Главная Обратная связь

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






Исследования религиозности в постсоветский период



 

К концу 80-х гг. социологические исследования религиозности сворачиваются. Угасает активность основного заказчика — партийно-государственных структур. Но главное - изменения в общественном сознании и необходимость смены парадигмы исследований. До сих пор их пафос был направлен на выявление секуляризационных тенденций во всех областях жизни общества, углубление «необратимых» кризисных явлений в религии, знаменующих собой ее отмирание. С упразднением идеологического диктата КПСС, утверждением мировоззренческого плюрализма религия становится равноправным участником общественной жизни, крупнейшие религиозные организации демонстрируют стремление внести позитивный вклад в решение конфликтных ситуаций в политике, служить своего рода балансирующим идеологические противоречия фактором массового общественного сознания. Смена знака в оценке религии на государственном, общественно-политическом и культурном уровне потребовала перестройки концептуальных, операциональных и организационно-технических сторон исследований: в 90-е гг. религия оказывается включенной в новый социокультурный контекст модернизации российского общества, меняются важнейшие параметры ее взаимодействия с обществом, она предстает в новой перспективе мирового цивилизационного развития.

Масштаб и значение «социального заказа» в области изучения религиозности как реального фактора современного общественного развития сегодня несопоставимы с реальным состоянием и возможностями отечественной социологии религии. С 1989 г. динамику религиозности в какой-то мере отслеживает в своих систематических опросах Всероссийский центр изучения общественного мнения (ВЦИОМ). Взаимовлияние религии и политики в контексте современных общественных процессов в России изучалось в 1991—1995 гг. аналитическим центром при Президиуме Российской академии наук (РАН) и социологическим центром Российского научного фонда. Институт социально-политических исследований (ИСПИ РАН), где до недавнего времени существовал сектор социологии религии, осуществил ряд проектов, в частности — по проблемам межконфессиональных отношений, религиозности в армии (СД.Яковлев). Исследования межрелигиозных и межконфессиональных отношений были проведены в 1993 г. и в 1995 г. центром «Религия в современном обществе» Российского независимого института социальных и национальных проблем (РНИСиНП), Социологическим центром МГУ им Ломоносова. Наряду с общероссийскими опросами в 1991 — 1995 гг. проводились локальные исследования в Москве, С.-Петербурге, в Пермской и некоторых других областях. Одно из наиболее крупных было посвящено изучению связи религии и политики в массовом сознании [48].



Эти исследования носят спорадический характер, тематика их узка — преобладает политический аспект, — недостаточно глубока проработка эмпирических данных (сказываются и финансовые трудности). Все же они дают определенную картину современной религиозности и обнаруживают ее тенденции, позволяют оценивать влияние религии на состояние массового сознания.

 

Уровень религиозности в 90-е гг. (% к числу опрошенных)[53]

 

Источник   1988 г.   1991 г.   1993 г.   1995 г.   1996г.  
ВЦИОМ   18,6       64,2   60,8  
ИСПИ                  
РНИСиНП             73,5      

 

На основе данных, полученных разными исследовательскими коллективами в 1988-1996 гг., трудно с уверенностью делать вывод о реальном уровне религиозности населения. Во-первых, слишком высок разброс результатов, что объясняется различиями методик опросов и какими-то дефектами выборки. Во-вторых, к категории верующих отнесены все те, кто сам заявил о своей религиозности. Однако самооценка, как известно, не может служить достаточным и надежным основанием для характеристики мировоззренческой позиции человека. Несомненно лишь то, что религиозность взрослого населения страны в девяностые годы имела положительную динамику, а доля лиц, считающих себя верующими, приближалась в 1995 г. к 50—60%.



Вопрос о причинах, характере, последствиях и перспективах наблюдавшегося в начале 90-х гг. роста религиозности требует глубокого анализа. Предложен целый ряд интересных и обоснованных суждений по этому вопросу, но это пока не более чем предварительные соображения, а не теоретически состоятельная и эмпирически обоснованная концепция, разработать которую «кустарным» образом одиночкам или маломощным научным коллективам просто не под силу.

