Главная Обратная связь

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






Тренировочная зона № 14 Нефритовых Соколов



Айронхолд

Кластер Керенского

Пространство Кланов

Марта 3060 года

 

Саманта Клис наблюдала, как на экране головида Диана играючи расправлялась со своим первым соперни­ком в схватке за родовое имя.

В противники девушке достался звездный командир Этан, боец опытный, умелый и беспощадный. Однако Диана, к определенному удовольствию с интересом на­блюдавшей за поединком Саманты, не стушевалась, сразу навязав противнику свой темп боя.

Местом для проведения схватки Этан выбрал горное плато, и теперь боевые Мехи, «Nova» Дианы и «Mad Dog» ее противника, гонялись друг за другом в заоб­лачных высях.

Пока что они не сблизились друг с другом на дистан­цию, которая позволила бы вести эффективный огонь, и их передвижения напоминали осторожный шахматный дебют. Но вот взревели прыжковые двигатели «Mad Dog», Мех взвился в воздух и начал стремительно со­кращать разделявшее машины расстояние, намереваясь приземлиться за спиной «Nova».

Однако и Диана не зевала.

Спрятавшись почти целиком за выступом скалы — так, что были видны лишь голова Меха и направляю­щие SRM, — Диана встретила врага в полете ракетным залпом.

«Mad Dog» просто повезло, попавшие прямо в центр корпуса заряды не развернули его, не опрокинули на камни, а лишь затормозили прыжок.

Этан не мог изменить направления полета, поскольку двигатели дали сбой. Он жестко приземлился со своим аппаратом прямо перед наставленными на него лазерами «Nova».

Диана могла разрезать противника хоть пополам, хоть наискосок, хоть еще как: у нее хватало времени на то, чтобы прицеливаться не спеша, будто в тире. Однако она медлила, и Саманта не смогла сдержать досадливого восклицания.

Что ты делаешь, глупая девчонка?! Он же как на ладони! Стреляй немедленно!..

Выстрел. Еще выстрел.

Почему-то Диана не задействовала лазеры, а пустила в ход автопушку. Для «Mad Dog» с его мощной про-тивоснарядной броней это было спасением...

Как оказалось, временным.

Снаряды, ударив в грудь Меха, не пробили прочный корпус, однако от полученного толчка «Mad Dog» сделал шаг назад, потом еще один и оказался на самом краю пропасти.

Он стал падать, медленно, очень медленно...

Все!

И тут Саманта не поверила своим глазам: Диана выве­ла своего Меха из-за скалы и бросилась на противника.

Что бы это значило?..

Ответ пришел через секунду: Этан катапультировался, но неудачно, парашют не раскрылся, и теперь он летел вниз с многометровой высоты, а Диана, подведя своего Меха к самому краю плато, вытянула руку «Nova», ловя звездного командира. Ей это удалось, но противник повел себя странно, ни за что не желая крепко держаться за протянутую ему в прямом и переносном смысле руку.



Сперва Саманта не поняла, в чем дело, потом ее осе­нило.

Этан не хотел, чтобы его спасла вольняга.

 

IХХ

Тренировочный полигон №14

Айронхолд

Кластер Керенского

Пространство Кланов

Марта 3060 года

 

Выпрыгнув из коптера и помахав рукой в знак благо­дарности пилоту, Диана услышала стремительный топот спешившей к ней Джоанны. Точно рассчитав свое движе­ние, девушка повернулась лицом к наставнице как раз в тот момент, когда та открыла рот, собираясь окликнуть ее по имени.

Диана заговорила первой с веселым огоньком в глазах:

Вы хотите что-то сказать мне, Джоанна?

— Ты просто стравагски права в этом, курсант.

Джоанна частенько величала девушку курсантом, ког­да бывала особенно обозлена.

— Победив, ты выглядишь такой довольной этим сво­им никчемным и никому не нужным актом героизма. Что за представление ты разыгрывала там и для кого?

Подошедший к ним Жеребец широко улыбался.

Ни для кого, - ответила Диана. - Точнее, для себя самой. Я не обдумывала ничего заранее, а просто дейст­вовала по...

—.Ты правильно делала, что не обдумывала!

— Он неплохо сражался. Я победила — зачем было да­вать ему свалиться с обрыва вместе со своим Мехом?

— Мне наплевать на этого савраши! Не понимаю, по­чему ты считала иначе. Он только и делал, что с самого начала боя поносил тебя почем зря. Ну и пусть бы гибель этого придурка стала последним оскорблением с его стороны! Тебе не приходило в голову, Диана, что ты слишком рискуешь? Все что угодно могло бы произойти внутри пилотской кабины. Он мог искалечить тебя, ты могла зацепиться ногой за какие-нибудь обломки, да и мало чего! Свалилась бы с обрыва вместе с этим идиотом и с «Mad Dog» ко всем чертям, вот было бы интересно, твой следующий противник мог плакать от счастья, что такая дура сэкономила ему время!



Джоанна некоторое время сердито сопела, потом добавила тоном ниже:

— Слишком большой риск, Диана, не красит настоящего воина.

— Да уж, Диана, — вставил Жеребец, — продолжай действовать в том же духе, и тебя, возможно, начнут срав­нивать с твоим отцом.

Диана засмеялась, Джоанна сердито повернулась к Жеребцу:

— Вы одобряете ее глупый героизм?

— Как сказать, — ответил Жеребец. — Но даже вы на­звали это героизмом.

— Нет, я назвала это неоправданным риском! Пусть бы этот страваг разбился вместе со своим Мехом!

— Нехорошо так говорить, Джоанна. Он бы погиб бес­полезно, а мы, Нефритовые Соколы, осуждаем расточи­тельную трату воинских ресурсов. И не будем забывать о том, что Диана ответила достойно на попытку соперни­ка оскорбить ее, унизив его самого тем, что спасла ему жизнь. Я приветствую это, Диана.

