Главная Обратная связь

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






Понятие субъектного синкретизма



Теоретическая поэтика выяснила, что эстетический объект событиен: его архитектоника определяется отноше­ниями субъектов эстетического события — автора, героя, слу­шателя (читателя). Именно из структуры этих отношений вырастают другие архитектонические и реализующие их ком­позиционные формы. Поэтому целесообразно начать анализ интересующей нас эпохи поэтики с ее субъектной сферы.

Но едва поставив проблему, мы встречаемся с целым ря­дом трудностей, связанных с качественным отличием субъект­ной структуры эстетического объекта на этой стадии художе­ственного развития от позднейших и привычных нам форм субъектной организации. Начнем с того, что создания этой эпохи — архаический фольклор, древняя литература (египет­ская, шумерская, ассиро-вавилонская, хананейско-финикий-ская, еврейская, арамейская, иранская, до определенного вре­мени индийская, китайская, греческая) и традиционный фоль­клор — отличаются принципиальной анонимностью и отсут­ствием понятия авторства. Естественно, встает вопрос: не будет ли использование категории «автор» анахронизмом, вносящим в описание явления не свойственные ему понятия и критерии? Этой опасности историческая поэтика может из­бежать, последовательно проводя принцип историзма.

Очевидно наличие в интересующую нас эпоху некоего эк­вивалента современным понятиям «автор» и «герой». Это можно утверждать потому, что «раздвоение на героя и авто­ра… есть… во всяком выражении, только непосредственный нечленораздельный вой, крик боли не знают его»1. И не толь­ко выражение, но и эстетическое видение предполагают на­личие этих субъектов, ибо «без героя эстетического видения и художественного произведения не бывает и должно только различать героя действительного, выраженного, и потенци­ального, который как бы стремится пробиться через скорлупу каждого предмета художественного видения»2.

1 Б а х т и н М.М. Автор и герой в эстетической деятельности // Филосо­
фия и социология науки и техники. — М., 1986. — С. 151.

2 Там же. — С. 152.


Задача исследователя состоит в том, чтобы, не приписывая древнему автору статуса современного нам творца произведе­ния, избежать и другой неисторической крайности: трактов­ки архаического авторства как несовершенной и недоразви­той формы современного1. Следует понять интересующее нас явление во всей его исторической конкретности как другую форму авторства. Порождающим принципом этой «другости» является субъектный синкретизм, или нерасчлененность ав­тора и героя.



Сам термин «субъектный синкретизм» был предложен срав­нительно недавно2, хотя факты существования этого феноме­на отмечались и раньше.

Вот фрагмент одной из так называемых серийных песен полинезийцев — жанра очень архаического, предшествующе­го, как принято считать, эпосу:

И она спешит в свою большую спальню.

Я пришла взять масло, пахнущее сандаловым деревом.

Потом я намаслила свое тело и надушила волосы.

И я завернулась в синий шелк.

И я погрузила волосы в мякоть сваренной кукурмы.

Вуа-ни-Мосе-Уава встает.

(Курсив мой. — С.Б.)

Сначала повествование ведется от безличного повествова­теля, а героиня выступает в качестве третьего лица. Но со второй строки совершается спонтанный, немотивированный переход к высказыванию от первого лица (героини), а в конце фрагмента — вновь к прежней форме повествования. Ком­ментируя это место, исследователь отмечает его типичность и говорит, что такой переход от прямого повествования к условно прямой речи в серийных песнях никогда специально не подготавливается и не оговаривается. Уклоняясь от объясне­ния такой странной, на нынешний взгляд, формы ведения рассказа, ученый осторожно предполагает, что «в древней основе она имела какой-то смысл»3.

Аналогичное явление обнаруживает исследователь селькуп­ского фольклора: «Особый интерес представляет спонтанный

1 См. об этом: С т е б л и н-К а м е н с к и й М.И. Историческая поэтика. —
Л., 1978.

2 См. об этом: Б р о й т м а н С.Н. К проблеме субъектного синкретизма в
устной народной лирике // Литературное произведение и литературный про­
цесс в аспекте исторической поэтики. — Кемерово, 1988; О н ж е. Русская
лирика XIX — начала XX в. в свете исторической поэтики. — М., 1997.



3 П у т и л о в Б. Н. Песни южных морей. — М., 1978. — С. 138.


переход в повествовании от третьего лица к первому (наблю­дается при описании действий центрального персонажа), не связанный с введением прямой речи, ср.: Ича поехал на лодочке из коры. Ича к озеру спустился, к большому озеру. У меня живот заболел»1. То же мы наблюдаем и в русском фольклоре:

Шел детинушка дорогою, Шел дорогою, шел широкою. Уж я думаю-подумаю, Припаду к земле, послушаю.

Исследователи как русского фольклора, так и полинезий­ского отмечают типичность и естественность такой формы ре-чеведения для данной традиции2. Не умножая здесь приме­ров (это явление мало изучено, но отмечено в фольклоре кав­казских народов, в цыганских песнях, скандинавских балла­дах и т.д.), подумаем, какова природа замеченного явления.

Существующие объяснения его неубедительны, ибо внеис-торичны: они апеллируют либо к психологическому заданию (необоснованно предполагая наличие в фольклоре современ­ной интериоризации чувства), либо к лингвистическим фак­торам (в частности, к слабо разработанному в фольклоре шаб­лону косвенной речи)3. Но лингвистические данные сами дол­жны быть интерпретированы, ибо они являются не причиной феномена, а языковой формой выражения особенностей субъект­ной структуры. Причина же лежит в экстралингвистических факторах — в субъектном синкретизме, нечеткой расчленен­ности в фольклорном сознании субъектных сфер «я» и «дру­гого», автора и героя, в легкости перехода через еще не успев­шие окрепнуть субъектные границы.


Эта страница нарушает авторские права

allrefrs.ru - 2017 год. Все права принадлежат их авторам!