Главная Обратная связь

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






ЭТИКА ЧЕЛОВЕЧЕСКИХ ОТНОШЕНИЙ 10 часть



— Сам не знаю.

— Ну а где мы теперь находимся? — озираясь, поинтересовался я.

— Это совершенно особый уровень, где обычно протекают наши сны.

Я оглядел голубое пространство. Нигде ни малейших следов движения.

—И что же, ты уже бывал здесь?

—Да, я попал сюда еще до того, как повстречал тебя там, внизу, у водопада, хотя тогда я еще не понимал, с чем это связано.

Несколько мгновений мы молча вглядывались в окружающее пространство. Затем Уил спросил:

— А что с тобой случилось? Почему ты вдруг вернулся сюда?

С волнением и дрожью в голосе я принялся описывать все, что случилось со мной с тех пор, в первую очередь познакомив Уила с мрачными прогнозами Джоэла относительно экологической и социальной катастрофы. Уил внимательно слушал и, казалось, запоминал каждую деталь высказываний Джоэла.

—Он являл собой олицетворение страха, — наконец заметил Уил.

Я кивнул, соглашаясь с ним:

—Я тоже так думаю. А как ты считаешь, могут ли сбыться его предсказания, а?

— Мне кажется, главная опасность здесь заключается в том, что все больше людей начинают верить в их реальность. Вспомни, что говорит нам Девятое пророчество: когда духовное возрождение получит широкое развитие, человечеству придется столкнуться с проблемой преодоления страха.

Я посмотрел Уилу прямо в глаза.

— Знаешь, я встретил там кое-кого, точнее говоря — женщину.

Уил внимательно выслушал мой рассказ о встрече с Майей; особенно его заинтересовали полученная мной травма и методы лечения, которыми пользовалась Майя.

Когда я наконец умолк, он задумчиво смотрел вдаль, по-видимому, о чем-то размышляя.

—На мой взгляд, Майя — это женщина из видения Уильямса, — добавил я. — Та самая женщина, которая пыталась предотвратить войну с индейцами в девятнадцатом веке.

—Что ж, вполне возможно, что идея исцеления таит в себе ключ к проблеме преодоления страха, — согласился Уил.

В ответ я кивнул, предлагая ему продолжить свою мысль.

— Все в мире имеет свой смысл, — проговорил он. — Посмотри на то, что уже произошло. Ты явился сюда в поисках Чарлин — и встретил Дэвида, который и сказал тебе, что Десятое пророчество — это более глубокое понимание духовного возрождения, переживаемого нашей планетой, причем понимание это приходит, когда осознаешь связь с посмертным измерением. Он сказал, что это пророчество как-то связано с уяснением природы интуитивных проявлений, с удержанием их, с поиском тропы.

Потом ты, научившись пользоваться интуицией и внутренним голосом, нашел меня у водопадов, и я подтвердил, что умение удерживать мысленные образы и следовать голосу интуиции очень важно в посмертном измерении и что между людьми и этим измерением существует тесная связь. Вскоре после этого нам довелось наблюдать, как Уильямс заново переживал события своей жизни и как сокрушался, что помнит, что он хотел сделать. А хотел он присоединиться к некой группе людей, с тем чтобы содействовать решению проблемы страха, угрожающего нашему духовному пробуждению.



Он сказал, что для осознания страха мы должны понять его, чтобы попытаться бороться с ним; после того как мы с тобой расстались, ты встретил журналиста, того самого Джоэла, который долго распространялся, и о чем же? О страшном Видении будущего. А по сути — о страхе перед полным уничтожением нашей цивилизации.

Затем следующим человеком, которого ты встретил, была женщина, вся жизнь которой посвящена исцелению, и она делает это, помогая людям пробивать стену страха, будя их память, помогая им понять, зачем они живут на нашей планете. Память, воспоминание — это и есть ключ к решению проблемы.

Неожиданно наше внимание привлекло какое-то странное движение. Примерно в ста футах от нас начала собираться другая группа душ.

— Надо думать, они появились здесь для того, чтобы посредством сна помочь кому-то там, на Земле, — заметил Уил.

