Главная Обратная связь

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






ЧТО ТАКОЕ ТЕОРИЯ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ?



Теоретическое изучение мировой политики и международных отношений как части политической на­уки происходило главным образом благодаря усилиям выходцев из Западной Европы в американских университетах после окончания второй мировой войны, хотя и ранее в этой области знаний работали исто­рики, юристы-международники, философы.

Появление теории международных отношений было связано с социальной потребностью. Подобно тому, как необходимость строить мосты в свое время стимулировала развитие инженерных наук, а жела­ние защитить себя от болезней способствовало появлению и прогрессу медицины, точно также стремле­ние к долгому и прочному миру после первой мировой войны обусловило появление дисциплины международные отношения.

Таким образом, потребность в предотвращении новой разрушительной войны стимулировала ход и направление исследований в этой сфере. Как и все другие общественные науки, международные отно­шения в значительной степени несли на себе черты идеализма.

После окончания первой мировой войны проблемы войны и конфликта рассматривались идеалистами как отклонение от «нормальных» мирных отношений государств друг с другом. Закончившаяся война, по мнению многих, была «войной, призванной положить конец всем войнам». Ученые, трудившиеся в межво­енный период, строили идеальные конструкции международной федерации, писали о коллективной безо­пасности и даже вынашивали идею создания мирового правительства. Однако приход к власти нацистов в Германии, развязавших вторую мировую войну, гибель десятков миллионов людей, быстро закончивше­еся партнерство стран антигитлеровской коалиции поставили под сомнение эти идеалистические пред­ставления о мире.

На смену идеализму пришел реализм. Реализм представляет международные отношения как непрек­ращающуюся борьбу государств за доминирование и в целом рассматривает конфликт и войну как нормальное состояние мировой политики. Реализм как теория доминировал в годы холодной войны в связи с тем, что просто и убедительно объяснял сущность войны, союзов, империализма, сложностей международного сотрудничества, а также ряд других феноменов международной жизни. Реализм разви­вался в течение нескольких десятилетий и в настоящее время имеет несколько направлений.

Позднее, в 1950-1960-е гг., появилось новое направление в изучении международных отношений, кри­тически относящееся как к идеалистам, так и к реалистам. Представители этого направления, стремясь




Глава 1. Введение в теорию международных отношений



придать изучению международных отношений «подлинно научный характер», рассуждали категориями «моделей», «систем», использовали так называемый поведенческий подход и т.д. Они пытались перене­сти в политическую науку концепции и категории точных наук. Например, М. Каплан для объяснения понятия «сила» заимствовал распространенную в физике категорию «поле» (Kaplan, Morton. System and Process in International Politics), Дэвид Сингер попытался показать, что мировая политика должна, по­добно точным наукам, пользоваться математическими методами (Singer J. David. Quantitive International Politics), Карл Дойч написал одну из своих работ, находясь под влиянием теории коммуникации (Deutsch Karl. The Nerves of Government), Оле Холсти активно использовал в одной из своих книг контент-анализ (Holsti Ole. The Belief System and National Images: A Case Study), а Томас Шеллинг -теорию игр (Schelling Thomas. Strategy and Conflict).

Таким образом, изучение международных отношений как части политической науки с 1960-х гг. прохо­дило под знаком борьбы «научных» с «традиционными» (идеалистическим и реалистическим) подхода­ми. Первые обвиняли вторых в размытости их категориального аппарата, обилии метафор (например, что такое «баланс сил», можно ли его каким-либо образом измерить и т.д.), отсутствии точности и т.д. «Тра­диционалисты», в свою очередь, упрекали своих оппонентов в том, что они сами предлагают концепции, не поддающиеся никакому исчислению. Как, например, можно определить степень гениальности или, напротив, слабости политического руководства в рамках концепций, где ключевая роль в объяснении внеш­ней политики отводится поведенческому аспекту государственных деятелей?



Традиционалисты полагают, что изучение международных отношений и внешней политики никогда не может стать такой же наукой, как физика или математика. Влияние субъективного фактора настолько велико, что международные отношения как самостоятельная дисциплина, обречена быть скорее искусст­вом, нежели наукой.