Исследования фиксируют повышенную религиозность молодежи (до 20 лет) -она превосходит соответствующие показатели средней возрастной группы и вплотную приближается к показателям старшей. Вместе с тем при высоких самооценках религиозности фиксируются не соответствующие им характеристики религиозного сознания и поведения. Так, по данным исследований РНИСиНП [36, с. 22—31], представление о Боге как личности, творце и мироуправителе свойственно одной трети тех, кто считает себя верующими православными или мусульманами; посещают храм (мечеть) не реже одного раза в месяц 18,5%, молятся ежедневно — 17%. Это свидетельство широкого распространения «ситуативной религиозности», которая характеризует скорее не мировоззренческую позицию, но умонастроение, отличающееся значительной неустойчивостью. Отмечается также увеличение доли тех, чья религиозность не вписывается в рамки какого-либо из традиционных вероисповеданий, носит аморфный характер (по преимуществу представители интеллигенции, студенческой молодежи). Есть основания полагать, что уровень религиозности к настоящему времени достиг апогея и появились симптомы, указывающие на его возможное снижение.

Оценки общественным сознанием роли религии и религиозных институтов в общественной и духовной жизни России достаточно противоречивы. Согласно данным некоторых исследований, 3/4 населения страны считает, что религия благотворно влияет на духовный климат в обществе, на нравственность. Религиозные организации, в первую очередь Русская православная церковь (РПЦ), находятся в числе лидеров среди государственных и общественных институтов по рейтингу доверия. Однако уровень этого доверия за последние годы снизился, и довольно значительно (как, впрочем, и к другим институтам). По данным ИСПИ РАН, в 1992-1994 гг. в отношении к РПЦ он составлял 57%, а в 1995 г. - 33%. Можно допустить, что более ранние оценки были основаны, скорее, на идеальных ожиданиях, чем на имевшемся опыте.

Будучи существенным фактором общественной и духовной жизни сегодняшней России, религия не является, однако, предметом сколь-нибудь серьезного, глубокого и разностороннего изучения. В вопросах, касающихся религии, сегодня в общественном сознании по-прежнему доминируют идеологические спекуляции.

 

Перспектива

 

Перспективы социологии религии в стране, по крайней мере ближайшие, неутешительны. Нет кадров, и они не готовятся. Крайне скудна литература, появившиеся в последние годы немногочисленные публикации [11, 12, 21, 36, 38] существенно этой ситуации не изменяют.

Перспективы отечественной социологии религии достаточно проблематичны и потому, что помимо общих трудностей, переживаемых сегодня наукой, ей в России еще приходится заниматься самоутверждением и в научном сообществе, и в общественном сознании. Начинать почти заново, со скудным наследством — дело трудное, но в противном случае остаются открытыми вопросы и о реальном состоянии религии в сегодняшнем российском обществе, и о будущем религии в перспективе его развития.

Все же хочется верить, что отечественная социология религии будет развиваться. Быть может, за это нелегкое, но стоящее дело возьмется кто-то из тех, кто прочитает эту книгу. Помимо индивидуальных склонностей, здесь требуются общественные предпосылки, прежде всего — не отягощенное никакими комплексами состояние духа, свобода видеть в религиозной сфере вещи такими, какие они есть.

Дальнейшее развитие социологии религии диктуется научным интересом к тому, что происходит с религией и как меняется ее воздействие на общество в контексте тех кардинальных сдвигов, которые происходят на пороге XXI века. Каким потенциалом обновления обладает сегодня религия? Способна ли она сыграть в культурно-исторических переменах на пути к постиндустриальному обществу роль, сопоставимую с той, которую сыграли мировые религии в рождении из великих культур древности современного мира, или протестантизм в становлении научно-технической цивилизации Запада? Очевидно не только научное, но и более широкое, общественное значение этой проблематики.