—Что же, получается, что они помогают нам спать? — с недоумением спросил я.

—Да, в известной мере. Прошлой ночью, когда ты видел вещий сон, здесь тоже собирались какие-то души.

—А откуда тебе известно о моем сне? — удивился я.

—Когда тебя опять понесло в материальный мир, я попытался было найти тебя, но не смог. Затем, ожидая твоего возвращения, я внезапно увидел перед собой твое лицо. Когда я в последний раз оказался здесь, я еще не вполне понимал суть происходящего, но теперь, как мне кажется, я четко представляю себе, что происходит с нами, когда мы спим.



Я задумчиво покачал головой.

Уил жестом указал на собравшиеся души.

— По-видимому, все происходит по закону синхронистичности. Эти существа, которых ты видишь, очутились здесь, вероятно, по той же причине, что и я, то есть в силу совпадения, и теперь они, надо думать, поджидают того, кому предстоит перенестись сюда в своем собственном сне.

Тем временем отдаленный гул стал еще громче, и я опять не смог справиться с собой. Я смутился и вздрогнул от растерянности. Уил подошел вплотную ко мне и провел рукой по моей спине.

— Стой и ничего не бойся! — проговорил он. — Видимо, все это не случайно, и мы должны увидеть и это. Я тряхнул головой, пытаясь прийти в себя, а затем заметил еще один образ, возникший в пространстве где-то позади этой группы душ. На первый взгляд мне показалось, что это приближается еще одна группа душ, но затем я понял, что образ этот гораздо больше и обширнее всего того, что я видел здесь до сих пор. Прямо перед нами возникла некая панорама, похожая на голограмму. Она была заполнена множеством персонажей, предметов и т.п. В центре панорамы появился какой-то человек, мужчина, показавшийся мне странно знакомым. Сосредоточившись на миг-другой, я узнал, что этим мужчиной был не кто иной, как Джоэл.

Пока мы с любопытством наблюдали за этой сценой, она начала разворачиваться вглубь, словно панорама в кино. Я попытался было приглядеться, но голова у меня была как в тумане; я не вполне понимал происходящее. Тем временем действие развивалось по намеченному сценарию; диалог стал более напряженным, и души и журналист заметно сблизились. А еще спустя несколько минут драма подошла к концу, и видение мгновенно исчезло.

—И что же это было? — удивленно спросил я.

—Человек в центре сцены спал и видел сон, — отвечал Уил.

—Да это же был Джоэл, ну, тот самый журналист, о котором я тебе рассказывал, — заметил я.

Уил обернулся, он явно был изумлен:

—В самом деле? Ты уверен?

—Еще бы.

—А ты понимаешь смысл сна, который только что видел? — опять спросил Уил.

—Признаться, не совсем. И что же там происходило?

—Это был сон о какой-то войне. Человек бежал по городу, на который сыпались бомбы; вокруг него гремели взрывы, и он думал лишь о том, как уцелеть, как спасти свою жизнь. Когда же он благополучно выбрался из всего этого кошмара и вскарабкался на гору, чтобы взглянуть с ее вершины на город, он внезапно вспомнил, что ему было приказано встретить отряд солдат и передать им главную деталь некой секретной орудийной системы, благодаря которой можно заблокировать любое оружие противника. К величайшему своему ужасу, он понял, что именно потому, что забыл выполнить свою миссию, его родной город и солдаты гибнут у него на глазах.

—Бред, да и только, — заметил я.

—Да, но и он имеет свое значение. Начиная видеть сон, мы бессознательно переходим на этот уровень, и другие души приходят и помогают нам. Не забывай, какую функцию выполняют сны: они подсказывают, как справиться с той или иной ситуацией в повседневной жизни. Седьмое пророчество учит истолковывать сны, сопоставляя происходящее в них с реальной ситуацией, с которой мы сталкиваемся в жизни.

Я повернулся к Уилу и удивленно спросил:

— Но какую же роль играют во всем этом те души? Как только я задал этот вопрос, нас с Уилом вновь понесло куда-то. Уил поспешно приложил ладонь к моей спине. Когда мы наконец остановились, свет вокруг нас стал ослепительно зеленым, но я тем не менее не мог не залюбоваться удивительной красоты волнами янтарного сияния, изливавшимися вокруг нас. Сконцентрировав внимание на них, я понял, что сияние это было образовано аурами отдельных душ.

