Главная Обратная связь

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






Токсические компоненты вакцин 1 часть



Александр Коток

Прививки в вопросах и ответах

для думающих родителей

 

 

К 73 Прививки в вопросах и ответах для думающих родителей. — Новосибирск, «Гомеопатическая книга», 2006. ISBN 5-903139-02-7

 

В последние годы безопасность и эффективность прививок вызывает всё больше сомнений, однако основания для подобных сомнений остаются неизвестными заинтересованной публике. В книге д-ра А. Котока даётся краткая информация о детских инфекционных болезнях и о прививках против них, позволяющая увидеть отрицательные стороны массовой вакцинопрофилактики. Предназначение книги — помочь сделать информированный выбор, основанный на знакомстве со всеми точками зрения на обсуждаемый вопрос.

 

Содержание


Предисловие. 2

Общие вопросы вакцинопрофилактики. 2

Токсические компоненты вакцин. 10

Натуральная оспа. 14

Ветряная оспа. 16

Гепатиты А и В. 17

Грипп. 20

Дифтерия. 21

Коклюш.. 25

Корь. 27

Краснуха. 29

Полиомиелит. 31

Столбняк. 34

Туберкулёз 35

Эпидемический паротит (свинка) 38

Свободный информированный выбор. 39

 


 


Предисловие


Участие Российской Федерации в прививочных программах ВОЗ и связанное с этим включение всё новых вакцинаций в российский Календарь детских прививок, огромные деньги, которые делают интересанты на разработке, производстве и распространении вакцин, а также изменившаяся российская правовая база, установившая безусловное право индивида или его опекунов на свободный выбор в прививочном вопросе, породили в последние годы целую серию брошюр, ориентированных на рядового читателя и активно рекламирующих прививки.

Иногда последние рекламируются совершенно открыто, а иногда их реклама искусно вплетена в канву рассказа об ужасных инфекционных болезнях, подкарауливающих малыша буквально на каждом шагу, или в процесс повествования о здоровом образе жизни, который парадоксальным образом оказывается напрямую зависящим от количества полученных прививок.

Различаясь по объёму и стилю изложения материала, эти брошюры едины в безудержном восхвалении прививок и замалчивании их отрицательных последствий. Об осложнениях прививания речи или не идёт вообще, или же они упоминаются невнятной скороговоркой как нечто, не заслуживающее серьёзного внимания.

Правдивая история прививок замалчивается или просто фальсифицируется, что мы видим каждый раз, когда речь заходит об искоренении натуральной оспы. Ни словом не упоминается вызванное прививками смещение заболеваемости в самые опасные возрастные группы, а также последние токсикологические и эпидемиологические исследования, показывающие истинную цену традиционным бодрым уверениям в безопасности и эффективности вакцин.



В результате такого однобокого изложения материала, у неподготовленного читателя неизменно возникает впечатление, что прививки — одно из самых замечательных достижений медицины, и даже если они иногда доставляют неприятности, те не могут идти ни в какое сравнение с приносимой прививками пользой. Пропагандистский натиск СМИ также нельзя недооценивать.

В то же время голос тех, кто хотел бы предупредить о связанных с прививками опасностях, практически не слышен. Книги, критикующие прививки или ставящие под сомнение обычно преподносимые публике факты, выходят небольшими тиражами, их очень редко можно увидеть на прилавках даже российских мегаполисов, не говоря уже о провинциальных городах, где об их выходе в свет не знает ни одна живая душа.

Кроме того, пытаясь написать книгу «для всех» и при этом максимально аргументировать свою точку зрения, автору очень трудно удержаться от научной подачи материала, что вызывает законное недовольство читателей, рассчитывавших на более доступный для понимания язык. Предметом такой справедливой критики стала и моя книга «Беспощадная иммунизация», увидевшая свет в прошлом году.

В полученных мною отзывах читатели предлагали отказаться от не в меру подробного и перегруженного научной лексикой изложения проблемы в пользу простых и понятных ответов на обычно задаваемые родителями вопросы.

