Главная Обратная связь

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






Учебный центр сиб-группы 111. Голос Наяд был настойчивым и резким



Лес Керенского

Айронхолд

Кластер Керенского

Пространство Кланов

Июня 3061 года

 

Голос Наяд был настойчивым и резким.

— Расскажи мне еще об этой войне, — потребовала она.

— Я уже рассказала то немногое, что сама знала, — пожала плечами Пери. — Из района боевых действий сю­да просачивается не так много сведений, Наяд. Идут ожесточенные бои. Войска Соколов, ведомые Ханом, от­воевали несколько планет. Гадюки были застигнуты врасплох внезапным появлением наших свежих сил на Бенсингер и Персистенс. Соколы напали молниеносно и без особого труда захватили эти миры. Тыловые части, оставленные там Стальными Гадюками, оказались демо­рализованы неожиданной атакой и не смогли отразить натиск наших ребят. Победа была легкой, а потери мини­мальны...

Пери обвела взглядом заброшенную казарму, куда они с Наяд пришли поговорить.

Наяд единственная из всех членов сиб-группы удоста­ивала Пери своим вниманием. Остальные активно проти­вились присутствию еще одного ученого, пытавшегося разобрать их по винтикам...

После нескольких посещений казармы Пери постави­ла здесь на место койки и подмела пол. Весь мусор был выброшен в находившийся неподалеку утилизатор отхо­дов.

— А потом, — с нетерпением спросила Наяд, — ну же, Пери, что было потом?

— Потом Хан отвоевала столицу оккупировной территории Судеты, и это было сокрушительным ударом для Гадюк. Посколь­ку все наши основные базы остались в целости и сохран­ности, захват Судетов явился не только фактом завоева­ния планетарной системы, но и обозначил преимущество в стратегической инициативе. Потери Соколов там были несколько большими, чем раньше, но в целом относи­тельно приемлемыми... Кстати, говорят, что воинское подразделение, составленное из вольнорожденных — Ир­регулярные Части Хана, — будет участвовать в следующей заявке. Многих воинов это, кажется, пугает, но я знакома с командиром Иррегулярных Частей и знаю, что было бы ошибкой недооценивать их. Вот, пожалуй, и все, что я мо­гу вспомнить из содержания донесений, поступивших в главный штаб Учебного Центра. Подробностей очень мало. Вообще информация доходит до нас в последнюю очередь. Наяд.

— Вы хотите сказать, что мы никому не интересны?

— Да нет, не в этом дело. Просто Центр засекречен, и все, что поступает сюда, тщательно фильтруется... Кста­ти, Наяд, поменьше усечений в речи, квиафф?



Наяд, которая терпеть не могла критики в свой адрес, нахмурилась.

— Как хочу, так и буду говорить, во всяком случае, при вас.

— Но не при Октавиане, квиафф?

Само собой. Он же сдерет сменя шкуру.

— Как и положено нормальному сиб-родителю, — слегка улыбнулась Пери.

— Страваг! Как бы мне хотелось попасть на эту войну!..

— Успокойся, придет твой черед...

— Когда я стану воином, наверное, кругом будет сплошной мир, — печально сказала девочка. — Я хочу туда сейчас.

Пери улыбнулась.

Она еще такая маленькая... и такая серьезная. Не помню, каким был Эйден Прайд в ее возрасте, но наверняка примерно таким же — воинственным и пате­тичным. Другие дети тоже постоянно напоминают мне его, но больше всех все же Наяд.

— Мне пора идти, — сказала девочка. — Октавиан и без того зол на меня за то, что я сломала руку Дании.

— Понятное дело, — согласилась Пери. — Но еще ведь рано. У нас есть несколько минут.

— Мне нужно сперва кое-куда сходить.

Не тратя времени на дальнейшие объяснения, Наяд тут же повернулась и отправилась восвояси, помахав на прощанье рукой.

Впрочем, Пери была даже рада, что девочка ушла так быстро. У нее самой были еще кое-какие дела.

Охрана уже успела привыкнуть к Пери, и сейчас она хотела просмотреть некоторые досье, пока ученые обеда­ли в столовой, а в кабинетах никого не было. Пери уже трижды делала тайные вылазки и знала график работы.

 

* * *

Наяд стояла в тени и наблюдала за проходившей мимо Пери.