Для России сегодня важна также прикладная проблематика религии, т.е. накопление эмпирических данных о религиозной жизни в различных ее аспектах и выходах на демографические, этнические, образовательные и другие проблемы современного российского общества. Отсутствие подобной эмпирической основы, естественно, приводит к тому, что религиозный фактор зачастую как бы сбрасывается со счетов в таких отраслях социологии, как политическая, экономическая, социология образования, семьи и др., хотя, казалось бы, очевидно, что этого не должно быть, если мы хотим иметь достаточно полную и достоверную картину жизни нашего общества.

 

Литература

1. Алексеев Н.П. Социалистический труд в советской деревне и преодоление религиозных прежитков (опыт конкретно-социологического исследования). Орел, 1965.

2. Андрианов Н.П., Лопаткин Р.А., Павлюк В.В. Особенности современного религиозного сознания. М.: Мысль, 1966.

3. Бакунин М.А. Федерализм, социализм и антитеологизм. Первая публ. 1895 // Бакунин М.А. Философия. Социология. Политика. М.: Правда, 1989.

4. Бердяев Н.А. Истоки и смысл русского коммунизма. М.: Наука, 1990.

5. Балтанов Р.Г. Социологические проблемы в системе научно-атеистического воспитания. Казань, 1973.

6. Булгаков С.Н. Народное хозяйство и религиозная личность // Булгаков С.Н. Сочинения в 2-х т. Т. 2. М.: Наука, 1993.

7. Булгаков С.Н. Героизм и подвижничество (Из размышлений о религиозной природе русской революции) // Вехи. Сборник статей о русской интеллигенции. М., 1909.

8. Булгаков С.Н. Два града: Исследования о природе общественных идеалов. Т. 1-2. М.: Путь, 1911.

9. Воронцова Л.М., Филатов С.Б., Фурман Д.Е. Религия и политика в современном массовом сознании // Религия и политика в посткоммунистической России / Отв. ред. Л.Н.Митрохин. М., 1994.

10. Гайденко П.П. Социология господства и религии // Гайденко П.П., Давыдов Ю.Н. История и рациональность. Социология Макса Вебера и веберовский ренессанс. М.: Политиздат, 1991.

11. Гараджа В.И. Социология религии. М.: Наука, 1995; 2-е изд. М.: Аспект-Пресс, 1996.

12. Гараджа В.И., Руткевич Е.Д. Религия и общество. Хрестоматия по социологии религии для вузов. Ч. 1—2. М.: Наука, 1994; 2-е изд. 1996.

13. Данилевский Н.Я. Россия и Европа. Взгляд на культурные и политические отношения славянского мира к германо-романскому. СПб.: Общественная польза, 1869.

14. Демьянов А.И. Религиозность: тенденции и особенности проявления (социально-психологический анализ). Воронеж, 1994.

15. Добренькое В.И., Радугин А.А. Методологические вопросы исследования религии: Спецкурс. М.: Изд-во МГУ, 1989.

16. Дулуман Е., Лобовик Б., Танчер В. Современный верующий. Социально-психологический очерк. М.: Политиздат, 1970.

17. Зуев Ю.П. Динамика религиозности в России в XX в. и ее социологическое изучение // Гараджа В.И. Социология религии. М.: Аспект-Пресс, 1996.

18. Иванов А. С., Пивоваров В.Г. Социологическое исследование религиозной общины (методика и результаты). М., 1971.

19. Кавелин К.Д. Мысли и заметки о русской истории // Кавелин К.Д. Наш умственный строй. Статьи по философии русской истории и культуры. М.: Правда, 1989.

20. Калашников М. Молодое поколение и религия. Пермь, 1977.

21. Каариайнен К., Фурман Д.Е. Верующие, атеисты и прочие (эволюция российской религиозности) // Вопросы философии. 1997, № 6.