Я решил последовать этому совету. Собрав вопросы, полученные мной в личной переписке или на форуме при сайте «1796 — гомеопатия и прививки», я объединил их вместе со своими ответами в книгу, постаравшись максимально приблизить её к читателю.



Хотя такая форма подачи материала также не лишена недостатков, я всё же полагаю, что она вполне отвечает своей главной задаче — дать читателю представление о реально существующих проблемах и побудить его исследовать прививочную тему дальше.

По-настоящему свободный выбор в отношении прививок может быть основан только на максимально полной информации о них. И если моя книга внесёт свою лепту, значит, она была написана и прочитана ненапрасно.

Я благодарю всех, кто помогал мне в работе над книгой.


Д-р Александр Коток, январь 2006 г.

Общие вопросы вакцинопрофилактики


Зачем родителям вообще разбираться с прививками, почему просто не послушать совета своего педиатра? Разве не он специалист в этом вопросе?

Вряд ли следует слепо полагаться на мнение врача в вопросах, в которых он недостаточно компетентен, и который в своих решениях и рекомендациях нередко зависит от факторов, не имеющих никакого отношения к благу вашего ребёнка.

Это относится не только к прививкам, но к ним — в первую очередь.

Сведения о прививках, получаемые в мединститутах, мало чем отличаются от сведений из рекламных плакатов на стенах детских поликлиник. Курс иммунологии занимает в десятки раз меньше времени, чем курс какой-нибудь совершенно бесполезной для будущего врача неорганической химии или физики.

В итоге доктора практически ничего не знают ни о токсических составляющих вакцин, ни о возможных осложнениях прививок, ни об исследованиях, указывающих на связь прививок с тяжёлыми заболеваниями, стремительный рост которых наблюдается в последнее время.

В этом легко можно убедиться, если попробовать обсудить с вашим педиатром факты, предлагаемые в этой брошюре.

История борьбы человека с инфекционными заболеваниями в том виде, как её представляют в мединститутах, часто не только не вполне соответствует действительности, но и содержит её прямое искажение.

Настоящими специалистами в теме прививок могут стать только те врачи, которые захотят самостоятельно разобраться со сложными вопросами «науки вакцинологии» и будут изучать соответствующую литературу. Медицинские институты таких знаний не дают.

С другой стороны, педиатры находятся под сильнейшим давлением администрации поликлиники и разных проверяющих организаций вроде СЭС, требующих от них максимального «прививочного охвата». Нередко можно слышать о материальном поощрении за максимальную «привитость» на участке, и Россия здесь далеко не исключение.

В Великобритании врач общей практики (GP) получает весьма ощутимые премии, когда достигает установленного призового уровня «охвата», и лишается их, если среди его клиентов появляются «отказники». Так происходит не всегда, но очень часто.

К известным словам великого Бернарда Шоу: «Доктор — такой же отличный консультант в вопросах прививок, как мясник — в вопросах вегетарианства», сказанным сто лет назад, можно добавить разве что крылатую фразу Станислава Леца: «Те, кто надел на глаза шоры, должны помнить, что в комплект входят ещё узда и кнут».

Теперь понятно, почему педиатры так враждебно воспринимают отказы, хотя, казалось бы, решение о прививках — личное дело родителей.

Отказываясь от прививок, Вы не только мешаете врачу «спокойно жить», но и ставите под сомнение его профессиональную компетентность, отвергая то, в пользе чего он непоколебимо убеждён.

Обычно врачи слабо разбираются не только в прививках, но и в вопросах грудного вскармливания, здорового образа жизни, и во многом другом, на чём не акцентируется институтский курс и что требует самостоятельного изучения.

На это у врачей нет ни времени, ни особого желания, отчасти и вследствие вбитой в институтах веры в собственную компетентность и непогрешимость.

К сожалению, нередко ставки участковых педиатров занимают именно те, кто в силу не слишком высокого профессионального уровня затрудняется найти лучшую работу. Об этом тоже не должны забывать родители, желающие выслушать мнение педиатра по тому или иному вопросу.