Я посмотрел на Уила; тот широко улыбался. Видимо, здесь всегда царила приподнятая атмосфера праздника. Пока я наблюдал за душами, некоторые материализовались прямо перед нами, собравшись в некую группу. Лица у вновь прибывших так и сияли радостью, хотя сосредоточиться на них мне по-прежнему было трудно.

— Да они просто переполнены любовью, — заметил я.

— Попробуй собраться и прочитать их мысли, — посоветовал Уил.

Сосредоточившись на этом, я вскоре осознал, что все эти души так или иначе связаны с Майей. Оказалось, они просто в восторге от ее откровений; особенно их поразило, как она сумела понять, что жизнь ее матери и отца была подготовкой к ее собственной жизни. Вероятно, они, эти души, сознавали, что Майя в полном объеме восприняла Шестое пророчество и находилась на грани того, чтобы вспомнить, во имя чего она пришла в мир.

Я обернулся к Уилу, который подтвердил, что тоже видит такие же образы.

В тот же миг я вновь услышал гул; у меня тотчас заныло в груди. Уил крепко обнял меня за плечи. Когда странный звук исчез, уровень моей вибрации резко повысился, и я обратил внимание на души, находившиеся поблизости, пытаясь установить контакт с их энергией, чтобы тем самым повысить свою собственную. К моему изумлению, души внезапно перестали быть четко различимыми и заметно отдалились от меня.

—Что случилось? — встревоженно спросил я.

—Ты попытался установить с ними контакт, чтобы повысить уровень собственной энергетики, — отвечал Уил, — вместо того чтобы войти в их число и подпитаться напрямую от энергии Божества. Видно, они поняли, что такие действия не принесут тебе пользы.

Я вновь сосредоточился, и моя энергетика восстановилась.

— Как же нам теперь вернуть их обратно? — обраился я к Уилу.

Не успел я договорить это, как души мгновенно возвратились на прежнее место.

Мы с Уилом удивленно переглянулись, а затем он сосредоточился на душах этой группы, и на его лице появилась улыбка.

— Что ты видишь? — поинтересовался я.

В ответ он только кивком указал на души, не отрывая взгляда от них; я тоже сосредоточился на группе, пытаясь войти в контакт с ними и прочесть их мысли. Спустя несколько мгновений я заметил и саму Майю. Она была окружена зеленоватым сиянием. Ее черты несколько отличались от внешности прочих душ, излучая яркое сияние, но я не сомневался, что это была именно она. Как только я сосредоточился на ее лице, прямо перед нами с Уилом возник некий голографический образ: это была она, Майя, во времена войны с индейцами в девятнадцатом веке. Она находилась в маленьком бревенчатом доме вместе с какими-то людьми, горячо убеждая их прекратить военные действия.

Казалось, она понимала, что для столь важного дела необходимо научиться управлять энергетикой. Достичь этого можно было лишь в том случае, если собрать вместе как можно больше здравомыслящих людей, думала она. Среди собравшихся всеобщее внимание привлекал некий богато одетый молодой человек. Приглядевшись, я узнал в нем того самого высокого мужчину, что впоследствии был убит солдатами вместе с ней. Затем видение перенесло нас дальше, к тому моменту, когда Майя попыталась было убедить генерала остановить бойню, после чего мы увидели глухие места, где и погибли молодой человек и сама Майя.

Я увидел, что после своей гибели она оказалась в Посмертии и, созерцая картины своей земной жизни, посетовала, какими беспомощными и наивными были ее попытки остановить войну. Теперь она понимала, что скептики были правы: время для таких усилий явно неподходящее. Увы, чтобы достичь столь высокой цели, мы еще не в силах вспомнить знания, открывающиеся нам в Посмертии. Пока что не в силах.

