Главная Обратная связь

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






Что нельзя исправить, то следует терпеть



Остальные пассажиры принимали такие условия с покор­ностью, половина из них уже почти спала. Вскоре мы все дремали в душном купе, укачиваемые монотонным, напоминаю­щим звуки печатной машинки, стуком колес по мере того, как поезд раскачивался и пошатывался в ночи.

Когда бы один из нас не отправился пробивать себе путь вдоль переполненного коридора в вонючую кабину в конце вагона, он должен был прежде предупредить двух других из нас. Нам необходимо было оттеснить толпу, не позволяя ей заполнить появившееся свободное пространство. Это прово­цировало множество энергичных протестов на испанском и английском в те моменты, когда кто-то из нас, вернувшись, от­воевывал свое место.

Скоро стало невероятно жарко и душно в лишенном воз­духа купе, окно было плотно закрыто, а коридор был полон Дыма и запаха пота спрессованных тел. Воздух был настолько плотным, что мы его почти жевали прежде, чем протолкнуть внутрь. Часы тащились, пока поезд пыхтя двигался по направ-


ПРОЙДЯ МНОГО МИЛЬ

лению к высокогорью Кордобы, и мы сидели оползая и раска­чиваясь в ночи с каменными лицами.

Поезда Испании

Весь следующий день мы ехали через Испанию, трижды меняя поезда и путешествуя часть пути с двумя английскими девушками; тут ночь мы закончили на полустанке, называе­мом Родригез. Очередной поезд, направляющийся в нужную нам сторону, ожидался только на следующее утро.

Вы изучаете, что действительно работает только пробуя неработающие вещи. Продолжайте задаваться воп­росами и оценивать. Спрашивайте, мог ли быть лучший путь?

Иногда вам нужна именно остановка - шанс остановиться, отступить и переиграть.

В Родригезе мы снова вернули свои велосипеды и начали нескончаемый поиск еды. Сразу же, как только мы нашли кое -что поесть, мы завертели педалями из города, чтобы разбить лагерь в окрестности.

На следующее утро мы выехали после ночлега в эвкалип­товой роще как раз вовремя, чтобы поймать двигающийся на юг, перевозящий скот, фургон, пунктом назначения которого был город Эль Голеа, где мы снова пересели в поезд. Интен­дант станции Эль Голеа информировал нас, что наши билеты должны быть заменены за дополнительную плату билетами второго класса, если мы не захотим ждать поезда третьего класса, который отправится только на следующий день.

Битва с бюрократом

Кондуктор поезда второго класса отказался поместить наши велосипеды в свое багажное отделение, говоря что они должны быть отправлены поездом третьего класса на следую­щий день. Причина, как мы вскоре догадались, была в том, что для персоны его уровня было крайне унизительно возиться с велосипедами.



Мы энергично протестовали и через 15 минут, наконец, умолили его, ворчащего и проклинающего нас в душе. Велоси­педы были погружены в небольшой багажный вагон, и мы про­должили свой путь. Я чувствовал, что это был глупейший ин­цидент, какой когда-либо мне приходилось испытывать, имея дело с официальными представителями и несчастными бюрок­ратами. В ретроспективе это даже не стоит достойного упо­минания.


ИСПАНСКИЕ ЖЕЛЕЗНЫЕ ДОРОГИ

Путешествуя в роскоши

Поезд второго класса предполагал купе, мягкая пассажир­ская секция которых занимала три четверти пространства.

Сан Рок находился в двух комфортных часах езды в со­временном кондиционированном салоне, воспринимающимся еще большим удовольствием в сравнении с тем, что нам при­шлось пережить за последние 48 часов с тем пор, как мы поки­нули Винароз.

Мы сидели напротив двух американок, которые два дня назад прилетели из Ванкувера в Мадрид; это заставило нас подумать о нашем собственном отправлении семь месяцев на­зад. В течение которых нам предстояло проделать долгий путь на машине, пешком, автостопом, на велосипедах и теперь на поезде, не говоря уже о 2000 милях на корабле и еще не­скольких паромов. И мы все еще находились в двух днях по­лета от дома в маленьком испанском поезде.

Просто удивительно, что можно проделать, имея мало де­нег и что вы должны сделать, имея совсем мало денег, чтобы довести начатое до конца. Но есть вещи, которые не купишь за деньги, Кое за что приходится платить валютой другого сорта - такой, например, как память.

Первая помощь

Когда по прибытии в Сан Рок мы выбрались со своих мест и стаскивали рюкзаки с верхней полки, мачете Боба высколь­знул из своих ножен и упал на человека, стоящего внизу. Человек вскрикнул от боли и схватился за свою руку, сочив­шуюся кровью из двухдюймового пореза - в действительнос­ти просто царапины. Трое или четверо пассажиров подскочи­ли к раненому в то время, как Боб стоял, беспомощно держа виновный мачете, как пойманный убийца свой топор.



