Главная Обратная связь

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






Шестая и седьмая антинаполеоновские коалиции



Весной 1813 г. образовалась новая, шестая антинаполеоновская коалиция, в которую вошли Англия, Россия, Швеция, Пруссия, Испания и Португалия. Австрия вошла в коалицию в августе 1813 г., после того, как Наполеон отверг предложение союзников о мире на условиях отказа от завоеваний к востоку от Рейна.

Решающее сражение между армиями Наполеона и шестой коалиции состоялось 16-19 октября 1813 г. под Лейпцигом. Союзники не только располагали большим перевесом военных сил, но и пользовались поддержкой со стороны патриотически-настроенного населения Европы. Сражение под Лейпцигом получило название «битвы народов». Армия Наполеона была разгромлена и отступила за Рейн. Война в начале 1814 г. была перенесена на территорию самой Франции. В историю Германии военная кампания 1813 г. вошла как национально-освободительная война немецкого народа против наполеоновского ига.

Французский император снова отклонил предложения союзников о мире на условиях возвращения Франции к дореволюционным границам. В начале марта 1814 г. Англия, Россия, Пруссия и Австрия подписали Шомонский договор о войне с Наполеоном до полного его разгрома. Трактат, прежде всего, обязывал союзников не заключать сепаратных мирных договоров с Францией и продолжать борьбу с ней вплоть до полной победы. Все стороны, подписавшие трактат, обязались выставить против Франции по 150 тысяч войска, кроме Англии, которая вместо войск обязывалась выплачивать ежегодную субсидию в 5 миллионов фунтов стерлингов. Отдельные и секретные статьи трактата в общих чертах заранее намечали послевоенное устройство Европы, а также судьбы попавших в английские руки колоний: Франция ограничивалась прежней своей территорией; в Германии создавалась конфедерация независимых государств, в Швейцарии – кантонов; Италия снова расчленялась на отдельные независимые государства, а Австрия обратно получала все свои бывшие итальянские владения; Голландия соединялась с Бельгией, в Испании восстанавливались изгнанные оттуда Наполеоном Бурбоны. Англия сохраняла за собой многие из числа захваченных ею ранее колоний: Мальту, остров св. Маврикия, Тобаго и т.д.

Противостоять огромным силам союзной армии ослабевшая наполеоновская армия не смогла. 31 марта 1814 г. союзные войска вступили в Париж. Наполеон отрекся от престола в пользу своего сына. Однако Сенат под давлением европейских держав принял решение вновь возвести на французский престол династию Бурбонов – графа Прованского, брата казненного Людовика XVI. Наполеона пожизненно сослали на остров Эльбу.



Освободительные войны, которые велись против Франции, носили противоречивый характер. Они были начаты как войны за независимость, но интересы монархических правительств и правящих кругов государств, входивших в антифранцузские коалиции, придавали войнам Наполеона реакционные черты. Они ставили своей конечной целью новый передел Европы, восстановление феодально-абсолютистских порядков, борьбу против революционной мысли, посеянной в Европе Великой Французской революцией.

30 мая 1814 г. в Париже был подписан мирный договор. Условия этого договора были предопределены Шомонским союзным трактатом, подписанным за три месяца до этого. Франция лишалась всех территориальных приобретений и возвращалась к границам 1792 г. Договор предусматривал созыв международного конгресса в Вене для окончательного решения всех вопросов, связанных с крушением наполеоновской империи.


7. СТАНОВЛЕНИЕ ВЕНСКОЙ СИСТЕМЫ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ

 

Вскоре после победы над Наполеоном представители всех европейских держав, за исключением Турции, собрались в столице Австрии для решения вопросов, связанных с восстановлением в Европе феодальных порядков и некоторых прежних династий, свергнутых в ходе наполеоновских войн. Объединяла всех участников конгресса и другая общая задача - борьба с революционными и демократическими движениями. Кроме того, конгресс должен был обеспечить устойчивые гарантии, не допускавшие реставрации бонапартистского режима во Франции и попыток завоевания Европы, а также удовлетворить территориальные притязания держав-победительниц.