Естественно, каждая из названных школ не является монолитной, внутри них имеются определенные расхождения по второстепенным вопросам. Более того, не существует водораздела между этими школа­ми, имеются определенные совпадения во взглядах.

Однако прежде чем приступить к рассмотрению каждого из названных направлений, постараемся кратко ответить на вопросы о том, каковы критерии качества теории, как теории формируются и как их можно проверить.

Качество любой теории определяется следующими характеристиками:

1) теория должна обладать большой объяснительной силой. Она выделяет наиболее важные и су
щественные процессы, охватывает максимальное число феноменов, объясняет явления прошлого,
настоящего и претендует на понимание будущего;

2) теория допускает упрощение. Она достаточно экономна в смысле компактности понятийного аппа­
рата;

3) теория должна удовлетворять любопытство исследователя;

4) теория просто и ясно структурирована. Она дает четкое объяснение причинно-следственных
связей, закономерностей и законов. Она указывав! на условия, при которых ее можно применить.

Ошибки при принятии внешнеполитических решений подчас объясняются тем, что политики применя­ют теории, хорошие для других обстоятельств. Например, тезис о том, что «политика умиротворения делает государство более агрессивным», верен применительно к Германии 1938-1939 гг., но он не универ­сален. Подчас верно как раз обратное - жесткая непримиримая позиция способствует эскалации конф­ликта, росту агрессивности и является причиной возникновения войны (многочисленные военные столк­новения израильтян и палестинцев);

5) теорию в принципе можно проверить, но она не абсолютна;

6) теория должна объяснять важный феномен, она отвечает на вопросы, касающиеся интересов
многих государств;

7) теория обладает прогностической функцией. Она может быть использована при принятии по­
литических решений.
Практически каждый серьезный теоретик международных отношений наде­
ется на то, что его рекомендации будут услышаны и реализованы в политической деятельности.

Именно в этой функции теории совпадают взгляды представителей практически всех крупнейших школ в изучении международных отношений. Не только объяснение прошлого и настоящего, но и возможность заглянуть в будущее - вот основные задачи теоретического исследования.

Можно по-разному объяснять причины войны. Например, «капитализм порождает империализм, а тот, в свою очередь, неизбежно ведет к войне» (марксизм-ленинизм); «война есть продолжение внутренней


30_______________________________________________ Введение в теорию международных отношений и анализ внешней политики

политики другими средствами» (Клаузевиц) или «война - экстремальная форма столкновения цивилизаций (Хантингтон). Однако это мало что дает политикам.

Действительно, «отменить» капитализм нельзя, как невозможно привести к общему знаменателю за­падной цивилизации весь остальной мир. Тезис же о том, что «взаимозависимые в экономическом отно­шении демократии друг с другом не воюют», хоть и является спорным, все же дает четкое указание политикам на то, что нужно делать в отношении государств, находящихся в стадии трансформации в направлении от авторитаризма, - развивать демократические институты, укреплять экономическое со­трудничество как на двустороннем, так и многостороннем уровне, но не говорит о том, как это нужно делать и т.д.

Отвечая на вопрос о том, как создаются теории, следует сразу же заметить, что все теории исто­ричны, они появились в определенных условиях для решения (или по меньшей мере объяснения) конкрет­ных феноменов. Если по тем или иным причинам эти теории не удовлетворяли ученых (и политиков), создавались новые или модифицировались старые.

Таким образом, отношение к окружающей действительности (в том числе и к поведению государств) определяется уже имеющимися представлениями о неких закономерностях международных отношений и связанными с этим ожиданиями. Иными словами, отбор фактов никогда не бывает полностью свобод­ным. Попытка объяснения не может начаться с нуля. Бессмысленно искать ответы на вопросы о сущно­сти внешней политики, например, новых независимых государств в телефонных справочниках или рек­ламных изданиях. Они не содержат фактов, относящихся к интересующему нас предмету. Напротив, официальные периодические издания соответствующих стран, документы, выступления и мемуары поли­тиков и дипломатов содержат факты, подлежащие изучению и интерпретации. Поскольку мы исходим из того, что, например, в российской истории всегда исключительную роль играли «первые лица» (цари, генеральные секретари и президенты), особый интерес представляют заявления и книги, написанные М. Горбачевым, Б. Ельциным и В. Путиным.

