Главная Обратная связь

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






Хрущевский волюнтаризм» и его последствия



Гг.

Хрущевскую «оттепель» принято оценивать как период позитивных сдвигов в жизни страны. Действительно, политическая и культурная жизнь СССР существенно изменилась. Доклад Н. С. Хрущева «О культе личности и его последствиях» на XX съезде КПСС (1956), который привел к развенчанию культа И. В. Сталина, сыграл решающую роль в пробуждении общественного сознания, разрушении атмосферы страха и подозрения. Происходило оздоровление нравственного климата в стране, расширялись интернациональные культурные связи: проводились международные конкурсы, кинофестивали, фестивали молодежи. Известные деятели культуры получили возможность выезжать за границу.

В качестве положительного явления отметим рост общественной инициативы. В стране были созданы различные творческие союзы – художников, композиторов, писателей. Привычными стали встречи творческой интеллигенции, оживленные дискуссии на страницах печати. Расширялась экспозиционная и выставочная деятельность музеев.

Вместе с тем период «оттепели» отмечен такими явлениями, зачастую субъективного характера, которые перечеркивали достижения тех лет. Главной причиной было невежество, низкий культурный уровень руководителей партии и правительства. Многие вопросы, связанные с развитием культуры, решались непрофессиональными, малокомпетентными людьми, причем эти решения часто носили волюнтаристский безапелляционный характер. Это впрямую отразилось на сохранении культурного наследия. «Синодик» памятников истории и культуры этого периода, пожалуй, можно сравнить только со списками 1930-х годов. Утилитарное отношение к наследию вновь восторжествовало.

Критическое положение в сфере охраны культурного наследия усугубилось и изменением отношений власти с православной церковью. К тому времени было закрыто три четверти действовавших монастырей. К 1967 г. по сравнению с 1958 г. от 13 414 православных храмов осталось 7523, от 56 монастырей и 7 скитов – всего 19 монастырей[1].

Все это привело к использованию церквей и монастырей в хозяйственных целях, а нередко к их уничтожению. В качестве причины сноса церквей опять была названа помеха строительству, транспортным потокам. Так, в конце 50-х – начале 60-х годов XX в. московский храм Преображения в с. Преображенском – памятник эпохи Петра I – был взорван, так как «мешал» строительству станции метро.

Государственная политика этого периода в истории охраны культурного наследия была, пожалуй, наиболее характерна для советской власти. Незначительные достижения меркли на фоне многочисленных разрушений памятников, игнорирования мнений специалистов, волюнтаристских решений и властных амбиций.



И вместе с тем памятники были активно вовлечены в политическую жизнь страны – они использовались как важнейшее средство в деле коммунистического воспитания советского народа.

Активно развивалась туристско-экскурсионная сфера, памятники приобретали статус объектов экскурсионного показа. Были подготовлены многочисленные маршруты, в которые включались архитектурные и исторические объекты. В 1957–1959 гг., согласно распоряжениям Совета министров РСФСР, создаются:

— Новгородский историко-архитектурный музей-заповедник – на базе памятников культуры Новгородского кремля, Ярославова дворища и Новгородского историко-художественного музея;

— Костромской историко-архитектурный музей-заповедник – на базе историко-архитектурных памятников бывшего Ипатьевского монастыря в г. Костроме и Костромского областного краеведческого музея;

Владимиро-Суздальский историко-художественный и архитектурный музей-заповедник – на базе памятников культуры Владимирского областного краеведческого музея, Суздальского историко-художественного музея, кремля, Золотых ворот, Успенского и Дмитриевского соборов в г. Владимире, палат Андрея Боголюбского и церкви Покрова на Нерли в с. Боголюбове, кремля и Спасо-Рождественского монастыря в г. Суздале и церкви Бориса и Глеба в с. Кидекша;

— Государственный историко-архитектурный музей-заповедник в г. Горьком (ныне – Нижний Новгород) на базе Горьковского областного краеведческого музея, Нижегородского кремля с Архангельским собором, Рождественской и Смоленской церквей и Музея быта народов Поволжья;



— Ярославо-Ростовский историко-архитектурный и художественный музей-заповедник на базе музеев и памятников городов Ярославля и Ростова;

— Бородинский военно-исторический музей-заповедник – на основе объявления Бородинского поля военно-историческим заповедником с включением в его состав памятных мест, исторических памятников Бородинского поля и Бородинского военно-исторического музея;

— Тобольский историко-архитектурный музей-заповедник – на базе комплекса историко-архитектурных памятников Тобольского кремля и Тобольского краеведческого музея.

В музеи-заповедники были преобразованы и некоторые мемориальные музеи. Так, в 1960 г. музей А. В. Суворова в с. Кончанское Новгородской области был преобразован в музей-заповедник А. В. Суворова. В том же 1960 г. был организован Литературно-мемориальный музей-заповедник А. П. Чехова в с. Мелихово Московской области.