Выслеживать ее было легче, чем любого другого из тех, кто работал в Учебном Центре. Труднее всего было сле­дить за Октавианом. Он и сам признавался, что у него на затылке имеются глаза, хотя Наяд никогда их там не ви­дела. Ничто из происходящего на территории Центра не могло пройти мимо его внимания.



Девочка и раньше замечала, что Пери, мало общав­шаяся с коллегами, порою вела себя странно. Наяд виде­ла, как она снова зашла в главный корпус, где была заме­чена неделю назад.

Она такая любопытная. Но она красива, красивее всех тех, с кем я когда-либо встречалась. Да, всех, хотя я не многих-то видела. И еще Пери — вылитая я, только noстарше, конечно...

 

* * *

Пери постепенно собирала сведения о проекте, над которым работали в Учебном Центре. Однако, поскольку Марта была далеко, на войне, она никому не могла их пе­редать.

А вдруг с Мартой что-то случилось? Если ее убьют в этой кампании, кому еще известно о моем задании ? Да, Саманте Клис... Возможно ли то, что и она погибнет? Очень даже возможно. В таком случае я здорово застряла здесь — лазутчик, которому не на кого работать... Но я все равно буду противодействовать Этьену Бальзаку.

Колм Харви, немногословный генетик, был главной рабочей лошадкой коллектива, работавшего в Учебном Центре. В его распоряжении имелась подсобка в зале со­браний, где за столом красного дерева заседали ученые, обсуждая результаты своих исследований по данной сиб-группе.

Пери не допускалась на эти собрания. Бальзак пре­доставил ей лишь частичный доступ к материалам проек­та — как он пояснил, в качестве временной меры, кото­рая будет скоро отменена. Он словно догадывался об ис­тинной причине, заставившей Пери попроситься сюда на работу.

Ограничение права доступа означало, что ей необхо­димо было бы объяснить свое присутствие в любом непо­ложенном месте — как, например, здесь, в подсобке. Хар­ви почти не оставлял на своем столе чего-нибудь такого, что помогло бы понять, над чем он работает.

Впрочем, деятельность этого Харви не так уж интере­совала Пери. Предметом большей части его исследова­ний было изучение поведения членов сиб-группы, что имело косвенное отношение к цели ее поисков. Она ис­кала то, что было скрыто за этими исследованиями.

Пери включила компьютер, стоящий на столе у Харви. Она понимала, что залезать без спросу в чужой вычисли­тель — дело очень рискованное, и, если кто-нибудь заста­нет ее за этим занятием, будет плохо. На этот случай у Пери был припрятан небольшой ножичек с длинным лезвием.

Доступ в компьютерную сеть Центра можно было по­лучить, введя пароль. Пери удалось просмотреть несколь­ко файлов других ученых, взломав их пароли, но пока что ей не попалось ничего интересного.

Однако она заметила, что Харви часто бывал рассеян­ным — забывал о назначенных встречах, опаздывал на со­вещания, нередко был невнимательным в процессе рабо­ты. Такому, как он, нужен был бы легко запоминающийся пароль.

Пери попробовала ввести «Харви». Потом «Колм». Безрезультатно. Имя с фамилией не сработали...

Она попробовала имена членов сиб-группы. Доступа дано не было. Пери пыталась ввести все имена задом на­перед, потом названия и номера строений Центра, самые распространенные в Кланах слова...

Ничего не вышло.

Пери откинулась, на спинку вращающегося стула Хар­ви и начала перебирать в памяти лаб-имена, которые да­вались ученым.

- Харви... Что это за имя — Харви? Жаль, что я недоста­точно внимания уделяла изучению истории терранской нау­ки. Харви — что-то знакомое... это было давно, да... нечто, связанное с анатомией. Кажется.

Может быть, «кости»?..

Пери набрала слово «кости». Отказ доступа.

Она попробовала все названия отдельных костей, ко­торые только помнила. Ничего.

А может, части тела?..

Пери поспешно набирала на клавиатуре названия ос­новных частей тела. Опять мимо.

Нет, что-то другое. Что же изучал этот Харви? Сис­тему кровообращения? Попробую слово «кровь».

Пери выстукала слово «кровь».

Пароль сработал, и экран усеялся ярлычками.

Я оказалась права. Харви ввел легко запоминающийся па­роль. Впрочем, не было причин мудрить. Откуда бы здесь взяться шпионам?

Почти сразу же Пери отыскала и просмотрела не­сколько нужных файлов. В большинстве своем они не сильно отличались от уже виденных ею.

Да, общая база данных... программы... игрушки... ге­рои... фильмы... по... ай-яй-яй... презентации...