23 сентября, за неделю до назначенного на 1 октября 1814 г, открытия конгресса, в Вену прибыл вместе с другими французскими дипломатами министр иностранных дел Людовика XVIII князь Шарль Морис Талейран-Перигор. Александр I хорошо его знал. Недаром тот столько раз просил и получал от царя деньги, не очень обижаясь, если ему отказывали. Но блистательный ум Ш.М. Талейрана, неподражаемая ловкость, находчивость, знание людей - все это делало его противником весьма опасным. Слабая сторона его позиции заключалась в том, что на Венском конгрессе он был представителем побежденной страны. Ему нужно было проявить максимум сообразительности и умения лавировать.



Когда Ш.М. Талейран прибыл в Вену,он уже знал, какая проблема займет большее внимание конгресса – так называемый узловой польско-саксонский вопрос. Александр I, войска которого после отступления Наполеона заняли герцогство Варшавское, заявил вполне открыто, что герцогства он не уступит никому. А так как оно состояло главным образом из земель, захваченных Пруссией еще по трем разделам Польши и лишь, в 1807 г. отнятых у нее Наполеоном, то прусский король Фридрих-Вильгельм III претендовал на компенсацию в виде присоединения к Пруссии королевства Саксонии. Александр I соглашался с данным условием, причем проектировал отнять у саксонского короля его владения под предлогом кары за то, что тот так долго был верным союзником Наполеона. Ш.М. Талейран сразу же усмотрел, что выгоднее всего дать бой именно на этой основе. А дипломатический бой был необходим для достижения его основной цели: разбить Шомонский союз, т.е. другими словами вбить клинья между Австрией, Англией, Россией и Пруссией.

В апреле-мае 1814 г. Россия по своим военным силам, которые в тот момент имелись в распоряжении русского правительства, была, бесспорно, сильнее всех других государств разоренной и обескровленной континентальной Европы. Именно поэтому австрийский министр иностранных дел К. Меттерних и сделал все возможное, чтобы отложить конгресс на осень и дать Австрии несколько оправиться. Александр I согласился на такую отсрочку, несмотря на то, что терпеть не мог К. Меттерниха и хорошо понимал его интриги и игру политиков, враждебных России, хотя и умильно льстивших царю в глаза - лорда Р. Каслри и французского короля Людовика XVIII.

Все они с беспокойством присматривались, не пожелает ли Александр I играть роль нового повелителя Европы. Александр I не очень хотел восшествие Людовика XVIII на освободившийся французский престол. Когда все-таки он воцарился, русский царь решительно настаивал на необходимости даровать Франции конституционную хартию. Не потому, конечно, что ему нравились конституционные учреждения. Царь был убежден, что династия Бурбонов будет сметена новой революцией, если в качестве громоотвода не установить во Франции конституционный строй. Александр I негативно относился к королю Людовику XVIII и его брату Карлу Артуа, а они в сою очередь боялись его, и были готовы на всякие ухищрения, чтобы избавиться от его опеки.

Ш.М. Талейран еще до начала Веского конгресса хорошо понял, что с точки зрения интересов Франции рациональнее всего выдвинуть так называемый «принцип легитимизма». Этот принцип заключался в следующем: Европа, собравшаяся в лице своих государей и дипломатов на Венский конгресс, должна при перераспределении земель и изменении территориальных границ оставлять в нерушимом виде то, что законно существовало до начала революционных войн, т.е. до 1792 г.