Памятники, вошедшие в состав музеев-заповедников, были поставлены в более благоприятные условия. Они, как правило, реставрировались, в наиболее ценных из них открывались экспозиции.

Продолжалась работа по созданию музеев-заповедников под открытым небом. Первым таким музеем в России стал музей деревянного зодчества в с. Коломенское, начало которому было положено в 1920-е годы П. Д. Барановским.

БАРАНОВСКИЙ ПЕТР ДМИТРИЕВИЧ (1892-1984) – археолог, архитектор-реставратор. С 1918 г. – сотрудник реставрационного подотдела Отдела по делам музеев и охраны памятников искусства и старины Наркомпроса РСФСР. Участник 19 экспедиций по Северу, Кавказу, Крыму, средней полосе России, откуда были привезены спасенные им историко-культурные ценности. Во время войны работал в Комиссии по учету и охране памятников Всесоюзного комитета по делам искусств. Реставрационная работа проводилась им с 1918 г. в Ярославле. Автор более 100 проектов реставрации, в 70 принимал личное участие (Бол-динский монастырь Смоленской области, Ново-Иерусалимский монастырь Московской области, памятники Чернигова, Смоленска и др.). Умер и похоронен в Москве[2].

В 1960-е годы были созданы музеи-заповедники под открытым небом на о. Кижи (Карельская АССР), в Вологодской, Горьковской, Ростовской областях. Памятники деревянного зодчества, попадавшие в зоны строительства и места затопления, вывозились на отведенные для заповедников новые территории и тем самым были спасены от разрушения. Большими энтузиастами создания этих музеев были архитекторы А. В. Ополовников и И. В. Маковецкий.

Вместе с тем практика создания музеев под открытым небом оценивается специалистами-архитекторами неоднозначно. Очень часто памятники свозились на территории заповедников бессистемно, а их поспешная перевозка нередко приводила к повреждениям подлинных объектов.

Продолжалась активная работа по учету памятников истории и археологии. Этому вопросу было посвящено постановление Совета министров РСФСР от 29 июня 1957 г. «Об улучшении дела охраны и реставрации памятников культуры в РСФСР». Документ предписывал утвердить список памятников археологии и истории. В списке, включавшем более 1100 объектов в разных областях, краях, автономных республиках, содержались краткие сведения о каждом памятнике – название, дата создания и местонахождение. Среди уникальных исторических объектов, включенных в список, – плотина и пруд гидротехнического каскадного сооружения в Алтайском крае, построенного К. Д. Фроловым в конце XVIII в., месторасположения блиндажей В. И. Чуйкова в Сталинграде и пр.

Большое внимание в постановлении уделялось популяризации выдающихся памятников. Понимая важнейшую роль культурного наследия как средства патриотического воспитания, правительство обязало Министерство культуры РСФСР обеспечить производство популярных документальных фильмов и издание литературы о памятниках. Общество по распространению политических и научных знаний РСФСР должно было включать в свою тематику материалы о памятниках культуры.

В центре внимания государственных учреждений и общественных организаций по охране наследия были памятники периода Великой Отечественной войны. Однако обследовать все места боев, похоронить всех погибших было невозможно. Останки воинов переносились из лесов и болот в братские могилы с типовыми монументальными памятниками. Так, только по Ленинградской области в 1954 г. было перенесено 1950 могил. Это объяснялось не только сложностью ухода за могилами в труднодоступных местах; истинная цель заключалась в желании сократить государственные расходы на установление монументов.

Кроме того, памятники войны стали активно включаться в турист-ско-экскурсионные маршруты. Средством патриотического воспитания чаще всего становились не подлинные объекты времен войны (укрепления, окопы, дзоты), а символы – монументы, установленные на местах боев.

В 1950-е годы проводится активная работа по благоустройству памятников Великой Отечественной войны. Так, в Ленинградской области было очищено от бурьяна 569 захоронений, отремонтировано и отреставрировано более 2600 памятных знаков, на Пискаревском кладбище воздвигнут мемориальный ансамбль героическим защитникам Ленинграда в годы блокады (1941–1944)[3].

Вслед за постановлением 1957 г., в котором подчеркивалось большое воспитательное значение культурного наследия, было издано постановление Совета министров РСФСР от 30 августа 1960 г. «О дальнейшем улучшении дела охраны памятников культуры в РСФСР». Этот документ констатировал важнейшую роль памятников культуры в деле коммунистического воспитания, формирования, особенно у молодежи, «чувства глубокого уважения к историческому прошлому нашего народа и любви к Родине»[4]. В связи с этим Министерству просвещения РСФСР было предписано включать в учебные программы педагогических учебных заведений дисциплины, предусматривавшие ознакомление учащихся с памятниками культуры.

В постановлении были освещены основные проблемы охраны культурного наследия:

— ответственность за сохранность всех памятников несли местные органы власти – советы министров автономных республик, крайисполкомы, облисполкомы, сельские советы.

