исключением и «Ораниенбаумский дом» князя А.Д. Меншикова, где в центре главного корпуса на втором этаже появился двусветный зал. Основа архитектурного декора интерьера составляли деревянные, выкрашенные «под мрамор» пилястры дорического ордера, ритмично членившие стены зала. Нижние части стен оформляли панели. Над пилястрами проходил раскрепованный антаблемент, выше которого по периметру зала располагались 14 окон второго света. Существенным элементом отделки была живопись: большой плафон, украшавший перекрытие, и 6 картин в простенках между пилястрами. Над двумя центральными дверями выделялись 2 резных вензеля «из дерева с коронами». Объемно-пространственное решение зала, сложившееся в первой четверти XVIII в., сохранилась до настоящего времени, тогда как декоративное убранство интерьера в течение последующего времени несколько раз принципиально изменялось. В те годы, когда дворец принадлежал великому князю Петру Федоровичу (будущему императору Петру III) центральный зал получил характерную барочную отделку. Золоченная резьба, наборный паркет, 10 зеркал в пышных обрамлениях, расположенные по периметру зала на белом фоне стены, усиливающим звучание полихромной живописи десюдепортов, надзеркальных картин и плафона с изображением «Аполлона с музами», должны были создавать ощущение праздника. Все отделочные работы были выполнены в 1756-57 . В них принимали участие мастера декораторы Л. Роллан, К-Ж.. Доммаж, И.Ротгауз, Ф. Лепренс, Дж. Валериани и др. Как и более раннее убранство, отделка середины XVIII в. не сохранилась (в значительной степени она была уничтожена уже 1790-е .). Исключение составляет наборный паркет со «звездами» из клена и дуба, исполненный И. Миллером в 1750-е . В 50-е годы следующего столетия Центральный зал Большого дворца был декорирован в последний раз. Выполняя заказ вел. Кн. Елены Павловны архитектор Г.А. Боссе создал блестящий образец парадного интерьера XIX в. «стиля рококо». Именно эта отделка сохранилась до настоящего времени, хотя некоторые ее детали утрачены или искажены ремонтами. В отделочных работах 1853-55 . принимали участие лепщик П. Дылев, скульптор Д. Иенсен – автор двух портретных медальонов Петра III и Екатерины II, резчик Дунаев, столярный мастер Беляев, живописец А. Гармут. Архитектор Г.Г. Прейс специально для «Белого зала» сделал рисунки мебели, которая была выполнена в дворцовой столярной в 1858 г. и выкрашена «сообразно со стенами». В отличие от единообразной побелки в сегодняшнем интерьере в XIX в. его стены и потолок были тонированы «разными светло желтовато-белыми колерами». Недостающим звеном во внутреннем убранстве зала на сегодняшний день является также большая в 36 свечей фарфоровая люстра.

 

Малиновая гостиная

В документах различных эпох помещение расположенное к западу от центрального зала называется «Передней палатой», «Прихожей», «Столовой», «Гостиной» и т.д. Подобно тому, как менялся характер использования комнаты и ее наименование, в течение XVIII и первой половина XIX в. неоднократно видоизменялся и архитектурно-художественный облик интерьера. Основным элементом декоративного убранства передней палаты в бытность князя А.Д. Меншикова являлись кожаные шпалеры, «изукрашенные золотом, серебром и разными цветами». В юго-восточном углу комнаты находилась большая камино-печь, а напротив, встроенный двухъярусный шкаф с красными золочеными по краю полками, застекленными дверцами. Дополнением декоративного убранства была мебель: ореховый шкаф-буфет с «венецианской посудой», круглый стол, дюжина буковых стульев и черное резное кресло – своего рода трон, почетное сиденье хозяина дома. В конце 1740-х, начале 1750-х ., когда были предприняты обширные работы под общим руководством архитектора Ф. Растрелли, бывшая «Передняя палата» превратилась в «Столовую». Как и другие помещения дворца, интерьер получил новое оформление: лепной декор на перекрытии был обновлен, сделан новый камин из белого мрамора, над створчатыми боковыми дверями появились живописные десюдепорты в золоченых рамах, а в простенках между окнами – резные зеркальные консоли с мраморными столешницами. Ткани, которыми были обиты стены столовой в течение 1740-60-х . несколько раз менялись (1748 г. – «зеленые бомбовые обои», в 1750 г. их заменили боями из голубой голи, в 1760-е . камчатые с полосами белого, зеленого и малинового цвета).