Если бы этот принцип был принят и осуществлен, то не только Франция получила бы уверенность в целостности своей территории, защищать которую военной силой она в тот момент не была в состоянии, но и Пруссия, и Россия были бы обузданы в своих стремлениях к территориальному расширению. Ш.М. Талейрану, конечно, выгодно было бы предварительно сговориться и с К. Меттернихом, который тоже не желал отдавать Польшу России, а Саксонию Пруссии, и с лордом Р. Каслри, который держался по этому вопросу того же мнения, что и К. Меттерних. Но такого общего сговора еще пока не было, и он налаживался довольно туго. И князь К. Меттерних и лорд Р. Каслри относились к Ш.М. Талейрану с подозрением, допуская возможность новой измены с его стороны.

Прибыв в Вену, Ш.М. Талейран был приглашен принять участие в заседании представителей четырех «великих» держав. Он явился туда отнюдь не как представитель побежденной нации. В надменном и весьма самоуверенном тоне он сейчас же запросил собравшихся, почему другие члены французской делегации не получили приглашения на это заседание, в то время как Пруссия, например, представлена была на нем не только К.А. Гарденбергом, но и В. Гумбольдтом. Ссылаясь на то, что Парижский трактат был подписан представителями не четырех, а восьми держав, он требовал привлечения к предварительным совещаниям, кроме представителей Франции, еще и представителей Испании, Португалии и Швеции. В конце концов, он добился, что был допущен в состав руководящего комитета и тем самым получил возможность интриговать с целью столкнуть и перессорить недавних союзников друг с другом.

В начале октября 1814 г. Ш.М. Талейран явился к императору Александру I, и выдвинул свой пресловутый «принцип легитимизма». Русский царь должен отказаться от частей Польши, которые не принадлежали России до революционных войн, а Пруссия не должна претендовать на Саксонию. «Я ставлю право выше выгод!» - сказал Ш.М. Талейран в ответ на замечание царя, что Россия должна получить от своей победы выгоду, которую она заслужила. По-видимому, это взорвало Александра, который, вообще говоря, умел владеть собой, но в данном случае заявил - «Лучше война!».

Затем последовали переговоры с лордом Р. Каслри. Александр I заявил ему, что не ставит своей задачей немедленно, тут же, на Венском конгрессе, воссоединить все части прежней Польши. Он может говорить пока лишь о той польской территории, которая теперь, в 1814 г., занята его войсками. Он создаст из этой части Польши королевство Польское, где сам будет конституционным монархом. Он не только восстановит королевство Польское из областей, которые по праву завоевания мог бы просто присоединить к России; он даже пожертвует этому конституционному королевству и Белостокский округ, полученный Россией в 1807 г., а также и Тарнопольский округ, приобретенный ею в 1809 г.

Лорд Р. Каслри признал предполагаемую конституцию, которую царь желает дать Польше, слишком «либеральной» и поэтому опасной для Австрии и Пруссии. Он выразил опасение, что австрийские и прусские поляки взволнуются, завидуя своим собратьям, пользующимся конституцией. Царь так упорно доказывал, будто он печется о независимости и свободе Польши, что министр буржуазной Англии убеждал его не быть столь либеральным. Австрийское правительство еще больше чем английское опасалось создания либерального режима в Польше и непомерного, как ему представлялось, усиления мощи России путем присоединения к ней большей части польских земель. Австрийский канцлер тогда же предложил лорду Р. Каслри такой выход: дать знать прусскому уполномоченному К.А. Гарденбергу, что Австрия и Англия соглашаются на отдачу всей Саксонии прусскому королю. Но зато Пруссия должна немедленно изменить Александру I, примкнуть к Австрии и Англии и вместе с ним не допустить царя до овладения герцогством Варшавским. Таким образом, Саксония должна была служить уплатой королю за измену Александру.

