Главная Обратная связь

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






Медицинский центр Элизабет Хазен



Госпиталь

Айронхолд

Кластер Керенского

Пространство Кланов

Февраля 3060 года

 

Диана, она, может быть, не придет в себя еще мной дней... может быть, даже недель, — проговорила Джоанна непривычно тихим голосом — вероятно, оттого, что в госпитале не разрешалось разговаривать громко. — Может быть, она вообще в коме.

Диана даже не обернулась в ее сторону, продолжая сто ять рядом с восстановительной капсулой, где тело Пери словно висело в воздухе, хотя и было ясно видно, что от запястий, шеи, затылка и груди отходили датчики и гибкие шланги, подсоединенные к оборудованию, совмещающе­му в себе блоки диагностики и снабжения лекарствами.

Все это выглядело жутковато: переплетенные друг с другом трубки различной толщины, которые извива­лись, скользили, висели и опоясывали многострадальное тело Пери, словно раздувшиеся от злости змеи, стремя­щиеся высосать ее всю досуха... хотя и было понятно, что без них женщина не сможет прожить ни минуты.

Хотя на Пери и был просторный больничный халат, скрывавший тело почти целиком, на ее руках, ногах и ли­це все еще виднелись темно-синие, багровые и черные синяки и ушибы, оставшиеся после того нападения. Ме­дицинский персонал удивлялся тому, как женщина вооб­ще выжила после такого.

Однако Пери хоть и медленно, но верно шла на по­правку с момента ее помещения в прозрачную кап­сулу

Глядя на беспомощно повисшее между небом и зем­лей — точнее, полом и потолком — неподвижное тело, Джоанна с запоздалым легким раскаянием подумала о том, что за столько лет ни разу не вспомнила о Пери.

Когда они встретились в последний раз. Пери уже дав­но была исключена из той самой сиб-группы, что произ­вела Эйдена и Марту...

Эйден сбежал с Айронхолда, и Тер Рошах послал Джоанну вместе со странноватым техом по имени Но­мад за ним в погоню. Они в конце концов, нашли его вместе с Пери на научной станции, на планете Токаша. К тому моменту, хотя ни Эйден, ни Джоанна об этом даже и не подозревали, уже была зачата Диана. Она родилась спустя несколько месяцев...

Джоанна почувствовала тошноту. Ей становилось пря­мо-таки дурно при мысли о естественных родах.

— Диана, завтра твое первое испытание за родовое имя. Околачиваться здесь не...

— Замолчите, Джоанна.

В любой другой момент наставница должным образом отреагировала бы на подобную дерзость, но тут в ней за­говорил инстинкт бывшего сокольничего, и она решила быть снисходительнее к чувствам девушки. Джоанне не хотелось, чтобы что-нибудь как-нибудь не так сказалось на боевом задоре Дианы, столь необходимом ей для борь­бы за родовое имя.



Ну что тут сказать ? В самом начале я не верила, что У нее что-нибудь получится. Да, я понимала, что, как у во­ина Нефритового Сокола и дочери Эйдена Прайда, у Дианы есть все необходимые качества для того, чтобы как следует сражаться. Неистовость, которой не всякий воин Клана может похвастать... Жеребец говорил, что в истории Терры были Кланы, которые назывались варварскими, славив­шиеся своей жестокостью, дикостью, умением не только продырявить шкуру ножом, но вслед за этим... а то и до того содрать ее. В бою Диана именно такова — она истинный варвар, но не вернорожденный, а это серьезный недоста­ток... Сначала я думала, что вольнорожденность будет для нее серьезным препятствием, а вот теперь этот факт представляется сильной стороной. Диана способна побе­дить, в этом я сейчас не сомневаюсь... если только она не станет постоянно крутиться у постели своей матери.

Джоанна недоумевала: что же могла чувствовать Диана здесь, в реабилитационной палате медицинского центра? Озабоченность состоянием этой искалеченной женщи­ны, помещенной внутрь медкапсулы?..

Словно бы отвечая на этот невысказанный вопрос, Диана вдруг заговорила:

— Я не виделась с нею... с моей матерью, уже давно. Что она делает на этой планете? Зачем она здесь? Мы так редко выходим на связь друг с другом... Почему она не пришла повидаться со мной? Мой путь к завоеванию ро­дового имени — это что-то значит для нее? Разве ей не хотелось бы поддержать свою дочь?

Джоанна отвернулась в негодовании, причину которо­го она не могла объяснить.