22. Клибанов А.И. Религиозное сектантство и современность (Социологические и исторические очерки). М.: Наука, 1969.

23. Кобецкий В.Д. Социологическое изучение религиозности и атеизма. Л.: ЛГУ, 1978.

24. Ковалевский М.М. Родовой быт в настоящем, недавнем и отдаленном прошлом. Вып. 1, 2. Спб.: Брокгауз-Ефрон, 1905.

25. Конкретные исследования современных религиозных верований (методика, организация, результаты) / Отв. ред. А.И.Клибанов. М.: Мысль, 1967.

26. Кудряшов А.И. Динамика полисинкретической религиозности. Чебоксары, 1974.

27. К обществу, свободному от религии (Процесс секуляризации в условиях социалистического общества) / Отв. ред. Курочкин П.К. М.: Мысль, 1970.

28. Лавров П.Л. Научные основы истории цивилизации. Роль славян в истории мысли. Хаос буржуазной цивилизации за последнее время // Лавров П.Л. О религии. М.: Мысль, 1989.

29. Левада Ю.А. Социальная природа религии. М.: Наука, 1965.

30. Ленин В. И. Об отношении рабочей партии к религии // Поли. собр. соч. Т. 17.

31. Лялина Г.С., Попова М.С. Мировоззрение населения и экология городской среды // Религия, церковь в России и за рубежом. М., 1995. Информ. бюлл. № 4.

32. Милюков П.Н. Очерки по истории русской культуры в 3-х т. Т. 2. Ч. I. M.: Прогресс, 1994.

33. Митрохин Л.Н. Баптизм. М.: Политиздат, 1996; 2-е изд. М.: Политиздат, 1974.

34. Митрохин Л.Н. Религия и политика в российской исторической перспективе // Религия и политика в посткоммунистической России / Отв. ред. Митрохин Л.Н. М., 1994.

35. Москаленко А. Т., Чечулин А.А. Микросреда верующего и атеистическое воспитание. Новосибирск: Наука, 1979.

36. Национальное и религиозное / Ред. кол. Горшков М.К. и др. М., 1996.

37. Новгородцев П.И. Об общественном идеале. М., 1917 // М.: Пресса, 1991.

38. Новый курс России: предпосылки и ориентиры: Социальная и социально-политическая ситуация. Год 1995. М.: Academia, 1996.

39. Осипова Е.В. Социология Эмиля Дюркгейма. М.: Наука, 1977.

40. Опыт и методика конкретных социологических исследований / Под ред. Г.Е.Глезермана, В.Г.Афанасьева. М.: Мысль, 1965.

41. Очерки методологии познания социальных явлений. М.: Мысль, 1970.

42. Пивоваров В.Г. Социологические исследования религиозной общины. М., 1971.

43. Пивоваров В.Г. На этапах социологического исследования (Теория и практика социологических исследований проблем атеизма и религии). Грозный, 1974.

44. Писманик М.Г. Личность и религия. М.: Наука, 1976.

45. Плеханов Г.В. О так называемых религиозных исканиях в России. Статьи 1909 г. / / Плеханов Г.В. Избр. филос. произв. Т. III. M.: Госполитиздат, 1957.

46 Путинцев Ф.М. Методы изучения и критики сектантства // Коммунистическое просвещение. 1926, № 5.

47. Путинцев Ф.М. Политическая роль сектантства. М.: Безбожник, 1928.

48. Религия и политика в посткоммунистической России / Отв. ред. Л.Н.Митрохин. М., 1994.

49. Соловьев В.С. По пути духовного прогресса. Некоторые итоги повторных социологических исследований проблем быта, культуры, национальных традиций, атеизма и верований населения Марийской АССР. Йошкар-Ола, 1987

50. Сорокин П.А. Система социологии. Т. 1—2. Петроград: Колос, 1920.

51. Сорокин П.А. Общедоступный учебник социологии. М.: Наука, 1994.