После этого обзора жизни ее душа, насколько мы заметили, вновь перенеслась в поле зеленого сияния, будучи окружена группой тех же душ, что буквально только что возникли перед нами. Нас очень удивило, что на лицах всех душ этой группы присутствовало, в сущности, одно и то же выражение. В некие моменты все они, независимо от своих индивидуальных особенностей, весьма напоминали Майю.

Я вопросительно посмотрел на Уила.

—Это группа душ, к которой принадлежит Майя, — спокойно отвечал он.

—Что ты имеешь в виду? — поинтересовался я.

—Ну, группа душ, вибрации которых резонируют с ее собственными, — взволнованно отвечал он. — Это имеет огромное значение. В одном из прежних появлений здесь, еще до встречи с тобой, я видел другую группу, души которой очень походили на тебя. Я думаю, это была твоя группа.

Не успел я ответить ему, как в группе душ, находившейся поблизости от нас, возникло некое движение. Перед нами вновь появился образ Майи. Оставаясь среди душ, находившихся в поле зеленого свечения, неподвижная, она, казалось, была обращена навстречу мощному белому сиянию, такому же, какое мы недавно видели во время обзора жизни, показанного Уильямсу. Она явно понимала, что с ней что-то происходит. Способность Майи перемещаться в разных планах Посмертия сошла на нет, и все ее внимание было вновь обращено на Землю. Она увидела свою будущую мать, только что вышедшую замуж. Та сидела на крыльце, размышляя о том, хватит ли ей сил, чтобы родить здорового ребенка.

Затем Майя начала понимать, какое важное значение может иметь для матери ее появление на свет. Дело в том, что та испытывала большие опасения за собственное здоровье, и эта исключительная забота о здоровье не могла не укорениться в сознании ребенка. Таким образом, это была поистине идеальная ситуация для развития у Майи интереса к медицине и целительству; притом это не было неким абстрактным знанием, выраженным посредством умозрительных терминов, когда тот или иной ученый выдвигает некую любопытную теорию, даже не пытаясь соотнести ее с потребностями реальной жизни, ни тем более знанием, обусловленным душевно-психологическим складом этой конкретной женщины. Майя сознавала, что она склонна к фантазиям и капризам и что она уже очень дорого поплатилась за такую наивность. Чтобы такая ситуация не повторилась вновь, подсознательная память о трагических событиях, имевших место в девятнадцатом веке, советовала ей быть очень осторожной. Нет, теперь она не будет спешить, будет держаться более отстраненно, и среда, формируемая ею, окажется более оптимальной.

Уил произнес:

— Мы только что видели, что произошло, когда она начала задумываться о своей нынешней жизни.

Теперь Майе было показано, как могут развиваться ее отношения с матерью. Она выросла в атмосфере постоянных страхов, мучивших ее мать, склонную постоянно винить во всем врачей, что не могло не навести Майю на мысль о связи телесного здоровья с сознанием и ответственным отношением больного к собственному здоровью, и она должна была попытаться донести эту идею до сознания матери, которой надлежало более активно участвовать в собственном исцелении. Итак, первым пациентом Майи станет ее собственная мать; ей же суждено стать ее главным сторонником, живым примером действенности новых принципов лечения.

Затем внимание Майи переключилось на отца; он сидел рядом с женщиной на качелях. Время от времени женщина его о чем-то спрашивала и тотчас получала ответ. Однако ему хотелось просто сидеть и предаваться созерцанию, а не разговаривать. Мозг его был занят анализом результатов различных исследований и экзотическими биологическими проблемами, которые, насколько ему было известно, ранее не рассматривались, в частности проблемой соотношения между вдохновением и иммунной системой. Майя ясно понимала преимущество такого подхода. Благодаря отцу ей удалось преодолеть свою собственную склонность к самообману; она была вынуждена пересмотреть свои собственные взгляды и с самого начала действовать трезво и взвешенно. Со временем они с отцом могли бы общаться на основе общих научных интересов, он мог бы открыть перед ней новые возможности и поделиться своим богатым опытом, который и лежал в основе ее собственных новых методик...

Она ясно поняла, что появление ее на свет именно от этих родителей было столь же важно и для них самих. В то время как ее родители активно поощряли ранний интерес девочки к целительству, она помогала им осознать свое предназначение: мать должна была осознать свою личную роль в процессе излечения, а отец — преодолеть собственную склонность к скрытности и холодной рассудочности.