— Я — вернорожденная, — сказала она. — Я не знаю, как ведут себя матери и о чем они думают. Диана тихо рассмеялась:

— Конечно... Вернорожденная, вольнорожденная... Вольняга. «Вольняга»!..

От внимания Джоанны не ускользнуло то, с какой раз­ной интонацией оба раза было произнесено это слово. В первом случае оно было тем, как обычно вернорожденные называют вольнорожденных, а во втором — самым обидным ругательством в касте воинов. В каком-то смыс­ле эти слова определяли самое Диану: что-то среднее между представлением о том, что она являлась все-таки квазивернорожденной от двух вернорожденных родите­лей, и жила, мыслила и сражалась точно так же, как и лю­бой воин, появившийся из канистры..,, и тем, кем она бы­ла на самом деле — свободнорожденной из чрева матери, то есть вольнягой.

Размышляя об этом, Джоанна не могла не смотреть на тело, находящееся в медкапсуле. Именно из этого тела и появилась на свет Диана. Чьи-то руки, наверное, помо­гали облегчить ход родов: какая-нибудь вольнорожденная служащая заботилась о новорожденном, смывала с не­го кровь и какашки; чьи-то руки держали младенца со своего рода непонятной вольнорожденной нежностью — перед тем как отдать его в объятия матери...

При одном воспоминании о том немногом, что ей бы­ло известно о вольных рождениях, Джоанна мысленно мигом нарисовала себе картину этого процесса в том ви­де, как она сама его понимала — в гротескном виде, сплошные чудища и зеленые кошмары. Моментально по ее телу прокатилась сильная волна отвращения, и ей сра­зу же захотелось поскорее убраться из этого медицинско­го учреждения.

Сделав шаг по направлению к выходу, Джоанна оста­новилась: Диану нельзя было оставлять одну. Конечно, не в силу каких-то там товарищеских отношений, а просто потому, что наставница не могла позволить девушке про­играть в завтрашней схватке. Сколько трудов было потра­чено, сколько пота пролито в жестких, а порой и жесто­ких тренировках!

Джоанна почувствовала, что Диану необходимо увести отсюда, направить все ее мысли к заветной цели — заво­еванию родового имени.

И тут наставница поняла природу своих противоречи­вых чувств, испытываемых к Диане. Девушка, возможно, завоюет родовое имя, то есть сделает то, что не получи­лось в свое время у Джоанны... Все, пора быть твердой.

— Так. Уходим, Диана, здесь совершенно нечего боль­ше делать.

— Я хочу поговорить с...

— Нет. Ни в коем случае. Если потребуется, я схва­чу тебя за шиворот и силком поволоку отсюда. Здесь не место!..

—Ладно, хорошо. Иду. Вы правы, здесь нечего делать. Это просто женщина, лежащая в медкапсуле, и она больше ничего не значит для меня. Совсем ничего, — странно спокойным голосом повторила Диана и прошла мимо на­ставницы к выходу. — Ее боль меня совершенно не каса­ется, — произнесла Диана, словно в трансе.

Потом она повернулась к Джоанне, посмотрела на нее и добавила:

— Но я желаю ей всего самого хорошего. Джоанна последовала за ней, в замешательстве пока­чивая головой. Она с горечью подумала, что ей ни за что не понять этого странного вольно-вернорожденного во­ина...

 

* * *

После того как они вышли. Пери открыла глаза.

Она пришла в себя несколько мгновений назад и слы­шала концовку разговора между Джоанной и Дианой,

Я могла бы открыть глаза, могла дать знать Диане, что пришла в себя... Почему я этого не сделала? Мне понрави­лось то, что я услышала. Ее слова — слова вернорожденного воина. Так говорил Эиден Прайд в решительную минуту.

Пери не помнила нападения, в результате которого она попала в эту медкапсулу,

Внутри прозрачного пузыря практически ничего не ощущалось, так что Пери даже и не подозревала о той бо­ли, которую могла почувствовать вне его, — боли, о кото­рой говорила Диана. Женщина лишь смутно помнила, как заблудилась... и еще она запомнила воина Нефрито­вого Сокола, который на самом деле таковым не являлся и который вроде бы помогал ей... Но, как бы Пери даль­ше ни напрягалась, подробности все равно ускользали от нее.

Стоит ли мне пытаться увидеться с дочерью когда-либо еще? Не знаю. Ноя буду наблюдать за тем, как она сража­ется за родовое имя... и как она завоюет его.

 

XVIII


Эта страница нарушает авторские права

allrefrs.ru - 2018 год. Все права принадлежат их авторам!