Король Фридрих-Вильгельм III все же решил отказаться от этого плана. Было ясно, что неспроста князь К. Меттерних и лорд Р. Каслри не привлекли Ш.М. Талейрана к намеченной сделке. Для короля прусского внезапно раскрылась вся опасность его положения: что будет, если Талейран расскажет обо всем Александру I, а главное предложит сам совместные дипломатические, а может быть, и не только дипломатические действия Франции и России против Пруссии? Кошмар франко-русского союза, горечь тильзитских и послетильзитских времен были слишком живы. В конце концов король Фридрих-Вильгельм III признал за благо сообщить обо всем Александру I, чтобы доказать все благородство своих собственных намерений. Царь призвал К. Меттерниха и объяснился с ним начистоту. По этому поводу Ш.М. Талейран злорадно доносил Людовику XVIII, что даже с провинившимся лакеем так не говорят, как Александр I беседовал с К. Меттернихом.

Работа конгресса из-за упорной внутренней борьбы не двигалась вперед. Тогда Ш.М. Талейран переменил тактику, сохраняя прежнюю цель: углублять раскол в рядах победителей. Франция была заинтересована не столько в том, чтобы воспрепятствовать усилению России, сколько в том, чтобы не усилилась Пруссия, непосредственный сосед и враг Франции. И вот Талейран дает понять Александру I, что Франция не поддержит Англии и Австрии в их оппозиции против создания в пределах империи Александра королевства Польского; однако Франция ни в коем случае не согласится и на передачу Саксонии прусскому королю. Сам Фридрих-Вильгельм III, как и его дипломатические представители К.А. Гарденберг и В. Гумбольдт, играл на конгрессе очень незначительную роль. Ему была обещана Саксония. Александр I называл саксонского короля изменником, говорил, что отправит его в Россию, уверял, что Пруссия получит Саксонию в обмен на потерянную ею часть Польши, - и. король был некоторое время спокоен. Деятельность Талейрана облегчалась острыми противоречиями недавних союзников и, прежде всего, активным противодействием планам России и Пруссии со стороны английской и австрийской дипломатии. Стремясь любыми средствами воспрепятствовать усилению России и ограничить ее влияние, достигнутое в результате победы над Наполеоном, лорд Р. Каслри и К. Меттерних пошли даже на заключение тайного союза с Францией. Ш.М. Талейран, разумеется, не упустил возможности разъединить недавних победителей Франции.

3 января 1815 г. тайное соглашение было подписано представителями трех держав. Оно было направлено против России и Пруссии и обязывало Австрию, Францию и Англию в случае, «если... одна из высоких договаривающихся сторон подверглась бы опасности со стороны одной или нескольких держав», прийти на помощь друг другу, выставив для этого армии по 150 тысяч солдат каждая. Все три участника при этом обязывались не заключать с противниками сепаратных мирных договоров. Разумеется, соглашение должно было держаться в строжайшей тайне от Александра I и от кого бы то ни было вообще.

Этот тайный договор так усилил энергию сопротивления саксонскому проекту, что Александру I оставалось либо решиться на разрыв и, быть может, на войну, либо уступить. Получив все, что он хотел в Польше, Александр I не захотел ссориться из-за Пруссии, а тем более воевать с тремя великими державами. Он уступил: Пруссии отдали лишь часть Саксонии. Саксонский король водворился окончательно в своих владениях, которые, правда, были значительно урезаны.

Венский конгресс закрепил политическую раздробленность Германии. Александр I, как и К. Меттерних, считал целесообразным закрепить феодальную раздробленность Германии. Англия была совершенно равнодушная к этому вопросу, а Пруссия - бессильна, даже если бы и хотела вступить в борьбу. Все умонастроение деятелей Венского конгресса свидетельствовало о нежелании сторон, хотя бы в чем-нибудь, идти навстречу чаяниям поднимающейся буржуазии; провал надежд немецкого народа на объединение Германии был еще одним характерным штрихом в картине полного торжества реакции.

Согласно плану К. Меттерниха конгресс наметил создание организации, получившей название «Германского союза». Для ведения дел этого союза был создан так называемый «Германский сейм». В союз были включены Австрия, Пруссия и другие германские государства (общим числом 38). В задачу Германского союза, по замыслам К. Меттерниха, входило создание барьера против возможного в будущем нового продвижения Франции в сторону Рейна и в то же время обеспечение Австрии руководящего положения в Германии.

