Главная Обратная связь

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






Токсические компоненты вакцин 5 часть



Традиционно эта болезнь считалась самой опасной для детей из беднейших слоёв населения, живущих в условиях большой скученности в подвальных помещениях. По мере улучшения социальных условий, снижалась как заболеваемость, так и особенно смертность от коклюша.

С конца XIX в. до середины XX в. смертность от коклюша в США, Англии и Швеции снизилась на 90%. Примерно в таких же пропорциях за тот же период времени снизилась смертность от тифа, скарлатины, кори, туберкулёза и гриппа, что лишний раз доказывает, что главными факторами борьбы с инфекционными болезнями являются социальные условия.

В середине XX в., когда появилась прививка от коклюша, только 1 из 1000 заболевших детей в Великобритании умирал от этой болезни. Ещё более снизило смертность появление антибиотиков, благодаря которым стали успешно лечить воспаление лёгких, одно из осложнений коклюша.

Приступы кашля выглядят устрашающими, но, как правило, больше пугают родителей, особенно молодых, чем самого заболевшего. Их страх усиливается и неспособностью традиционной медицины предложить хоть сколько-нибудь эффективное средство от коклюша, в результате чего болезнь затягивается на положенные ей природой несколько месяцев.

Как лечат коклюш?

При обычной неосложнённой форме болезни не требуется никакого особого лечения.

Спать больной должен в чистом проветриваемом помещении, в самом остром периоде пользу может принести голодание в течение нескольких дней. Нужны витамины А и С, пить следует натуральные фруктовые соки и чистую воду.

Очень хорошо себя зарекомендовали такие гомеопатические препараты, как Drosera и Pertussinum, при этом не только для лечения, но и для профилактики болезни.

Если ребёнок находится на грудном вскармливании, то лучшее, что можно сделать — продолжить его, давая ребенку грудь по первому требованию.

Что Вы можете сказать об иммунитете к этой болезни?

Перенесённая болезнь обычно оставляет пожизненный иммунитет. До появления прививки коклюш был преимущественно болезнью детей в возрасте от 2 до 10 лет, когда она редко бывает опасной, а дети в возрасте до 1 года были защищены материнскими антителами.

Заболеваемость и смертность были обусловлены недоеданием, скверными гигиеническими условиями, неправильным уходом и неправильным лечением.

Однако долгосрочный иммунитет к коклюшу лишь в очень небольшой степени зависит от антител; главную роль играют другие факторы, о которых мы знаем ещё очень мало.



Описано немало случаев, когда полное отсутствие антител не мешало детям оставаться совершенно здоровыми, и наоборот — наличие их не мешало заболевать коклюшем, в том числе и в тяжёлой форме.

Как повлияли прививки на эпидемиологию коклюша?

Самым неблагоприятным образом. Сделанные в детстве, они не дают возможности перенести болезнь естественным образом и приобрести к ней пожизненный иммунитет, в результате чего резко возросла заболеваемость коклюшем подростков и взрослых.

Если во времена многодетных семей дети заражались друг от друга, то теперь они заражаются от утративших недолгий прививочный иммунитет подростков и взрослых, у которых болезнь протекает в стёртой форме (обычно в виде хронического кашля).

Поскольку и матери сегодняшних младенцев были привиты в детстве и утратили иммунитет к коклюшу, то они не могут передать никакой защиты своим детям. Таким образом, коклюш сегодня случается в самом опасном возрасте, до полугода.

Когда в 1979 г. Швеция отменила прививки против коклюша (из-за неприемлемого количества осложнений), патологическая прививочная эпидемиология быстро исчезла: случаи заболевания в возрасте до 6 мес. исчезли, в возрасте до 2,5 лет их стало мало.

Основная часть случаев коклюша, как это было и в допрививочные времена, стала фиксироваться у детей в возрасте от 2,5 до 10 лет, когда опасность незначительна.

Однако прививка внесла свою лепту в снижение заболеваемости коклюшем?

Трудно сказать, так ли это на самом деле. Коклюш, как никакая другая болезнь, позволяет совершать огромное количество злонамеренных статистических манипуляций, к которым адвокаты прививок всегда были склонны.