И совершенно необходимо помнить о том, что врачи общими вопросами здоровья и его сохранения не занимаются в принципе, они и не имеют для этого нужного образования, их дело — лечить болезни.

«Золотым стандартом» каждого думающего родителя должен быть закон: к врачам обращаться только тогда, когда в этом есть необходимость. Здоровому ребёнку в поликлинике делать нечего.

Надо обязательно подчеркнуть здесь, что педиатры — вовсе не злоумышленники и не вредители, они не желают детям плохого. Они всего лишь государственные служащие с дипломом врача, обязанные выполнять должностные инструкции, даже если следование этим инструкциям идёт во вред ребёнку, а составляют их люди, зарабатывающие на прививках.

Те родители, которые понимают это, не пытаются обратить медиков «в свою веру», а спокойно оформляют отказ от прививок, исходя из интересов своего ребёнка.

Не только педиатры негативно настроены по отношению к тем, кто отказывается от прививок. Общество в целом не готово воспринимать «отказников» спокойно.

Прививочная пропаганда насчитывает свыше 200 лет. Хотя в последнее время ситуация меняется, такое длительное и упорное промывание мозгов сыграло свою роль.

Особенно это заметно в провинциальных российских городах, где время словно остановилось — ни медики, ни иные родители и слышать не хотят о том, что давно уже существует закон, по которому непривитым детям гарантированы равные с привитыми права, что родители сами имеют право выбирать, что лучше для их детей.

Вакцинаторы не могут примириться с тем, что прошли времена, когда они безраздельно распоряжались здоровьем и судьбами людей; теперь они пытаются натравить родителей друг на друга или опорочить тех, кто решил отказаться от медицинского прививочного обслуживания.

Так, В. Таточенко и Н. Озерецковский в своей брошюре «Родителям о прививках» (Москва, 2001 г.), выпущенной по заказу Минздрава РФ (!) пишут:

«...Почему же мы так дружно осуждаем родителей, не обращающих на своих детей должного внимания, наказывающих их, отдающих их в дома ребёнка, и как само собой разумеющееся воспринимаем то, что именно родители обрекают невакцинированных по своей воле детей на тяжёлые заболевания. Оставляя ребёнка без вакцинации, родители создают угрозу не только его здоровью, но и здоровью окружающих. Ведь он, заболев, может заразить тех, у кого вакцинальный иммунитет оказался недостаточным или угасшим...»

А вот отрывок из интервью главного педиатра Москвы А. Румянцева «Здоровью» («АиФ», 09.04.2003):

«Не хочешь прививать ребёнка — будь готов к его болезням... Сознательные родители делают ребёнку не только бесплатные прививки от 9 заболеваний, но и спрашивают у врача, какие надо сделать ещё. Да, прививки, не входящие в официальный план, платные, но стоимость одной вакцины равняется цене одной бутылки водки. Или вы выпьете сегодня эту бутылку, или ваш ребёнок будет защищён, например, от пневмококка или менингита…».

Так нам внушается мысль, что отказ от прививок неминуемо «обрекает детей на тяжелые заболевания», а отказываются от прививок одни лишь алкоголики и маргиналы, хотя на самом деле всё обстоит с точностью до наоборот: именно те образованные родители, что хорошо изучили тему прививок, отказываются от них, потому что не желают своему ребёнку тяжёлых заболеваний, а соглашаются на прививки как правило те, кто привык слепо верить врачам.

К сожалению, прозрение нередко приходит поздно, когда здоровью ребёнка уже нанесён ощутимый, а иногда и необратимый вред. Не следует недооценивать и психологический подтекст враждебности некоторых родителей по отношению к тем, кто, разобравшись в теме, отказывается прививать своих детей.

Ведь своим примером «отказники» как бы подчёркивают бездумье и легковерие «конформистов», которыми легко манипулируют медики. Особенно это верно в том случае, когда привитые дети страдают от болезней, связь которых с прививками очень вероятна (атопический дерматит, аллергии, бронхиальная астма, неожиданно появившееся отставание в умственном развитии и др.).