Председательствование на сейме, местом пребывания которого стал город Франкфурт-на-Майне, было поручено австрийскому представителю, а голоса на сейме были распределены таким образом, чтобы именно Австрии было обеспечено решающее слово. Разумеется, это уродливое создание было рассчитано отнюдь не на объединение германского народа, а, напротив, - на увековечение его раздробленности и сохранение мелких феодальных монархий. Германия тем самым снова оказывалась раздробленной.

Конгресс уже приступал к подведению итогов своей работы, как вдруг участники его были потрясены неожиданной вестью. 1 марта 1815 г. Наполеон высадился во Франции. А еще через три недели, 20 марта, Наполеон уже вступил в Париж. Империя была восстановлена. Бесспорно, слухи о разногласиях, раздиравших Венский конгресс, сыграли немалую роль в решении Наполеона покинуть о. Эльбу. Удивительный сюрприз ждал его в Париже. В кабинете короля, бежавшего из Парижа лишь за сутки до въезда Наполеона, он нашел тот самый секретный договор 3 января 1815 г., одна из трех копий которого, была переслана Людовику XVIII. Наполеон немедленно приказал отправить этот документ в Вену и вручить императору Александру I.

Александр I прочитав направленный против него секретный договор, покраснел от гнева, но сдержался. Когда к нему пришел К. Меттерних, который с момента возвращения Наполеона главным образом от царя ждал спасения Европы, царь молча протянул ему тайный плод дипломатического творчества австрийского канцлера. К. Меттерних так растерялся, что, по-видимому, в первый и последний раз в жизни даже не нашелся, что солгать. Очень уж велика была неожиданность.

Впрочем, страх перед Наполеоном взял верх, и Александр I тут же счел себя вынужденным заявить К. Меттерниху, что, не взирая на все, враг у них общий - именно Наполеон. Поражение Наполеона при Ватерлоо 18 июня 1815 г. нанесенное войсками седьмой коалиции под командованием герцога А.У. Веллингтона и маршала Г.Л. Блюхера, завершило историю наполеоновских войн.

За несколько дней до Ватерлоо, 9 июня 1815 г., имело место последнее заседание Венского конгресса, а также подписание его Заключительного акта, состоявшего из 121 статьи и 17 отдельных приложений. Участникам конгресса казалось, что они создали нечто весьма прочное. Однако реакционная утопия конгресса состояла в том, чтобы, не считаясь ни с новыми производственными отношениями, ни с двадцатипятилетней бурей, разрушившей в Европе старые устои феодализма и абсолютизма, удержать эту часть света в рамках отжившего строя. Эта утопия лежала в основе всей деятельности конгресса.

Бельгию подарили новому голландскому королю; за Данией утвердили, помимо герцогства Шлезвига, и немецкий Гольштейн; Австрии отдали чисто итальянское население Ломбардии и Венеции; Германия оставалась раздробленной на 38 самостоятельных государств. Польша снова была поделена на три части, причем из земель бывшего герцогства Варшавского создавалось новое Королевство Польское, которое должно было, по решению конгресса, находиться «в неразрывной связи с Россией», и управлялось дарованной российским царем конституцией. Познань, Гданьск (Данциг) и Торунь оставлялись за Пруссией, а Западная Украина (Галиция) - за Австрией. Город Краков «с принадлежащею к оному областью» объявлялся «на вечные времена вольным, независимым и совершенно нейтральным городом» под покровительством России, Австрии и Пруссии.

Пруссия в компенсацию за утраченные ею польские территории получала кроме северной части Саксонии, также о. Рюген и шведскую Померанию, а на западе - Рейнско-Вестфальскую область. В результате королевство Гогенцоллернов, несмотря на сопротивление со стороны Ш.М. Талейрана и К. Меттерниха, усилилось в значительной мере в результате поддержки со стороны царя, а также позиции, занятой на конгрессе английскими дипломатами. Несмотря на то, что Пруссия оставалась разорванной на две части - старую, восточную, и новую, западную, - она уже вскоре после 1815 г. начала набирать силы и становиться опасной для соседей.