В целом же надо отметить, что часть ученых использует дедуктивный метод, применяя представля­ющиеся истинными общие положения к рассмотрению частных случаев. Например, многие экономичес­кие теории исходят из того, что люди стремятся ко все большему удовлетворению своих потребностей и получению максимальной для себя экономической выгоды.

Другие ученые, напротив, строят свои теории на основании обобщения частных феноменов, идут от частного к общему Например, наблюдая многолетние попытки Израиля и арабских стран укрепить свои границы, которые, однако, не смогли предотвратить арабо-израильских войн, можно сделать предположе­ние, что причиной войн является стремление к достижению большей, нежели у соседей, безопасности. В целом большинство теорий носит индуктивный характер.

Известный американский политолог Дж. Розенау выделяет девять важнейших принципов, лежащих в основе теоретизирования в области международных отношений.

Первый принцип определяет возможность теоретизирования без определения теории как таковой. Мы уже отмечали, что теоретизирование на уровне обобщений имеет место даже тогда, когда не исполь­зуется понятийный аппарат соответствующих теоретических построений.

Второй принцип состоит в необходимости с самого начала осознать, о какой области теоретического знания идет речь. Эмпирические (empirical) и ценностные (value) теории тесно связаны друг с другом, но это не одно и то же. Они могут в чем-то перекрещиваться, у них может быть одинаковый предмет, и ценности всегда предопределяют выбор проблем для эмпирических исследований. Однако главное их отличие состоит в том, что эмпирические теории всегда имеют дело с тем, что уже произошло. Они интерпретируют свершившиеся факты, в то время как в ценностных теориях всегда присутствует сосла­гательное наклонение - что будет с тем или иным международным феноменом в случае определенного воздействия на него со стороны других участников международных отношений? Чем большее значение для исследователя имеют те или иные ценности, тем в меньшей степени он способен к объективному наблюдению. Главная трудность у большинства исследователей состоит в том, что они не способны к эмпирическому теоретизированию в связи с тем, что у них уже сложилось устойчивое мировоззрение, а открытость к восприятию и объяснению новых фактов воспринимается чуть ли не как «отступление от принципов». Например, по наблюдениям Розенау, студенты из стран Третьего мира, воспитанные в усло­виях традиции многолетней несправедливости, господствовавшей в отношениях с развитыми странами Запада, мировоззренчески привержены теории зависимости и с крайней неохотой относятся к фактам, свидетельствующим об изменении парадигмы в отношениях Севера и Юга.


Глава 1. Введение в теорию международных отношений



Эмпирическое теоретизирование ведет к созданию теорий, ориентированных на решение кон­кретных проблем. Эти теории представляют мир в качестве определенной структуры со сложными отношениями между ее компонентами (государства, международные организации, моральные и право­вые нормы и др.), которые необходимо заставить эффективно решать определенные проблемы (напри­мер, предотвращение и разрешение международных споров и конфликтов между новыми независимыми государствами, вставшими на путь демократических преобразований). Поскольку под сомнение не ста­вится легитимность компонентов этой структуры, которая рассматривается в качестве стабильной, ос­новное внимание в этих теориях уделяется отдельным проблемам, которые вызывают беспокойство ми­рового сообщества. Сила таких теорий коренится в способности четко определить параметры исследуе­мого феномена, сформулировать гипотезу и достаточно точно и быстро (по историческим меркам) ее проверить. Эти теории чаще всего служат определенным национальным или групповым интересам тех, кто в целом заинтересован в сохранении существующего мирового порядка, поскольку они направлены на оптимизацию (или повышение эффективности) данной системы.

В отличие от этого, критические теории (например, марксизм-ленинизм) ставят под сомнение саму существующую систему. Они направлены не на улучшение отдельных составляющих существующей системы, а на изменение ее сущности. Критические теории всегда носят исторический характер в том смысле, что имеют дело с изучением процесса изменения и преемственности. Они пытаются выяснить закономерности изменяющейся реальности, что достаточно трудно сделать в связи с необходимостью учета огромного количества различных факторов и взаимосвязанных проблем. Критические теории ставят перед собой задачу поиска возможных альтернатив существующей реальности, и поэто­му неизбежно содержат в себе элемент утопии. Иными словами, критические теории являют собой своего рода путеводитель для осуществления стратегических перемен. Например, преодоле­ние неизбежности войн виделось теоретикам марксизма в реализации мировой социалистической рево­люции и формуле о том, что «социализм и мир неразделимы». Напротив, апологеты либерализма полага­ют, что мир без войн достижим в случае, если мировое сообщество станет демократическим. По их мнению, «демократии друг с другом не воюют».