Осознание того, что они сами стали причиной болезней своих детей, нестерпимо для родителей. Соответственно, агрессия в отношении тех, кто сделал выбор в пользу отказа от прививок, представляет собой явление, которое в психологии называется вытеснением.

Но кроме мнения педиатров, существуют исследования, показывающие пользу прививок, с этим же Вы не будете спорить?

Я не придавал бы слишком большого значения этим исследованиям. Практически из каждого очередного «доказательства» пользы прививок торчат уши производителей вакцин, и это вовсе не паранойя и не теория всемирного заговора.

В США, где проблема прививок остра, как ни в какой другой стране, в ходу такие понятия, как «конфликт интересов» и «вращающаяся дверь».

Про конфликт интересов говорят, когда решения о лицензировании вакцин и об их включении в прививочный календарь принимаются людьми, которые имеют собственные финансовые интересы в том, чтобы прививок стало как можно больше. Эти люди имеют акции компаний — производителей вакцин и получают от них гранты на научные исследования.

Понятие «вращающаяся дверь» означает, что те, кто раньше был «независимым экспертом» по вопросам прививок в правительственном ведомстве, закончив государственную службу, с лёгкостью, словно через дверь-вертушку, переходит на работу в фармацевтическую компанию, чаще всего — именно в ту, что производит вакцины. Примеров такого рода очень много во всех странах.

Посмотрите на «специалистов», главных агитаторов за прививки — это люди, которые всю свою сознательную жизнь кормятся из прививочной кормушки. Они пишут кандидатские и докторские диссертации и публикуют многочисленные статьи на тему пользы прививок, получают научные гранты от производителей вакцин, работают в вакцинно-сывороточно-эпидемиологических НИИ, представляют страну на международных «прививочных» совещаниях.

Согласитесь, от таких людей бессмысленно ждать объективной оценки. Всё их благополучие завязано на восхвалении и пропаганде прививок. Чем больше вакцин — тем сытнее живётся этим «экспертам» и «специалистам», вне зависимости от того, что несут прививки на самом деле — пользу или вред.

К сожалению, именно такие люди ответственны за прививочную политику в большинстве стран.

Так, в России всё, относящееся к прививкам, включая определение критериев и регистрацию постпрививочных осложнений, находится в исключительной компетенции учреждения, смыслом существования которого является максимальное «раскручивание» вакцин — ГНИИСКа им. Л.А. Тарасевича.

Отсюда понятно, например, что смехотворная цифра в примерно 300 ежегодных осложнений, официально признаваемая ГНИИСКом, вряд ли составляет и несколько процентов от их истинного числа.

Тщательно выполненное исследование покажет объективную картину, вне зависимости от того, кто его выполняет и как он относится к прививкам. Цифры есть цифры. Манипуляции возможны с любыми цифрами.

Недаром сегодня все ведущие медицинские журналы требуют от авторов статей подтверждения, что те не имеют какой-либо заинтересованности в результатах проводимых ими исследований. Для такой подозрительности имеются все основания.

Ловкие манипуляции с цифрами и фактами, которые очень сложно проверить, дают нужные авторам результаты и приводят читателей к ложным умозаключениями относительно пользы или вреда того или иного лекарства или метода.

Наиболее распространённые статистические махинации в исследованиях прививок следующие.

Во-первых, это принципиально некорректные сравнения, когда изучают заболеваемость привитых детей и непривитых детей из контрольной группы. В контрольную группу дети не отбираются методом случайной выборки, как это положено в соответствии с законами статистики.

В неё попадают почти исключительно дети, которые получили медотвод по состоянию здоровья, из-за хронических и нередко тяжёлых фоновых заболеваний, часто это дети из неблагополучных семей.