Возбудитель болезни выделяется только в начальном (катаральном) периоде болезни, когда правильный диагноз ставится редко, а после начала лечения антибиотиками или у привитых он не обнаруживается обычными лабораторными методами вообще.



Тогда заболевший даже самым что ни на есть типичным коклюшем привитый ребёнок получает другой диагноз — ОРВИ, бронхита, ларингита. Диагноз коклюша у ребёнка на участке влечёт за собой целый комплекс неприятных для педиатра последствий, поэтому обычно врач делает всё от него зависящее, чтобы ребёнок получил «правильный» и не мешающий прививочной статистике диагноз.

Если среди ваших знакомых имеется порядочный педиатр, то он подтвердит вам, что привитые от коклюша болеют этой болезнью и не меньше, и не легче непривитых, да ещё получают осложнения от самой прививки.

Исследования независимых учёных демонстрируют, что защитная сила прививки от коклюша очень невелика.

Так, проф. Вольфганг Эренгут указал, что во время вспышки коклюша в Великобритании в 1970-71 гг. (при 70­80% привитых против коклюша детей!), было зарегистрировано 33 тыс. случаев коклюша и 41 смерть от него, тогда как во время очередной вспышки в 1974-75 гг., при значительном снижении процента привитых (до 30%, в некоторых районах до 10%), были отме­чены 25 тыс. случаев и 25 смертей.

В той же статье Эренгут указал и на другие любопытные цифры. После серии несчастий, последовавших за прививкой комплексной вакцины, включавшей в себя коклюшный компонент, в 1962 г. Гамбурге было решено от неё отказаться.

За 15 лет, проанализированных Эренгутом в его статье, в течение которых прививки не делались, обращения в больницы по поводу коклюша снизились с 3,7 до 0,8 на тысячу заболевших, при этом число осложнений также снизилось[49].

Проф. Говард Стюарт, сотрудник кафедры общественного здравоохранения университета в Глазго, изучал динамику заболеваемости коклюшем в Великобритании в 1970-х годах.

Согласно его анализу, коклюшная вакцина в самом лучшем случае лишь частично способствовала снижению заболеваемости коклюшем, но никогда не доказывала свою эффективность в защите тех, для кого коклюш только и может представлять реальную опасность, а именно детей в возрасте до года.

Примерно 30-50% заболевающих во всех вспышках и эпидемиях неизменно составляли полностью привитые.

Около 95% непривитых детей в возрастной группе от рождения до пяти лет либо вообще не заболели коклюшем (хотя известно о высокой восприимчивости к этой болезни), либо об этом не сообщалось.

Стюарт указал, что эпидемии коклюша происходят каждые три-четыре года вне зависимости от того, каков процент привитых; таким образом, случившаяся в 1977-1978 годах эпидемия была вполне ожидаема по срокам, и ничего удивительного в ней не было.

Никакой разницы с количеством заболевших привитых по отношению к предыдущим эпидемиям обнаружено не было. То же самое, со слов Стюарта, наблюдалось и в Канаде, и в США при большем проценте привитых.

В заключение статьи Стюарт заявил, что сотни, если не тысячи здоровых до того детей получили необратимое повреждение мозга в результате использования этой вакцины в Великобритании[50].

Шведский эпидемиолог Б. Троллфорс тщательно изучил вакцину против коклюша и заявил в 1984 г., что максимальный её защитный эффект, если и существует на самом деле, то длится не более двух-пяти лет, и что она не способна предотвратить заболевания коклюшем даже в таких странах с 90-95% «охватом» прививками, как США.

Он указал, что смертность от коклюша в индустриально развитых странах крайне низка и никоим образом не связана с процентом привитых, а также отметил тот факт, что смертность от коклюша в начале 1970-х в Англии и Уэльсе и Западной Германии, когда процент привитых был выше, превосходила смертность от него в конце 1980-х, когда процент привитых значительно снизился.