— Снятие памятников с учета осуществлялось только с разрешения Совета министров РСФСР по памятникам государственного значения, Министерства культуры РСФСР – по памятникам местного значения;

— использование памятников культуры должно было строго осуществляться на основе арендно-договорных условий;

— для приведения памятников культуры в порядок необходимо было принять меры по улучшению условий работы специальных научно-производственных мастерских (укрепление производственной базы, снабжение материалами). Строго запрещалось выполнять восстановительные и реставрационные работы на памятниках культуры без участия специалистов реставрационных мастерских. В постановлении предлагался план неотложных восстановительных работ на 1960–1965 гг. с учетом критического состояния памятников всех типологических групп.

В области охраны археологического наследия была поставлена задача изучения памятников, длительная сохранность которых не могла быть обеспечена. Кроме того, с целью популяризации того или иного объекта предлагалось установить на каждом из них специальные щиты с исторической информацией.

В отношении архитектурных памятников предусматривались дальнейшие консервационные и реставрационные работы. Важная роль была отдана правильному использованию памятников.

Особое место в постановлении было отведено памятникам искусства. Предусматривались выявление, учет и консервация уникальных произведений живописи, находившихся в интерьерах историко-архитектурных объектов. Перед областными учреждениями охраны памятников была поставлена задача провести консервационные и реставрационные работы по всем скульптурам и монументам, благоустроить места расположения этих памятников, подходы к ним.

Постановление 1960 г. было важнейшим документом, выдвигавшим в число приоритетных государственных задач проблемы учета, изучения, использования и популяризации культурного наследия. Это, пожалуй, единственный из всех законодательных актов советского правительства, который предлагал практическую пятилетнюю программу неотложных работ по охране памятников.

Однако реализация постановления была очень далека от провозглашенных принципов и поставленных задач. Памятники снимались с учета (т. е. сокращались государственные списки), использовались в хозяйственных целях, перестраивались, разрушались. Была сокращена исследовательская работа с памятниками (закрыт ряд реставрационных лабораторий и ликвидирован сектор методики консервации и реставрации памятников архитектуры в НИИ теории, истории и перспективных проблем советской архитектуры).

В 1959–1965 гг. в связи с широким размахом строительства наиболее остро встал вопрос преемственности, соотношения исторической и современной застройки в городах. В 1962 г. была издана инструкция «Указания по организации охранных зон памятников архитектуры», где рассматривались правила организации охранных зон уникальных строений, заповедников, парков, исторических и археологических объектов. Этот документ повсеместно нарушался, так как в 1960-е годы центры российских городов, в том числе столичных, кардинально меняли свой облик. Например, появлялись высотные здания – «доминанты», искажавшие историческую застройку. Достаточно вспомнить строительство в 1963 г. Калининского проспекта, проложенного по «живой ткани» старой Москвы – арбатским переулкам. В октябре 1961 г. в самом сердце Москвы – на территории Кремля – состоялось торжественное открытие Кремлевского Дворца съездов, ставшего еще одним звеном в цепи перестроек и уничтожений памятников.

В 1960-е годы началась оживленная дискуссия специалистов в связи со строительством гостиницы «Россия». Это здание закрывало перспективу Красной площади. Кроме того, оно фактически стерло с лица земли историческую застройку улицы Варварки. Мнения профессионалов о недопустимости строительства подобного здания в самом центре Москвы не были услышаны.

ВЫВОДЫ:

Вторая половина 50-х – начало 60-х годов XX в. – время «оттепели» в культуре, как нередко по традиции трактуют его некоторые учебники, отнюдь не было таковым для сферы охраны культурного наследия. Утраты этого периода огромны. Видимо, не случайно в Уголовном кодексе РСФСР, принятом Верховным Советом РСФСР 27 октября 1960 г., появилась статья № 230, касавшаяся сохранности памятников культуры. Приведем ее дословно: «Умышленное уничтожение, разрушение или порча памятников культуры либо природных объектов, взятых под охрану государства, наказываются лишением свободы на срок до одного года или штрафом до ста рублей»[5]. В годы правления Н. С. Хрущева проявилась декларативность, двойственность политики правительства по отношению к культурному наследию.

 


[1] См.: История России: Новейшее время. 1945–1999 / Под ред. А. Б. Безбородова. М., 1999. С. 118.

[2] См. подробнее: Бычков Ю. А. Житие Петра Барановского. М., 1991; Петр Барановский: Труды, воспоминания современников. М., 1996.

[3] См.: Равикович Д. И. Охрана памятников истории и культуры в РСФСР (1917–1967) // Труды Научно-исследовательского института музееведения и охраны памятников истории и культуры. М., 1970. Вып. 22. С. 114–115

[4] Цит. по кн.: Охрана памятников истории и культуры: Сборник документов. М., 1973. С. 139.

[5] Цит. по кн.: Охрана памятников истории и культуры: Сборник документов. М, 1973. С. 143.


Эта страница нарушает авторские права

allrefrs.ru - 2017 год. Все права принадлежат их авторам!