Третий принцип теоретизирования состоит в том, что человеческая деятельность в сфере междуна­родных отношений является в целом рациональной, что ничего не происходит случайно, что существует детерминизм, т.е. взаимосвязь и взаимообусловленность явлений. В противном случае для теоретизир вания не остается места.

Четвертый принцип, по мнению Розенау, является ключевым. Он предполагает готовность и жела­ние быть готовым применительно к каждому факту, каждой ситуации и наблюдаемому феномену зада­вать себе вопрос «О чем это говорит?», «Как это можно объяснить?» Думать теоретически - это значить мыслить абстрактно, обобщать, искать причину и следствие.

Пятый принцип состоит в готовности (а подчас, и необходимости) пожертвовать деталями ради обобщений. Теоретизирование на определенном этапе означает необходимость самоограничения, пред­почтение простых объяснений сложным.

Шестой принцип предполагает толерантность исследователя к неопределенности, недосказанности, признание научного плюрализма и отказ от «абсолютных» теорий. Признание исключений и аномалий необходимо, но одновременно важно, чтобы они не отвлекали от общего правила и тенденции.

Седьмой принцип состоит в необходимости творческого подхода к анализу международных отноше­ний, являющихся результатом чрезвычайно сложного взаимодействия многих субъектов. Воображение, интуиция, основанные на глубоком проникновении в предмет, способствуют появлению теорий и теорети­ков, которых невозможно застигнуть врасплох ни пактом Молотова-Риббентропа, ни отставкой Никсона, ни распадом СССР,

Восьмой принцип теоретизирования состоит в наличии природного любопытства и желания понять сущность международных отношений1.

Наконец, следует иметь ввиду, что теории всегда имеют взгляд в будущее. Он определяется временем и местом происхождения теории, точнее их социальной и политической составляющими2.

Тот или иной взгляд на природу международных отношений зависит от национальной и/или классовой принадлежности его носителя, положения доминирования или подчинения государства, гражданином

' James N. Rosenau. The Scientific Study of Foreign Policy, rev. ed. London: Frances Pinter 1980. Р. 19-31.

.Robert W. Cox. Social Forces, States, and World Orders: Beyond International Relations Theory// Millenium: Journal of International Studies. Vol. 10, №2. 1981. Р. 128.



Введение в теорию международных отношений и анализ внешней политики

которого он/она является, тенденций развития этого государства (рост или упадок), а также личных на­дежд и ожиданий исследователя. Развитая теория никогда не является просто манифестом некоего буду­щего, но даже имея свою внутреннюю структуру и живя в некотором смысле самостоятельно, она не может быть не историчной. Когда же какая-либо теория представляет лишь самое себя, ее целесооб­разнее рассматривать в качестве идеологии.

И, наконец, какую теорию можно считать несостоятельной? Лакатош считает, что та или иная тео­рия сохраняет актуальность, пока не появилась более совершенная теория. Это верно в том слу­чае, если теория дает объяснения хотя бы некоторым явлениям. В области международных отношений разные теории объясняют разные явления, имеют свою сферу применения и поэтому их целесообразно рассматривать в комплексе.

Вопросы для контроля

1. Определите предмет дисциплины «международные отношения».

2. Каковы основные субъекты международных отношений? Какие факторы, на Ваш взгляд, способ­ствуют усложнению структуры международных отношений?

3. Попытайтесь назвать основные функции, которые выполняют международные организации. Приве­дите соответствующие примеры.

4. Каковы особенности теоретических исследований в области международных отношений?


 



 


 


Глава 2

ВОЙНА, МИР И ГОСУДАРСТВА

Почему государства воюют?

2.1. Концепция конфликта и войны.

2.2. Классический идеализм.

2.3. Марксизм-ленинизм.