«Вынимай аптечку первой помощи, Боб. Она в твоих ве­щах, не так ли?».

Я послал несчастному, истекающему кровью, испанцу уве­ренную улыбку и прихлопнул его рану носовым платком, ко­торый вынул из кармана на его груди, затем провел его к двери его купе подальше от глаз остальных пассажиров. Джефф присоединился к Бобу на платформе, и небольшой сверток с бинтом и антисептик были наготове.

Со всей тщательностью, способной порадовать сердце на­шего первого мединструктора, мы промыли, забинтовали и обер-


ПРОЙДЯ МНОГО МИЛЬ

нули руку, соорудив из белых марлевых полосок тугой валик. Финальное похлопывание, и мы подтолкнули смущенного джен­тльмена назад в его купе как раз в тот момент, как поезд тронулся, и закрыли за ним дверь. Мы стояли на платформе, профессионально улыбаясь, пока маленький поезд не скрылся из вида, в котором небольшая толпа приблизительно из 20 человек собралась чтобы понаблюдать за этой сценой. Они стояли молча позади пострадавшего, «чтобы дать пациенту про­стор для дыхания». У нас было чувство, что подобные вещи не часто происходят в Сан Рок.

Последняя нога Гибралтара

Боб перестегнул свой рюкзак, подхватил его на плечи и присоединился к нам, ожидающим его с велосипедами. После­дние восемь километров до Гибралтара мы ехали по грязной фермерской тропинке, которая петляла между низкими гора­ми прежде, чем превратиться в мощеную и спускающуюся к пограничному посту Ла Линэа и Рокдорогу; это был конец первой части нашего путешествия в Иоганесбург.

Причина боли

Природа посылает нам боль всех разновидностей - физи­ческую, эмоциональную и финансовую - чтобы сообщить нам, чтобы мы перестали делать определенные вещи и, вероятно, начали делать что-то другое, чего нам действительно бы хоте­лось. Разглядывайте в каждой болевой ситуации что-нибудь хорошее и полезное. Станьте «обратным параноиком», челове­ком, обвиненном в великом заговоре - и нацельтесь таким образом на успех и счастье.

«Я всегда ве­рил, что я все еще верю, что какая бы добрая либо злая судьба не встала на нашем пути, мы все­гда можем ее по­нять и превратить во что-либо ценное». - Герман Гессе.

Когда бы Бог не захотел послать нам свой дар, он всегда облекает его в видимость проблемы. Чем больше дар, тем больше скрываю­щая его проблема. Природа также посы­лает вам мир, удовольствие и счастье, что­бы подсказать вам, что бы вы еще могли сделать.

Итак, рассматривайте свою величай­шую трудность, как дар ее содержащий. Он всегда там.


ГЛАВА 10

Гибралтарские дни

«Ибо -золото испытывается в

Ч

ЕЛОВЕКУ РЕДКО ВЫПАДАЕТ ШАНС огне, а ИСКЛЮЧИ-
стать свидетелем столь намерен тельные люди в гор­
ного, тупого, инфантильного уп- напастей»
рямства официальных служащих, какое -Сирак

мы испытывали на себе в течении трех часов на испанской границе с Гибралтаром.

Испанское правительство, не поддаваясь влиянию Британ­ского резиденства, предприняло решительную попытку уста­новить более жесткий контроль на границе и заставить бри­танцев этому подчиняться. Одним из следствий такого дли­тельного ужесточения стало ограничение въезда в колонию туристов; они добивались этого тем, что создавали заторы и устраивали досмотр, длящийся часами.

Политическое упрямство

Испанские политики могли бы меньше раздражаться, если бы усвоили кое-какие уроки. Одна американская семья перед нами должна была ожидать три часа и затем полностью раз­грузить свою грузовую тележку, выложив ее содержимое на стол перед инспектором. Полиция даже не взглянула на это, прежде чем приказала им переупаковать все в машину, а затем через полчаса они потребовали, чтобы все было вынуто снова. Мы прибыли в 2 часа дня, когда эта семья находилась там уже четыре часа; они проследовали в Гибралтар непосредственно перед нами, в 5 часов вечера. Как правительство могло ска­титься до такого унизительного отношения к людям, осталось за рамками нашего ограниченного понимания.

Между тем, по ту сторону границы сотни испанских рабо­чих перемещались непрекращающимся потоком без единого


ПРОЙДЯ МНОГО МИЛЬ

вопроса. Мы терпеливо переждали все 3 часа, прежде, чем они соблаговолили поставить свою меловую пометку на наш не потревоженный багаж и позволили нам пройти.