Российские авторы также признают, что и самая высокая заветная «иммунная прослойка» не способна «управлять» болезнью:

«С конца 80-х и начала 90-х годов в США, Канаде, Германии, Японии, Испании, Польше, Финляндии и др. с уровнем иммунной прослойки до 85-95%, а также в России (на всей территории страны) был отмечен значительный рост заболеваемости коклюшем... Самые высокие показатели регистрировались среди детского населения. Так, у детей до 2 лет они составляли в среднем 134,8-147,3 на 100 тыс. детей этой возрастной группы. Наибольшие показатели имели место в Москве — 360,6 и Санкт-Петербурге — 830,3 на 100 тыс. детей, что было характерно для допрививочного периода... Оказалось, что вакцина против коклюша оказывает лишь ограниченное воздействие на эпидемический процесс, что выражается в недостаточной напряжённости и продолжительности поствакцинального иммунитета. Кроме того, АКДС-вакцина считается самой реактогенной среди всех существующих вакцин»[51].

Примеров подобных признаний можно привести очень много. Периодически возникающие вспышки и даже эпидемии коклюша ясно указывают на то, что прививки, как профилактическая мера против этой болезни, оказались несостоятельными.

Кроме того, появились и новые штаммы возбудителя, которые были обнаружены в конце 1990-х годов в Голландии, Германии, Италии и Франции, против которых нет прививок.

Вы начали говорить о высокой реактогенности вакцины. Расскажите подробнее об осложнениях прививки против коклюша.

По российскому Календарю профилактических прививок вакцина АКДС планово вводится всем российским детям три раза с перерывом в один месяц с трёхмесячного возраста. Ревакцинацию делают в 18 месяцев.

Из-за большого количества тяжёлых осложнений коклюшная вакцина в возрасте старше семи лет не назначается.

Коклюшный токсин — один из самых опасных из числа существующих в природе, а вакцина от коклюша легко могла бы занять первое место по числу убитых и изувеченных ею детей, если бы соревнование такого рода проводилось между вакцинами.

Тяжелейшие осложнения и смерти на введение коклюшной вакцины описываются с самого начала её применения.

Советские авторы приводили следующую статистику частоты реакций на дифтеритно-коклюшную вакцину: после введения вакцины в первый раз местные реакции (гиперемия и инфильтрат) наблюдались у 19,5% привитых; общие реакции различной степени выраженности — у 34,6%. Кроме того, у 1,1% были отмечены дисфункция кишечника, рвота, судороги и другие системные реакции.

После второй прививки общие реакции встречались в 25,4% случаев, после третьей — в 22,0%[52].

Самыми тяжёлыми последствиями являются поражения центральной нервной системы — энцефалиты, менингоэнцефалиты, энцефалопатии. Они могут привести даже к смерти. Вероятность поражения нервной системы оценивается примерно как 1 на 60 тыс. прививок.

Для того, кто считает, что это настолько редко, что этим можно пренебречь и лучше рискнуть прививкой, чем болезнью, поясню, что по законам биологии на одного погибшего приходятся десятки искалеченных и сотни, если не тысячи, пострадавших «легко».

«Легко» надо брать в кавычки, потому что на самом деле никто не имеет представления, чем это «легко» может обернуться в дальнейшем.

Есть немало публикаций, связывающих прививку от коклюша с аутизмом, снижением интеллекта, трудностями обучения, нарушением миелинизации черепно-мозговых нервов.

Судороги на фоне высокой температуры, появляющейся как следствие реакции на прививку, и которые, как пытаются уверить родителей вакцинаторы, ничем опасным ребёнку в будущем не грозят, могут на самом деле быть далеко не столь безобидными, как обычные судороги на фоне высокой температуры.

Они могут стать предвестниками эпилепсии. Пронзительный многочасовой необычный крик (визг) ребёнка после прививки — следствие раздражения мозговых оболочек при развивающемся отёке мозга.

Пройдёт ли это бесследно для мозга младенца — никто не знает.

Есть публикации, связывающие эту прививку с синдромом внезапной детской смерти (СВДС). После 37 смертей младенцев и 57 других «совпавших по времени» тяжёлых заболеваний, случившихся в Японии в 1970-74 гг. и начавшегося бойкота вакцинации со стороны родителей и врачей, прививка DPT (АКДС) была сначала прекращена, а потом возобновлена с двухлетнего возраста.