Понятно, что заболеваемость среди таких детей всегда будет выше заболеваемости привитых, даже если вместо вакцины вводится дистиллированная вода. Более ста лет тому назад известный санкт-петербургский педиатр Владимир Рейц писал в своей книге «Критический взгляд на оспопрививание»:

«Известно, что прививают оспу лишь здоровым, всё же хилые и слабые исключаются. Неудивительно, что при заболевании тех и других оспой, последние должны дать больший процент смертности, который, следовательно, не будет зависеть от непривития, а будет обуславливаться общим состоянием здоровья. К тому же никто не может оспаривать, что большое число непривитых принадлежит к самым бедным классам народонаселения, а коль скоро захварывает бедный... живущий в дурной гигиенической обстановке [человек], то понятно, что у него какая бы острая болезнь ни развилась, всегда она будет вести к более трудным формам, дающим и больший процент смертности... Следовательно, сравнивать смертность слабых и болезненных субъектов, находящихся в дурных гигиенических условиях, со смертностью тех, которые находятся в благоприятных гигиенических условиях, невозможно...»[1].

Как видим, описанный статистический трюк начал применяться уже очень давно, но и сегодня он в широком «научном» использовании. Сравнивая заведомо неравноценные группы, вакцинаторы всегда получают заранее подготовленный вывод «прививка X — эффективна».

Справедливости ради надо отметить, что один раз всё же было проведено исследование по всем правилам статистики, а именно — полевые испытанияпрививки БЦЖ под эгидой ВОЗ в 1969-1971 гг. в Индии, и это исследование показало большую заболеваемость туберкулёзом привитых, после чего от таких исследований вакцинаторы вовсе отказались.

Таким образом, эпидемиологическая оценка эффективности прививок не выдерживает критики.

Другой вид оценки эффективности, по количеству образующихся после прививки антител, также вызывает большие сомнения.

Как известно, люди заболевают и при наличии антител в самых что ни на есть «защитных» титрах, и остаются здоровыми при их отсутствии. К тому же, после прививки количество антител очень быстро снижается, и вскоре привитый снова становится по прививочным меркам «незащищённым».

Ещё один распространенный трюк пропрививочных исследований — произвольное установление временных границ.

Например, демонстрируется снижение смертности и заболеваемости с такого-то по такой-то год на фоне использования определенной прививки.

Доверчивый читатель делает вывод о несомненной пользе прививок, однако авторы не сообщают, что за аналогичный период времени, предшествовавший появлению прививки, смертность и заболеваемость снижалась теми же самыми темпами или даже быстрее, и, следовательно, введение прививки либо никак не повлияло на снижение смертности и заболеваемости, либо даже замедлило его.

Ещё один излюбленный приём — сравнение разных периодов эпидемического цикла, который существует у инфекционных болезней, для демонстрации «несомненной пользы прививок» в те годы, когда заболеваемость всегда снижается по естественным причинам.

Вообще, приёмов и способов выдать чёрное за белое и наоборот — очень много. Родителям стоит критически относиться к любой информации о прививках, тщательно её перепроверять и не доверять безотчётно вакцинаторам.

Вы уже начали использовать специфические термины. Что вообще представляет собой прививка?

Прививка — манипуляция, направленная на создание искусственного иммунитета. Основана на введении в организм антигенов — веществ, способных вызывать образование антител.

Антитела — сложные белки плазмы крови, которые вырабатываются лимфоидными клетками и нейтрализуют микроорганизмы или выделяемые ими токсические вещества.

Это совершенно необходимые для нас ключевые понятия, с которыми мы будем сталкиваться всё время. Прививка имитирует болезнь, но, как считается, в её легкой форме, потому что возбудитель болезни ослаблен или убит. Предполагается, что когда привитый столкнётся с естественным, природным возбудителем, он уже будет защищён от него имеющимися антителами.

Значит, между вакциной и естественной болезнью нет разницы? Антитела ведь вырабатываются к одним и тем же антигенам? Почему нам не избежать естественной болезни, которая может оказаться и очень тяжёлой, в пользу более лёгкой, прививочной?

Реакция организма на взаимодействие с естественными и прививочными антигенами в корне различна. За исключением клостридий, выработка токсина которыми приводит к столбняку, возбудители всех остальных «предотвращаемых прививками» болезней попадают в организм через слизистые оболочки дыхательной или пищеварительной систем.