Затем ей (мы с Уилом тоже видели это) предстали видения, показывающие события ее жизни после появления на свет и всевозможные эпизоды, которые могли случиться с ней в детстве. Она увидела множество самых разных людей, появлявшихся в самые нужные моменты, чтобы стимулировать ее интерес к занятиям. В медицинской школе на ее пути встречались именно те врачи и пациенты, которые были способны поддержать в ней интерес к альтернативным практикам лечения.

Затем в фокусе ее внимания оказался ее партнер по клинике, а также выработка новой модели лечения. Далее видение показало ей нечто иное: она оказалась вовлеченной в некое всеобщее глобальное пробуждение. Прямо у нас на глазах она открыла для себя пророчества и связь со своей собственной группой — одной из

многих независимых групп, которые уже начали появляться по всему миру. Эти группы должны вспомнить, кем они были на более высоких уровнях бытия, и принять активное участие в преодолении поляризации страха.

Майя внезапно увидела себя разговаривающей о чем-то весьма важном с неким человеком. Это был высокий мужчина атлетического телосложения, одетый в военную форму. К величайшему своему удивлению, я узнал в нем того самого человека, который был убит вместе с Майей в девятнадцатом веке, во время войны с индейцами. Мы пристально посмотрели друг на друга. Да, это был тот самый мужчина, которого мы видели в видении Уильямса: это был его коллега, которому он не сумел помочь достичь пробуждения.

Одновременно с этим видение Майи внезапно перешло на более высокий, недоступный для моего восприятия уровень, а тело ее слилось с мощным потоком света, разлитым у нее за спиной. Единственное, что я смог заметить, — это то, что ее личное осознание своей миссии в этом рождении являло собой составную часть более широкого Видения, охватывавшего историю в целом и будущее рода человеческого. Казалось, Майя воспринимала свою жизнь во всеобщей перспективе, ясно сознавая, во что превратилось сегодня человечество и какая судьба его ждет. Я тоже чувствовал это, но конкретные образы будущего оставались для меня недоступными.

Наконец видение Майи закончилось, и мы вновь увидели ее в том же поле зеленого сияния, в окружении душ ее группы. На этот раз они наблюдали за какой-то сценой, происходившей внизу, на Земле. Ее родители, видимо, решили зачать ребенка и слились друг с другом в акте любви, предшествующем такому зачатию.

Энергетика группы душ, в которую входила и Майя, резко повысилась, и вся группа превратилась в сплошной вращающийся вихрь янтарного свечения, черпающий свою силу из струй мощного сияния, бившего откуда-то из глубины. Странно, но я тоже ощутил эту энергию на неком более высоком уровне почти физиологической любви и вибрации. Там, внизу, влюбленные слились в едином порыве, и в момент оргазма из света, окружавшего их, возник зеленовато-белесый луч энергии, пронизывавшей и Майю, и другие души ее группы. Луч этот проник в будущих родителей, и. энергия в порыве оргазма пронизала их переплетающиеся тела, побуждая сперму и яйцеклетку слиться воедино, как предначертано судьбой.

Мы не отрываясь следили за этим моментом зачатия и таинственным слиянием двух клеток в одно целое. Вскоре поначалу медленно, а затем все быстрее и быстрее клетки начали делиться и дробиться, и в результате возник образ нового человека. Взглянув на Майю, я заметил, что с каждым новым делением клеток ее очертания становились все более расплывчатыми и трудноуловимыми. Наконец, когда плод окончательно сформировался, она совсем исчезла из виду. Между тем другие души ее группы остались на прежнем месте.

Одновременно с этим нам были открыты и другие знания, касающиеся только что виденного, но мое внимание стало рассеянным, и я пропустил их мимо ушей. Тогда все остальные души внезапно исчезли, и мы с Уилом изумленно переглянулись. Вид у него был взволнованный и озабоченный.

—Что это мы видели только что, а? — поинтересовался я.