Япония, бывшая на 170-м от конца месте по детской смертности в мире, немедленно стала страной с самой низкой детской смертностью на планете.

Так продолжалось до начала 1980-х гг., когда на рынке появилась новая бесклеточная коклюшная вакцина, которая была преподнесена не только как высокоэффективная, но и как совершенно безопасная. Родителям предложили выбирать, когда они хотят привить ребёнка в возрасте от 3 до 48 мес.

За 12 лет (с 1981 по 1992 гг.) частота СВДС возросла в Японии с 0,07% до 0,3% — в 4,7 раза.

Не следует также забывать о наличии ртути в составе прививки АКДС, которой планово прививают детей в России и других странах, образовавшихся после распада СССР. Об этом уже шла речь в разделе «Токсические компоненты вакцин».

А что Вы можете сказать о новой бесклеточной (ацеллюлярной) вакцине? Она преподносится, как значительно менее реактогенная.

Данные различных исследований противоречивы. Похоже, что эта новая вакцина, в которой нет самого микроорганизма, а иммунный ответ вызывается смесью коклюшного анатоксина и антигенов возбудителя, действительно даёт местные осложнения намного реже, чем традиционные корпускулярные (цельноклеточные) вакцины.

Однако вопрос о том, даёт ли она меньшее число самых тяжёлых системных реакций, остаётся открытым.

Я считаю, что родителям в первую очередь следует решить вопрос о том, нужна ли вообще ребёнку прививка от коклюша.

Я считаю, что риск прививки во много раз превосходит ее сомнительную, если существующую вообще, пользу.

Корь

Все мы в детстве болели корью, но родители не считали эту болезнь чем-то особенно серьёзным... А сегодня корь разве что с чумой не сравнивают.

Совершенно верно. Как это часто бывает в мире прививочного бизнеса, ужасы кори стали известны населению лишь после появления прививки от неё.

Сто лет назад для больных, ослабленных, недоедающих детей эта болезнь в самом деле могла стать смертельной. В развитых странах с 1915 г. по 1958 г., ещё до появления первых вакцин от кори, смертность от этой болезни снизилась на 95%[53].

По данным Центра контроля заболеваний, с 1920 г. по 1960 г. смертность от кори в США снизилась в 35,5 раз. Эти цифры в целом верны и для СССР[54].

Демонстрируемая сегодня статистика с тысячами умирающих от кори детей основана на данных из развивающихся стран. Однако для детей из этих стран в равной степени опасными являются почти все инфекционные болезни, в том числе и такие, о которых как о причине смерти и думать забыли в развитых странах (например, дизентерия), вне всякой связи с тем, существуют ли прививки против них.

Настоящее решение проблемы не в разорительных для национальных бюджетов прививках, а в улучшении питания и уровня медицинского обслуживания населения.

Как только африканские медики получили регидратационные растворы, больные корью дети перестали умирать от диареи, бывшей главной причиной смертей при кори[55].

Но при кори бывают осложнения? Пусть и редко, но всё-таки бывают?

Чаще всего это бактериальные осложнения (отиты, пневмония). Практически всегда они — следствие безграмотного лечения, вмешательства медиков там, где вмешиваться категорически противопоказано.

При кори иммунная система работает на пределе, и назначение антибиотиков «для профилактики инфекционных осложнений» может привести к её срыву.

Не следует снижать температуру. Всё, что требуется для заболевшего — отдых в постели в проветриваемом помещении, обильное питьё, отказ от еды (особенно от мясных и молочных продуктов) на несколько дней или употребление исключительно легкоусвояемой пищи в малых количествах.

Обычно этого вполне достаточно для того, чтобы организм без особых проблем справился с корью.

Прекрасный эффект даёт гомеопатическое лечение и витамины А и С. К слову, роль витамина А, как крайне необходимого для нормального развития ребёнка, известна уже достаточно давно. В исследованиях показано, что добавка витамина А к рациону детей позволяет значительно сократить число осложнений и, соответственно, смертей от кори[56].