Ничего нового. Почти у всех в машинах такое. Но Пе­ри не могла поверить, чтобы рассеянный Харви не оста­вил ничего важного. В его файлах должно было найтись что-то, что она искала.

И вдруг, совсем неожиданно, она натолкнулась на лю­бопытный файл, скромно озаглавленный «Планирова­ние».

Длинный, многостраничный и зашифрованный файл, с множеством отсылок к другим файлам.

Внимание Пери сразу привлекло то, что этот документ пришел лично от Генерал-Ученого. Быстро пролистав его до конца, она нашла сообщение, что нельзя распечаты­вать этот файл, а после прочтения уничтожить.

Возможно, последнее указание и было излишним для Харви, который по своей рассеянности все равно все бы постирал. Пери давно поняла, что опасно давать ученому инструкцию или указание, которое он мог понять бук­вально.

В Учебном Центре ученые не были особенно озадаче­ны информационной безопасностью, поэтому такой че­ловек, как Харви, не сильно боялся того, что кто-то зале­зет без спроса в его компьютер и начнет читать секретные материалы.

Кроме того, способ шифровки файла был довольно хитроумным, что могло напугать обычного шпиона, од­нако Пери была знакома с большинством методов шиф­рования, которые применялись в ученой касте.

Подобный вид шифра ей уже встречался раньше. Пери быстро вскрыла файл. Единственной трудностью был, слишком уж большая длина файла. Она пролистала его так быстро, как только могла, натыкаясь на какие-то маловразумительные таблицы, графики и статистические сводки, которые, впрочем, явно указывали на то, что за­секреченная сиб-группа Учебного Центра была лишь од­ной из многих, где занимались аналогичными экспери­ментами.

Местоположение других групп не уточнялось, но, ви­димо, они имелись во многих мирах Кланов. Стало быть, этот проект — межклановый.

Возможно, имеется достаточно большое количество подготовительных баз, спрятанных в уединенных уголках различных планет, ив их деятельности принимают участие все или почти все Кланы. Очевидно, применяемые для осу­ществления проектов генетические материалы заимству­ются из разных источников, так что Эйден — не единст­венный герой, чьи генетические материалы были использо­ваны. Но если моя догадка верна, элитный генофонд может быть использован в других секретных проектах, реализуе­мых кастой ученых.

Почти два года назад, когда Пери перевели на базу Фалькон Эйри, -что.на Хантресс, она обнаружила, что копии генетических материалов Эйдена Прайда храни­лись в лабораториях Дымчатых Ягуаров, в их столице Лутере. Ужасно было узнать, что материалы, которые явля­ются генетическим достоянием Нефритовых Соколов, лежат на полке у ученых другого Клана!..

Вскоре после этого. Пери покинула Фалькон Эйри и начала собственное расследование, которое вела и по­ныне. Она спрашивала себя, что же происходило с гене­тическими материалами Эйдена Прайда, пока той плане­той владела Внутренняя Сфера...

Теперь же на владение Хантресс претендовали сфероиды, но Пери становилось дурно при одной мысли о том, что внутрисферное отродье могло хотя бы даже просто прикасаться к генам Эйдена!.. Вот к чему приво­дит закрытость ее касты.

Просмотрев файл дальше. Пери прочла сноску, по всей видимости сделанную лично Бальзаком, из которой следовало, что вышедший из сиб-групп «материал» не должен был пополнять ряды воинов Кланов.

Генетически совершенные солдаты будут верно служить касте ученых.

Весь личный состав наставников-воинов, учавствующих в подготовке, подлежит ликвидации, а боевые части к отправке к месту назначения, о котором не говорилось в послании.

Бальзак формирует свою собственную преторианскую гвардию, настоящий Клан ученых, освобождающий их от статуса касты. Как бы он назвал свой Клан? Хитрые Лаб-Крысы? Самое ужасное, что это может сработать. Что я могу сделать?.. Все пора уходить, а то становится опасно.

Наяд наблюдала за Пери, выходящей из главного корпуса. В следующий раз ей придется проследовать за нeй прямо в лабораторию.

Девочка услышала, как кто-то ее зовет. Голос Идании...

Наяд поняла, что опаздывает на занятие по воинской истории, а за такое Октавиан запросто и убить может.

 

XXXII

Даймон-Бич (взморье Демона)


Эта страница нарушает авторские права

allrefrs.ru - 2017 год. Все права принадлежат их авторам!