В ответ на вторжение возбудителей там начинается выработка иммуноглобулина A (IgA). Фактически, те случаи болезни, которые мы наблюдаем, вряд ли составляют и 1% от всех случаев инфицирования, скорее всего, их намного меньше — возможно, в тысячи раз.

Когда случается естественная болезнь, то помимо выработки IgA химические сигналы со слизистых оболочек запускают стройный «хор» иммунной системы, в результате чего иммунный ответ становится зрелым, а возникающий после болезни иммунитет — пожизненным.

Естественные болезни, случающиеся у нормального, здорового ребёнка, помогают «отлаживать» и тренировать иммунную систему.

Возбудители же, которые попадают в организм с прививкой, минуют слизистые оболочки и немедленно попадают в кровоток. К такому развитию событий организм эволюционно не готов.

Для того, чтобы справиться с инфекцией, не обезвреженной на уровне слизистых и к борьбе с которой организм не был подготовлен заблаговременно полученными химическими сигналами, он вынужден расходовать многократно большее число лимфоцитов, нежели когда это происходит при естественной болезни.

Так, по имеющимся оценкам, если естественный эпидемический паротит (свинка) отвлекает на себя 3-7% общего числа лимфоцитов, то возникающий после прививки — тот, что называют «лёгким», — 30-70%. В десять раз больше!

Как только плазматическая клетка или лимфоцит «привязываются» к определённому антигену, они становятся неспособными реагировать на другие антигены, проникающие в организм (что частично объясняет хронически сниженный иммунитет у привитых и частые инфекции в поствакцинальном периоде).

При этом антитела вырабатываются не к «чистым» антигенам возбудителя, как это бывает при естественном процессе, а к сложному биокомплексу антигенов, консервантов, адъювантов (веществ, усиливающих выработку антител), деконтаминантов (веществ, обеззараживающих вакцины)...

Такой иммунный ответ оказывается незрелым, а возникающий иммунитет — непрочным и непродолжительным.

Хроническое истощение иммунной системы прививками небезобидно и в долгосрочной перспективе.

В своем письме в Российский Национальный комитет по биоэтике онкоиммунолог проф. В.В. Городилова пишет:

«Какими бы временными ни были формы иммунопатологии, все они сводятся к нарушению баланса Т-клеточных систем, приводя функционально и структурно к многочисленным расстройствам в здоровье ребёнка. Запас лимфоцитов постепенно истощается, и организм оказывается беззащитным перед различными антропогенными факторами. Человек стареет раньше своего времени. Физиологическое, естественное старение — процесс постепенного затухания, увядания всех звеньев иммунной системы. Вакцины же ускоряют, подстёгивают процесс «расходования» лимфоцитов, искусственно приводя организм человека к преждевременному старению, отсюда старческие болезни у молодёжи. В онкологии основополагающим служит дисбаланс между скоростью иммунного ответа и опухолевым ростом. Нарастание онкозаболевания опережает скорость размножения реагирующих на него лимфоидных клеток, направленных, кроме того, на борьбу с непрестанно поступающими антигенами — вакцинами»[2].

Вы говорили об эффективности. Что Вы можете сказать об исследованиях безопасности прививок?

Здесь дело обстоит ещё хуже. Если даже прививка недостаточно эффективна, то, может рассудить иной родитель, почему не сделать её, вдруг она даст ребёнку хоть какую-то защиту?

Однако любой нормальный родитель поставит непременным условием безопасность самой процедуры, а потому предпринимаются все меры, чтобы убедить, что прививки совершенно безопасны. В ход идут все мыслимые и немыслимые ухищрения.

Самое распространённое: при проведении исследования в группу привитых попадают тщательно отобранные, здоровые дети, не страдающие ни от каких хронических болезней и не имевшие ранее побочных реакций на прививки, да ещё перед прививкой им дают антигистаминные препараты (тавегил, супрастин), чтобы «забить» температуру и воспаление в месте укола и создать впечатление отсутствия нежелательных реакций.