—О, перед нами предстал процесс рождения Майи, ее инкарнации в нынешнюю земную жизнь, — отозвался Уил, — процесс, сохраненный в памяти душ из ее группы. Нам было показано все: и ее сознательный выбор будущих родителей, которые были людьми неслучайными, и конкретный акт ее вхождения в материальное измерение бытия в момент зачатия.

Я понимающе кивнул, предлагая Уилу продолжать.

— Акт любовного слияния как бы открывает врата для перехода из посмертного измерения в земной план. Души своей группы в это время пребывают в состоянии особенно пылкой любви, которая достигает своего максимума в момент оргазма. Кульминация сексуальной энергии создает как бы выход в посмертное измерение, и то, что мы обычно называем оргазмом, на самом деле представляет собой вспышку невероятно высокого уровня любви и вибраций, имеющих место в Посмертии, вспышку, открывающую некие врата, через которые изливается энергия, дарящая жизнь новому существу. Соитие, половой акт — это поистине сакральный момент, во время которого Небо нисходит на Землю.

В ответ я кивнул, размышляя над сокровенным смыслом только что увиденного, а затем проговорил:

— По всей видимости, Майя прекрасно сознавала, как сложится ее жизнь, если она появится на свет от этих конкретных родителей.

— Да, очевидно, каждому из нас перед появлением на свет предстает видение, показывающее, как может сложиться наша жизнь, а также знакомящее с нашими будущими родителями, указывая, каковы наши шансы оказаться втянутыми в тот или иной конфликтный сценарий, и даже как именно мы сможем участвовать в этих сценариях вместе с нашими родителями, и насколько окажемся подготовленными к предстоящей нам задаче.

— Я видел большую часть из того, о чем ты говоришь, — отвечал я, — но все это показалось мне весьма странным. Судя по тому, что Майя сама рассказала мне о своей реальной жизни, ее предынкарнационное видение было скорее идеальной моделью, нежели пророчеством о реальных событиях — например, ее отношениях с близкими. Все сложилось далеко не так, как ей того хотелось бы. Ее мать так никогда и не сумела понять Майю или хотя бы осознать свою собственную болезнь, а отец держался настолько отстраненно, что девочка до самой его смерти так ничего и не узнала о том, чем же он занимался.

— Однако все это было не случайно, — заметил Уил. — Видение, по всей видимости, — это идеальное руководство во всех ситуациях, которые, по мнению нашего высшего Я, должны возникнуть в нашей жизни, в ее, если можно так выразиться, оптимальном сценарии. А то, что реально происходит с нами, — это всего лишь адаптация такого сценария, лучшее, что мы можем сделать в конкретных обстоятельствах. Все это тоже составная часть Десятого пророчества, посвященная посмертному измерению, которая помогает нам уяснить опыт нашего бытия на Земле и, в частности, восприятия совпадений и того, как реально работают явления синхронистичности.

Когда интуиция или сон направляют нашу жизнь в некое конкретное русло и мы следуем этому водительству, происходят некие события, которые мы воспринимаем как магические совпадения. Мы ощущаем прилив жизненных сил и энергии. Нам кажется, что эти события были предопределены судьбой, что они просто не могли не случиться.

Видение, которое мы только что наблюдали, показывает нам происходящее в более широкой перспективе. Воспринимая голос интуиции, мысленный образ возможного будущего, мы на самом деле имеем дело со вспышками памяти о нашем Врожденном видении, подсказывающем, что нам следует исполнить в своей жизни именно в этот конкретный момент нашего пути. Конечно, все может сложиться и не так, ибо люди обладают свободой воли, но когда происходит нечто близкое к нашему Врожденному видению, мы ощущаем прилив вдохновения, ибо сознаем, что движемся по предначертанному нам пути к своей главной цели.

—Но как же души нашей группы общаются с нами? — спросил я.

—Дело в том, что мы тесно связаны с ними. Они знают нас. Они делятся с нами Врожденным видением, сопровождают нас на жизненном пути и находятся рядом, когда мы пытаемся проанализировать происходящее. Они служат как бы резервуаром нашей памяти, храня все знания, накопленные нами с момента начала развития. — При этих словах Уил сделал короткую паузу и посмотрел мне в глаза. — И наоборот, когда мы находимся в Посмертии и одна из этих душ инкарнирует в материальном измерении на Земле, мы действуем по отношению к ней точно так же. Мы сами становимся частью группы, поддерживающей ее.