2.4. Классический реализм.

2.5. Неореализм.

Объяснение феноменов войны и мира представлено во всех ведущих теориях международных отно­шений, и это не случайно. Даже в наше время, после двух опустошительных мировых войн и многолетнего противостояния блоков-антогонистов в период холодной войны, «стоившего» многих сотен миллиардов долларов обеим сторонам, войны не ушли в прошлое. Только за первые пять лет после окончания холод­ной войны (1990-1995) 70 государств были вовлечены в 93 войны, в ходе которых погибло пять с полови­ной миллионов человек1.

Задолго до появления основных теоретических школ в области изучения международных отношений многие мыслители пытались ответить на вопрос о том, что такое война, в чем ее причина, какие функ­ции она выполняет? Кроме того, в этом разделе мы дадим определение конфликта и войны, рассмотрим типы конфликтов, которые ведут к войнам, приведем разные классификации войн.

КОНЦЕПЦИЯ КОНФЛИКТА И ВОЙНЫ

Международный конфликт

Почти две тысячи лет назад Сенека писал: «Людей интересует исход войны, а не ее причина». Полито­логов же, напротив, этот вопрос интересует в первую очередь. Почему государства вступаю, в конфликт друг с другом? Почему эти конфликты в ряде случаев ведут к насилию и войне?

Конфликт между государствами, как мы можем убедиться сами, явление вполне обычное, ординарное.

Конфликт можно определить как различие желаемых результатов в ситуации какого-либо спора. Два субъекта - Израиль и Палестина - претендуют на один и то же город (Иерусалим) и не хотят идти на уступки друг другу. Для обеих сторон желаемым результатом является полный контроль над городом. До тех пор, пока они не изменят свои цели в споре, конфликт будет продолжаться.

Насилие - подчас эффективное средство разрешения определенных конфликтных ситуаций. Поэтому государства стремятся обладать необходимыми средствами для применения насилия с целью разреше­ния конфликтов. В реальной жизни сила используется нечасто и большинство конфликтов не ведет к войне. Изучение причин войны есть, по сути, попытка понять причину развязывания войны, т.е. решения применить силу как средство разрешения международного конфликта. Однако понима­ние этого требует также изучения причин самого конфликта.

Подходы к вопросу о том, почему государства развязывают войны, могут быть самыми разными. Исто­рики, стремящиеся выделить уникальное, особенное в каждом историческом явлении, скажут, что у каждой войны были свои конкретные причины. Политологи, тяготеющие к обобщениям, видят, например, в качестве причины первой мировой войны изменение баланса сил между ведущими европейскими державами.

Политика с ранних времен имеет дело с контролем над людьми и ресурсами. Кто осуществляет конт­роль? Кто выигрывает и кто страдает от того или иного вида контроля? Каким образом устанавливается контроль? Понять природу мира, в которой происходят жестокие истребительные войны - значит выявить перечень проблем, которые могут рассматриваться под углом зрения жизни и смерти. Можно сказать, что войны существуют постольку, поскольку имеют место фундаментальные конфликты интересов, которые не могут быть разрешены мирным путем.

1Smith Dan, Sandberg Kristin Ingstad, Baev Pavel and Hauge Wenche. The State of War and Peace. Atlas. New Reviesed Third Edition. International Peace Research Institute.. Оз1о, 1997. Р. 13.



Введение в теорию международных отношений и анализ внешней политики


 


Конфликты интересов

Большинство современных международных конфликтов и войн происходит из-за конфликта интере­сов и целей сторон. Эти интересы можно разделить на две части - материальные и по идейным основаниям.

К материальным интересам относятся:

1. Споры о территории, включая попытки создания самостоятельных государств.

2. Конфликты в связи с желанием контролировать национальные правительства отдельных государств
(борьба за «сферы влияния»).

3. Конфликты экономического характера относительно условий торговли, доступа к природным ресур­
сам и способам их доставки на мировой рынок, собственности, незаконной миграции, наркобизнеса
и др.

Конфликты по идейным основаниям включают в себя:

1. Этнические конфликты.

2. Религиозные конфликты.

3. Идеологические конфликты.