Австрия также значительно усилилась, получив Тироль, Вальтелину, Триест, Далмацию и Иллирию. В Модене, Тоскане и Парме были посажены на престол ближайшие родственники императора Франца I, связавшие себя тесными союзными договорами с Австрией. Такие же договоры связывали с Австрией Королевство обеих Сицилий, где была восстановлена власть Бурбонов, и с Папской областью. Таким образом, фактически власть Габсбургов распространялась почти на всю территорию Италии, оставшейся в состоянии политической раздробленности.

Две наиболее могущественные европейские державы - Англия и Россия выходили из длительных войн с Францией значительно окрепшими и усилившимися. Англия расширила свои и без того огромные колониальные владения. Она в полной мере осталась «владычицей морей», добившись устранения своей главной соперницы – Франции, и, заставив другие страны признать установленное ею же самой грабительское по существу «морское право», т. е. «право» останавливать в открытом море и осматривать торговые корабли нейтральных стран с целью конфискации направляемых в неприятельские гавани товаров. Особенно большое значение имело утверждение британского господства на о. Мальта и Ионических островах, превращенных в военно-морские базы, в форпосты английской буржуазии на подступах к странам Ближнего и Среднего Востока. Царская Россия выходила из войн с наполеоновской Францией значительно расширившейся за счет земель бывшего герцогства Варшавского, Финляндии и Бесарабии. На европейском континенте у России не было больше вполне равносильных ей соперников.

Помимо разрешения основных политических и территориальных вопросов. Венский конгресс принял ряд специальных дополнительных постановлений в виде актов, приложенных к главному трактату. Среди них особое место занимают «Декларация держав об уничтожении торга неграми», подписанная 8 февраля 1815 г., а также «Положение о рангах дипломатических представителей», принятое конгрессом 19 марта 1815 г.

Последнее впервые устанавливало единообразие в рангах различных дипломатических представителей, вошедшее затем на долгие годы в дипломатический обиход в качестве нормы международного права. Это постановление положило конец бесконечным ссорам и конфликтам по вопросам о старшинстве, обычным в дипломатической практике XVIII в. Ранги были установлены следующие: 1) Посол, папский легат и нунций; 2) Посланник; 3) Поверенный в делах. Позднее, в 1818 г., к этим трем рангам был добавлен ранг министра-резидента, поставленный между посланниками и поверенными в делах.

Государи победители, съехавшиеся в сентябре 1814 г. в Вену, ставили перед собой три основные цели: создать гарантии против возможного повторения агрессии со стороны Франции; удовлетворить собственные территориальные притязания; уничтожить все последствия французской буржуазной революции XVIII в. и повсеместно восстановить старые феодально-абсолютистские порядки.

Но только первая из этих целей действительно была полностью достигнута, Что же касается второй - удовлетворения территориальных притязаний, - то лишь немногие страны-победительницы вышли из длительных и кровопролитных войн с Францией действительно расширившимися за счет других, более слабых государств Европы. Третья же цель Венского конгресса - искоренение революционных начал и полное утверждение принципов легитимизма - так и не, смогла быть достигнута его участниками. Священный союз европейских монархов, созданный для подавления национально-освободительного движения в Европе, символизировал наступление реакции.

Венский конгресс решил судьбу Франции, закрепил передел колоний и территорий европейских стран в интересах государств-победителей.Таким образом, была установлена новая система международных отношений, именуемая Венской, в Европе и в мире в целом, закрепив новые подходы и формы отношений и заложившей новые узлы противоречий на континенте.

 


МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ

В 1815-1830-Х ГОДАХ

 


Эта страница нарушает авторские права

allrefrs.ru - 2018 год. Все права принадлежат их авторам!