Очередные отделочные работы в интерьере проводились в конце 1790-х . под наблюдением архитектора П. Аргунова. В частности, в «гостиной, что на левой стороне зала» тогда был расписан по штукатурке потолок, отделенный от стен новым лепным карнизом. Стены до панелей затянули брокателевыми «по оранжевой земле с цветами» обоями. Место прежнего камина заняла «штучная печь с золотыми цветами». В конце XVIII в. появился новый паркет «из разных дерев», который сохранился до настоящего времени. Вновь отделанная «Гостиная» принадлежала к покоям «мужской половины» дворца. В том же качестве помещение использовалось в течение последующих нескольких десятилетий. В 1819 г. по желанию Александра I стены его гостиной были декорированы голубыми обоями с серебром – первыми изделиями Ропшинской бумажной фабрики, которые пришли на смену штофным обоям. Это обновление отделки нашло отражение и в новом наименовании гостиной, которая в 1820-е . стала называться «Голубой». Инициатором последней реконструкции интерьера, осуществленной в 1858 г. явилась вел. Кн. Елена Павловна. Проект переделки был разработан архитектором Г.Г. Прейсом. После проведения отделочных работ гостиную стали называть «Малиновой», поскольку стены ее после ремонта были обиты малиновым шелком. Тогда же было устроено повышенное перекрытие, и мастер Дылев выполнил лепной убор потолка, сохранившийся до настоящего времени. К сожалению, время не пощадило стенные обои, золоченые резные карнизы, оконные и дверные занавесы, мебель, а также угловой штукатурный камин с зеркалом в резной раме.

 

Большой кабинет

В ряду парадных покоев северной анфилады Большой кабинет занимает место рядом с залом, аналогичное положению Малиновой гостиной на западной половине дворца В документах Россия XVIII-XIX вв это же помещение называется Палатой передней, Прихожей, Аудиенц-покоем, Гостиной. Каждое из таких наименований соответствует определенному периоду в истории Большого Ораниенбаумского дворца. Первые сведения о Передней относятся еще к 1719 г., когда, по словам документа, в ней «пол класть начали». Стены комнаты были обиты золотными кожами, а нижние части стен декорированы голландскими изразцовыми плитками. Те же плитки были использованы в облицовке большого камина и «местами» в оформлении перекрытия, основной декор которого составляли 12 живописных картин в золоченых рамах. Необычайно богатое для того времени мебельное убранство включало часы в ореховом корпусе с курантами, складной круглый стол, дюжину стульев и пр. А за полированными стеклами орехового шкафа красовалась «фарфоровая посуда». Данные описей позволяют предполагать, что при А.Д. Меншикове восточная «Передняя» (так же, как и западная) могла выполнять роль столовой.

В соответствии с проектом 1737 г., после передачи дворцового здания Адмиралтейств-коллегии для размещения здесь морского госпиталя, бывшая «Передняя» должна была стать «палатой для обучения лекарских подмастерьев и учеников» или конторой для письма».

В кон. 1740-х ., при новом владельце – вел. Кн. Петре Федоровиче это помещение превратилось в «Аудиенц-камору» («Аудиенц-покой»), получив соответствующую меблировку и новую отделку с лепным плафоном, наборным (с «шахматным» рисунком) паркетом, изразцовой печью «со столбиками», буковыми дверями и панелями, а также с роскошными шелковыми обоями на стенах. В 1748 г. это были «обои голубой объяри», в 1750 г. их заменили голубыми обоями «французского штофу». А в 1760-е ., когда хозяйкой Большого дворца являлась Екатерина II, «Аудиенц-камора» была убрана «камфовыми» обоями с белыми и малиновыми полосами.

На исходе XVIII в. во внутреннем убранстве комнаты произошли очередные изменения, связанные с превращением ее в «Гостиную» вел. Кн. Елизаветы Алексеевны. В ходе отделочных работ, проводившихся под наблюдением архитектора П. Аргунова, в новой «Гостиной» был заново сделан паркет (сохранился до настоящего времени), лепной карниз с медальонами, расписан потолок. Стены комнаты были затянуты зеленой брокателью «с белыми травами», замененной в нач. XIX в. малиновым штофом.

Последняя реконструкция интерьера относится к 1850-м годам. Помимо сохранившегося перекрытия с лепной отделкой, тогдаже был сделан новый штукатурный камин «с лепными работами и мраморной доской» (утрачен), стены оклеены ситцевыми полосами. Помещение, которое в документах 2-й половина XIX в. стало называться «Большим кабинетом», заполнилось многочисленной мебелью, картинами и фарфором, подобно другим дворцовым комнатам.

 

Столовая.

«Столовая» (или «Столовое зало») принадлежит к числу интерьеров Большого Ораниенбаумского дворца, сохранившаяся отделка которых датируется 1850-ми . Тогда же в своем нынешнем виде сложилась и планировочная структура этой части здания.