Все названные типы конфликтов, естественно, не исключают друг друга и, напротив, зачастую накла­дываются друг на друга. Например, конфликт между Россией и Украиной после распада СССР имел несколько причин. Во-первых, Россия претендовала на Крым, который был передан Украине в 1954 г. по решению Первого Секретаря ЦК КПСС Н.С. Хрущева не без нарушения, как считала российская сторо­на, действовавшего тогда законодательства. Во-вторых, Россия и Украина спорили о том, как разделить собственность бывшего Союза (в частности, Черноморский флот и его базы, а также долги и активы СССР). В-третьих, почти 11 млн русских и 6 млн украинцев оказались иностранцами - первые проживали на территории Украины, вторые соответственно в России. Возникла проблема обеспечения прав соотече­ственников, проживающих за рубежом, особенно в части использования родного языка. В-четвертых, очень скоро возникла проблема погашения Украиной долгов за поставки российских энергоносителей, а также безопасности транзита российского газа через территорию Украины. Наконец, в западных облас­тях Украины имеют место трения и на религиозной почве. Тем не менее все эти конфликты не привели к войне государств друг с другом. Однако большинство из них сохраняют свою актуальность и поныне, являясь предметом двухсторонних переговоров Москвы и Киева.

Территориальные споры

Среди всех международных конфликтов именно спор о территории имеет особое значение вследствие территориальной природы самого государства. Исторически сложилось, что терри­тория была основой существования народов. Ведение сельского хозяйства, рыболовство, охота, добыча полезных ископаемых - все было связано с территорией.

Выделяют два типа подобных конфликтов: собственно территориальные споры по поводу установле­ния границы (например спор о так называемых «северных территориях» между Россией и Японией и до недавнего времени, Латвией и Россией, Эстонией и Россией и др.) и конфликты по поводу контроля на всей территорией того или иного государства.

Хотя на уровне отдельного государства в большинстве случаев существует возможность купли-про­дажи земли, в международных отношениях эта практика крайне редка (вероятно, один из немногих при­меров подобного рода - продажа Россией и Францией Соединенным Штатам соответственно Аляски и Луизианы).

Территориальные споры между государствами часто являются причиной большинства войн. Проиг­равшая войну и утратившая контроль над частью своей территории сторона, как правило, не забывает этого. Характерным в этом отношении является франко-германское соперничество за обладание Эльза­сом и Лотарингией. Выиграв войну 1871г., Пруссия получила эти территории, однако столкнулась с про- блемой сильнейшего национализма населения этих провинций. Внутри самой Франции также произошел всплеск национализма и, как известно, в результате первой мировой войны эти территории были Франции возвращены. Они переходили из рук в руки еще дважды - в 1940 и 1945 гг. Таким образом, реваншизм как крайняя форма национализма является одним из источников межгосударственных конфликтов.



Глава 2. Война, мир и государства 35

Проблема разрешения территориальных споров очень сложна. Она касается не только и не столько военно-стратегической или материальной стороны дела (наличия или отсутствия полезных ископаемых, богатства территориальных вод ресурсами морского происхождения и т.п.), хотя и это имеет очень важ­ное значение. В большинстве случаев дело усложняется тем, что последние (не считая, конечно, распада федеративных государств) территориальные изменения в Европе произошли в результате войн как одна из форм международно-правовой ответственности за агрессию (Германия, Италия, Япония утратили часть своей территории именно таким образом). Какие-либо односторонние уступки могут создать нежела­тельный прецедент, вызвать «эффект домино». В некоторых случаях (конфликт израильтян и палестинцев из-за Иерусалима) спор касается не только территории, но и других не менее важных проблем, связанных с нахождением там религиозных святынь обоих народов и т.д.

Единственным, пожалуй, исключением из общего правила бескомпромиссности борьбы за террито­рию является сравнительно мирный характер деколонизации, хотя и тут были исключения (война Франции в Алжире в 1960-е гг.).

Несмотря на то, что в наше время благополучие наций определяется в первую очередь уровнем их экономического развития, конкурентоспособностью производимых товаров и услуг, а не размером терри­тории (которая иногда даже обременяет), территориальные споры не утрачивают своей остроты.

 


Эта страница нарушает авторские права

allrefrs.ru - 2018 год. Все права принадлежат их авторам!