Но почему не ликвидировать корь, как это планирует ВОЗ? Почему не избавить мир от болезни, которая уносит жизни детей в развивающихся странах, и пусть даже в ничтожно малой степени, но остаётся потенциально опасной для всех остальных?

Вопрос о том, насколько «лишней» является корь, остаётся открытым. Так, в исследовании, опубликованном в 1996 г., было показано, что африканские дети, болевшие корью, в два раза менее подвержены астме, сенной лихорадке и экземе, чем их сверстники, которых корь миновала[57].

В другом исследовании были приведены данные о том, что взрослые, перенёсшие в детстве корь, имеют меньшую заболеваемость различными онкологическими болезнями, включая рак шейки матки; при этом те, у кого корь протекала без сыпи (что нередко бывает при т.н. прививочной кори), имеют большую вероятность развития в будущем аутоиммунных и нейродегенеративных болезней[58].

Недавнее исследование показало, что вирус кори вызывает усиленный приток нейтрофилов, которые разрушают некоторые опухоли[59].

Натуропаты и гомеопаты считают корь важной вехой в развитии ребёнка, способствующей развитию и укреплению иммунной системы.

Опыт Финляндии, заявляющей о том, что она ликвидировала корь, эпидемический паротит и краснуху прививками, красноречиво демонстрирует, чем приходится платить за истинные или мнимые победы такого рода.

Вместе с исчезновением безобидных детских болезней Финляндия получила беспрецедентный рост аутизма[60] и болезни Крона[61].

Согласно отчёту Министерства здравоохранения и социального обеспечения Финляндии за 2000 г., в этой стране «самый высокий в мире уровень... инсулинозависимого сахарного диабета, и этот уровень продолжает повышаться». Отмечен рост заболеваемости астмой, болезнями соединительной ткани.

Не дороговат ли получился обмен, даже если он на самом деле состоялся?

Пока что Финляндия продолжает прививки против кори, эпидемического паротита и краснухи, поскольку боится заноса болезни извне.

Продолжает расти и заболеваемость перечисленными выше болезнями. Для ликвидации кори, как заявляют вакцинаторы, требуется «охватить» прививками не менее 95% восприимчивого населения.

Однако огромному числу детей прививки живыми вакцинами, к числу которых относится и прививка против кори (в виде моновакцины или в составе тривакцины MMR), противопоказаны. Тем не менее, прививают и их, превращая малышей в хронически больных или даже в инвалидов.

По поводу обоснованности цифры 95% д-р Джейн Донеган, гомеопат из Лондона, очень точно заметила:

«Что же касается вопроса коллективного иммунитета (который должен защищать тех, кто не может прививаться живыми вакцинами) и необходимого охвата в 95%, чтобы искоренить корь, то эта цифра основана всего лишь на том, что охват в 60% не дал искоренения кори, не дал его и охват 70%, равно как и 80% и 90%, и когда мы дойдём до 95%, а корь всё ещё будет циркулировать (а она будет циркулировать, к тому времени от неё будут умирать маленькие дети, чьи вакцинированные родители не смогли передать им долговременный иммунитет высокого качества к естественной кори), нам будут говорить, что для искоренения нужен охват в 99% — равно, как и дополнительные ревакцинации, и всё это на основании гадания на кофейной гуще...»[62].

Д-р Донеган обращает внимание на ещё один важный аспект проблемы. Отказывая девочкам в возможности перенести корь, мы подвергаем опасности их будущих детей, которые не получат защитные антитела к этой болезни и будут восприимчивы к ней в самом опасном возрасте, младенческом.

Известно, что в нормальных условиях корью болеют дети в возрасте старше года. Прививки, дающие в лучшем случае непрочный кратковременный иммунитет, «сдвигают» заболеваемость корью в младенческий и взрослый возраст, когда эта болезнь неизмеримо опаснее.

В недавно вышедшей книге российских авторов сообщается:

«Если в 1967 г. доля заболевших корью лиц в возрасте 15 лет и старше составляла 0,2-0,3%, то к 1987 г. она достигла уже 31%. Появились сообщения о крупных очагах кори в школах, специализированных училищах, вузах, воинских частях. Заболевание корью у молодёжи и взрослых протекает значительно тяжелее, чем у детей, с осложнениями в виде серозного менингита, энцефалита и гигантоклеточной пневмонии»[63].