—Выходит, что, когда мы находимся на Земле, — задумчиво проговорил я, — души нашей группы посылают нам интуиции и указывают верный путь?

—Нет, не совсем. Судя по тому, что я мог заметить у групп душ, которые мне довелось повидать, интуиции и сны являются нашими собственными; они порождены контактом с Божественным началом на более высоком уровне. Группы душ попросту посылают нам дополнительную энергию, поднимая нашу энергетику на более высокий уровень, причем происходит это не совсем понятным мне образом. Поднимая нас таким образом, они помогают нам воскресить в памяти все то, что нам уже известно.

Я был поражен.

—Это же объясняет все то, что происходило в моем сне и в снах Джоэла!

—Да, именно. Когда мы видим сон, мы вновь соединяемся с душами нашей группы, и это воскрешает в нас память о том, что мы хотим исполнить в нашей теперешней жизненной ситуации. В памяти быстро мелькают наши прежние стремления. И затем, возвращаясь в физическое тело, мы сохраняем память об этом, хотя она порой выражена в архетипических символах. Что же касается твоего сна, то, будучи более открытым для восприятия духовного значения, ты смог вспомнить информацию, заключенную в сне, в буквальном виде. Ты вспомнил, что, пытаясь мысленно воскресить в памяти мое лицо, ты увидел, что мы с тобой пытаемся найти друг друга, и поэтому твой сон оказался почти таким же.

Джоэл, напротив, был не столь открытым; его сон заполняли менее конкретные, символические образы. Его память была менее предметной, и поэтому его сознание воспринимало вести в символах войны, так что он был убежден, что, согласно своему Врожденному видению, должен остаться здесь, в долине, чтобы помочь решению текущих задач; для него было совершенно ясно, что если он покинет эти места, он тем самым отвергнет и видение.

—Значит, души нашей группы посылают нам энергию, — проговорил я, — в надежде, что мы сумеем вспомнить Врожденное видение?

—Так и есть, — согласился Уил.

—И значит, именно поэтому так радовались души из группы Майи?

Уил изменился в лице и заметно посерьезнел.

—Они радовались отчасти и потому, что ей удалось вспомнить, зачем она появилась на свет от этих конкретных родителей и как именно ее жизненный опыт готовил ее к карьере врача. Но... видишь ли, это лишь первая часть Врожденного видения. Остальное ей еще только предстоит вспомнить.

—Я видел, как она в этой же жизни вновь встретилась с тем же высоким мужчиной, с которым они вместе погибли еще в девятнадцатом веке, во время битвы с индейцами. Видимо, есть и другие части этого видения, которые я пока что не могу понять. Кстати, а ты сам знаешь их все?

— Нет, пока что не все. Далее говорится о нарастании страха. Это свидетельствует о том, что Майя входит в число тех семи душ, которые, как видел Уильямс, возвратились в Посмертие. А она, в свою очередь, видела, что группа способна вспомнить некое более широкое видение, выходящее за рамки наших возможностей, то есть обрести воспоминание, необходимое нам, если мы хотим преодолеть страх.

Мы с Уилом обменялись долгими пристальными взглядами, а затем я ощутил в своем теле очередную вибрацию, вызванную таинственным экспериментом. В тот же миг в моем сознании возник образ того высокого мужчины, которого я уже видел рядом с Майей. Кто же это мог быть?

Я собрался было рассказать об этом видении Уилу, но дыхание замерло в моей груди, а острая боль внезапно пронзила мне желудок. Одновременно с этим некий странный скрип и скрежет отбросили меня назад. Обернувшись, я хотел было опять взглянуть на Уила, но лицо его вновь стало расплывчатым и начало ускользать от меня. Я сделал еще одну попытку вглядеться в него, но окончательно потерял равновесие и, поскользнувшись, полетел в неведомую бездну.

 


Эта страница нарушает авторские права

allrefrs.ru - 2017 год. Все права принадлежат их авторам!