52. Угринович Д.М. Введение в религиеведение. М.: Мысль, 1984.

53. Угринович Д.М. Принципы анализа религиозности и атеистичности в социалистическом обществе // Советская социология. Т. I. Социологическая теория и социальная практика / Отв. ред. Рябушкин Т.В., Осипов Г.В. М.: Наука, 1982.

54. Человек, общество, религия / Под ред. А.С.Иванова и др. М.: Мысль, 1968.

55. Филимонов Э.Г. Социально-политические ориентации верующих и неверующих // Национальное и религиозное / Ред. кол. Горшков М.К. и др. М., 1996.

56 Яблоков И.Н. Социология религии / Под общ. ред. Гапочки М.П. и Гараджи В.И. М.: ИНИОН РАН, 1979.

57. Эволюция религии и секуляризация. М., 1976.

58. Социология религии. М., 1978.

59. Зарубежные исследования социальных функций религии. М., 1988.

60. Religion und Atheismus heute. Ergebnisse und Aufgabe marxistischer Religionssoziologie. Hrsg. von O.Klohr. Berlin, 1966.

 

Глава 16. Исследования культуры в парадигме культурной коммуникации (Л.Коган)

Вводные замечания

 

В качестве отраслевой социологической дисциплины социология культуры имеет историю особую, совершенно не схожую с такими, например, направлениями, как социология труда, досуга или семьи. Предмет социологического анализа в данном случае трудно схватывается: либо дробится во множестве предметных субдисциплин, либо, напротив, определяется в качестве целостной теории социокультурного анализа общества [1—4]. Здесь мы представим один подход, а именно:

Социология культуры как исследования культурной коммуникации.Этот образ предметной области ориентирует на преимущественно эмпирическое изучение культурных коммуникаций. В неявной (неартикулированной) форме он складывался уже в середине прошлого века. Г.В.Плеханов говорил о трудности разграничения «социального» и «социологического» в культуре, а немецкий социолог А.Хаузер писал: «Все в искусстве социально обусловлено, но не все социологически объяснимо» [5].

Ни история, ни теория культуры, ни искусствоведение, ни эстетика не могут отказаться от анализа социальной обусловленности феноменов.

Культура — это «мир человека», созданный его социальной деятельностью. Это — специфический способ деятельности человека, его сверхприродного бытия. Культура — интегрированный социальный опыт, «социальная наследственность» человечества. Это способ взаимосвязи между людьми, между индивидом и обществом, человеком и природой [6, 7]. В новейшей книге Л.Г.Ионина «Социология культуры» ее предмет определяется так: «Наука, рассматривающая строение и функционирование культуры в связи с социальными структурами и инструментами и применительно к конкретно-историческим ситуациям» [8, с. 16].

Социологию культуры поэтому можно рассматривать как метасоциологическую дисциплину в рамках структурального, функционалистского и системного подходов.

Решительно все отраслевые социологические дисциплины так или иначе имеют дело с культурным «срезом» своей предметной области, будь то экономическая, социальная или духовная жизнь общества, будь то социология труда (культура трудовых отношений или социокультурный тип экономического поведения), будь то семья (культура быта и т.д.), будь то социология искусства.

Одно из возможных направлений вычленения предмета социологии культуры — рассмотрение культуры в концептуальных рамках коммуникативных процессов (В.А.Конев). В принципе можно выделить четыре основных элемента культурной коммуникации: 1) создатель культурной ценности; 2) созданное им произведение;3) продюсер, обеспечивающий материальные возможности исполнения, копирования, тиражирования, распространения тех или иных культурных ценностей; 4) публика (аудитория), воспринимающая произведение культуры [9].

Эта концепция дает неплохие основания для рассмотрения прежде всего эмпирических исследований в отечественной социологии культуры, советского ее периода в особенности.

 


Эта страница нарушает авторские права

allrefrs.ru - 2018 год. Все права принадлежат их авторам!