Наблюдение за привитыми длится равно столько, чтобы не увидеть отсроченных осложнений, которые могут возникнуть спустя несколько недель или месяцев и испортить радужную картину, рисуемую вакцинаторами.

Однако, как только вакцина лицензирована, и прививка входит в прививочный календарь, её начинают делать всем детям, и выясняется, что рекламируемая безопасность оказывается фиктивной.

Конкретные примеры тяжёлых болезней, которые могут развиться после прививок, я буду приводить в следующих главах, пока же отметим, что безопасных прививок не бывает в принципе. Самая лучшая, самая безопасная прививка — та, которую не сделали.

Однако в детстве всех нас прививали. И ничего — все ведь здоровы...

Во-первых, далеко не все здоровы. Вы ведь общаетесь с теми, кого миновали такие осложнения на прививки, которые не дают возможность получить образование и нормально жить в обществе. Вы не знаете, сколько детей после прививок погибло, а сколько стали пожизненными инвалидами, проводящими свои дни в специальных учреждениях. Об этом никогда не сообщалось.

Во-вторых, сравните, сколько прививок получали вы, а сколько получают ваши дети. Совершенно точно вы не получали три прививки (с ртутью в качестве консерванта) от гепатита В, причём первую из них — через несколько часов после рождения. Не получали прививку от краснухи. Вполне возможно, что не получали от свинки; те родители, что постарше, не получали и от кори.

Ваши родители не могли последовать настойчивой рекомендации защитить вас от гепатита А или менингита прививками — соответствующих вакцин тогда ещё не было.

Представим такой вариант — исследование проведено по всем существующим статистическим правилам, и оно показало эффективность и отсутствие побочных эффектов определённой прививки. Тогда Вы рекомендовали бы её?

В противоположность тому, в чём нас настойчиво пытаются убедить сторонники идеи вакцинопрофилактики, здоровый крепкий иммунитет не может быть подменён даже самыми современными прививочными костылями, которые, к тому же, требуется постоянно обновлять.

Рекламируя и пропагандируя прививки, вакцинаторы сознательно ставят акцент на защите от кори или свинки, в то время как родителям надо, чтобы их малыш был здоров в целом.

В самом деле, радоваться ли родителям, ребёнок которых заболел аутизмом или лейкозом, что прививки спасли его от безобидных детских болезней?

В последние десятилетия мы являемся свидетелями небывалого всплеска заболеваемости аллергиями, астмой, детскими онкологическими болезнями, инсулинозависимым сахарным диабетом, ревматоидным артритом, аутизмом.

Объяснений этому официальная медицинская наука не находит, но немалое количество независимых исследований связывает эти болезни с огромным количеством прививок, обрушившимся на детей, чья иммунная система не выдерживает такого перенапряжения.

Можно предположить, что массовые прививки ответственны не только за регистрируемые и чётко различимые болезни, но и за общее снижение способностей детей к обучению и социальной адаптации.

Американский исследователь д-р Харрис Култер написал книгу «Прививки, насилие в обществе и преступность», в которой показал, что гиперактивность детей, их неспособность к обучению из-за проблем с концентрацией внимания, такие нарушения, как дислексия и дисграфия и даже всплеск насильственной преступности могут быть связаны с поражением вакцинами механизмов управления и контроля мозга, а именно с так называемым постэнцефалитным синдромом — хроническим вялотекущим воспалением головного мозга, вызванного прививками, в первую очередь прививкой против коклюша[3].

У всех лекарств тоже есть побочные эффекты, но мы ведь из-за этого не отказываемся применять их в лечении?

Разница в том, что лекарства принимают больные, чтобы возвратить здоровье или предотвратить его ухудшение.

Прививки же делают здоровым, и они по определению не могут улучшить состояние здоровья. Они могут его только ухудшить, что часто и происходит.


Эта страница нарушает авторские права

allrefrs.ru - 2017 год. Все права принадлежат их авторам!