Британские таможенники, одетые в голубую униформу, сто­ящие выше по дороге на расстоянии километра от нас, просто уверили всех остальных, что мы не являемся потенциальными искателями благотворительных подаяний, и пропустили нас через границу. Этот опыт оставил меня в полной уверенности по поводу того, кому следовало бы контролировать колонию.

Место назначения достигнуто

Было 20 апреля 1965 года, и мы достигли нашей цели: Лондон - Гибралтар за 17 дней и 460 долларов. Наше остав­шееся имущество состояло из 540 долларов, трех очень изно­шенных велосипедов, трех рюкзаков и лагерного оборудова­ния стоимостью 20 долларов, не считая наших спальных меш­ков и одежды. Мы могли видеть Африку, вырисовывающуюся в легком тумане Марокканского берега, находящегося всего в 20 милях от нас.

Завершился третий этап нашего путешествия.

«Эй, братцы покорители мира. Вода превосходная! Пой­демте, вы не можете спать все время!»

Я возвращался после утреннего купания в кристально -голубой воде, огибая пляж и подходя к нашему новому дому, которым служила песчаная бухта. Боб и Джефф были погре­бены под грудами своих спальных мешков, и я мог отлично общаться сам с собой, не получая от них какой-либо реакции.

Наконец, из глубины одной из бесформенных стеганых глыб, простертых на песке, раздалось бормотание.

«Джефф? Джефф, дружище?»

«Ну?» - последовал сдержанный ответ.

«Ты что-нибудь слышишь, Джефф?»

«Н-да. Мне неприятно это признавать, но мне кажется, да.»

«Что это? На что это похоже?»

«Я думаю, кто-то душит кота.»

«Что ж, скажи им, пусть спускаются к пляжу и там утопят его. Около полумили вниз к пляжу!»

Я сгреб оба спальных мешка, приподнял их и вытряхнул их содержимое на теплый песок. Они заморгали на утреннем солнце.

«Давай утопил его», - прорычал Боб.

«Давай сначала его кастрируем, а потом утопим, - сказал Джефф.»


ГИБРАЛТАРСКИЕ ДНИ

Мы плескались, визжали и смеялись в бодрящей соленой воде, внезапно наскакивая друг на друга и топя всех по очере­ди. В течение десяти минут мы выныривали и исчезали на блестящей глади воды, прежде чем вытолкнуться на берег и проделать свой путь обратно к спальным мешкам.

Переосмысливание ситуации

Мы высохли на теплом утреннем солнце и завершили на­чатую накануне вечером дискуссию по поводу нашего даль­нейшего следования. Ситуация, по сравнению с тем, какой мы ее видели в Ванкувере и затем в Лондоне, была практически неузнаваема. Все наши планы следовало подвергнуть значи­тельной ревизии.

Вопросов не было в отношении велосипедов. Их надо было оставить как можно скорее. Мы едва могли смотреть на них, они были источником сердечной боли и напряжения - напря­жение, которое мы все еще чувствовали в ногах, после почти трех недель тяжелой езды.

Пора было возвращаться к четырем колесам. Мы поняли, насколько глупо было отправляться на велосипедах с самого начала и вдвойне глупо было бы продолжить езду на них сейчас. Мы нуждались в более солидном транспорте.

В поисках Лендровера

Мы прибыли на Гибралтар со 180 английскими фунтами -около 500 долларов - полные надежд и идеалов, без какого-либо представления о том, что нас ждет в Африке. Нам еще нужно было познакомиться с толковой картой континента и получить хотя бы какое-то представление о географии за пре­делами Алжира и Марокко.

На нашей единственной странице с картой из нашего ат­ласа пустыня Сахара и тропический пояс были обозначены желтым и зеленым цветами. По всей окружающей террито­рии было разбросано несколько стран, которые нам предстоя­ло пересечь на своем пути. Как мы тогда думали, об этом не стоило даже волноваться. Это вернуло нас к мыслям о транс­порте. Что это должно быть?

Лендровер - был наш первый ответ. В том незначитель­ном количестве печатных средств массовой информации с ко­торыми мы имели дело в ходе нашего путешествия, слово «Лен-Дровер» попадалось почти в каждой статье. Мы даже собира­лись купить один, еще будучи в Ванкувере, но потом решили,


ПРОЙДЯ МНОГО МИЛЬ

что этом слишком накладно для нашего ограниченного бюд­жета. Теперь, ты тем более не могли поддаться искушению заиметь его себе - не могли, если не собирались пересечь Сахару и всю остальную Африку. Мы спрятали свое снаряже­ние в скалах на одном конце маленькой бухты и поехали на велосипедах в город, позаботиться о том, чтобы первой стало первым - о добыче Лендровера.


Эта страница нарушает авторские права

allrefrs.ru - 2018 год. Все права принадлежат их авторам!