До середины XIX в. место «Столовой» и помещения, ближайшего к ней со стороны лестницы, занимали четыре небольших комнаты. В 1-й четверти XVIII в. среди них находилась и «Палата вторая» (или «Спальня»). Пространство этой комнаты было поделено на две части деревянной перегородкой с тремя арочными проемами и пилястрами коринфского ордера. Резные детали – карнизы, капители и княжеские короны над боковыми арочными проемами были позолочены посеребрены, деревянные панели расписаны. В альковной части, напротив центрального проема, стояла большая дубовая кровать с балдахином, убранная дорогими тканями. Примененная во дворце Меншикова планировка «Спальни» (с размещением кровати в особой пространственной нише) в то время было явлением «совсем новой моды», пришедшей из Франции в 1-й четв. XVIII в. Не менее богатое убранство, чем в «Спальне», было и в соседних с ней «палатах». Но вскоре после ареста и ссылки А.Д. Меншикова роскошные шпалеры были сняты со стен, мебель вывезена из дворца. В опустевших комнатах быстро «истрескались» живописные плафоны. В 1737 г. из всех четырех комнат изъяли прежде бывшие здесь наборные паркеты.

Дворцовый облик интерьерам возвратили в кон. 1740-х – нач. 1750-х ., в период реконструкции ораниенбаумской усадьбы под руководством Ф. Растрелли. Стены комнат были затянуты разноцветными шелковыми обоями, над дверьми появились живописные полотна – десюдепорты. Во всех интерьерах были сделаны новые буковые двери, панели, отремонтированы полы и т.д.

Существенные изменения в облике комнат произошли в нач. 1780-х , когда основным элементом декоративного убранства в трех помещениях стала живопись по штукатурке, украсившая перекрытия, стены и печи. В кон. XVIII в. эти «живописные» комнаты являлись «передними покоями» дворца.

В 1-й четв. XIX в. здесь помещались две «Передних», «Камердинерская» и «Гардероб», принадлежавшие половине императора. В 1825 г. под руководством архитектора В. Стасова в этих комнатах должна была начаться «перестройка, заключающаяся в выломке стен, закладке дверей и проломке новых». Однако смерть Александра I нарушила тогда план предстоящей реконструкции.

Только спустя четверть века в результате работ, инициированных вел. кн. Еленой Павловной, на месте прежних «малых покоев» появилось «Столовое зало» и «Буфетная» ( в помещении последней в 1870-е . располагалась «Камердинерская», а при последних владельцах дворца – «Библиотека»). Превращением достаточно тесных комнат с плоскими потолками в просторное помещение «Столовой», перекрытое зеркальным сводом, занимался архитектор Л. Бонштедт. Лепные украшения «в стиле рококо» по его рисункам были исполнены мастером Дылевым.

Отделка «Столовой» сохранилась, хотя имеются и существенные утраты. К их числу относятся камины из белого мрамора, а также алебастровые фигуры «купидонов», являвшиеся значительным элементом в композиции резных деревянных наличников-карнизов для оконных и дверных драпировок (воссозданы при реставрации 2010-2011.).


О Петре III и Екатерине II

Увлечения Петр III:

Военное искусство (парады, экзерциции голштинского гарнизона, специально выписанного из Голштинии)

Фортификация: строительство крепости Екатеринбург (предположительно по собственному проекту Великого князя), крепости Святого Петра (1756), перестроенной в Петерштадт в 1758

Охота (на уток, оленей, медведей), содержание зверинца

Музыка и музыкальный театр (итальянская оперная труппа в Ораниенбауме, балетная школа, непосредственно участвуя в спектаклях, играл на скрипке в оркестре)

Коллекционирование (коллекция западноевропейской живописи, минералов, кунсткамерные предметы, библиотека более 5000 томов, гравюры, старинные скрипки

Игра в карты*

Устройство фейверков

 

УвлеченияЕкатерина II:

Чтение философских и исторических трактатов (Дидро, Вольтер, Цицерон, Плутарх, Монтескье, Даламбер, Перификс).

Глубокий интерес к политической истории, формирование взглядов будущей императрицы в области государственного устройства.

Литературное творчество (сказки для детей и драматургия)

Драматический театр, французская комедия

Маскарады

Игры (карты, биллиард, трик-трак, шахматы)

Охота (соколиная охота, охота на уток)

Верховая езда

Коллекционирование (живопись)

Танцы

Интерес к естественным наукам

 


Эта страница нарушает авторские права

allrefrs.ru - 2017 год. Все права принадлежат их авторам!