Уже появились исследования, показывающие, что перенесённая во взрослом возрасте корь является одним из факторов риска для рассеянного склероза. Эти сведения вызывают сильную тревогу.

До сих пор Вы говорили о «глобальных» последствиях борьбы с корью при помощи прививок. А есть ли осложнения у самой прививки?

В центре научных дебатов сегодня — связь вакцины MMR, одним из компонентов которой является коревая вакцина, и аутизма.

Немалое число родителей описывают появление первых признаков аутизма у их до того нормально развивавшихся детей после прививки вакциной MMR. В огромном количестве статей описан коревой энцефалит — возможное осложнение как кори, так и прививки против неё.

По данным японских исследователей, в течение года, как минимум (когда завершился эксперимент), у детей, привитых от кори, не мог восстановиться исходный уровень интерферона — вещества, отвечающего за нашу неуязвимость не только к инфекционным, но и к онкологическим болезням[64].

В другом исследовании было показано, что у детей, получивших прививку против кори, резко и надолго снижается уровень витамина А[65].

Эффективны ли прививки от кори?

Согласно данным разных авторов, от 70%[66] до 95%[67] заболевших корью во время вспышек этой болезни были ранее от неё привиты. Многочисленные исследования показывают, что прививки не предотвращают ни заболевания корью, ни дальнейшей передачи инфекции.

Однако в Финляндии корь ведь ликвидирована?

То, что в течение ряда лет корь не регистрируется в стране, ещё не является гарантией того, что корь не вернётся туда позднее. Кроме того, Финляндия — маленькая страна с живущим крайне рассеянно генетически однородным населением, среди которого практически нет иностранцев.

Неуспех прививок обычно обнаруживается в странах с генетически разнообразным и живущим скученно населением — например, в США или в России.

Так в чём же выход?

Нужно дать ребёнку спокойно перенести эту болезнь в том возрасте, который предназначен для этого природой.

При условии продолжающейся нормальной циркуляции вируса в человеческом обществе иммунитет к кори у подавляющего большинства людей сохраняется на всю жизнь. Это мнение, которое разделяют очень многие врачи. А родители сами сделают свой выбор.

Краснуха

Что собой представляет краснуха?

Это безобидная детская инфекционная болезнь, характеризующаяся умеренным (обычно до 38-38,5 °С) повышением температуры, увеличением шейных лимфатических узлов и сыпью.

Обычно краснуха переносится легче гриппа, не требует никакого специального лечения, а возможные осложнения её относятся скорее к разряду казуистических.

Однако эта болезнь может быть опасна для беременных, особенно на ранних сроках, приводя к нарушениям развития плода.

Ранее, во времена многодетных семей или когда практически все дети ходили в ясли и сады, краснуха была распространена в детских коллективах, и подавляющее большинство детей в той или иной форме переносили её, приобретая при этом пожизненный иммунитет.

С уменьшением количества детей в семьях и детских садах всё большее число девочек вырастают, не переболев краснухой и оставаясь восприимчивыми к вирусу этой болезни.

Получается, прививка ребёнку не нужна, а делают её, чтобы ребёнок не заразил какую-нибудь беременную женщину?

Совершенно верно, прививки малышам должны защитить беременных, которые могут заразиться от них краснухой. То есть здоровье и будущее прививаемых детей приносится в жертву интересам защиты других людей.

Позволяя сделать девочке прививку, родители лишают её возможности переболеть ею в детстве и приобрести пожизненный иммунитет, искусственно перенося эту болезнь именно в тот возраст, когда она более всего опасна.

Сделанная в детском возрасте, прививка не защитит от краснухи во время беременности, поскольку через несколько лет уже и следа не останется от антител, выработку которых стимулировала прививка.

Значит, прививку всё равно придётся повторять перед беременностью?

Так задумано, и так выходит на самом деле. Сегодня всем молодым женщинам рутинно рекомендуется проверять титр антител к краснухе, вне зависимости от сделанных в детстве прививок, и нередко он недостаточен для защиты от инфекции даже по меркам вакцинаторов.