Джоанна возмущенно всплеснула руками:

—Да ну вас обоих! Вольнорожденная солидарность. Смотри, не забудь то, что я говорила тебе о глупом риске!

— Джоанна, — проговорила Диана, — не заложено ли в самой природе риска то, что ты не можешь знать зара­нее, глупый он или нет? Я хочу сказать...

— Мне до сурата то, что ты хочешь сказать. Смотри, чтоб у тебя не вошло в привычку вытаскивать вражеских пилотов из их кабин, квиафф?

— Ничего. Я буду поступать так, как сочту нужным.

— Жеребец прав, ты точно как Эйден Прайд. Хоть это радует.

Джоанна повернулась и сердито зашагала прочь.

Диана посмотрела на Жеребца.

— Вы в самом деле думаете, что я похожа на своего от­ца? — спросила она.

— Да, — кивнул Жеребец. — Если посмотреть с опре­деленных позиций, то в его действиях на Токкайдо было мало продуманного, но благодаря этому Эйден был при­знан героем. Героизм зависит от наличия риска.

— Это слишком сложно для меня, — призналась Ди­ана.

— Для меня тоже, — рассмеялся Жеребец. Они догнали Джоанну и втроем покинули тренировоч­ную площадку.

Сперва они шли молча, затем Жеребец принялся ана­лизировать техническую сторону боя Дианы. Джоанна, чей гнев заметно поубавился, охотно присоединилась к его критике действий девушки.

 

* * *

В комплексе казарм было полно народу.

Каждое состязание за родовое имя привлекало множе­ство зрителей, а у Дианы аудитория была, пожалуй, вдвое больше обычной.

Это сборище едва ли было благожелательным к ней. Еще до того, как Диана смогла расслышать что-либо из выкриков толпы, она поняла, что люди довольно взвин­чены: сплошные воздетые кулаки, оскорбительные жесты и злобные гримасы. Когда ей с Джоанной и Жеребцом в гуле голосов постепенно стали различимы отдельные слова, оказалось, что народ чуть ли не хором вопит «вольняга!».

Угроз физической расправы практически не было, по­скольку закон гласил, что воины, участвующие в состяза­ниях, не должны подвергаться совсем уж агрессивным нападкам. Это правило было установлено уже давно - еще тогда, когда проводилось много схваток за родовое имя, помимо официальных испытаний.

Кроме того, толпу сдерживало приличное количество дюжих охранников-элементалов, которые при малейшем нарушении правил поведения пускали в ход силу, против чего воины не особо протестовали, поскольку синяки все же украшают мужчин. Впрочем, Диана сомневалась, что они смогли что-то сделать, если бы толпа таких размеров перешла к решительным действиям.

Несмотря на то что, согласно Кодексу Воина, необходимо было отвечать на любой серьезный вызов, сделанный воинам, участвующим в состязаниях за родовое имя, обычаем предписывалось не реагировать на выпады зрителей, так что Диана и двое ее товарищей спокойно прошли мимо вопящей и яростно жестикулирующей толпы, не обращая на нее никакого внимания.

Неподалеку от своей казармы Диана разглядела какого-то стоящего в расслабленной позе смутно знакомо человека, который явно поджидал ее.

Сперва она не сразу сообразила, кто это, но потом вспомнила памятную драку вокруг головида. Мехварриор Лейф. При свете дня он оказался моложе, чем в ночь знакомства.

Подойдя к Лейфу, Диана приветливо улыбнулась. Хорошо, — подумала она, — что рядом нет Джоанны.

Наставница вместе с Жеребцом ушли наблюдать за починкой ее Меха.

— Вы неплохо сражались, — сказал Лейф, улыбаясь. — Я смотрел по головиду.

— Надеюсь, болели за меня? Он улыбнулся еще шире:

— Ну, болеть за вас в Зале головида, пожалуй, было до­вольно опасно, но я втайне приветствовал вашу победу.

— Вас не шокировало то, что я вытащила звездного командира из кокпита его Меха?

— Нет. Вряд ли я сам пошел бы на подобный риск, но я восхищаюсь вашей смелостью. Это было очень... как бы это правильнее сказать... по-верному.

Услышав такое, Диана рассмеялась:

— Это что, такая шутка?

— Это вовсе не шутка. Мне кажется, я поддерживаю ваши притязания, если можно так выразиться. Я не хочу, чтобы вы победили, но это не потому, что вы формально вольнорожденная, а потому, что сам намереваюсь заполу­чить это родовое имя.

— Я смотрела по головиду запись вашего поединка в первом туре. Неплохой бой, хоть и коротковатый.

Я не трачу время впустую.

— Да уж, не тратите.

— Видите ли, жребий развел нас так, что мы, навер­ное, встретимся только в финальной схватке, квиафф?

— Это приходило мне на ум. Это же замечательно — завоевать родовое имя в борьбе с достойным противни­ком! Мне нравится.

— Вы весьма учтивы для воина Клана Нефритового Сокола.

— Наверное, своего рода генетическое отклонение. Я избавлюсь как можно скорее от него, — серьезно сказа­ла Диана.

— Избавьтесь, а я постараюсь быть достаточно вежли­вым, когда одержу над вами победу, — улыбнулся ей на прощание Лейф.

Проходя мимо Дианы,он слегка пожал ее запястье.

Девушка пристально смотрела ему вслед. Лейф не ог­лянулся.

Диана все еще ощущала его прикосновение. Воины так редко случайно касаются друг друга. Что же за чело­век этот Лейф? Ох уж эти темные переулки...

 

XX


Эта страница нарушает авторские права

allrefrs.ru - 2017 год. Все права принадлежат их авторам!