В этом случае предлагают сделать прививку не ранее, чем за три месяца до предполагаемого зачатия.

Согласно российскому прививочному календарю, первая вакцинация от краснухи делается в 12-15 месяцев жизни, вторая — в 6 лет, третья, для девочек, не получивших прививок ранее или получивших лишь одну — в 13 лет. Такая же схема принята во многих странах мира.

Таким образом, сначала прививки делают в детстве, чтобы защитить других людей и лишить своего собственного ребёнка возможности перенести эту болезнь и получить к ней пожизненный иммунитет. Потом требуется прививка перед беременностью, чтобы защититься самой.

Чем больше прививок, тем выше заработок для разработчиков, производителей и распространителей вакцин. Посадить всех людей на пожизненную прививочную иглу — золотая мечта тех, кто зарабатывает на вакцинах.

Врачи говорят, что прививка от краснухи совершенно безопасна.

Безопасных прививок не бывает. И многие врачи это хорошо знают и не соглашаются делать прививку себе.

В одном исследовании, проведённом в крупном университетском медицинском центре в Южной Калифорнии, было обнаружено, что из 2456 медработников 345 не имели антител к вирусу краснухи. Но на прививку согласились только 197 человек, при этом лишь один из 11 акушеров-гинекологов, входивших в число этих 345[68]. Думаю, вывод о вере врачей в безопасность прививки очевиден.

Нередко привитые против краснухи заболевают артритом и страдают от болей в суставах, причём начаться они могут несколько недель спустя после прививки, а продолжаться — от недель до многих лет и даже стать пожизненными, превращая «защищённого от краснухи» в инвалида.

«Артрит хронический, вызванный вакциной против краснухи» — официально признаваемое властями РФ осложнение прививки от краснухи[69].

По некоторым сообщениям в медицинской литературе, от боли в суставах страдают от 12% до 20% женщин, привитых от краснухи. В других исследованиях приводятся большие цифры частоты артритов у привитых.

Американский Департамент здравоохранения, образования и социального обеспечения (HEW) сообщил в начале 1970-х гг., что «у 26% детей, получивших прививку против краснухи в рамках национальной программы... развились артралгии и артриты... Многим потребовалась медицинская помощь, некоторые были госпитализированы для проверки на ревматизм и ревматоидный артрит»[70].

Следует также отметить публикации, связывающие прививку от краснухи с тяжёлой инвалидизирующей болезнью, которая называется «синдром хронической усталости».

Вакцина против краснухи входит в состав вакцины MMR, связь которой с аутизмом у детей сегодня активно обсуждается.

В 1972 г. были описаны 36 случаев болезни спинного мозга — миелорадикулоневрита, причём у детей, привитых пятью разными вакцинами от краснухи[71].

Продолжают поступать сообщения о развитии синдрома Гийена­Барре и синдрома запястного канала, различного рода нейропатий и миелитов после прививки[72].

Про прививку детям, особенно девочкам, понятно. А делать ли прививку перед беременностью тем женщинам, у которых нет иммунитета к краснухе?

Это должны решать только они сами. Но не стоит забывать о возможных осложнениях и о том, что прививка совсем не гарантирует защиту.

Кроме того, прививка делается живыми вирусами краснухи, которые могут сохраняться в организме неопределённо долгое время. Хотя и не доказано, что живые прививочные вирусы краснухи могут наносить ущерб плоду, вряд ли их наличие в организме на фоне беременности следует приветствовать.

К слову, помимо краснухи, существует ещё не менее десятка инфекционных болезней (самые известные среди них цитомегалия, герпес, парвовирусная и различные энтеровирусные инфекции, токсоплазмоз и ВИЧ), которые могут вызвать выкидыши или аномалии развития плода, и против которых не существует прививок.

На долю краснухи, по данным некоторых авторов, приходится не более 15% всех случаев врождённых аномалий развития плода[73]. Однако мысли об этих болезнях не мешают женщинам беременеть и спокойно вынашивать детей.


Эта страница нарушает авторские права

allrefrs.ru - 2017 год. Все права принадлежат их авторам!